Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Владимир Лота гру и атомная бомба




страница12/20
Дата14.01.2017
Размер4.01 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20
4. Мой источник — специалист высокой квалификации. Он был бы еще более полезен нам, если бы с ним могли бы встретиться наши физики и химики. Если возможности подобного производства у нас имеются, то мы должны немедленно использовать мою связь и послать сюда минимум два человека и знающих язык и тему или предмет. Сначала нужно в срочном порядке, а не в порядке очередности, ознакомиться с посылаемым мною материалом. Это огромная работа. Это только начало. Я буду несколько раз получать от него материал. В первой оказии около 1000 страниц. Материал совершенно секретный. Я здесь вертелся около университетов около двух лет и до последнего времени ничего конкретного узнать не мог. Здесь научились хранить секреты. На каждом предприятии имеется отдел ФБР. Персонал тщательно проверяется. Лица, работающие на этих предприятиях, не имеют права оставления их территории, которые охраняются воинскими частями. Здания, в которых производятся испытания с плутонием, находятся вдали от человеческого жилья. Стены зданий около 40 футов толщиной из баритового цемента. Контрольная установка, откуда производится управление испытанием, находится в 25 милях от самих зданий…
5. Мой источник сообщил, что уже проектируется снаряд, который будет сброшен на землю. Своим излучением и ударной волной этот взрыв уничтожит все живое в районе сотен миль. Он не желал бы, чтобы такой снаряд был сброшен на землю нашей страны. Это проектируется полное уничтожение Японии, но нет гарантии, что наши союзники не попытаются оказать влияние и на нас, когда в их распоряжении будет такое оружие. Никакие противосредства не известны всем исследователям, занятым в этой работе. Нам нужно также иметь такое оружие, и мы теперь имеем возможность получить достаточно данных, чтобы вести самим работы в этом направлении.
Мне трудно писать. Мое зрение весьма ограничено. Но мое письмо не так важно. Важен материал. Надеюсь, что ему будет уделено нужное внимание и последует быстрая реакция, которая будет мне руководством в дальнейшей работе.
Я считаю, что практичные американцы, при всей их расточительности, не тратили бы таких огромных человеческих ресурсов наивысшей квалификации и гигантских средств на не обещающую результатов работу.
Прошу выразить Вашу реакцию на это предложение “проволокой” (по радиосвязи).
4. Посылаю образцы ураниума и бериллиума.
Привет. Ахилл».

Материалы, добытые А. Адамсом, поступили в Разведуправление в июне 1944 года. Резолюции начальника ГРУ на письме разведчика были короткими:


«1. Материал срочно обработать и направить тов. Первухину.
2. Сообщить Ахиллу оценку по получению ее от тов. Первухина».
После необходимых процедур обработки и учета материалов Ахилла они были направлены народному комиссару химической промышленности СССР М. Г. Первухину.
Удалось найти письмо, которое начальник ГРУ генерал-лейтенант И. Ильичев 26 июня 1944 года направил Первухину. В нем говорилось:
«При этом направляю Вам по прилагаемой описи добытые агентурным путем сов. секретные материалы различных научно-исследовательских организаций США на 985 фото и 19 листах по вопросу об использовании энергии урана для военных целей.
Ввиду особой секретности проводимых в США работ по рассматриваемым в материалах вопросам, прошу ограничить круг лиц, допускаемых к изучению этих материалов…
Приложение:
1. Опись материалов на двух листах.
2. Материалы на 985 фото и 19 листах.
3. Объяснение терминологии, употребляемой в материалах, на 1 листе…»
Личное письмо Ахилла начальнику ГРУ легло в основу «Краткой справки к материалам по изучению проблемы использования энергии урана», которая была также направлена М. Г. Первухину.
Для того чтобы понять ценность материалов, которые Ахилл получил от своего источника, необходимо познакомиться с перечнем присланных им документов. В нем много пунктов. Есть и такие:
— Конструкция эстративного завода — 36 фотолистов.
— Восстановление сырого продукта «49». Материалы Клинтонской лаборатории — 34 фотолиста.
— Доклад о ходе работ по производству урана на конференции в Вилмингтоне — 19 фотолистов.
— Экспериментальная продукция расходящейся структуры цепи Ферми — 34 фотолиста и многие другие документы.
Через некоторое время от М. Первухина в ГРУ поступило письмо, в котором излагалась оценка материалов, полученных от А. Адамса.
На копии перечня материалов по УР-235, направленных в адрес Первухина, сохранилась следующая запись: «Все вышеуказанные материалы, по отзыву Народного Комиссариата химической промышленности СССР, представляют исключительную ценность. Письмо от 21 июля 1944 года за № П-109 сс».
Разведуправление незамедлительно сообщило Ахиллу эту оценку. Впервые за годы работы на нелегальном положении Адамс получил от Директора военной разведки благодарность и премию в размере его двухмесячного денежного оклада за инициативу, проявленную при добывании этих документов. (А. Адамс не знал, что добытые им материалы изучал академик И. В. Курчатов и дал им очень высокую оценку) (См. приложение 1).
Ахилл был приятно удивлен. Он вспомнил 1937 год, когда направил в Центр также несколько десятков документов, полученных от агента Карла о системе радиовооружения американской армии. Для изучения тех документов 10 августа 1938 года приказом наркома обороны СССР К. Ворошилова была создана специальная комиссия, главная задача которой состояла в изучении и внедрении американского опыта в практику управления войсками Красной Армии. Тогда, даже при явной значимости добытых им материалов, он не получил от руководства Разведуправления никакого поощрения. Значит, полученные им от Кэмпа документы действительно были очень важны. Ради этого стоило рисковать.
На следующей встрече с Кэмпом разведчик получил еще 2500 страниц закрытых материалов по атомному проекту и новые образцы.
Если исходить из того, что обычная фотопленка имеет 36 кадров, то Ахилл на конспиративной квартире для фотографирования документов использовал 69 черно-белых фотопленок.
Фотоотпечатки этих документов также были направлены в Наркомат химической промышленности. Вместе с ними были отосланы образцы урана, бериллия, графита и тяжелой воды.
Сохранилась опись этой «посылки». Вот она:
«— один флакон тяжелой воды,
— один кусок урана в цинковой оболочке,
— два маленьких куска урана,
— один маленький кусок бериллия…»
Это была большая удача Артура Адамса.
Особый интерес представляло письмо Ахилла начальнику военной разведки. В нем говорилось и о том, что США планируют сбросить свои первые атомные бомбы на японские города. Эту информацию Адамс прислал в Центр в середине 1944 года. В США еще не было изготовлено ни одной атомной бомбы, однако цели уже были определены. Поражение американского флота в Пёрл-Харборе не забывалось.
На грани провала

Самое страшное в работе разведчика — попасть в сети контрразведки. На профессиональном языке это положение называется провалом. Когда такое происходит, силы КРО (контрразведывательных органов) берут под контроль всю работу и все связи разведчика. Затем следует арест, длительное следствие и суровое наказание. Даже очень опытным разведчикам порой не удается избежать такой ситуации.


Так случилось с Рихардом Зорге и десятками других военных разведчиков. В годы войны тот, кто попадал в руки гестапо, оказывался в аду, выхода из которого не было.
Американская контрразведка тоже была опасным и коварным противником. Германский разведчик Эрих Гимпель, прибывший на территорию США для срыва работ по американскому атомному проекту, ничего сделать не смог. Он был выявлен контрразведкой, арестован и по решению суда приговорен к смертной казни. Но в связи с кончиной американского президента Ф. Рузвельта суровый приговор был заменен на пожизненное тюремное заключение.
Ахилл знал, что в случае провала в условиях военного времени его ожидало подобное наказание. Он был очень осторожен и осмотрителен, тщательно готовил каждую встречу с любым своим агентом, продумывал все возможные варианты выхода из критической ситуации, которая могла возникнуть в любое время. Он прекрасно знал обстановку в США, постоянно следил за ее изменениями и учитывал их в своей опасной работе.
Обстановка в Нью-Йорке и других городах, где ему приходилось встречаться со своими агентами, была крайне напряженной.
Агенты Федерального бюро расследований и военной контрразведки, которая называлась Джи-2, уделяли особое внимание охране всех объектов, связанных с реализацией программы американского атомного проекта «Манхэттен инжениринг дистрикт». Лица, которые подозревались в связях с левыми организациями США, под благовидными предлогами лишались допуска к секретной информации и отстранялись от работы.
Ахилл знал о том, что его источник в студенческие годы придерживался левых политических взглядов, некоторое время был связан с компартией. Разведчик понимал, что рано или поздно ФБР обратит внимание на этот факт в жизни ученого. Профессиональная подготовка Ахилла и его большой жизненный опыт подсказывали ему, что давняя связь Кэмпа с левыми организациями и есть та самая ахиллесова пята, которую ему необходимо более всего беречь от проницательных взглядов агентов ФБР.
На каждой встрече разведчик учил Кэмпа осторожности и предусмотрительности. Ахилл и сам принимал чрезвычайные меры предосторожности, что и позволило ему доставить в Нью-Йорк большое количество фотопленок, образцы урана, бериллия и тяжелой воды. Можно сказать, что он передвигался по территории США с «атомной бомбой» в кармане.
Разведчик понимал, что он находится на грани провала. Однако сознательно шел на большой риск. В мае, июне и августе Кэмп передал Ахиллу еще около 1500 страниц закрытых материалов. Темпы работы в лаборатории были очень высокими. Американские специалисты уверенно продвигались к намеченной цели — созданию атомной бомбы. Москва регулярно получала информацию о ходе работ. Об этом свидетельствует еще один документ.

«Народному Комиссару


химической промышленности СССР
Тов. Первухину
В дополнение к № 036 cc от 26 июня 1944 г. направляю Вам добытые агентурным путем совершенно секретные материалы научно-исследовательских учреждений США по вопросу использования энергии урана для военных целей и связанных с этим разработкам атомного уран-графитового котла и другой аппаратуры.
По получению этих материалов прошу сообщить оценку, а также перечень вопросов, требующих дальнейшего освещения…
Приложение:
1. Материалы — на 3869 листах;
2. Опись — на 7 листах.
Начальник ГРУ Красной Армии
Генерал-лейтенант Ильичев
8 августа 1944 года».
В сентябре Кэмп на встречу не прибыл. Разведчик не смог увидеть его и в октябре. Ахилл понял, что с его Другом, так он называл Кэмпа, что-то случилось, но что именно, он не знал и не имел возможности установить причину прекращения связи.
В ноябре Ахилл вынужден был обратиться за помощью к Эскулапу. Он попросил своего проверенного агента посетить город, в котором жил и работал Кэмп, и выяснить, что произошло с ученым.
Прошло еще несколько дней. Наконец Эскулап сообщил, что их общий знакомый тяжело болен. Какой-то еще мало известный медицине недуг приковал его к койке в госпитальной палате, и надежды на быстрое выздоровление нет.
Кэмп, как и другие ученые, еще не знал, что работа с радиоактивными веществами опасна для здоровья человека. Не знал об этом и военный разведчик Артур Адамс, перевозивший образцы урана в карманах своего пальто.
Из-под носа ФБР

За годы пребывания на нелегальном положении вдали от любимой жены и друзей, которых он оставил в Москве, Ахилл привык к одиночеству. Но оно было условным — он всегда чувствовал надежную руку Центра, руководившего его работой.


Так было и в тот обычный ноябрьский вечер 1944 года, когда главный резидент военной разведки в Нью-Йорке вызвал Ахилла на встречу. Они встретились на конспиративной квартире. Мольер поздравил Ахилла с днем рождения и передал ему наилучшие пожелания от Директора.
Разведчик был очень обрадован, когда получил короткую записку от жены. Она сообщала из Москвы: «…25 октября мы праздновали твой день рождения, насколько могли сделать это весело в твое отсутствие. Я дала обед для нескольких старых друзей с цветами и вином… Мы пили за твое здоровье, за победу над фашистами. Все было очень приятно, но было бы во много раз лучше, если бы ты сам в этом участвовал. В следующем году все будет иначе…»
Ахилл передал жене свое письмо, в котором, в частности, сообщал: «Дорогая Дот, сегодня мне исполнилось 59 лет. Мне хотелось бы, чтобы следующий день рождения я встретил в СССР. Я надеюсь, что я приеду еще до него… Основания для такой надежды есть. Сейчас главное — война. Победу одерживают наши войска — и это самое важное…»
Теплые, добрые слова из Москвы от самого близкого и любимого им человека были для него, уставшего от напряженной работы вдали от Родины, глотком живой воды.
Артур Адамс очень любил Дороти Кин. Эти два необыкновенных человека познакомились в середине 20-х годов. Подружились. В 1930 году в Берлине был зарегистрирован их брак.
Доротея, родившаяся 1 мая 1898 года в американском городе Бостон, знала несколько иностранных языков, любила театр, книги, увлекалась живописью. С 1921 года она проживала в Москве и работала в московской конторе газеты «Нью-Йорк таймс».
Когда Артур Александрович находился в нелегальной командировке, она жила в Москве. В годы войны, когда немцы рвались к советской столице, по указанию руководства Разведуправления Д. Кин была эвакуирована в город Фрунзе. В 1943 году она возвратилась в Москву и ожидала приезда мужа. Сотрудники Разведуправления Красной Армии оказывали ей всяческую помощь. Она получала 1000 рублей в месяц (а это были большие по тем временам деньги), улучшенный продовольственный паек и в зимнее время — дрова, специально нарезанные по размеру печи в квартире Адамса.
Мольер сообщил Ахиллу о том, что Директор предоставил ему исключительное право вербовать агентов, имеющих доступ к атомным секретам, без санкции Центра. Такое право начальник ГРУ предоставлял очень редко и только тем разведчикам, которые пользовались его особым доверием.
Подробно обсудив дополнительные возможности получения документов по атомной проблеме, разведчики покинули конспиративную квартиру. Было около 12 часов ночи. В такое время в чреве железобетонного Нью-Йорка очень неуютно. Улица, на которую они вышли, была покрыта мраком и напоминала угрюмое ущелье. Разведчики расстались как чужие и незнакомые люди, растворившись, словно привидения, в густой пелене нью-йоркской ночи.
Ахилл прошел по темной улице метров двести, свернул в ближайший переулок, где был припаркован его серенький фордик. Когда он проехал первые километры, то неожиданно обнаружил, что какая-то машина неотступно следует за ним. Разведчик провел несколько специальных проверочных маневров и пришел к окончательному и твердому выводу: за ним ведется скрытое наружное наблюдение. Возникла критическая ситуация — он попал в поле зрения контрразведки.
Это был еще не провал, так как у Ахилла не было с собой никаких компрометирующих материалов или других доказательств его незаконной деятельности на территории США. Видимо, контакт Адамса с представителем Центра был замечен контрразведкой, и это было уже опасно. Необходимо было разобраться, почему контрразведка проявила интерес к его персоне, и принять срочные меры по локализации возникшей угрозы провала. Используя специальные приемы, разведчик хотел оторваться от наружного наблюдения. Он мог это сделать, но решил не делать этого. В случае неудачи (что было не исключено) он мог бы дать агентам контрразведки подтверждение того, что владеет методами, известными только сотрудникам специальных служб.
Опасность была велика, и выход из этой ситуации можно было найти, детально изучив причины ее возникновения.
Адамс понял, что этот ноябрьский вечер был днем окончания его разведывательной работы, а может быть, и жизни, если он не сможет вырваться из-под контроля агентов ФБР. Он мог рассчитывать только на свои силы и профессиональное мастерство. Разведчик также был глубоко уверен в том, что Центр не оставит его в беде и не бросит на произвол судьбы.
Последующие недели и месяцы пребывания Артура Адамса в США были для него тяжелейшим испытанием. Агенты контрразведки не спускали с него глаз. Они пытались найти доказательства, подтверждающие его принадлежность к иностранной разведке и позволяющие обвинить его в незаконной деятельности. Но таких доказательств не было. Контакты с Кэмпом, с агентами Карлом и Эскулапом контрразведка не зафиксировала. Ахилл сразу же после возникновения чрезвычайной ситуации прекратил всю свою разведывательную деятельность. Он работал на частной фирме, вел внешне спокойную и размеренную жизнь. Это требовало от него много сил и самообладания, он ждал момента, когда Центр организует его возвращение в Москву.
Получив сообщение от Мольера о том, что подготовка операции по его вывозу из США подходит к завершению, Ахилл несколько недель усыплял бдительность следивших за ним контрразведчиков: посещая одного из своих знакомых в Нью-Йорке, он по вечерам выводил его чудесного спаниеля на прогулку. Агенты ФБР постепенно привыкли к тому, что этот странный, как они считали, пожилой и болезненный человек выгуливает по вечерам шаловливого пса. Они знали и хозяина квартиры, которую посещал их подопечный, и кличку собаки. Четверо агентов ФБР не сомневались в том, что этот человек никогда и ни при каких обстоятельствах не сможет от них скрыться.
В тот день Адамс, как обычно, вышел на прогулку с собакой. Но на этот раз спаниель возвратился к дверям своего владельца один. Адамс навсегда растворился в многолюдном Нью-Йорке.
Прячась от агентов ФБР, разведчик переезжал из города в город, сменил 5 конспиративных квартир. Прошло еще много дней, когда, наконец, сложная операция Центра по его вывозу из США успешно завершилась. О ее проведении руководство ГРУ постоянно информировало лично И. Сталина.
В конце 1946 года Ахилл благополучно прибыл в Москву, где его ожидала Дороти.
На плахе НКВД

А. Адамс работал в военной разведке в очень трудные годы. Некоторые, такие же, как и он, талантливые разведчики погибли в застенках репрессивных служб наркома Берии.


Голова Ахилла тоже несколько раз была на плахе НКВД.
В ноябре 1937 года Главное управление государственной безопасности НКВД обвинило А. Адамса в том, что он поддерживал связь с неким Блюгерманом, который был исключен из канадской компартии «за контрреволюционную деятельность».
Дальше — больше. А. Адамса обвинили в том, что в период работы в Главном управлении авиационной промышленности он проводил якобы умышленно закупку оборудования за границей по завышенным ценам и был связан с иностранным подданным, «подозреваемым в шпионской деятельности». За такие обвинения в те времена могли расстрелять. Руководителям Разведуправления удалось защитить своего разведчика. Однако в 1938 году он все-таки был отозван из нелегальной командировки и 14 июня того же года уволен из рядов РУ РККА.
Судьба, которая привела А. Адамса в военную разведку, продолжала творить с ним чудеса. В 1939 году его вновь принимают на работу в Разведуправление и опять направляют в Нью-Йорк налаживать разведывательную работу и добывать научно-техническую информацию.
НКВД продолжает интересоваться его персоной. В августе 1940 года начальник Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенант Голиков получил письмо из ГУГБ НКВД, в котором сообщалось, что А. Адамс «показаниями арестованного изобличается как резидент американской разведки». После такого обвинения выжить было практически невозможно. Адамс выжил. Опять удалось доказать, что человек, о котором шла речь в письме, был однофамильцем разведчика и работал в Китае, а не в Америке.
До последних дней своей жизни разведчик не знал о том, что творилось за его спиной. Он свято верил в то, что Советский Союз, гражданином которого он стал только в 1946 году, был лучшим в мире государством. В этом он был глубоко убежден. И никому не позволял сомневаться в искренности своих чувств.
В мае 1943 года Директор в очередной радиограмме писал Ахиллу о том, что при «достаточном желании он может найти нетронутые возможности и поможет Родине в ее великой борьбе…»
Это замечание вывело Ахилла из себя. Вот тогда он и направил свое первое личное письмо Директору. Вот часть его текста:
«О своих возможностях я Вам уже сообщал. Но на ваш вопрос, имеется ли у меня желание помочь Родине в ее великой борьбе, хочу дать ответ. Но здесь я перестаю писать Вам, как начальнику, а пишу как просто неосторожно выразившемуся человеку. И вам придется меня извинить.
Я ни Вам, ни кому другому старше Вас не позволю ставить вопрос о том, есть ли у меня желание помочь Родине. Я в течение большей части моей жизни боролся за социализм даже до появления на свет социалистической Родины. Я ее сын по сознательному выбору.
Ряда Директоров, родившихся в Союзе, давно нет в живых, а мне, иностранцу, доверяли участки работы, где я постоянно находился под непосредственным влиянием квалифицированных буржуазных представителей. А вы ставите вопрос о моем желании помочь Родине. Объясняю это просто Вашим желанием агитировать меня. Так вот сообщаю, что меня агитировать не нужно. Мне не нужны такие указания, в которых говорится, что моя Родина нуждается в помощи. Если можете дать конкретные указания, как добыть новый источник в той конкретной обстановке, в которой я здесь живу, то это будет полезно. Ахилл».
Это письмо было доложено начальнику Главного разведывательного управления генерал-лейтенанту И. Ильичеву. Такое послание мог написать только смелый человек, который имел огромный душевный потенциал, твердо шел по своему жизненному пути и обладал удивительно высоким чувством собственного достоинства.
Разведка и любовь

Военная разведка — служба очень привередливая. Она долго и тщательно отбирает своих «поклонников», терпеливо воспитывает их, учит своим премудростям. Далеко не каждый может стать под ее знамя и пройти под ним десять, двадцать, а то и более лет.


Разведка — служба очень ревнивая. Она, прежде всего, любит и уважает тех, кто служит только ей одной и готов работать на нее день и ночь.
Разведчики — это обычные люди, обладающие особыми способностями и характерами, им присущи все человеческие слабости, они тоже хотят спокойно жить, иметь семьи, растить детей, но не у всех это получается.
Адамс уехал на боевую работу в США и пробыл там в общей сложности около десяти лет. Все эти годы Доротея Кин ожидала возвращения мужа. Такое положение нормальным назвать трудно. Такова жизнь и работа в разведке. Тот, кто принимал правила игры этой секретной службы, должен был сознательно подчинить ей свою личную жизнь.
А. Адамса и его жену длительное время разъединяло огромное расстояние — Атлантический океан и Европейский континент, на котором бушевал огненный смерч Второй мировой войны. Объединяла их великая сила любви и уважения друг к другу. Несмотря ни на что они сохранили свою любовь, свою семью. Об этом свидетельствует содержание писем, которыми они изредка обменивались.
25 октября 1944 года А. Адамс писал жене из Нью-Йорка:
«Пользуясь возможностью, посылаю тебе несколько строк. Дорогая Дот… я надеюсь, что я приеду в СССР к празднованию 1-го Мая и твоего дня рождения. Судя по тому, как обстоят дела на войне, основания для такой надежды есть. Ничего важного, о чем стоило бы сообщать в моем письме, у меня не происходит. Сейчас основное в нашей жизни — это война. Победу одерживают наши войска, и это главное.
Самым впечатляющим событием в моей жизни за последнее время стал просмотр советского фильма «Радуга», который показывают в американских кинотеатрах. Он произвел на меня сильное впечатление. И не только на меня. Местная пресса восторженно о нем отзывается, народ толпится около кинотеатров в Нью-Йорке и я этим очень горд.
Я надеюсь, что еще получу от тебя почту в ответ на это письмо. Когда у меня есть возможность передать тебе письмо, я всегда пишу тебе. Жду от тебя добрых вестей. Для меня твои письма очень важны. Жаль, что они приходят крайне редко. Посылаю тебе свою любовь… Дик».
В одном из ответов жена писала Артуру Адамсу:
«Сердце мое, мне все кажется, что даже если ты в чем-то и изменился, то очень мало. Даже глупо писать тебе об этом. Но я мысленно сотни раз говорила тебе это. Интересно, осознаешь ли ты, как много и часто я о тебе думаю и какой невероятно одинокой я себя ощущаю без тебя. Я вполне понимаю твое страстное желание поскорее вернуться домой и участвовать в восстановительной работе. Нисколько не сомневаюсь, что ты найдешь себе подходящую работу и будешь плодотворно трудиться. Естественно, понадобится перестроить самого себя, но когда возникает такая необходимость, тебе это всегда удается. Ты должен говорить себе, что такой день скоро настанет, ты вернешься домой. И этот день недалек! Хотя я временами и прихожу в отчаяние, но я должна тебя успокаивать. Здравый смысл подсказывает мне, что все это будет. Я жду тебя с нежностью и надеждой. Будь здоров и осторожен… Твоя единственная…»
Еще одно письмо Адамс написал жене 9 декабря 1944 года, когда он уже попал в поле зрения американской контрразведки. Вот некоторые строки из этого письма:
«Моя дорогая девочка! Твои письма от 12 августа и 21 сентября я получил с задержкой. Иногда я не могу контролировать ситуацию, и поэтому я не всегда получаю почту, как только она приходит. Но последнее твое письмо доставило мне огромное удовольствие. Большое тебе спасибо. Только пару дней спустя я смог отправить тебе телеграмму, что я получил твои письма. Хотел бы получить твой ответ и на это письмо. Но я знаю кое-что из твоих «хождений по мукам» и это меня очень огорчает. Большинство жертв можно было избежать, я в этом уверен. Более 25 лет нужно, чтобы выработать у народа отношение к жизни с учетом интересов носителя жизни, обычных людей. В нормальных условиях это сравнительно нетрудно сделать. Что же касается тебя, то это чертовски грубая ошибка и вина моего ведомства, которое допустило, чтобы ты прошла через весь этот ад, как иностранка, и все это несмотря на то, что они знают, кто мы, черт возьми, такие. Принцип «забота о человеке» — очень относителен. Уверен, что ты знаешь русское слово «бесцеремонность». Я считаю, что именно это качество главным образом присуще нашим чиновникам. Человек с ограниченным уровнем развития практически не может понять, что он существует для народа, а не наоборот. Хотя меня дома долго не было, но, как я понимаю народ и его права, — в нашей стране безусловно что-то нарушено. Это еще одна причина, по которой мне следует возвращаться домой как можно скорее. Уверен, что это будет меня очень раздражать. А может быть, я найду какой-нибудь выход. Знаешь, я иногда вспоминаю наш арест в Москве и ложное обвинение в краже какого-то багажа в поезде Киев — Москва (Адамса и его жену наряд милиции действительно задержал в 1938 году около Большого театра по какому-то подозрению. — В. Л.), на котором мы даже не ехали. Бесконтрольный произвол губит человеческое достоинство…
Я должен заканчивать, так как глаза устают очень быстро. Надеюсь, что получу еще что-нибудь от тебя. Не беспокойся о цензоре. Его мало интересует наша личная переписка, он прежде всего должен следить, чтобы не было утечки секретной информации, составляющей государственную тайну. Рад, что ты следишь за здоровьем.
У меня все нормально, но нужно сменить декорации. Я устал от той жизни, которую веду. Настает время перемен.
Будь здорова, моя дорогая Дот…
С любовью Дик».

Встретились они на даче ГРУ в Серебряном бору в кругу самых близких соратников. Был среди них и Мольер — полковник Павел Петрович Мелкишев, который являлся главным резидентом военной разведки в Нью-Йорке и встречался с Ахиллом в США.


Когда А. Адамс возвратился в Москву, он был награжден медалью «За победу над Германией».
Из служебной характеристики на Артура Адамса: «…В общей сложности Ахиллом завербовано 16 агентов, при этом он действовал инициативно, проявляя смелость и настойчивость…
С помощью резидентуры Ахилла добыто 367 документальных материалов, большинство из которых были ценными и весьма ценными и полностью соответствовали разведывательным задачам…»
Вторая половина 1946 года в жизни Артура Александровича была спокойной. Он и его жена приняли советское гражданство, ему было присвоено воинское звание «инженер-полковник» (это единственный случай в истории военной разведки, когда разведчику-нелегалу, возвратившемуся в Центр после длительной работы за рубежом, было присвоено такое высокое офицерское звание. Даже Герой России Ян Черняк, долгие годы работавший в ГРУ, остался «вольнонаемным»). Он наконец-то смог осуществить свою давнюю мечту — сфотографироваться в форме офицера Советской Армии.
Умер Артур Александрович 14 января 1969 года. Доротея Кин недолго жила после смерти своего мужа. В последние дни своей жизни она попросила соратников Адамса по военной разведке поместить ее прах рядом с прахом Артура. А если не удастся это сделать, она завещала развеять ее пепел на Новодевичьем кладбище около черной мраморной плиты с надписью «Артур Адамс». Что и было сделано.
В 1999 году военному разведчику полковнику А. А. Адамсу указом президента Российской Федерации было присвоено звание Героя России (посмертно).
В конце января на Новодевичьем кладбище в Москве открыта новая мемориальная доска Герою России Артуру Александровичу Адамсу.

Глава вторая Укус скорпиона

Бакстер находит Аллана Мэя

Английский физик Аллан Мэй прибыл в Канаду в январе 1943 года. Он был включен в состав монреальской исследовательской группы, которой руководил сэр Джон Кокрофт. В Монреале Мэй снял квартиру в доме, который располагался на улице Свэйл авеню.


Мэй был тихим, застенчивым человеком, он не занимался спортом и его не интересовали светские развлечения. Он увлеченно работал в лаборатории, был посвящен во многие детали атомных исследований: имел сведения о производстве плутония, о заводе в Чок-Ривере, об атомном промышленном комплексе в Хэнфорде, который располагался в США в штате Вашингтон.
Аллан Мэй многое знал и об основных направлениях научно-исследовательских работ в секретной американской Аргонской лаборатории в Чикаго (Argonne Laboratory).
В августе того же 1943 года, когда А. Мэй уже обосновался в Монреале, в Оттаву прибыл молодой советский офицер старший лейтенант Павел Ангелов. Он был сотрудником аппарата военного атташе полковника Н. Заботина, который руководил созданной в Канаде резидентурой военной разведки.
Прошло два года. В феврале 1945 года Заботин (оперативный псевдоним Грант) получил указание Центра «восстановить связь с доктором физики Алланом Мэем, специалистом по расщеплению атомного ядра».
Центр сообщил Гранту, что ученого можно разыскать в лаборатории, расположенной в Монреале по адресу 347 °Cимпсон авеню. Адрес лаборатории был указан точно. Было известно, что она усиленно охранялась. Как найти А. Мэя и не привлечь внимание канадской контрразведки? Эту задачу пришлось решать Гранту и его подчиненным.
В конце концов провести сложную операцию по восстановлению связи с физиком было поручено старшему лейтенанту П. Ангелову, который имел оперативный псевдоним Бакстер. Он был молодым, но толковым оперативным работником.
По телефонному справочнику П. Ангелов нашел домашний адрес и телефон Мэя в Монреале и однажды, когда канадская контрразведка выпустила Бакстера из-под своего контроля, разведчик прибыл в Монреаль. Вечером он позвонил ученому, сказал, что прибыл из Европы и привез ему подарок. Мэй пригласил незнакомца зайти к нему домой. Через несколько минут разведчик появился на пороге квартиры на Свэйл авеню, в которой жил Мэй. Бакстер поздоровался с физиком и произнес пароль: «Ваш друг из Европы просил меня передать Вам пачку этих сигарет…»
Название фирмы, выпускавшей сигареты, было заранее обусловлено Яном Черняком, который встречался с Мэем в Великобритании.
Мэй без особого удовольствия принял привет из Лондона. Условия работы в Канаде были очень жесткими. Местная контрразведка держала под контролем всех специалистов, которые работали в секретной лаборатории. Ученый также знал, что канадцы тесно сотрудничают с американцами, и агенты Федерального бюро расследований чувствуют себя в Канаде как дома. Интересы британского атомного проекта «Тьюб Эллойз» в Монреале защищала и английская контрразведывательная служба. Мэй об этом знал и совершенно обоснованно опасался за свою жизнь.
Бакстеру было трудно разговаривать с Мэем. Но он смог успокоить ученого, убедить его в том, что он гарантирует ему полную безопасность в работе.
— Что бы вы хотели получить? — спросил А. Мэй разведчика.
До начала войны П. Ангелов прошел полный курс подготовки в Институте военных переводчиков в Москве. Он мог хорошо говорить по-английски, но в ядерной физике разбирался плохо, поэтому разведчик поступил так, как подсказывала ему складывавшаяся ситуация.
— Мне известно, что сведения, которые вы передавали нашему человеку в Европе, были очень важны. Вам за это большое спасибо, — сказал разведчик. — Для того чтобы не попали второстепенные материалы, я полагаю, было бы правильно, если бы на следующей встрече вы передали мне полный перечень работ по атомной проблеме, к которым имеете доступ.
Мэй согласился и обещал выполнить просьбу своего нового знакомого. Безупречный английский язык вечернего визитера, его манера вести беседу, учитывая малейшие нюансы настроения собеседника, его настойчивость и убедительность гарантий безопасности в работе убедили Мэя продолжить отношения с представителем России, которой он искренне хотел помочь. Бакстер написал подробный отчет о том, как прошла его первая встреча с Алеком.
С мая по сентябрь 1945 года П. Ангелов провел с Алланом Мэем несколько тайных встреч. Они проходили в Монреале и не доставляли ученому каких-либо дополнительных хлопот. Он старался делать все так, как рекомендовал человек из России по имени Ник (так П. Ангелов представился А Мэю), который был всегда точен — никогда не опаздывал на встречи, всегда своевременно возвращал материалы, которые где-то фотографировал. Встречи Мэя и Ника были короткими, длились не более двадцати — тридцати минут.
Получая вечером материалы от физика, Бакстер фотографировал их в автомашине. Иногда он привозил их в Оттаву и обрабатывал в лаборатории резидентуры, но всегда к утру все документы были в руках Мэя, который возвращал их в лабораторию.
Бакстер просил Мэя добывать только конкретные материалы, которые запрашивала Москва. В апреле Грант получил из Центра указание:
«Необходимо срочно добыть образец урана-235, предназначенного для изготовления ураниевой бомбы. Для чего мобилизуйте все имеющиеся возможности по этому вопросу. Очевидно Профессор или Алек будут наиболее подходящими лицами для постановки этого задания. Сообщите ваши соображения.
Директор».
Бакстер смог договориться с Мэем о добывании образца урана. Это была не простая задача, но Алек смог выполнить и ее.
На одной из встреч Мэй сообщил П. Ангелову о новом урановом заводе, который строился в Чок-Ривере (Сhalk River Atomic Energy Plant). У полковника Заботина в этом районе проживал знакомый канадец Питер Блант (фамилия изменена), и Заботин на моторной лодке отправился к нему в гости. Легенда поездки была удачной и не вызвала подозрения канадской контрразведки. Заботин внимательно осмотрел строившийся завод, встретился со своим знакомым, который рассказал ему много интересного о новой стройке на Чок-Ривере. На основе личных наблюдений и информации, полученной от знакомого, Заботин подготовил основательный доклад о новом урановом заводе в Канаде.
14 августа из Москвы последовало новое указание:
«Телеграфируйте, какие связи имеет Ваш знакомый с заводом, который был указан вами в отчете. Где работает этот канадец? Дайте более подробное описание завода».
По указанию Н. Заботина разведчик П. Ангелов попросил доктора А. Мэя посетить завод в Чок-Ривере и подготовить его полное описание. А. Мэй дважды побывал на заводе и сделал все, о чем его просил Ник.
Ученый также смог посетить подобный завод в Чикаго, где работал совместно с американскими физиками в рамках уранового проекта США «Манхэттен инжениринг дистрикт».
Агентурная сеть ГРУ в Канаде работала напряженно и достаточно результативно. Заботину и его разведчикам удалось создать агентурную группу «Бек», в которую входили три сотрудника Научно-исследовательского совета Канады: радиоинженеры Смит Денфорт (Бадо) и Эдуард Мазарел (Багли), а также профессор математики майор артиллерии Израэль Гальперин (Бэкон).
Наиболее ценная информация поступала от Бадо. Он передал 23 секретных доклада из библиотеки Научно-исследовательского совета Канады. От него в Центр поступала информация об участии Канады в урановом проекте. «Бадо сообщает, — докладывал Заботин в Центр, — что наиболее секретные работы ведутся по ядерной физике. С этим связана закупка правительством завода по производству радия, он же передает доклад о работе Научно-исследовательского совета».
Большой интерес для военной разведки представляли и материалы по радиолокации, поступавшие от Багли. Летом 1945 года только начиналась работа на военную разведку Бэкона.
П. Ангелов в работе с А. Мэем не допустил ни одной профессиональной ошибки. Он получил от Мэя доклад о ходе работ в США по созданию атомной бомбы и принципах ее действия, перечень американских и канадских атомных научно-исследовательских объектов, описание установок для разделения изотопа урана и процесса получения плутония.
Мэй передал Бакстеру доклад американского ученого Э. Ферми об устройстве и принципах действия уранового котла, его схему. В июне Алек передал русскому разведчику образцы урана-235 и урана-233. Долгим был путь этих образцов в Москву. Самолеты из Канады в СССР не летали, поэтому было принято решение отправить в Москву с ценными образцами заместителя Гранта подполковника Мотинова. Он и выехал из Канады сначала в США, в Нью-Йорк, а потом вылетел в Москву.
4 ноября 1945 года образец урана был на столе у Л. П. Берии. Об этом свидетельствует следующее письмо. Оно незначительно по объему, но крайне важно по своему содержанию: «Маршалу Советского Союза тов. Л. П. Берия. Представляю 162 микрограмма образца урана-235 на платиновой фольге в виде слоя окиси, добытого нами агентурным путем из лаборатории Монреальского университета».
Подписал это письмо новый начальник ГРУ генерал-полковник Ф. Кузнецов.
В этот же день начальник военной разведки направил Берии и второе письмо. В нем речь шла о добытых Алеком информационных материалах по урановому проекту США. Вот этот текст:
«Докладываю добытые агентурным путем материалы Научно-исследовательской лаборатории Монреальского университета:
1. Описание и устройства уранового котла.
2. Схема уранового котла.
3. Доклад о посещении уранового завода в Аргони-Форест группой сотрудников Монреальской лаборатории.
4. Доклад о результатах осмотра Х-котла научным работником Монреальской лаборатории. Материалы на английском языке. 96 фото».
Образец урана представлял особый интерес для советских ученых, которые 5 ноября 1945 года на 60-тонном магните в Лаборатории № 2 под руководством Л. А. Арцимовича за двадцать четыре часа работы впервые получат 70 микрограмм урана-235.

В июле 1945 года Алек передал Бакстеру свой доклад о ходе работ по созданию атомной бомбы. В нем, в частности, говорилось о том, что «англичане намерены самостоятельно приступить к работам по созданию своего собственного атомного проекта. Эти планы держатся в строжайшей тайне от правительства США».


Сообщение А. Мэя имело для военной разведки особую ценность. Кроме важных технических аспектов создания атомной бомбы, суточной производительности урана и плутония на американских заводах, Мэй сообщил о секретном решении правительства Великобритании возвратиться к идее создания собственного атомного оружия. В Лондоне к середине 1945 года наконец-то поняли, что американцы прибрали к рукам все атомные секреты и ни с кем делиться этой информацией не собираются. Сведения о решении британского правительства активизировать работы по созданию собственной атомной бомбы свидетельствовали о том, что не только американцы, но и англичане стремятся не упустить время. Видимо, и США, и Великобритания после окончания войны в Европе и разгрома фашистской Германии были намерены заявить о своем особом положении — положении государств, располагающих оружием невиданной силы.
Доклад А. Мэя и описание принципов действия американской атомной бомбы были также направлены лично Л. П. Берии, который стал председателем созданного 20 августа 1945 года Специального комитета при ГКО. На этот новый правительственный комитет было возложено руководство всеми «работами по использованию внутриатомной энергии урана», а также «строительство атомно-энергетических установок, разработка и производство атомной бомбы».
Война против фашистской Германии не позволяла раньше принять такое конкретное решение. Советский Союз приступил к практической реализации собственного уранового проекта.
А в канадскую резидентуру была послана очередная радиограмма Центра, в которой Директор сообщал Гранту, что «материалы Алека представляют большую ценность».
Бакстер провел еще две встречи с Алеком. Ученый сообщил, что «бомба, сброшенная на Японию, сделана из урана-235», «выход урана-235 на заводе магнитного разделения в Клинтоне составляет 400 граммов в день».
После окончания Второй мировой войны А. Мэй так описывал свои контакты с советским разведчиком в Канаде:
«Когда я находился в Канаде, со мной вступил в контакт человек, личность которого я раскрывать воздержусь. Очевидно, он знал, что я работаю в Монреальской лаборатории, и хотел получить от меня информацию по атомной энергии.
Я тщательно проанализировал вопрос о правомерности того, что развитие атомной энергии должно быть прерогативой лишь США. Я принял очень болезненное для себя решение о том, что следует предать общей гласности информацию по атомной энергии, и был серьезно уверен в этом. По этой причине я решил принять предложение этого человека. После предварительной встречи я еще несколько раз виделся с ним в Канаде. Он потребовал от меня представить образцы урана и общую информацию.
На одной из встреч я передал ему микроскопические образцы урана-233 и урана-235. Уран-235 был немного обогащен, находился в небольшой стеклянной трубочке и представлял собой миллиграмм окиси. Уран-233 составлял десятую часть миллиграмма и был нанесен тончайшим слоем на платиновую фольгу.
Я также передал этому человеку письменный доклад о ядерных исследованиях — все, что было мне известно.
Он передал мне сверток, где было некоторое количество долларов (я не помню сколько), которые я принял вопреки моему желанию.
Все мои действия были очень болезненны для меня, я стал на этот путь, руководствуясь соображениями внести добрый вклад в спасение и безопасность рода человеческого. Разумеется, во всем этом не было моей личной выгоды».
В этих воспоминаниях А. Мэя примечательны три момента.
Первый — он передал советскому военному разведчику «все, что было ему известно», а известно Алеку было многое.
Второй — «во всем этом не было моей личной выгоды».
Действительно, Ангелов только один раз, действуя по указанию Центра, в середине июля 1945 года передал А. Мэю 500 американских долларов «в качестве поощрения» за работу.
И третий — А. Мэй сотрудничал с советской разведкой, «руководствуясь соображением внести вклад в спасение рода человеческого». Это не поза. Это не оправдание. Это правда. Род человеческий благодаря безрассудству политиков, получивших в свое распоряжение атомное оружие, во время Карибского кризиса в 1961 году действительно окажется на грани ядерной катастрофы.
Скорпион

Вечером 6 сентября 1945 года в резиденции Верховного комиссара Великобритании в Канаде проводился дипломатический прием. Он был посвящен окончанию Второй мировой войны. После подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии мир собирался облегченно вздохнуть.


Официальный представитель британской короны мистер Малкольм Макдональд, одетый в парадный костюм, расшитый золотом, лично встречал прибывающих именитых гостей — важных политиков, министров канадского правительства, крупных бизнесменов. Уходящий день был жарким и в Оттаве было душно…
На прием прибыл премьер-министр Канады Маккензи Кинг. За ним стали подъезжать главы дипломатических миссий. Улыбки, рукопожатия и бриллианты на шеях жен высокопоставленных гостей наполняли официальную резиденцию британского комиссара блеском роскоши.
Ровно месяц назад американцы сбросили первую атомную бомбу на японский город Хиросима. В ее адском пламени за несколько секунд были уничтожены более ста тысяч человек — почти столько же проживало в Оттаве в тот сентябрьский вечер. Но о Хиросиме никто не вспоминал.
Вместе с другими дипломатами на прием прибыл и советский посол Георгий Зарубин с женой, красивой брюнеткой. Рядом с Зарубиным находился второй секретарь посольства Виталий Павлов, который прекрасно владел английским языком и на важных представительских мероприятиях выполнял обязанности личного переводчика посла.
Как принято в таких случаях, главы дипломатических миссий один за другим подходили к Верховному комиссару, благодарили за приглашение, обменивались любезностями. Макдональд уделял каждому дипломату несколько десятков секунд.
Когда подошла очередь советского посла, Зарубин, который знал о том, что комиссар увлекается разведением певчих птиц, неожиданно поинтересовался:
— Не нашептала ли вам вчера какая-либо пташка важную секретную информацию?
Верховный комиссар, как всегда, приветливо улыбаясь, на вопрос посла ответил отрицательно и в свою очередь спросил:
— А повезло ли вам, господин посол, на вчерашней рыбалке?
Зарубин тоже ответил отрицательно. Он выглядел усталым, но на рыбную ловлю не выезжал. Ему было не до рыбалки.
В ночь с пятого на шестое сентября выяснилось, что в аппарате военного атташе (ВАТ) пропал шифровальщик лейтенант Игорь Гузенко. Где он находился, никто не знал. Если бы он пропал один, посол мог бы предположить, что произошел несчастный случай и сотрудник аппарата военного атташе будет найден живым или мертвым, но Гузенко исчез вместе с семьей — беременной женой и маленьким сыном. Это уже говорило о том, что он сбежал к канадцам. Послу также было известно, что в аппарате военного атташе пропали секретные документы. Забрать их мог только тот, кто сбежал. Побег шифровальщика был большим ЧП для советской колонии в Канаде. Гузенко знал многое. Подобно укусу скорпиона, его побег мог нанести серьезный ущерб некоторым службам посольства и особенно военной разведке.
Скорпион вскоре ужалил.
На официальном приеме Зарубин не мог прямо спросить Верховного комиссара о том, знает ли он, где Гузенко.
Представитель британской короны к началу приема уже имел сведения о побеге сотрудника аппарата советского военного атташе. Однако на дипломатическом приеме он бы ничего не сказал советскому послу. Верховный комиссар ожидал указаний из Лондона.
В то время беглец и его семья уже находились под охраной канадских властей.
Назревал крупный международный скандал. Макдональд и Зарубин это уже понимали. Как опытные дипломаты, они чувствовали, что над системой советско-канадских дипломатических отношений, которые были установлены летом 1942 года, нависла серьезная угроза. Если канадско-советские отношения будут нарушены, неизбежно ухудшатся и связи Великобритании и США с СССР.
Союзники в войне против Гитлера могли стать противниками.
Советско-канадские отношения в 1945 году еще не имели большого запаса прочности и опыта разрешения сложных конфликтных и деликатных ситуаций. Они были установлены после подписания в 1942 году в Лондоне соглашения об обмене дипломатическими представительствами. В июне 1943 года в Оттаву прибыл полковник Н. Заботин, который возглавил представительство военного атташе в Канаде. Н. Заботин возглавил разведывательную организацию ГРУ в Канаде. Эта разведывательная группа получила название «Гиацинт». В природе так называется цветок — лидер среди растений, пригодных для выгонки. Если его луковицы высадить в начале сентября, то он зацветет уже к Рождеству. Соцветия гиацинта состоят из плотных звездчатых цветков, которые долго не увядают. Видимо, кто-то из руководителей военной разведки верил в то, что резидентура «Гиацинт» никогда не увянет.
В том же 1943 году в соответствии с американо-британским соглашением, подписанным в Квебеке, Канада была подключена к процессу создания атомного оружия. Об этом из Лондона сообщила в Центр разведчица Урсула Кучински. В соответствии с секретной договоренностью в Квебеке, Канада становилась участницей тайного американо-британского атомного соглашения, и это меняло отношение к ней. Нужно было знать, чем занимаются в Канаде британские ученые. В этом советской военной разведке мог оказать содействие Аллан Нанн Мэй.
В августе для работы в резидентуре в Канаду прибыли офицеры Мотинов, Рогов и Ангелов. Шифровальщиком у Н. Заботина был лейтенант Гузенко, который в переписке с Центром именовался Кларком. Вот этот Кларк 6 сентября 1945 года исчез вместе со своей семьей. Он выдал канадской контрразведке имена военных разведчиков, задачи резидентуры и данные на некоторых источников информации.
Гузенко украл 29 шифровок, личные дела трех агентов: Бадо, Багли и Бэкона и другие материалы. Укус скорпиона, которым был предатель Гузенко, оказался смертельным. «Гиацинт» увял.
Когда украденные Кларком документы попали в руки канадских властей, премьер-министр Маккензи Кинг запретил давать какую-либо информацию о перебежчике в столичную прессу.
Когда был завершен перевод основных документов, украденных предателем, М. Кинг вылетел в Лондон для того, чтобы подробно проинформировать премьер-министра Великобритании о том, что произошло в Оттаве. После бесед в Лондоне он посетил Вашингтон и сообщил о канадском перебежчике новому президенту США Г. Трумэну.
Канадские власти вели тайное расследование и до поры до времени не «беспокоили» общественность сенсационными заявлениями. Для расследования дела о «советском шпионаже» была создана Королевская следственная комиссия, в которую вошли Верховный судья Канады, опытные следователи и юристы. Результатом ее работы стал отчет, содержащий 733 страницы. Он тщательно изучался не только канадским руководством, но и Комитетом по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей Конгресса США.
В Москве понимали, что побег Гузенко может привести к большим политическим неприятностям. Нужно было вырабатывать срочные и эффективные меры по локализации предательства, сохранения государственных и военных секретов. Важно было предупредить возможные осложнения в отношениях с Канадой. По указанию И. Сталина была создана специальная комиссия под председательством Г. Маленкова. В ее состав вошли Л. Берия, В. Абакумов, Ф. Кузнецов и В. Меркулов.
Колесо истории катилось по ухабистой дороге международных отношений, и советское руководство не могло ничего исправить. Последующие события руководство СССР не в состоянии было контролировать.
15 февраля 1946 года в Оттаве канадская конная полиция начала аресты агентов советской военной разведки. Были захвачены 16 человек. Позже девять из них будут приговорены к длительным срокам тюремного заключения.
Кто скрывался под псевдонимом Алек и передавал важную информацию об атомной бомбе, канадцы установить не смогли.
В тексте одной из радиограмм, украденных предателем Гузенко, говорилось:
«Явку и пароль Алека с нашим человеком в Лондоне разработайте и телеграфируйте. Постарайтесь получить от него до отъезда подробную информацию о ходе работ по урану. Переговорите с ним, считает ли он целесообразным для нашего дела оставаться на месте (в Канаде), или ему полезнее и необходимо выехать в Лондон».
По содержанию текста этого документа аналитики американской и британской контрразведок поняли, что Алек — реальный человек, который имеет доступ к атомным секретам, и самое главное — он собирается вылететь или уже вылетел в Лондон. Описание условий встречи в Лондоне Алека с советским разведчиком тоже попало в руки ФБР и английской контрразведки. Стало известно, что Алек должен встретиться со своим связником в 23 часа по местному времени 7, 17 или 27 октября или в те же дни следующего месяца. Место встречи — перед зданием Британского музея на перекрестке улиц Грейт Рассел и Музеум-стрит. За этим местом было установлено круглосуточное наблюдение двух десятков агентов британской контрразведки. На месте встречи человек с опознавательными признаками не появлялся. Контрразведчики наблюдали за перекрестком около шести месяцев. А. Мэй там тоже не появлялся. Тайный пароль: «Как пройти до Странда?» не прозвучал ни в октябре, ни в ноябре.
Агенты контрразведки не знали, что Центр оперативно дал указание Джеку, который должен был прибыть в Лондон и восстановить связь с Алеком, в Великобританию не выезжать.
Британская контрразведка советского нелегала так и не дождалась.
В Канаде тем временем продолжал раскручиваться маховик антисоветской кампании. Премьер-министр Маккензи Кинг 15 февраля выступил в парламенте и сообщил о расследовании деятельности советской разведки в Оттаве. Члены королевской следственной комиссии делали сообщения о результатах расследования 2, 16 и 31 марта.
Американские, британские и канадские средства массовой информации были заполнены материалами о советском атомном шпионаже. Кому-то все это было нужно.
Для придания антисоветской шумихе еще большего масштаба необходимо было арестовать Алека во время встречи с советским разведчиком. Но никто в контакт с ученым не вступал.
Аллана Мэя пригласили посетить Управление по атомной энергии. Когда он прибыл по вызову, с ним встретился сотрудник службы безопасности подполковник Леонард Барт. Он был контрразведчиком другой школы, нежели Уильям Дж. Скардон, который вел тонкие психологические допросы Клауса Фукса.
Барт на первой же встрече «проинформировал» Мэя о том, что в Канаде выявлена крупная утечка информации по атомной бомбе. Кто-то из ученых передавал сведения русским. Произнося эти слова, Барт внимательно смотрел в глаза А. Мэя. Но ни один мускул не дрогнул на лице ученого. Он спокойно ответил:
— Это для меня новость. Впервые об этом слышу и думаю, что такого не могло быть.
Барт решил сделать следующий шаг. Продолжая внимательно наблюдать за поведением А. Мэя, он сказал:
— У меня есть основания предполагать, что вы поддерживали связь с русским офицером, известным контрразведке под псевдонимом Бакстер.
— Не имею ни малейшего представления, кого вы имеете в виду и о чем говорите, — так же спокойно ответил Аллан Мэй.
Подполковник Барт несколько минут сидел молча. Его план активного психологического давления на подозреваемого рухнул. Он не знал, как выйти из невыгодной для следователя ситуации. Следователь, решив сохранить предпосылки для дальнейшего «сотрудничества» с подозреваемым и возможности для последующего психологического противоборства, спросил:
— Скажите, доктор Мэй, могут ли возникнуть такие обстоятельства, при которых вы были бы готовы оказать мне помощь в расследовании?
Мэй, не раздумывая, ответил:
— Нет, если информация, о которой вы просите, будет использована не для благих целей.
На этом первая встреча подполковника Л. Барта и доктора А. Мэя закончилась. За ними последуют другие, такие же безрезультатные. Барт получил разрешение на обыск на квартире и в кабинете Мэя, который также ничего не дал.
Контрразведка установила за А. Мэем наружное наблюдение. Но слежка ничего не добавила к тому, что знал подполковник Барт. Время шло. Заканчивался февраль. Новых данных по делу Мэя следствию получить не удавалось. После этого последовал приказ арестовать А. Мэя.

4 марта 1946 года в понедельник в 15 часов 30 минут в Королевский колледж в Лондоне прибыл инспектор-детектив Специального отдела Скотланд-Ярда Вильям Уайтхэд. Он прогуливался около аудитории, в которой читал лекцию А. Мэй. Когда ученый вышел из аудитории, Уайтхэд, которого Мэй хорошо знал как полицейского, следившего за соблюдением общественного порядка в колледже, пригласил его пройти к выходу из учебного заведения. Мэй поинтересовался, чем может быть ему полезен.


Тогда Уайтхэд сказал, что имеет ордер на его арест. Мэй удивился и потребовал предъявить ордер. Инспектор Скотланд-Ярда доставил Мэя в полицейский участок, где ему было предъявлено обвинение в нарушении Акта о государственных секретах.
Психологическое давление и изощренные способы следствия все-таки вынудили ученого однажды неосторожно ответить на коварный вопрос следователя.
После длительного допроса, который, как всегда, не дал каких-либо результатов, следователь как бы случайно сказал:
— А сколько вы получили от русских?
Не придавая значения содержанию вопроса, Мэй ответил:
— Я денег не брал.
Это выражение было оценено, как признание. Позже Мэй сделает заявление, в котором объяснит, почему он пошел на передачу атомных секретов:
— Я тщательно обдумал вопрос, чтобы быть уверенным, что развитие атомной энергии не будет ограничено только территорией США. И я принял очень болезненное решение, что необходимо сообщить общую информацию об атомной энергии и удостовериться в том, что она будет воспринята серьезно. По этой причине я решил принять предложение, сделанное навестившим меня человеком…
1 мая 1946 года в Лондоне состоялся суд над доктором Мэем. Он был осужден на 10 лет тюремного заключения за «передачу между 1 января и 30 сентября 1945 года неизвестному человеку информации, которая предназначалась для прямого или косвенного использования врагом».
А. Мэй никого не выдал, не назвал ни одной фамилии, не признал себя виновным. Суд над А. Мэем не вызвал в британской прессе широкого освещения. Внимание британской общественности было приковано к репортажам о Нюрнбергском процессе. Генеральный прокурор сэр Хартли Шоукросс, возвратившийся после обвинительного выступления в Германии на процессе над главарями третьего рейха, заявил, «что ни у кого нет ни малейших мыслей о том, что русские — враги потенциальные или настоящие». Однако доказать, что Мэй передавал информацию русским разведчикам, генеральный прокурор не смог.
В США и в Канаде суду над Мэем пресса уделяла больше внимания. Когда накал страстей достиг максимального уровня, в американском городке Фултон встретились президент США Гарри Трумэн и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.
Шел март 1946 года.
Лидер консервативной партии Великобритании У. Черчилль провозгласил развернутую программу становления мирового господства англосаксов. Поскольку русские «больше всего восхищаются силой, — заявил тогда Черчилль, — США и Великобритания, создав ассоциацию народов, говорящих на английском языке, должны разговаривать с ними с позиции силы».
В своей речи Черчилль допускал использование американского атомного оружия как «эффективного средства устрашения»…
После выступления У. Черчилля в Фултоне мир раскололся. Надежды на сотрудничество рухнули.
Как же дальше сложилась судьба А. Мэя? Шесть лет он отсидел в тюрьме Вейкфилд в графстве Йоркшир. 29 декабря 1952 года Мэй вышел на свободу. В марте 1953 года журнал «Атомик сайентистс ньюз» сообщил о выходе доктора Аллана Мэя из тюрьмы и опубликовал сделанное им заявление:
«Я не хочу обсуждать детали моего поведения, которые привели к моему осуждению. Я считаю, что я поступил правильно, и я полагаю, что многие другие думают так же.
Тем, кто думает иначе, я хотел бы сказать, что я отбыл наказание, положенное по закону, и я надеюсь, что в настоящее время я буду иметь право, по крайней мере, на то, что имеют все отбывшие наказание: возможность начать мою жизнь заново.
Из множества неправильно освещавшихся обо мне фактов имеется один, в который я хотел бы внести ясность: я был осужден не за измену — это слово не употреблялось во время суда ни прокурором, ни судьей — и я, конечно, не имею изменнических наклонностей. Я искренне хотел обеспечения победы над нацистской Германией и Японией и дальнейшего использования атомной энергии в Англии в мирных целях…»
А. Мэй ошибся. В Англии ему не разрешили заниматься исследованиями в области мирного использования атомной энергии. Ему больше не доверяли. Одна промышленная фирма предложила ему работу при условии, что он возьмет другую фамилию. Мэй отказался. Потом он нашел какую-то работу, не связанную с атомными исследованиями, занимался вопросами теории усталости металлов. В журнале «Нэйчер» ему даже удалось опубликовать несколько статей, но все это не удовлетворяло ученого. В 1962 году он был вынужден эмигрировать в Гану. В этой африканской стране он стал профессором физики столичного университета, в котором советскими специалистами был построен атомный реактор. Длительное время он занимался исследованиями по использованию атомной энергии в мирных целях.
Однажды в Гане в гостях у Мэя побывал Гари Пинчер, научный корреспондент лондонской газеты «Daily Express». В своем материале о встрече с ученым он писал:
«Он сумел вернуться в научный мир и получить признание, не дав ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, чьей безопасности он угрожал, когда передавал секреты атомной бомбы русским, политическому делу которых он был тайно предан».
Да, Аллан Нанн Мэй действительно вернулся в научный мир, получил заслуженное признание за свои научные работы в области ядерной физики. Он действительно не дал ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, от имени которого он был осужден, но которому он никак не угрожал, когда передавал атомные секреты Яну Черняку и Павлу Ангелову.
Он не был шпионом, предавшим интересы своей страны. Он был гуманистом, борцом за торжество высшего права всего человечества — права на жизнь.
Вскоре после провала в канадской резидентуре ГРУ старший лейтенант Павел Ангелов был отозван в Москву.
Ян Черняк после предательства Гузенко тоже прекратил разведывательную работу в Европе. Его путь на Родину был так же труден, как и выезд на нелегальную зарубежную работу. Его вывозили морем на советском судне, которое должно было зайти в один из европейских портов. Черняк должен был стать одним из членов экипажа для того, чтобы попасть на советский корабль. Другой разведчик, который руководил операцией по вывозу Я. Черняка, сообщил план посадки, попросил фотографии Яна, дал условия встречи с представителем корабельной команды. План был составлен тщательно, но опытный Ян увидел в нем много недостатков и настоятельно предложил внести в него существенные коррективы. Что и было сделано. Оказавшись на советском судне, Ян не терял бдительность. Его разместили в пространстве между баками над каютой командного состава. Путешествие было не из легких. Завершилось оно у севастопольского причала…
В конце 1945 года начальник ГРУ генерал-полковник Ф. Кузнецов доложил о завершении этой сложной операции И. Сталину и предложил наградить разведчика. Но после провала военной разведки в Канаде Сталин предложение Кузнецова отверг. Так генералиссимус отказался от своего бриллианта.
Звание Героя России за выдающиеся заслуги перед Отечеством Яну Черняку было присвоено 14 декабря 1994 года. Россия с большим опозданием, но все-таки по достоинству оценила заслуги этого великого нелегала.
Гузенко длительное время находился на попечении канадской контрразведки, выпустил книгу «Железный занавес», чрезмерно употреблял спиртные напитки, очень скоро спился и умер в 1982 году.
Каждый человек хозяин собственной судьбы.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20