Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Крестьянский вопрос и новейшие законодательные акты




страница20/47
Дата15.05.2017
Размер8.92 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   47

Крестьянский вопрос и новейшие законодательные акты . Но все эти мероприятия не устраняли условий, клонивших крестьянство к обезземелению, а только искусственно удерживали землю в руках крестьянина, отнюдь не улучшая его положения. Увеличение населения делает настоятельно необходимым усиление производительности земли и развитие заработков помимо нее. Но тому и другому препятствует денежное оскудение деревни, которой стало не на что обернуться, увеличить живой инвентарь, ввести искусственные удобрения или завести кустарные промыслы и наладить сбыт его продуктам. Здесь правительство уже оказалось бессильно прийти крестьянству на помощь, напротив того, оно разошлось с ним: привлечением вкладов в сберегательные кассы колоссальные суммы были изъяты из местного оборота и целиком истрачены на нужды так называемого общегосударственного характера, а не на нужды данной местности (и в частности на установление в ней общедоступного сельскохозяйственного и кустарного кредита, как это практикуется в Западной Европе). Введение винной монополии лишило крестьянство даже того ростовщического кредита, который до того сосредоточивался в руках кабатчиков; отсутствие денег на местах оставляет без удовлетворения почти всю имеющуюся потребность в кредите. Удешевленные дальние перевозки хлеба (так называемые дифференциальные хлебные тарифы), введенные правительством с целью привлечения в страну золота, выбрасывая на европейский рынок каждую осень безудержную массу хлеба, понизили хлебные цены до уровня издержек производства, заставляя население недоедать. Особенно тяжело положение средних губерний, где наиболее развито помещичье землевладение, и оскудение центра давно стало официально признанным фактом. Помещичья усадьба разделила с крестьянской деревней значительную часть тех же тяжелых условий: помещичье хозяйство не сделало необходимых успехов в смысле культуры и частью пало, частью выродилось или в хозяйство агрария, эксплуатирующее дешевые, иногда пришлые, нуждою гонимые рабочие руки, или в хозяйство арендное, эксплуатирующее острую нужду крестьянина в земле, в которой он мог бы приложить свой труд, не находящий себе иного применения. Но в то время как представителям помещичьего класса жизнь дала целый ряд выходов в виде свободных профессий, государственной службы, крестьянин оказался кругом стесненным тем бесправным положением, в которое шаг за шагом ставили его реформы императора Александра III. Суровое применение паспортной системы является одною из важнейших основ народного труда, стеснение земского представительства, мешающее крестьянину бороться с пристрастиями земского обложения, наконец, все растущая опека местной администрации, посягающей на все проявления труда, — все эти условия дали вырасти грандиозному по своим размерам и по своему историческому значению кризису огромной страны, главной житницы Европы. Кризис сельскохозяйственный превратился в политический: все отрасли народного труда более или менее связаны, более или менее обессилены оскудением, а интересы трудящихся масс непримиримо противоположны интересам помещичьего класса.

При этих условиях деятельность правительства по крестьянскому вопросу после отмены круговой поруки в течение всего 1904 и всего 1905 гг. сосредоточилась в области чисто административных мероприятий. Указом Сенату от 4 марта 1906 г. образованы землеустроительные комиссии (по ноябрь 1906 г. образованы окончательно более чем в 150 уездах). Целью этих комиссий является соглашение крестьян и помещиков по обмену, продаже и покупке земель, уничтожению чересполосицы, длинноземелья и т.д. Составленные из представителей местного земства и администрации со слабым участием крестьянства, эти новые учреждения имеют устранить наиболее вопиющие неудобства земельного соседства, не касаясь прав соседей, но заставляя обе стороны высказать свои домогательства и облегчая им соглашение при воздействии Крестьянского банка. Основою учреждения являются комиссии уездные. Они состоят из 9—10 членов (в зависимости от нахождения в данном уезде удельных земель), представителей судебной, земской и финансовой администрации с присоединением к ним 3 крестьян, назначаемых по жребию из числа кандидатов, избираемых волостными сходами уезда. Губернские комиссии имеют объединить действия уездных и в свой черед объединяются в Петербурге деятельностью нового учреждения — Комитета по землеустроительным делам . Содержание всех этих учреждений рассчитано в сумме 1300000 рублей. Кроме соглашения помещиков и крестьян, комиссии должны также содействовать переселению крестьян на свободные казенные и удельные земли, что получает особенное значение после указов 12 и 27 августа, предоставляющих крестьянам казенные и удельные земли для переселения на известных условиях, открывающих большой простор деятельности комиссий. Общее количество земель казенных и удельных, подлежащих распродаже, можно определить в 11 мил. десятин. …

Все указанные мероприятия являются бюрократическою регулировкою посредничества Крестьянского банка, доселе свободного в своих отношениях к сторонам, и затем распространением на большее пространство прежних правил об образовании переселенческих участков в северных и юго-восточных губерниях (где главная масса казенных земель).

19 сентября Комитетом по землеустроительным делам утвержден наказ землеустроительным комиссиям; в этом наказе деятельность комиссий становится на весьма широкие основания, а сам Комитет выясняется как властное, почти законодательное учреждение, стоящее совершенно особняком. Кроме переселения на казенные земли, комиссии распоряжаются назначением земельного запаса Крестьянского банка и решают вопрос о покупке банком земель новых. Кроме упорядочения земельного соседства помещиков и крестьян, они властны решать и другие важные вопросы, напр. переход общин на подворное владение, залог надельной земли с продажею невыкупленных залогов другим крестьянам и т.д. При этом с ними должны согласоваться все прочие учреждения, ведающие крестьянские дела.



Сельская община . Одною из важнейших сторон крестьянского вопроса является нынешнее положение общинного землепользования . Увеличение населения сильно уменьшило земельные наделы крестьян и уронило раздробленные хозяйства, обессилев их. Неизбежные переделы лишают крестьянина главного стимула хорошей обработки, прочности пользования, уверенности в будущем. С другой стороны, в общине вследствие внешних препятствий не создалось того свободного труда, который по чаянию манифеста 19 февраля 1861 года должен был бы стать «залогом домашнего благополучия и блага общественного». Искусственно поддерживаемая община терпела всегда стеснения в своем свободном развитии: разделение чрезмерно больших общин на меньшие с угодьями, близкими к месту селения, затруднялось; не устранялось первоначальное правило, по которому член общины мог отказаться от участия в ней лишь безвозмездно, и таким образом кто уходит, уходит без формального отказа от своей доли, но с пустыми руками, а кто остается, живет под вечным расслабляющим страхом, что ушедшие вернутся и захватят возделанные их руками полосы и угодья; получивший образование крестьянин обязан выйти из общества, и община лишается просвещенного члена и т.д. Без этих тормозов община, возможно, подвинула бы равномерное развитие и оздоровление народа. Уничтожение общины и замена ее подворным владением на праве собственности может расколоть наше крестьянство на две части, враждебные одна другой, на деловитое, хозяйственное крестьянство, весьма консервативное по своим политическим тяготениям, и на безземельную массу, бессильную и темную, которая составит рабочую армию, несущую на себе хозяйство помещика и крестьянина-собственника.

Земские учреждения и Городовое положение . Реформа 19 февраля 1861 г., поставив крепостных крестьян в ряду свободных сельских обывателей, даровала им сословное общественное управление и сословный суд и тем увеличила число сословных управлений, какими пользовались дворянство, города и крестьяне, казенные и удельные. Положение о земских учреждениях создавало в местном управлении круг общих дел, в которых общественные классы, действовавшие дотоле разрозненно, соединялись для совместной деятельности. Указ 1 января 1864 г. призывал «к ближайшему участию в заведовании делами, относящимися до хозяйственных польз и нужд каждой губернии и каждого уезда, местное их население». До тех пор дела такого рода в каждой губернии ведал весьма неудовлетворительно Комитет земских повинностей , собиравшийся раз в три года и составлявшийся под председательством губернатора частию из коренных чиновников (председателя казенной палаты и управляющих палатой государственных имуществ и удельною конторой с подведомственными им уездными начальниками), частию из сословных выборных (предводителей дворянства, городских голов и пр.). Комитет составлял сметы и раскладки земских повинностей. Большая часть земских денежных сборов, составлявших ежегодно сумму свыше 20 милл. рублей, шла на общие государственные потребности и только малая доля на местные земские нужды. Предметы ведомства земских учреждений по Положению 1864 г.: заведование имуществами, капиталами и денежными сборами земства, устройство и содержание зданий и путей сообщения, содержимых на счет земства, народное продовольствие, общественное призрение, участие, преимущественно хозяйственное, в попечении о народном здравии и образовании, взаимное земское страхование имуществ, меры против падежей скота, представления и ходатайства о земских пользах и нуждах и т.п. Соответственно хозяйственным задачам земского управления участие в нем определяется имущественным цензом. Земство — совокупность лиц и учреждений, которые владеют в городе или уезде известным пространством земли или другим недвижимым имуществом определенной ценности, по цензу, либо промышленным или торговым заведением с определенным годовым оборотом;[4] предоставлено чрез свои органы управления ведать местное земское хозяйство. Земство ведет свои дела в уездных и губернских земских учреждениях посредством выборных гласных . Для выбора гласных в уездное земское собрание избиратели частию по роду имущества, частию по месту его нахождения (в городе, в уезде) образуют отдельные избирательные съезды 1) уездных землевладельцев, 2) городских избирателей и 3) выборных от сельских обществ, которых назначают волостные сходы из своей среды. Уездное земское собрание под председательством уездного предводителя и членов уездной земской управы избирает гласных в губернское земское собрание (по одному на шесть уездных гласных), а оно избирает из своей среды председателя и членов губернской земской управы . Все выборы производятся на три года. Уездные и губернские земские собрания собираются ежегодно по одному разу на положенные сроки; управы действуют в продолжение всего года. Земским собраниям принадлежит власть распорядительная с общим надзором за ходом земских дел: они выслушивают отчеты управ и решают вопросы по земскому хозяйству. Земским управам принадлежат распоряжения исполнительные и вообще ближайшее заведование земскими делами, губернатору — надзор за деятельностью земских учреждений, Сенату — разбор пререканий губернатора с земскими собраниями и жалоб на них частных лиц и учреждений. Земские учреждения ведут вверенные им дела самостоятельно; но губернатор может остановить исполнение их решений, несогласных с законом и общими интересами государства.

Положение о земских учреждениях вводило новую общественную классификацию, не совпадавшую с сословным делением русского общества. К классу уездных землевладельцев причислены лица всех сословий, имеющие положенный для него имущественный ценз, в том числе и православные священнослужители, владеющие в уезде церковной землей в определенном размере; со времени Петра Великого белое духовенство впервые является здесь со значением земского класса наряду с другими сословиями. Крестьяне «без различий ведомств», бывшие крепостные, удельные и казенные, впервые соединены в один класс, представляемый земскими гласными от сельских обществ и названный в Положении сельским сословием . Но и прежнее сословное деление не осталось без влияния на состав земского управления. Дворянство и в земских учреждениях сохранило преобладающее значение, каким пользовалось оно дотоле в местном управлении. Уездный предводитель дворянства по Положению непременно председательствует в уездном земском собрании, а губернский в губернском, если только Императором не назначено для того особое лицо. В уездных земских собраниях 33 внутренних губерний Европейской России, в которых первоначально введено было Положение 1864 года, почти половина гласных (6104 из 13035) избирались уездными землевладельцами, огромное большинство которых, особенно в первое время действия Положения, составляли дворяне. Члены избирательного съезда землевладельцев, а также местные православные священнослужители могли быть избираемы в гласные и от сельских обществ. Положение имело в виду дать участие в земском управлении лицам всех сословий и частию по их сословному значению. По сметам на 1903 г. доходы всех земств по 34 земским губерниям исчислялись в 104 милл. руб.

Устройство местного общественного управления завершено было новым Городовым Положением 16 июня 1870 года. Предметы ведомства нового городского управления сходны с ведомством земских учреждений: это — «попечение и распоряжение по городскому хозяйству и благоустройству». Но право участия в городских выборах не обусловливалось определенным имущественным цензом: в выборах участвовали все городские обыватели без различия сословий, владевшие в городе каким-либо недвижимым имуществом или платившие в пользу города какой-либо налог, как бы ни были незначительны это имущество и этот платеж. Таким образом, городское управление, которому Жалованная грамота 1785 года пыталась сообщить всесословный характер, Положение 1870 года сделало бессословным. Органы управления: 1) городская дума с распорядительной властью, из гласных, избираемых на 4 года в городских избирательных собраниях; 2) городская управа , учреждение исполнительное, избираемое городскою думой; 3) городской голова , также избираемый думой, председательствует в ней, в управе и в избирательных городских собраниях; 4) губернское правление с участием губернского городского головы, разбирает пререкания между думой и администрацией, как и между самими городскими общественными учреждениями, равно и жалобы на постановления городской думы.

Судебные уставы 1864 г . Судебная реформа была таким же необходимым следствием крестьянской, как и земская, и вводила всесословное участие общества в отправление правосудия, как земская предоставляла всем сословиям заведование местным общественным хозяйством. Обществу, ставшему свободным во всем своем составе, необходим был суд, общий для всех составных частей его, основанный на равенстве всех перед законом, действующий открыто перед обществом и при его содействии. Начала такого суда были предуказаны Высочайшим повелением (январь 1862 г.), предписавшим канцелярии Государственного Совета изложить соображения «о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России». По соображениям государственной канцелярии, рассмотренным и дополненным Государственным Советом, составлены были Основные положения преобразования судебной части. Особая комиссия при государственной канцелярии (председатель — государственный секретарь Бутков), в состав которой вошли лучшие правоведы, ученые и практики, из этих положений выработала подробные Судебные Уставы , утвержденные 20 ноября 1864 г. Здесь устанавливаются: 1) правила гражданского и уголовного судопроизводства, коими определяются средства для восстановления силы нарушенных законов, и 2) система судоустройства, т.е. учреждения, коими эти правила приводятся в действие.

Власть судебная принадлежит мировым судьям, решающим дела единолично , и судебным местам коллегиальным : съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам и Правительствующему Сенату. Судебная власть всех этих учреждений простирается на лица всех сословий и на все дела, гражданские и уголовные. Эти учреждения решают дела по существу, кроме Сената, который в качестве верховного кассационного суда, не решая дел по существу, наблюдает за охранением точной силы закона и за единообразным его исполнением всеми судебными установлениями Империи.



Мировые судьи решают уголовные и гражданские дела меньшей важности, которые требуют скорого решения на месте и близкого знакомства с местными отношениями или которые, возникая из взаимных недоразумений, могут быть улажены примирением тяжущихся посредством разъяснения их недоразумений лицом, пользующимся доверием обеих сторон. Примирение тяжущихся — главнейшая задача мирового судьи и высшее качество его правосудия. На эти задачи мирового суда и рассчитано его устройство. Уезд с находящимися в нем городами составляет мировой округ, который делится по местным условиям на большее или меньшее количество мировых участков. Обе столицы делятся каждая на несколько мировых округов, состоящих из двух или более частей города. В мировом округе сверх участковых полагаются еще почетные мировые судьи, служащие безмездно и заменяющие участковых в определенных законом случаях. Те и другие избираются на три года всеми сословиями , именно уездными земскими собраниями, в городах думами, из местных жителей, обладающих установленным цензом, образовательным и имущественным (недвижимой собственностью известного размера или ценности, наприм. 400 десят. земли в Московской губ.). Собрание участковых и почетных мировых судей округа составляет высшую мировую инстанцию — съезд мировых судей .

Окружные суды решают и гражданские и уголовные дела всех сословий и заменили собою прежние сословные суды первой инстанции (уездные суды, магистраты или ратуши, нижние расправы), установленные Учреждением о губерниях 1775 г. Окружной суд состоит из председателя и членов и учреждается на несколько уездов. Членами окружного суда считаются и судебные следователи , которые производят следствия по уголовным делам в назначенных для каждого из них участках судебного округа. В уголовных делах, за которые в законе положены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния, к составу суда присоединяются присяжные заседатели для определения вины или невиновности подсудимых. Отдельное решение вопросов о виновности и о наказании и даже различными судьями необходимо для того, чтобы решение суда внушало к себе общественное доверие, как приговор правосудия, а не произвола. Определение наказания, которое должно быть основано на законе, на его знании и правильном понимании, — дело судей-законоведов. Вопрос о виновности может быть справедливо решен только по совести. В лице присяжных заседателей, вызываемых из общества, призывается к такому решению общественная совесть . Потому присяжными заседателями могут быть только лица, пользующиеся заслуженным общественным доверием, как выразители мнения большинства благонадежных граждан или как представители лучших элементов общества и притом всего общества, а не каких-либо отдельных его классов. Сверх известных нравственных качеств для правильной оценки вины подсудимого необходимо еще хорошее знакомство с нравами, обычаями и общественной жизнью известной местности. Этими соображениями и определяются внешние и внутренние качества, которыми обусловливаются способность и право быть присяжным заседателем: определенный возраст (от 25 до 70 лет), жительство в уезде не менее 2 лет, владение имуществом (наприм. землею не менее 100 десятин или доходом во всех местах, кроме столиц, не менее 200 р. в год), известная степень образования, доверие, приобретенное государственной или общественной службой, и т.п. Местные обыватели всех сословий (кроме духовенства и военнослужащих чинов), удовлетворяющие внешним условиям, вносятся в общие списки присяжных заседателей, составляемые по каждому уезду отдельно особыми временными комиссиями из лиц, назначаемых ежегодно уездными земскими собраниями, а в столицах соединенными заседаниями городских дум и местных уездных земских собраний. Те же комиссии под председательством уездных предводителей дворянства составляют очередные списки по уездам, выбирая из общих только тех лиц, которые в предстоящем году имеют быть призываемы к исполнению обязанностей присяжных заседателей (по городам С.-Петербургу и Москве с их уездами 1200 лиц, по уездам, где более 100 тыс. жителей, 400, где менее — 200). Комиссия производит эту выборку по своему усмотрению на основании внимательной оценки внутренних качеств каждого избираемого лица, необходимых для добросовестного выполнения им судебных обязанностей. Решение присяжных заседателей не подлежит пересмотру; но если суд признает единогласно, что этим решением осужден невинный, то он постановляет передать дело на рассмотрение нового состава присяжных.

Судебные палаты . Приговоры по уголовным делам, постановленные окружным судом без участия присяжных заседателей, и по всем делам гражданским могут быть обжалованы (апелляция) в судебной палате. Приговоры ее, как и окружного суда с участием присяжных, почитаются окончательными, которые могут быть отменяемы только в случае нарушения или неправильного применения закона (кассация) . Ведомство судебной палаты простирается на округ, состоящий из нескольких губерний или областей.

Главные начала , положенные в основание судебного порядка, так устроенного: 1) отделение власти судебной от исполнительной, 2) введение в гражданские дела состязательного, в уголовные обвинительного процесса вместо следственного, 3) гласное и устное или словесное судопроизводство вместо закрытого канцелярского и письменного, 4) установление только двух судебных инстанций и кассационного суда, 5) сочетание выборного начала с правительственным назначением. Уже Учреждение о губерниях 1755 г. предоставило трем сословиям замещать некоторые судебные должности по выборам; но эти выборы производились каждым сословием отдельно от остальных, и выборные сословные судьи (кроме совестного суда) ведали дела лиц только своих сословий. По Уставам 1864 г. мировые судьи выбираются всеми сословиями, а присяжные заседатели из всех сословий произносят приговоры о вине или невиновности над подсудимыми без различия сословий. Таким образом всесословное представительство в суде получило полное развитие и действительное значение, и судебная реформа стала дальнейшим и крупным шагом в ходе уравнения и сближения сословий для совместной деятельности.

Перемены в местном управлении и суде . Мировые посредники , принадлежа к местному дворянству, при введении Положений 19 февраля руководили определением отношений крестьян к их бывшим помещикам и деятельностию сельских и волостных крестьянских учреждений. Эти учреждения, с упразднением мировых посредников в 1874 г., были предоставлены самим себе. Законом 12 июля 1889 г. учреждена должность земских начальников . Сельские и незначительные городские поселения уезда распределены на участки, из коих в каждом земский начальник, назначаемый губернатором, по соглашению с губернским и подлежащим уездным предводителями дворянства, из местных дворян, имеющих установленный образовательный и имущественный или служебный ценз, ведет административные и судебные дела. Главная административная обязанность земского начальника — надзор за крестьянским общественным управлением. В судебных делах земские начальники заменили упраздненных тем же законом уездных мировых судей; только для наиболее важных дел учреждена должность уездного члена окружного суда , по одному на уезд. В городах (кроме обеих столиц и шести наиболее крупных городов, где сохранены мировые учреждения) для судебных дел, соответствующих компетенции земских начальников, учреждены назначаемые министром юстиции городские судьи . Вторая инстанция, уездный съезд , по роду дел, совмещаемых в ведомстве земских начальников, разделяется на два присутствия, административное и судебное, с неодинаковым составом; в обоих председательствует уездный предводитель дворянства, что придает съезду сословный характер. Окружной суд составляет вторую инстанцию для дел его уездного члена, действуя на правах съезда мировых судей. Высшую в губернии инстанцию для этих учреждений с правами надзора за их деятельностию составляет губернское присутствие под председательством губернатора из высших должностных лиц губернской администрации и суда с двумя непременными членами , назначаемыми губернатором из местного дворянства в порядке и на условиях назначения земских начальников.

Преобразовано было и местное общественное управление, земское и городское. Положением 12 июня 1890 г. о губерниях и уездных земских учреждениях группировка избирателей по роду имущества заменена распределением их на сословные группы — дворянскую, городскую и крестьянскую; при этом непосредственный выбор крестьянских гласных волостными сходами заменен выбором кандидатов, из числа которых губернаторы по отзывам земских начальников назначают гласных в земское собрание. Усилен правительственный надзор за земским самоуправлением: постановления земских собраний не могут быть приводимы в исполнение, пока не утверждены губернатором или по его представлению министром внутренних дел. Особый тип местного земско-хозяйственного управления создан Положением 2 апреля 1903 г. для девяти губерний Западной России. Управление земским хозяйством в каждой из этих губерний вверено губернскому и уездным комитетам по делам земского хозяйства с распорядительной властью, а исполнительные действия возложены на губернскую и на уездные управы по делам земского хозяйства . В сложный состав комитетов рядом с высшими (губернскими) и подчиненными (уездными) должностными лицами разных ведомств местной администрации входят и земские гласные , не менее двух от каждого уезда, назначаемые по представлению губернатора министром внутренних дел на 3 года из лиц, имеющих постоянное жительство в уезде и владеющих здесь недвижимым имуществом или торгово-промышленным заведением. В губернском комитете председательствует губернатор, в уездных — уездные предводители дворянства, в Западном крае назначаемые правительством. Председатель и члены губернской управы также назначаются министром и состоят на государственной службе. В городском самоуправлении новое Городовое Положение 11 июня 1892 г. возвысило имущественный ценз: избирательное право обусловлено недвижимым городским имуществом известной ценности смотря по населенности городов (от 3 тыс. руб. в столицах до 300 р.) или торгово-промышленным предприятием по купеческому свидетельству первой (в лицах) или второй гильдии. Правительственный надзор, как и другие условия деятельности городского общественного управления, определен применительно к новому земскому Положению.



Устав 1874 г. о воинской повинности составил один из важнейших моментов в уравнительном переустройстве русского общества. При системе рекрутских наборов воинская повинность, наиболее тяжелая из всех государственных повинностей, была распределена крайне неравномерно: вследствие разнообразных сословных и других изъятий вся тяжесть ее падала почти исключительно на мещан и крестьян (5½ миллион. изъятых на 24½ миллион. подлежавших повинности). Устав, утвержденный 1 января 1874 г. (при военном министре Д.А. Милютине), установил всесословный призыв к исполнению воинской повинности. Мужское население подлежит этой повинности «без различия состояний». Вступление в военную службу по ежегодным призывам решается жребием, который вынимают все, достигшие призывного возраста (20—21 г.). Из них признанные годными принимаются на службу в числе, ежегодно назначаемом, какое требуется для пополнения постоянных войск , сухопутных и морских; остальные зачисляются в ратники ополчения , которое созывается лишь в чрезвычайных обстоятельствах военного времени и составляется из всего не числящегося в постоянных войсках, но способного носить оружие мужского населения от призывного до 40-летнего возраста включительно. Выслужившие срок действительной службы увольняются в запас , призываемый на действительную службу в случае необходимости привести войска в полный состав. Полные сроки службы действительной и в запасе 6 и 9 лет в армии, 7 и 3 года во флоте. Отменены замещения и откупы от военной службы, но допущены отсрочки в отправлении повинности, а также разные изъятия и льготы, дающие (по неспособности к военной службе, по семейному или имущественному положению, по званию и роду занятий и особенно по образованию) право на освобождение от воинской повинности вообще, или от действительной службы в мирное время, либо только на сокращенные сроки действительной службы. Так, освобождаются от воинской повинности священнослужители всех христианских исповеданий, а также православные псаломщики (на известных условиях), льготные по семейному положению первого разряда (единственный способный к труду сын при отце к труду неспособном или при матери-вдове и т.п.); освобождаются от действительной службы в мирное время и зачисляются в армейский запас на 15 лет преподаватели учебных заведений, содержимых правительством или уставы коих им утверждены; сроки действительной службы в армии по жребию сокращаются по степени полученного образования (от 4 лет в начальных училищах до 6 месяцев в высших учебных заведениях) с увеличением на соответствующее число лет срока состояния в запасе. Лицам, удовлетворяющим определенным условиям образования, предоставляется отбывать воинскую повинность в армии без жребия, вольноопределяющимися , и соответственно полученному образованию они обязаны прослужить в действующих войсках 3 месяца, полгода или 2 года. Широкими льготами по образованию военная реформа весьма много способствовала распространению народного просвещения. Мысль закона 1874 г. в том и состоит, что по современным условиям войны только та армия может рассчитывать на боевой успех, в которой грамотными развитыми и находчивыми солдатами командуют офицеры с основательным образованием не только специальным, но и общим.

При действии устава 1874 г. европейская армия России по составу обученных людей не превышала в военное время 1.270.000 человек, когда Германия могла выставить армию в 3.734.000, а Австро-Венгрия в 1.821.000. Между тем являлись поводы опасаться вооруженного столкновения с ближайшими соседями на Западе. Чтобы увеличить боевые силы, не обременяя населения чрезмерно личной повинностью, а казны непосильными расходами, правила 14 июня 1888 г., сократив действительную службу на один год, увеличили срок состояния в запасе на 3 года, так что продолжительность действительной и резервной службы с прибавкой к последней четвертого года, взятого у первой, возросла с 15 до 18 лет (как в Германии). Трехлетняя прибавка распространена на льготных по образованию и на вольноопределяющихся. По тому же закону срок состояния в ополчении продолжен до 43-летнего возраста. С целью пополнить в армии состав офицерских чинов образованными людьми и побудить последних поступать в ряды войск добровольно, законом 1886 г. трехмесячный и полугодовой срок действительной службы вольноопределяющихся заменен годовым, а полугодовой и полуторагодовой срок льготных по образованию жеребьевых — двухлетним.

В первые пять призывов (1874—1878 гг.) вынимало жребий ежегодно средним числом немного менее 700.000 человек; из них для ежегодного пополнения армии и флота требовалось около 180.000; с правами на сокращенные сроки по образованию поступало на службу немного более 1% всего числа новобранцев. В 1902 г. для пополнения постоянных войск призвано 318.745 человек, а в 1904 г. по случаю войны с Японией число призванных увеличено до 447.402.

Возвещенные реформы . Высочайший указ Сенату от 12 декабря 1904 г. возвестил ряд реформ, продолжающих дело уравнения сословий и подготовки их к совокупному участию в управлении. Особому совещанию по важнейшим вопросам устроения крестьянской жизни повелевается, чтобы работы его привели законы о крестьянах, как полноправных свободных сельских обывателях, «к объединению с общим законодательством Империи». Между прочим, указ предписывает «предоставить земским и городским учреждениям возможно широкое участие в заведовании различными сторонами местного благоустройства и призвать к деятельности в этих учреждениях на однородных основаниях представителей всех частей заинтересованного в местных делах населения», образовав в дополнение к действующим губернским и уездным земствам однородные с ними и более близкие к населению земские учреждения в более тесных по пространству, чем уезд, округах (так называемая «мелкая земская единица»). Признано также неотложным преобразование судебной части в целях уравнения перед судом лиц всех состояний. Доселе крестьяне подсудны своим особым волостным судам, не связанным с общими судебными установлениями и подчиненным губернской администрации, притом в большей части правонарушений, за исключением важнейших, изъятым из-под действия общих уголовных и гражданских законов.

Указом 12 декабря не ограничились преобразовательные предначертания. В памятный день 18 февраля 1905 г. изданы три акта. Высочайшим рескриптом на имя министра внутренних дел возвещено о привлечении «достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждению законодательных предположений», и именным указом Сенату от того же числа облегчается «всем верноподданным, радеющим об общей пользе и нуждах государственных», возможность непосредственного обращения к верховной власти и на состоящий под председательством Государя Совет Министров возлагается «рассмотрение и обсуждение поступающих на Высочайшее имя от частных лиц и учреждений видов и предположений по вопросам, касающимся усовершенствования государственного благоустройства и улучшения народного благосостояния». Таким образом деятельности общественных классов, доселе ограниченной делами местного хозяйственного управления и суда, открывается путь к совместной с центральным правительством работе над вопросами общегосударственными, законодательными, люди, облеченные доверием народа , всех его классов, призываются «содействовать успешному осуществлению преобразований, направленных к обновлению духовной жизни народа, к упрочению его благосостояния и усовершенствованию государственного порядка», как гласит Высочайший манифест от того же 18 февраля 1905 г.



Ход образования русского общества . В Московском государстве XVII в. с прекращением земских соборов общество распадалось на классы, разделенные сословными правами и обязанностями, с разобщенной деятельностию, замыкавшейся в круг сословных дел и интересов. С Петра Великого законодательная перестройка общества совершалась двумя параллельными порядками мер, из коих одни уравнивали его классы, другие сближали их и подготовляли к совместной деятельности. Процесс уравнения состоял в том, что одни сословные права и обязанности упразднялись, а другие с одного сословия распространялись на прочие и чрез это становились общими (распространение при Петре Великом воинской повинности на неслужилые классы и податной на холопов и вольных людей, снятие казенных служб с торгово-промышленных людей при Елизавете, распространение некоторых личных и общественных прав дворянства на высшие разряды городских обывателей по Жалованной грамоте городам 1785 г., предоставление лицам всех свободных состояний права личной поземельной собственности по закону 12 декабря 1812 г., законы 20 февраля 1803 г. и 2 апреля 1842 г., подготовляющие юридические основы для отмены крепостной зависимости, и, наконец, предоставление бывшим помещичьим крестьянам гражданских прав с сословным самоуправлением по Положению 19 февраля 1861 г. и уравнение всех перед законом в общем суде по Судебным Уставам 20 ноября 1864 г. и в несении воинской повинности по Уставу 1 января 1874 г.). В ходе взаимного сближения и подготовки сословий к совместной деятельности можно различить три момента неодинакового значения. В Комиссию 1767 г. призваны были представители разных классов русского общества содействовать правительству в законодательной работе, и она подготовила материалы для губернских учреждений 1775 г., призвавших к участию в местном управлении и суде все свободные классы гражданского общества, и для Жалованной грамоты городам, пытавшейся сделать из города всесословное общество. Потом в Положении 1831 г. о дворянской службе мелькнула мысль сделать дворянство местным представителем всех других классов общества. Но оба процесса замедлялись некоторыми особенностями положения государства и общества. Вместе с расширением государственной территории и усложнением управления росла потребность в людях, пригодных для государственной службы, военной и гражданской. Еще до Петра Великого служилый класс пополнялся путем выслуги из других сословий. Табель о рангах 1722 г. укрепила этот путь, причисляя к потомственному дворянству всех, кто дослуживался до чина VIII класса, «хотя бы они и низкой породы были». С времени Петра Великого служебная годность была обусловлена образовательным цензом; но этот ценз не стал средством общественного уравнения и объединения. Государство и общество складывались так, что правительство искало и вне дворянства способных и образованных людей для государственной службы и вводило их в дворянство, а способные люди из недворян путем образования и службы стремились выйти из своего состояния и стать дворянами. Так школа и служба переливали общественные силы снизу наверх и этим наперекор уравнительным и объединительным стремлениям законодательства усиливали разобщение между высшим и низшим классами, искусственно понижая умственный уровень и общественное значение последних. Екатерину II занимала мысль создать в России образованное среднее сословие, кадрами которого служили бы люди, «из подлости (простонародья) к наукам взятые». В царствование Николая I думали придать средней и начальной школе профессионально-сословный характер, при котором каждый «не стремился бы чрез меру возвыситься над тем состоянием, в коем ему суждено оставаться». Чтобы остановить или ослабить стремление торгово-промышленных людей в дворянство путем службы, в 1832 г. учреждено было привилегированное состояние почетного гражданства , потомственного и личного. Наконец, 1851-м годом открывается период усиленной и разносторонней переработки общества в уравнительном и объединительном направлении. Разные разряды крестьян сливаются в однородное сельское сословие; общество получает всесословное участие в местном земском и городовом управлении и в отправлении правосудия; устав о всеобщей воинской повинности и отмена подушной подати (с 1 января 1887 г.) с дальнейшими переменами в системе прямых налогов значительно сгладили прежнее коренное деление общества на привилегированное и податные сословия. В то же время совершалось постепенное обобщение понятий, нравов, бытовых отношений под действием новых учреждений, школы, печати и других культурных средств общения. Сословные учреждения и правовые различия еще сохраняются; но одни из них служат воспомогательными средствами общего государственного управления (участие предводителей дворянства в местном управлении, сословный характер земских начальников, крестьянские учреждения), а некоторые являются пережиточными остатками прошлого.

Японско-русская война. Мировые соотношения держав, приведшие год за годом к этой войне, представляют глубокий общеисторический интерес. Настойчиво совершая займы, вводя новые косвенные налоги и централизуя государственное управление, Россия к концу восьмидесятых годов достигла положения, при котором она могла затрачивать огромные суммы на флот и армию. Положение русского правительства, независимого в действиях своих ни от общественного мнения, ни от настроений народных масс и державшего в руках своих все нити государственного управления, долгое время служило предметом тревожного внимания со стороны великих держав, всячески старавшихся обезопасить себя от возможных эволюций политики петербургского кабинета. Занятие Маньчжурии было принято как перемена политического курса, которого держался император Александр III, и повлекло за собою заключение англо-японского договора, парализовавшего франко-русский союз на Дальнем Востоке. Этот договор и был первым шагом вражды, так как перед тем в безуспешной миссии маркиза Ито в 1901 году Япония стремилась достигнуть непосредственного соглашения с Россией. Облекшаяся в современные государственные формы Япония быстро выросла в компактную силу, стремившуюся на материк в силу реальных неудержимых интересов своего народного труда, высоко напряженного и перенаселением, и давнею своеобразною культурой на тесном пространстве плодородной страны. Как выяснилось впоследствии, Япония и предприняла труд исследования действительной военной силы России и в главном штабе японской армии быстро узнали слабые стороны русской организации, мало улучшившейся со времени турецкой войны. Между тем техническое усложнение военного дела требовало совсем иной подготовки. Режим закрытых военно-учебных заведений, самое обучение в коих получило характер сословной привилегии дворянства, способствовал замене духа призвания духом привилегии, изучение военного дела тормозилось внешнею выучкой, традицией николаевской эпохи. В большинстве случаев военная школа не дает офицерству нитей, чтобы привязать к себе и воспитать в военном отношении многоплеменную и многоязычную массу армии, и единственным средством превращения новобранца в солдата является полукаторжный режим казармы, убивающий в рядовых необходимое в современной войне чувство инициативы и сознательного свободного энтузиазма. Всецело в массе своей зависящее от служебного заработка, офицерство не может препятствовать и надстройке над ним высшей военной бюрократии, сильной связями, протекцией, средствами, которая и распоряжается самовластно и безответственно делами армии, к великому ущербу ее боевой способности.

Военному столкновению между Японией и Россией предшествовали продолжительные переговоры между обоими правительствами. Япония, заручившись договором с Англией и готовая к войне совершенно, пожелала разграничить с далеким соседом сферы влияния на материке, и притом сообразно с реальным соотношением сил. Сравнительная слабость России на Дальнем Востоке сознавалась отдельными представителями русского правительства; кроме того, насущным интересам Японии на материке, и в частности в Корее, нечего было противопоставить с русской стороны, так как нужная России северная Маньчжурия вряд ли была нужна Японии. Русское правительство и проявило уступчивость; но нежелание очистить южную Маньчжурию и раздражавшие японского общество хищнические затеи влиятельных спекулянтов в Корее дали повод к войне и создали настроение, при котором она и вспыхнула после перерыва переговоров 24-го января 1904 года; удачная атака на русский флот обеспечила Японии господство на море, и русская армия усвоила тактику отступления и постепенного накопления сил, японская — наступления и постепенного захвата территории, и обе стороны изменяли себе, приковывая части сил к Порт-Артуру: одна — чтобы поддержать с ним сообщение, другая — чтобы оторвать его. Битвы при Кинжоу (13 мая 1904) и Вафангоу (1—2 июня) решили эту борьбу в пользу Японии. Первое генеральное сражение при Ляояне (12—21 авг. 1904) не дало японским войскам решительного перевеса, но принудило русских к отступлению. Второе сражение при Шахэ (22—30 сент.) заключило кампанию 1904 года. Небывалое по размерам и кровопролитию, оно также не решило войны. В зимний период на южном театре войны решилась участь Порт-Артура, продержавшегося всего 20 дней после смерти своего славного защитника, ген. Кондратенка, а по возобновлении кампании на севере в 1905 г. произошло и решающее сражение войны под Мукденом (13—24 февраля), беспримерное в истории по громадности сил и жертв. Оно, как и первые два, не окончилось прямым разгромом русской армии в бою, но на этот раз во время отступления армия понесла такие потери, что исход кампании был решен. В противоположность сухопутной армии, русский флот, частью расстрелянный в водах П.-Артура, частью потопленный при Цусиме (14—15 мая) и частью неумело затопленный своими при сдаче П.-Артура, не оказал врагу достойного сопротивления.

Война обнаружила полную непригодность флота, его материальной части и личного состава, а в сухопутной армии целый ряд глубоких изъянов: отсутствие знаний, произвол и бюрократический формализм высших чинов, а вместе с тем подавленность рядового офицерства, лишенного подготовки, инициативы.

23 августа 1905 г. в Портсмуте подписан был мирный договор между Японией и Россией. Россия уступала Японии южную половину Сахалина, т.е. часть своей территории, затем арендные права в Квантунской области и выстроенные с такими тяжелыми затратами Порт-Артур, Дальний и самую железную дорогу, начиная от пункта южнее Харбина (на 250 в.). За Японией со стороны России признавалось право исключительного протектората над Кореей. Россия сохранила за собою договорные права, связанные с обладанием северными участками Восточно-Китайской ж. д. (Харбин — Владивосток), но самую Маньчжурию обе стороны обязывались очистить от своих войск. Кроме того, Россия, не платя контрибуции, вознаграждала Японию за содержание многочисленных русских пленных. Япония по этому договору приобретала территорию, почти равную своей собственной, Россия осталась с незащищенною железною дорогою к Владивостоку и весьма дурным стратегическим положением на Дальнем Востоке, без тех пространств северной Маньчжурии, которые столь ей необходимы для обороны Восточной Сибири и Приморской области (см. выше). Так закончилась самая несчастная и самая изнурительная война, какую вела Россия. Чтобы собрать мильон войска и увезти его за 7 тыс. верст, понадобилось сломать сотни тысяч крестьянских хозяйств, оторвать от дела сотни тысяч рабочих рук, погубленных затем в Маньчжурии или ввергнутых в острую безработицу, наступившую после войны. Вместе с тем на платежные силы живущего и следующего поколения легла огромная тяжесть мильярдных затрат, сделанных русским правительством на Дальнем Востоке и ради Дальнего Востока в слепой и безответственной трате народных сил.



Реформы 1905 и 1906 гг . Японская война обнаружила на кровавых и потрясающих примерах и перед самыми широкими кругами населения всю несостоятельность правительственных действий. Стремлением правительства опереться в дальнейших своих мероприятиях на консервативные и влиятельные слои общества вызвано было Учреждение Государственной Думы , изданное при соответствующем манифесте 6 августа 1905 г.: в русской государственной жизни полагалось начало народному представительству , созываемому ежегодно и установленному раз навсегда. Этот законодательный акт был первым шагом от того чисто приказного строя, которому оставалось верно русское государство во всех чертах своего устройства; но в этом не все значение первоначального учреждения Думы, которому жизнь не дала осуществиться: последующие реформы были не столько отменою, сколько развитием Думы 6 августа и водворением ее на конституционные основания, делящие верховную власть между короною и народным представительством. Дума 6 августа имела быть законосовещательною : ее постановления не имели обязательной силы; однако «законодательные предположения», отвергнутые большинством и Думы, и Государственного Совета, при котором состояла Дума (и до известной степени в положении, подчиненном Совету), не передавались на усмотрение верховной власти (ст. 49). Ведению Думы подлежали все предметы, требующие издания законов и штатов, государственная роспись, сметы министерств, отчеты Контроля и пр. (ст. 33). Но законодательная инициатива Думы поставлена была в тесные рамки: проект нового закона может исходить не от одного члена Думы, а не менее как от 30, и если принят большинством двух третей в Думе, но отвергнут министром, к ведомству которого относится, то поступает на экспертизу Государственного Совета (ст. 55—57). Еще ограниченнее право Думы по надзору за управлением: в то время как для постановки законопроекта Думе нужно одно голосование и один месяц (ст. 55), — для того, чтобы довести до Государственного Совета свое разногласие с министром в этой области, Думе потребно двукратное (до ответа министра на запрос и после этого ответа) голосование, притом второе должно дать большинство двух третей (Пол. о выб., ст. 58—61).

Вместе с Учреждением Думы 6 августа издано было и Положение о выборах в нее. Все политическое значение реформы сводилось к тому, сколь широкие круги населения окажутся в рядах избирателей. Избирательный закон 6 августа построен на началах классового и цензового представительства: он вручал избирательное право очень узким кругам лиц, избирающим членов Думы от данной губернии (или области) в одном общем губернском избирательном собрании ; но выборы выборщиков, голосующих в этой стадии выборов, разбиваются на три независимые избирательные собрания: съезд уездных землевладельцев, съезд городских избирателей, съезд уполномоченных от волостей и станиц (ст. 3). (Города, обособленные в независимые округа, выбирают выборщиков по участкам и членов Думы в городском собрании выборщиков.) Распределение числа выборщиков между этими съездами находится в зависимости от имущественной силы каждой группы, соответственно условиям данной местности, и не находится в прямой зависимости от численности лиц, пользующихся в каждом съезде правом голоса. При большой разнице ценза (в съезде землевладельцев примерно 15 т. р., в съезде гор. избирателей лишь около 1500 р.) выходит, что голос уездного землевладельца имеет гораздо более избирательной силы, чем голос городского избирателя. Кроме ценза простого, выборы устанавливают и ценз сложный — ценз лиц, владеющих в уезде или землею в размере не менее десятой доли количества десятин, определенного для каждого уезда, или иным недвижимым имуществом (но не торгово-промышленным заведением) стоимостью не менее 1500 р. Такие лица в особом съезде избирают по одному уполномоченному в съезде уездн. землевладельцев, полагая по одному на полный избирательный ценз. Таким образом, голос таких лиц ровно в десять раз слабее голоса уездного землевладельца. Крестьянское представительство осложняется одною лишнею степенью (волостной сход — съезд уполномоченных — губернское собрание), если считать волостной сход за первую степень. Зато из числа членов Думы от каждой губернии один должен быть крестьянин. Торгово-промышленные люди, не имеющие земельного ценза, включены в состав городских избирателей, хотя бы проживали в уезде. Приведенные черты дают понятие об избирательной системе 6 августа как о системе, дающей преимущество землевладельческим слоям общества.



Манифест 17 октября и реформа представительства . Глубокие волнения, охватившие страну осенью 1905 года, дали жизнь торжественному акту, в котором правительство становится на новый путь разделения законодательной власти между монархом и представительными учреждениями. Из трех статей манифеста 17 октября, о гражданской свободе, о расширении избирательного права и о законодательной власти Думы, без согласия коей не может восприять силы никакой закон, до сих пор разработаны в законы лишь вторая и третья статьи. Указом Сенату 11 декабря 1905 г. круг избирателей в Государственную Думу расширяется весьма значительно, почти до пределов всеобщего избирательного права. Но с другой стороны, сохранены избирательные курии 6 августа и число выборщиков от каждого съезда определяется по-прежнему в соответствии с размером налогов и сборов, идущих с каждой категории избирателей. Новые голоса распределились между съездами далеко не равномерно: имущественный ценз «домообзаводства», примененный к городским выборам, увеличивает по крайней мере в десять раз число избирателей в городских съездах. Но ценз управления землею и пониженный ценз сложный (отделы III, IV), примененный к съезду уездн. землевладельцев, увеличивает число избирателей в эту курию едва на одну треть (разъяснения Сената в руководство вторых выборов сократили и эту сравнительно небольшую добавочную часть голосов). Наконец, крестьянские выборы оставлены совершенно без изменения. В дополнение к трем съездам 6 августа закон 11 декабря устанавливает еще съезды уполномоченных от рабочих (отдел V указа) фабричного, горного, горно-заводского производств и от железнодорожных мастерских. Рабочие (ст. 4) избирают из своей среды уполномоченных по следующему расчету: в предприятиях с общим числом рабочих мужского пола от пятидесяти до тысячи — одного уполномоченного, а в предприятиях свыше тысячи — по одному уполномоченному на каждую тысячу рабочих. Общее число выборщиков от рабочих в губернских и городских собраниях выборщиков определяется в 236 чел. (по расчету одного выборщика на 10.000 рабочих). Рабочие голоса тонут в массе выборщиков избирательных собраний, ибо выделены в особую курию и, следовательно, не могут повлиять на исход выборов в местах, где они бывают скученны. Таким образом, закон 11 декабря осуществляет весьма широкое, но и весьма неравное избирательное право. Неравенство это усиливается еще тем, что в городские списки вносятся некоторые категории лиц, имеющих местопребывание в уезде: к представителям торгово-промышленного класса по закону 6 августа (см. выше) здесь присоединяются квартиронаниматели в уезде и служащие в правительственных, общественных и сословных учреждениях, если живут в уезде не менее года. Этим из состава уездных съездов, построенных всецело на имущественном цензе, устраняются местные жители, не имеющие этого ценза (к таковым принадлежит, например, почти вся интеллигенция деревни). Наконец, списки избирателей составляются частью явочным порядком и с тем, что не подавший заявления в срок уже теряет на данные выборы свое право, а частию ex officio разными учреждениями. Таким образом как бы устраняются одни избиратели и искусственно привлекаются другие.

За расширением избирательных прав населения последовало новое Учреждение Государственной Думы, изданное в исполнение последней статьи манифеста 17 октября «установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от Нас властей». Изданное 20 февраля 1906 г. также при соответствующем манифесте новое учреждение Государственной Думы дает выражение вышеупомянутому основному правилу в ст. 50. Такое же правило заключается и в новом Учреждении Государственного Совета, поставленного рядом с Думою в качестве верхней палаты (Отд. II, ст. 12) на место прежнего законосовещательного Совета. Совет состоит из членов по назначению и из членов по выборам в равном числе (I, 2), причем председателем назначается ежегодно Высочайшей властью из числа членов Совета по назначению (I, 3). Выборные члены: 6 членов Православной иерархии, 18 членов от дворянских собраний, 6 от Академии Наук и университетов, 12 от торгово-промышленных учреждений (советов и комитетов торговли и мануфактур, биржевых комитетов и пр.) и члены от земских собраний, по одному от каждого. Ценз для права избрания — утроенный земский (около 45.000 р.) или простой земский, если кандидат служил по выборам в определенных должностях. Таким образом Гос. Совет является учреждением бюрократически-классовым (за исключением представителей от Академии и университетов) и не без плутократического оттенка.

Новое Учреждение Государственной Думы, за выделением ст. 50, устанавливающей новый принцип согласия Думы, как непременного условия каждого законодательного акта, в общем, воспроизводит Учреждение 6 августа. Право законодательной инициативы даже стеснено, так как законопроекты могут вырабатываться Думою только в случае отказа министра взять на себя их приготовление (ст. 57). В отношении контроля над администрацией Дума по второму Учреждению также стеснена: в случае отказа министра ответить на запрос вторичное (см. выше) постановление Думы представляется Императору не через Государственный Совет, где мнение Думы может встретить поддержку, а чрез представителя бюрократии — председателя Совета.

Государственная Дума может быть до истечения пятилетнего срока полномочий ее членов распущена указом Императорского Величества. Тем же указом назначаются новые выборы в Думу и время ее созыва (ст. 3). Продолжительность ежегодных занятий Государственной Думы и сроки их перерыва в течение года определяются указами Императорского Величества (ст. 4). Из этих статей видно, что не обеспечена самая продолжительность занятий Думы, достаточная для осуществления хотя бы части ее прав.

Изданные 23 апреля 1906 г. Основные законы подлежат изменению лишь по почину императорской власти (ст. 8). Этими законами, во-первых, устанавливается разделение верховного управления и законодательной власти. Первое принадлежит нераздельно императорской власти, сохранившей название «самодержавной». Вторая осуществляется в единении с Гос. Думой и Госуд. Советом (ст. 7 и 10). Далее подробно предусматривается порядок верховного управления и порядок издания временных правил в отсутствие Думы, когда она распущена. Меры, принятые в порядке верховного управления, подлежат ободрению Думы в течение двух месяцев со дня ее созыва. В основных законах повторяются те статьи из Учреждения Думы и Совета, почин в изменении коих принадлежит императорской власти исключительно. Такими статьями являются все, в коих устанавливаются границы прав Думы.

Одним из самых существенных ограничений законодательных прав Думы является полное равенство ее в делах законодательства с Государственным Советом. Дума лишена даже обычного преимущества нижней палаты над верхней в вопросах расходования народных средств, хотя и по Учреждению Думы рассмотрение и утверждение бюджета составляет законодательный акт, а не акт верховного управления, к которому относятся только чрезвычайные сверхсметные расходы, вызванные нуждами военного времени. В отсутствие Думы министерством постепенно открываются кредиты в прошлогодних размерах.

Собирая, распуская Думу, управляя страной без нее и без нее же издавая важнейшие акты, имеющие законодательное значение (Наказ землеустроительным комиссиям), правительство все же стоит все время лицом к лицу с народным представительством, около которого, как около оси, вращается его деятельность. И в этом глубокая разница с деятельностью правительства до японской войны. Независимое совершенно, среди безмолвного общества, едва подымавшего свой критический голос, оно не имело в своей деятельности даже и такого объединяющего момента, как борьба с Думою, и отдавалось стихийному произволу неожиданных случайностей. В непрерывном взаимодействии правительственной власти и народного представительства, крепнущего в борьбе с ее преобладанием, и заключается залог будущего развития государства и усвоения правительством культурных начал конституционной монархии.



1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   47

  • Земские учреждения и Городовое положение
  • Перемены в местном управлении и суде
  • Устав 1874 г. о воинской повинности
  • Ход образования русского общества
  • Манифест 17 октября и реформа представительства