Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Ю. Питанов, 2006г. Введение в сектоведение




страница1/15
Дата10.03.2017
Размер2.64 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

© В.Ю. Питанов, 2006г.

Введение в сектоведение



Содержание

Предисловие
1. Вводная часть
1.1. Предмет сектоведения

1.2. Христианская апологетика и проблема предвзятости

1.3. Определения терминов «секта», «культ», НРД

1.4. Признаки сект

1.5. Классификация сект

2. Христианство и секты

2.1.1. Отношение Православной Церкви к сектам

2.1.2. Православие и секты: исторический обзор

2.1.3.Православная миссия: определение, практический опыт и пути развития миссионерской деятельности Церкви по отношению к сектантству

2.2. Римо-Католицизм и проблема сект

2.3. Протестантизм и секты


3. Секты в современном мире
3.1. Обзор антисектантской деятельности за рубежом

3.2. Секты в России

3.3. Секты и социум

3.3.1. Секты и государство

3.3.2. Секты и семья

3.3.3. Секты и система образования

3.3.4. Секты и религиозная терпимость

4. Психология контроля сознания

4.1. Теория контроля сознания

4.2. Психологические проблемы, способствующие вовлечению в сектантские организации

4.3. Психологический профиль лидеров сект

4.3.1. Рекомендации миссионеру

4.4. Психологический профиль сектанта: мыслители, верующие, деятели, эмоционалы

4.5. Фобии

4.6. Существующие методы выведения из секты

4.6.1. Примеры технологий вербовки

4.7. Медитация

4.7.1. Рекомендации миссионеру

4.8. Лжепророчества


5. Секулярная психология о проблеме профилактики вовлечения в сектантские движения и психологической реабилитации бывших сектантов
5.1. Профилактика

5.1.1. Кризис отрочества (подростковый период)

5.1.2. Рекомендации миссионеру

5.1.3. Кризис середины жизни

5.1.4. Рекомендации миссионеру

5.1.5. Психологические особенности людей старческого возраста

5.1.6. Рекомендации миссионеру

5.2. Консультирование по вопросу выхода из секты



    1. Психологическая реабилитация

5.3.1. Психологическое состояние бывшего сектанта

5.3.2. Психологические проблемы бывшего сектанта

5.3.3. Практика психологической реабилитации


  1. Практика миссионерской деятельности

6.1. Предварительные замечания

6.2. Практические рекомендации

6.2.1. Теоретические предпосылки православной апологетики

6.2.2. Рекомендации по написанию апологетических и полемических работ

6.2.3. Как уберечься от судебного преследования

6.2.4. Секты в школе

6.2.5. Принцип отделения Церкви от государства

6.2.6. Проведение пикета

6.2.7. Православная апологетика и Интернет

6.2.8. Рекомендации миссионеру по работе в сети Интернет

6.2.9. Принципы полемики с эзотериками

6.2.10. Бывший сектант в Церкви
Заключение
Авторы: предисловие, гл.1., 2.3., 3.2., 3.3., 4., 5.2., 5.3., 6., заключение – бакалавр богословия В.Ю. Питанов; гл. 2.1.3. – бакалавр богословия иерей Георгий Иоффе; гл. 2.1.1., 2.1.2. – бакалавр богословия М.В. Котиков; гл. 5.1.1, 5.1.3., 5.1.5. – психолог О.И. Прыгункова, В.Ю. Питанов; гл. 1.1., 2.2., 3.1. – канд. философских наук А.И. Дремлюг (РКЦ); гл. 6.2.2. – бакалавр богословия М.А. Оганезова, бакалавр богословия В.Ю. Питанов.
Общая редакция В.Ю. Питанова, М.А. Оганезовой.

Литературный редактор – М.А. Оганезова.

Консультант по вопросам богословия – кандидат богословия иерей Аркадий Северюхин.

Предисловие
Проблема сектантства существует столько же, сколько существует Церковь. В советский период, во время управления государством огромной сектой под названием КПСС, все остальные секты, как ее конкуренты, в большинстве своем уничтожались силовыми методами. Когда КПСС утеряла власть, в нашу страну хлынул поток организаций, чуждых российскому менталитету и русской культуре. Наряду с этим произошло возрождение российского сектантства, вырвавшегося из-под гнета коммунистической партии. Зарубежные секты, имея значительное финансовое обеспечение, а также массу хорошо подготовленных профессиональных вербовщиков, смогли не только укрепить свои позиции на российской территории, но и внедриться во многие общественные, государственные и образовательные структуры, став весомым фактором влияния на жизнь России. Русская Православная Церковь, будучи ослаблена семидесятилетним террором правящего режима СССР, оказалась не готова к отражению массового сектантского нашествия. Поэтому в наше время стоит вопрос не только формирования однозначного отношения государства к сектантским организациям, но и разработки методов решения проблемы сектантства в России.

Авторы данной книги ставили перед собой несколько задач. Прежде всего, дать общее представление о предмете «сектоведение», познакомить читателя с существующими подходами к определению такого понятия, как «секта», рассмотреть психологические, социологические и богословские подходы к проблеме сектантства. Стремясь к максимальной беспристрастности, мы старались не навязывать какой-либо один из представленных подходов, а предоставить читателю возможность составить собственное мнение о вопросе.

Условно книгу можно разделить на две части: теоретическую и практическую. В первой части представлен обзор основных понятий сектоведения с позиций психологии, социологии, теологии. Далее приведена оценка сектантства с позиций богословия Православной Церкви, Римо-Католической, а также протестантизма. За этим следует знакомство с положением сект, их юридическом статусом на Западе и в России, рассказывается об антисектантских организациях. Следующий большой информационный блок посвящен психологии контроля сознания: он знакомит читателей с историей появления этой теории и ее основами. Вторая часть книги рассматривает практические вопросы, возникающие в ситуации вовлечения близкого человека в секту. В ней собран и обобщен опыт работы множества специалистов, занимающихся исследованиями и практической деятельностью в данной области. Авторы ставили перед собой задачу указать возможные пути решения проблем, связанных с сектантской деятельностью в России: как общаться с сектантом, как избежать судебного преследования, как писать апологетические статьи, какие проблемы возникают при реабилитации человека, побывавшего в секте, и т.д. Мы надеемся, что наш скромный труд принесет читателям пользу и позволит им почерпнуть немало важной информации.
Авторский коллектив

1. Вводная часть


    1. Предмет сектоведения

Изучение сектантства сегодня представляется крайне непростой задачей. Ее сложность состоит уже в том, что многими светскими религиоведами отрицается наличие самого предмета исследования, т.е. сект. По распространенному в секулярных и либерально-религиозных кругах мнению, понятие «секта» искусственно, оно является лишь обидным ярлыком, приклеиваемым крупными традиционными религиями мелким оппозиционным группам. Разница между ними усматривается вышеназванными кругами лишь в продолжительности существования и количестве последователей. Таким образом, и Русская Православная Церковь, и «Белое братство», и группа последователей какого-нибудь индийского гуру оказываются явлениями одного ряда – просто религиозными организациями. Следовательно, сектоведение уже изначально, в рамках данного мировоззрения, воспринимается как лженаука, основанная на тенденциозном разделении религиозных общин на «хорошие» (традиционные) и «плохие» (сектантские).

Исходя из этого, первейшей задачей сектоведения становится отстаивание права на собственное существование, т.е. доказательство того, что секты являются религиозными сообществами «особого рода», имеющими ярко выраженную религиозную и социально-психологическую специфику и требующими отдельного рассмотрения. Только после этого можно переходить к таким вопросам, как генезис и типология сектантства, а затем и к оценке этого явления с точки зрения его влияния на личность и общество.
1.2. Христианская апологетика и проблема предвзятости
Светские религиоведы1 и философы, имеющие мировоззренческую позицию, отличную от христианской, часто упрекают христианских апологетов2 в «предвзятом» и «тенденциозном»3 отношении к сектам. Некоторые сектозащитники утверждают, что «предвзятость» христиан не дает им возможности объективно оценивать феномен сектантства4, причем корень этой «предвзятости» видится в самой принадлежности апологетов к христианству. Возможна ли такая постановка вопроса? Попытаемся разобраться.

Религиоведение является наукой5. Наука ставит своей задачей выработку объективных, систематизированных и обоснованных знаний о мире6. Для того чтобы наука могла достичь поставленных перед собой целей, она применяет научную методологию. Методология – это «учение о нематериальных средствах познания и преобразования действительности»7, также методология – это «совокупность познавательных средств, методов, приемов, используемых в какой-либо науке»8. Если религиоведение – наука, то христианство – религия, а значит, прежде всего, вероучение, оказывающее влияние на формирование мировоззрения человека. Например, для светских религиоведов христианство – это одна из форм религиозной идеологии, но, по утверждениям самих ученых, идеология принципиальным образом отличается от науки: если наука решает задачи теоретико-познавательного характера, то идеология имеет социально-практические функции9. Наука накапливает, систематизирует знания об окружающем мире и стремится его преобразовать, мировоззрение выражает восприятие этого мира. Именно поэтому ученые, имеющие разные мировоззренческие позиции, могут заниматься одними и теми же научными дисциплинами. Один ученый не может обвинить в предвзятости другого ученого только на основании того, что последний придерживается мировоззренческой системы, отличной от его собственной, для этого он должен доказать несостоятельность его научной аргументации. Никому не придет в голову обвинить физика в профессиональной несостоятельности на том основании, что он христианин, почему же за христианскими апологетами отвергают право на научный анализ сектантства только потому, что они христиане? И если эта логика верна, почему те же «объективные» религиоведы и прочие защитники сектантства не отрицают за сектантами право оценивать христианство на том основании, что они не христиане? Нет ли тут логики двойных стандартов?

Если мы откроем Конституцию РФ, то можем там прочитать, что Россия является «светским государством»10, но означает ли это, что она является атеистическим государством? Нет, так как атеизм представляет собой одну из форм идеологии, а в России, согласно Конституции, «признается идеологическое многообразие… Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»11. Таким образом, человек, придерживающийся материализма или иного мировоззрения, не имеет привилегий по сравнению с человеком, исповедующим христианство.

Сектантство – это, прежде всего, проблема мировоззренческого характера. И любой образованный человек путем сравнительного богословского или религиоведческого исследования христианского вероучения и учений сект, имеет полное право12 делать самостоятельные выводы о том, насколько они соотносятся друг с другом. Сама возможность констатации отличий христианства и сект еще не несет в себе предвзятости. Например, если христианин утверждает, что ересь арианства, которую разделяют «Свидетели Иеговы», была отвергнута еще на Первом Вселенском Соборе13, то это исторический факт, а не предвзятое суждение. Если христианин утверждает, что толкование теософами14 догмата о Пресвятой Троице не имеет никакого отношения к христианству, то это тоже факт, констатация которого не несет в себе ничего антинаучного. И если на основании данных фактов делается вывод, что те же теософы или «Свидетели Иеговы» не имеют никакого отношения к христианству, то в чем же здесь вина христиан?

В Священном Писании сказано: «… [будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15). Это означает, что христианин должен знать христианское вероучение и уметь его отстаивать. Апостол Павел призывал христиан: «Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии» (1Тим.4:7). Чтобы отвращаться от «бабьих басен» и отделять «плевелы» от «доброго семени» (Мф.13:37-38), тоже необходимо знать собственную веру. Поэтому, если христианский апологет в своей деятельности не нарушает такие научные принципы, как объективность рассмотрения предмета, принцип конкретности, принцип всесторонности рассмотрения и принцип историзма15, то его подход не менее научен, чем подход любого другого человека, не придерживающегося христианского мировоззрения. Если светский религиовед или любой человек, не исповедующий христианство, обвиняет конкретного христианского апологета в его научной несостоятельности и предвзятости, он должен доказать это с помощью реальных фактов. Почти в каждом случае обобщения от отдельных примеров к общим утверждениям являются логически некорректными16. Даже если в апологетических работах отдельных христиан обнаруживаются отдельные ошибки в изложении ими учения и истории отдельных сект, то это не является достаточным условием для вывода, утверждающего патологическую неспособность христиан к объективности в оценке феномена сект. Несогласие христиан с сектантами тоже не может являться признаком научной несостоятельности христианских апологетических исследований, так как критический анализ всегда лежал и лежит в основе науки. Если сектанты имеют право на критический анализ традиционного христианства, то такое же право имеют и христиане. И проблема заключается только в том, насколько грамотно и научно корректно они реализуют это право. Христиане же придерживались и будут придерживаться призыва: «Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак.3:13).

1.3. Определения терминов «секта», «культ», НРД
К сожалению, до сих пор не существует единого определения такого понятия, как «секта»17, правильнее будет сказать, что существуют многие десятки определений. Это связано главным образом с тем, что каждый специалист определяет данное явление, исходя из своей собственной мировоззренческой позиции, так как сектоведение не относится к тем наукам, которые носят экспериментальный характер. Поэтому в сектоведении, как в философии и религиоведении, огромное значение имеет позиция автора определения, его отношение к данной проблеме.

Наиболее популярными подходами к пониманию проблемы сектантства можно назвать следующие: подход внеконфессионального религиоведения (атеистического по своей сути); подход конфессионального богословия (православного, католического, протестантского); психологический и социологический секулярные подходы.


Подход внеконфессионального религиоведения
Так сложилось, что в большинстве вузов нашей страны религиоведение преподают бывшие специалисты в области марксизма-ленинизма, после крушения советской идеологии быстро перепрофилировавшиеся на преподавание нового для них предмета. В их подходе чувствуется влияние коммунистических представлений о «классовой борьбе» между традиционными Церквями и сектами: «Секта возникает как оппозиционное течение по отношению к тем или иным религиозным направления»18.

Данное определение, на наш взгляд, страдает излишней обобщенностью. Приняв его, можно было бы отнести к числу сект все протестантские конфессии. Практического значения, с точки зрения православного богословия, данное определение не имеет.


Подход конфессионального богословия (теологический подход)
В западном протестантизме используется два термина – «секта» и «культ». Термин «секта» не имеет на Западе негативного значения и ряд ответвлений протестантизма (например, некоторые баптисты) называют себя сектантами открыто, вкладывая в этот термин положительный смысл, в то время как понятие «культ» там имеет сейчас ярко выраженную негативную окраску: «Понятие «секты» обычно относится к группам диссидентов, отделившихся от другой, как правило, традиционной, религии (зачастую они объявляют о своем намерении возродить верования или обычаи, которые, по их мнению, некогда присутствовали в конфессии, но от которых конфессия впоследствии отошла), в то время как «культ» – это маленькая, ревностная группа, связи которой с традиционной религией и культурой менее очевидны, которая зачастую исповедует вероучение, не основанное на христианстве и иудаизме, и которая часто находится под непосредственным руководством единого харизматического лидера»19.

Большой популярностью среди протестантских апологетов пользуется известный протестантский богослов Уолтер Мартин. В своей книге «Царство культов» он приводит следующее определение понятия «культ», дополняя определение этого термина доктора Чарльза Брэйдена: «Культ – 1) это религиозная группа, которая значительно отличается от религиозных групп, считающихся общепринятыми в нашей культуре, по одному или более аспектов исповедания или обрядов; 2) это сообщество людей, объединившихся вокруг определенного человека или истолкования Библии» .

Использование термина «культ» в православном сектоведении представляется нежелательным, так как в его рамках данный термин имеет другое значение и почти не несет негативного смысла.

В католической литературе можно встретить два понятия: «секта» (может быть христианского и нехристианского происхождения) и НДР – «независимое религиозное движение». К сектам (правда, к разным типам сект) относят как баптистов, так и Свидетелей Иеговы, что представляется не совсем корректным. Под независимыми религиозными движениями понимаются группы с синкретическим учением.

В современном Православии20 чаще всего используют понятие «тоталитарная секта», которое ввел профессор церковной истории А.Л.Дворкин: «Тоталитарная секта - это авторитарная организация, главным смыслом существования которой являются власть и деньги, для получения которых секта прикрывается псевдорелигиозными, псевдокультуроведческими и другими псевдоцелями. Многочисленные психокульты также относятся к тоталитарным сектам»21.

Сейчас в Православии предмет сектоведения находится в стадии становления, идет процесс изучения современного сектантства и выработки его богословской оценки.

Вот что, в частности, пишет о сектах современный православный богослов диакон Андрей Кураев в своей книге «Сатанизм для интеллигенции»: «Сектантской… является любая религиозная деятельность, осуществляемая вне Церкви и в противостоянии ей.

При этом нужно сделать два уточнения:

Первое: нужно уточнить, что чётких границ Церкви не может провести, пожалуй, ни один богослов или иерарх. Церковь есть жизнь в Боге, жизнь во Христе. …

Второе необходимое уточнение: не являются сектой буддизм или индуизм, возникшие до Евангелия и не в противостоянии ему. Однако являются сектами необуддизм и неоиндуизм, пытающиеся в западном мире возродить неевангельскую религиозность и утверждающие себя уже в очевидной и неизбежной полемике с христианством…

Еще один признак, позволяющий отличить секту от нормальной религиозной традиции (сам по себе достаточный, хотя и не необходимый), это наличие «скрытых» учений или обрядов, которые религиозная группа не считает нужным публично раскрывать»22.

Можно ли православным богословам вместо термина «секта» использовать термин «ересь»? Термин «ересь» отражает лжехристианское вероучение группы, в то время как понятие «секта» имеет более широкое значение. В него входит и структура организации, и методы психологического воздействия на людей, применяемые в ней, и тип восприятия жизни. Поэтому, на наш взгляд, будет более корректно использовать эти два термина одновременно в тех случаях, когда мы говорим о вероучениях псевдохристианских сект, и не использовать понятие «ересь» вообще, если разбираем языческие направления сектантства.


Психологический подход
Психологический подход характеризуется оценкой влияния секты на психологическое здоровье личности. С ее точки зрения, важны не верования секты, а методы вовлечения, удержания и последствия пребывания в секте для психологического и психического состояния адепта.

Знаменитый исследователь культов, в прошлом последователь секты Муна, психолог Стивен Хассен, предложил следующую трактовку термина «культ»: «Деструктивный культ23 – это любая авторитарная иерархическая организация, которая практикует: 1) обманную вербовку; 2) прибегает к использованию контроля сознания24, чтобы сохранить своих последователей зависимыми и покорными лидеру и доктрине» .

Сегодня на Западе пользуется большой популярностью определение, предложенное психологом, адъюнкт-профессором Университета Калифорнии в Беркли Маргарет Тейлер Сингер. В своем определении она исходит из понятия культовых отношений: «Культовые отношения – это отношения между людьми, в процессе которых один человек намеренно склоняет другого к полной или почти полной зависимости от него практически во всех главных жизненных решениях и порождает в этом человеке веру в свой особый талант, дар или способности» .

В практике православного сектоведения психологический подход может иметь только ознакомительное и вспомогательное значение, так как имеет слабые стороны. Цель жизни православного христианина – обожение, жизнь в Боге, спасение души. Западная психология, светская по своей сути, не затрагивает этих вопросов. Для православного христианина главный вопрос заключается не в том, что сектант нарушает принятые социальные нормы общества, а в том, что он губит свою душу, исповедуя сектантские лжеучения. Поэтому задача, стоящая перед православным миссионером, заключается не только в том, чтобы вызволить человека из секты, но и в том, чтобы помочь ему прийти к Богу.


Социологический
Определения термина «секта» в рамках социологического подхода основаны, главным образом, на той роли, которую секты играют в социуме. Одним из первых социологов, попытавшихся определить понятия «секта» и «церковь», был Эрнст Трёльш (1931 г.). Его определения строились на массе мелких признаков и показателей, поэтому были малопригодны на практике.

В 1966 году Томас О’Ди25 предложил следующее разграничение между понятиями «церковь» и «секта» :





Церковь

Секта

Членство по праву рождения.

Членство – результат обращения. Добровольное членство.

Формализованные средства благодати, церковная иерархия, догмы.

Дух возрождения.

Открытая социальная структура, часто основанная на национальном или этническом принципе.

Закрытая социальная структура.

Стремление обратить всех.

Отмежевание от общества в целом и удаление от скверн мира, его ценностей и институтов.

Стремление приспособиться к обществу, его институтам и ценностям.

Строгая, часто аскетическая этика.

Как видно из таблицы, согласно подходу О’Ди, все христианские конфессии автоматически превращаются в секты, а секты становятся «духовной элитой». Данную позицию нетрудно оспорить, исследовав вклад в культуру, науку, искусство традиционных Церквей и сравнив его с результатами деятельности сект. Единственное, что можно здесь добавить: ни один христианин данную систему признать не может.

В качестве примера раскрытия понятия «культ» в рамках социологического подхода можно привести определение, предложенное американским ученым Джанджей Лалих, которое опирается на исследования известных западных социологов – Роберта Джея Лифтона и Бенджамина Заблоки: «Культом можно назвать слабо связанное социальное движение, которое поддерживает единство с помощью общего подчинения харизматическому лидеру. Он (культ. – В.П.) содержит трансцендентную идеологию (часто, но не всегда религиозную по своей природе) и требует высокого уровня преданности культу от его членов в словах и делах» .

Как видим, социологическое определение в деле православной миссии среди сектантов не может иметь практического применения и значения, так как ничего не говорит о вероучительных основах групп.

В практической антисектантской деятельности мы зачастую сталкиваемся с необходимостью иметь комплексное определение, включающее в себя как теологические, так и социально-психологические признаки сект. Мы бы определили термин «секта» следующим образом:
Секта – это авторитарная иерархическая организация, которой свойственны следующие признаки:

– исповедание своей «богоизбранности» и «уникальности» в противостоянии традиционным религиям;

– создание собственной интерпретации смысла Библии вне толкований исторически сложившихся богословских школ;

– активное применение методов манипуляции сознанием своих членов с целью переориентации имеющихся у них основных жизненных ценностей на узкогрупповые ценности, исповедуемые данной организацией;

– создание психологической зависимости человека от организации и ее лидеров;

– сокрытие информации о своих вероучениях и практике, объясняемое их внутренней «сакральностью».


Завершая тему, необходимо сказать несколько слов об использовании понятия «нетрадиционное религиозное движение», к которому прибегают в основном в политических целях для декларации так называемой религиозной толерантности к сектам. Его использование в рамках православного подхода к проблеме нежелательно, так как оно не раскрывает сути предмета, создавая иллюзию смысловой тождественности традиционных Церквей и сект, усматривая отличия между ними лишь в продолжительности их существования. Такой подход в корне неверен: секты неприемлемы для православного человека не потому, что они появились на свет позже, чем Православная Церковь, а потому, что они проповедуют «иного Христа» (Мф.24:23-28), «иное Евангелие» (Гал.1:6-8) и фактически подводят людей к служению «иным богам» (Иер.25:6). Церковь же борется отнюдь не с сектантами: «…наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф.6:12). Деятельность сект губительна для души. Бог же «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4). Поэтому можно говорить о личной терпимости к сектанту, но не к самому движению, несущему ложное учение, исповедание которого ведет к вечной погибели.
1.4. Признаки сект
Условно признаки сект можно разбить на две большие группы: психолого-социологические и вероучительные (этико-теологические). Православная миссия не ставит перед собой задачу уничтожить сектантские религиозные движения юридически, или, что тем более невообразимо – физически; ее цель – духовно просветить последователей сект, помочь им возрасти «в слове правды» (Евр.5:13) для того, чтобы, по выражению апостола, они были «навыком приучены к различению добра и зла» (Евр.5:14); наша цель – помочь этим ищущим Бога людям обрести истинный путь к Нему. Поэтому психолого-социологические признаки могут быть использованы в практике общения с представителями светской власти, с представителями прессы и светской общественностью. Цель такого общения – формирование общественного мнения по вопросу сектантства на доступном светскому обществу языке. Но в деятельности православной миссии на первое место должны быть выдвинуты богословские вопросы. Сатана – лжец. И сектантство – это поле лжи. Дело Церкви – не допустить разрастания данного поля методами просвещения и духовного попечения.
Социально-психологические признаки сект
В странах «развитой демократии», например в Германии, религиоведы выделяют следующие социально-психологические признаки сект: «Секулярная трактовка понятия «секта» включает в себя такие аспекты, как угроза государству и обществу в контексте уголовного права, обучение специальных кадров, обязанных выполнять приказы при полном психическом самоотрешении, коллективная потеря чувства реальности при особом внимании к общности, личному смирению и набожности, нанесение ущерба основополагающим правам человека в процессе обращения с ним как с членом объединения»26.

Свой вклад в указание признаков сектантства с некоторых пор вносят и политические структуры. Например, Национальная Ассамблея Франции 10.01.96 г. дала следующее определение сект: «Секты – это группы, опознаваемые по их манипуляциям, направленным на психологическую дестабилизацию своих адептов с целью добиться от них безусловного подчинения, уменьшения критического духа, разрыва с общепринятыми рекомендациями (этическими, научными, гражданскими, общеобразовательными) и влекущие за собой опасности для индивидуальных свобод, здоровья, образования, демократических институтов. Эти группы используют философские, религиозные или терапевтические маски, чтобы скрыть цели получения власти, влияния и эксплуатации адептов» .

По мнению профессора церковной истории Российского Православного Университета А.Л. Дворкина, секты имеют следующие признаки: «Признаки секты – это обман при вербовке, психологическое насилие, контролирование всех аспектов жизни своих членов и наличие механизмов для такого контроля, различные уровни истины для различных уровней организации, обожествление наличествующего лидера либо самой организации и целый ряд других признаков, вполне узнаваемых и вполне конкретных»27.

«Рансеньеман Женеро» – спецслужба МВД Франции, занимающаяся, в частности, наблюдением за деятельностью сект, сформулировала десять критериев28, на основании которых организацию можно классифицировать как сектантскую:

1. Дестабилизация сознания.

2. Навязывание разрыва с прежним окружением.

3. Непомерные финансовые притязания (поборы).

4. Покушения на физическое здоровье.

5. Вербовка детей.

6. Нарушения общественного порядка.

7. Привлечение к суду или следствию по серьезным обвинениям.

8. Нарушение норм экономической деятельности (утаивание средств).

9. Попытки проникновения во властные структуры.

10. Антиобщественные высказывания.

 В отчете № 2468 Комиссии по расследованию деятельности сект Национальной ассамблеи Франции говорится о том, что в ходе расследования были выявлены «многочисленные и разнообразные правонарушения (совершаемые сектами. – В.П.). Речь идет в первую очередь о правонарушениях, относящихся к физическим посягательствам на личность, таких как надругательство, нанесение телесных повреждений, побои, незаконное лишение свободы, отказ в оказании помощи людям, находящимся в опасности, или злоупотребления, связанные с медициной….Кроме того, во многих случаях секты обвинялись в распространении ложных сведений, в клеветнических доносах, нарушении прав частной жизни»29.

Постановление об ограничении и пресечении деятельности сект на территории стран, входящих в Евросоюз, принятое на заседании Европейского парламента 12 февраля 1996 г. (документ бундесрата 196/96 от 14.03.1996), в частности отмечает: «…определенные секты, организованные структуры которых не ограничиваются отдельной страной и которые действуют во всем Европейском Союзе, постоянно нарушают права человека и совершают преступные деяния, как-то: жестокое обращение с людьми, сексуальные домогательства, незаконное лишение свободы, торговля людьми, подстрекательство к насилию, распространение расистских воззрений, уклонение от уплаты налогов, незаконное перемещение капиталов, торговля оружием и наркотиками, нарушение трудового законодательства, незаконная врачебная деятельность. …Призываем правительства стран-членов не предоставлять статус религиозной организации автоматически, а в случаях, когда речь идет о сектах, которые вовлечены в незаконные или преступные деяния, найти возможность лишения их статуса религиозного объединения, который гарантирует им налоговые льготы и определенную правовую защиту» .

Конечно, совокупность вышеперечисленных признаков сект не является исчерпывающей, но и приведенных признаков достаточно для осознания всей серьезности проблемы сектантства.
Вероучительные (этико-теологические) признаки сект
Догматы, вероучительные положения имеют значение первостепенной важности для христианина, потому что они формируют мировоззрение верующего и, следовательно, связаны со всем строем жизни человека, включая психологический, мистический, этический аспекты. Отсюда становится очевидным, что для христианина при рассмотрении темы сектантства главными всегда будут вопросы вероучительного характера. Посмотрим, какие признаки сект выделяют западные ученые. Например, современные немецкие религиоведы указывают на следующие богословские признаки сект: «С теологической точки зрения можно выделить характерные для секты черты: преувеличенное внимание к одному из аспектов вероучения, роль учителя, вождя, харизматического лидера, требующего безоговорочного послушания, концепция исключительного спасения для членов общины» .

Главный вопрос, на который должен ответить православный миссионер, чтобы определиться в своем взгляде на ту или иную религиозную группу, – это соотношение ее вероучения с догматами Православной Церкви. Для этого, в первую очередь, необходимо сравнить учение секты с Никео-Константинопольским Символом Веры.

Конечно, несмотря на сходство многих сект, между ними есть и существенные различия, заключающиеся, в первую очередь, в исповедании различных учений. Поэтому в практической деятельности миссионер, естественно, полемизирует не с сектами вообще, а с приверженцами определенной организации. Практика обращения к авторитету святоотеческих писаний при общении с сектантами чаще всего безрезультатна, так как творения святых отцов или принципиально не признаются сектами, или отвергается православное понимание святоотеческих наставлений. Чаще же всего сектанты просто не знакомы со Священным Преданием, поэтому апелляция к словам Библии будет более действенной.

Исходя из Священного Писания, можно выделить следующие признаки сектантства:

– основатели сект часто выдают себя за новые воплощения Иисуса Христа (например, Виссарион) или заявляют, что пришли завершить миссию Христа, которую Он якобы не выполнил (например, Мун). К этим людям вполне применимы слова Спасителя: «…ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: "Я Христос", и многих прельстят» (Мф.24:5).

Практически все сектантские движения пытаются «исправить» Евангелие или его толкование. Обычно это делается в «благих» целях – очистить Евангельскую Весть от «ложных» толкований христиан. Однако Священное Писание предупреждает нас: «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2Фес.2:15).

Секты никогда не принимают православного учения о Пресвятой Троице: они либо искажают его, как, например, секта мормонов, которая проповедует тритеизм (союз трех богов), либо отвергают вообще, считая языческим, например, секта «Свидетели Иеговы». Вместе с тем, уже в текстах Священного Писания Ветхого Завета мы находим прикровенные указания на троичность Лиц в Боге: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт.1:26). Тексты Нового Завета еще очевиднее свидетельствуют о троичности Лиц Бога, например: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф.28:19); «…по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится» (1Пет.1:2).

Оккультные секты делают акцент на личные мистические переживания, полагая их в основу своего вероучения, однако «…сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:14).

Лидеры сект часто претендуют на обладания пророческими дарами. При этом критерии истинности этих пророчеств, указанные в Библии (т.е. исполнение пророчества в будущем и согласованность пророческой вести с верностью библейскому учению), не используется: «Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, – не бойся его» (Втор.18:22); «Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: "пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им", – то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего; ибо [чрез] [сие] искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей; Господу, Богу вашему, последуйте и Его бойтесь, заповеди Его соблюдайте и гласа Его слушайте, и Ему служите, и к Нему прилепляйтесь» (Втор.13:1-4).

Зачастую секты нагнетают эсхатологические настроения среди своих последователей, иногда называя конкретную дату конца света, что самым очевидным образом противоречит следующим словам Христа: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф.24:36).

В оккультных сектах постоянно навязывается дискредитация разума, отдается предпочтение методам «интуитивного» познания, рациональное мышление объявляется ущербным. Логика и рациональное мышление для оккультиста являются вторичными по отношению к мистическим озарениям. Христианство не отрицает мистических откровений о Боге, но настаивает на том, что мистические прозрения должны сочетаться с трезвенным и разумным отношением к ним: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет.5:8). В Священном Писании говорится о разуме: «если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его - знание и разум» (Прит.2:3-6); «тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь, от тех, которые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы» (Прит.2:11-13). Дискредитация разума приводит к разрушению логического мышления сектантов, что делает их ум менее критичным и облегчает руководству сект возможность манипулирования своими членами.

Православие разделяет внецерковное пространство на две категории – «ересь» и «язычество»: «Ересь (hairesis – выбор, избранный образ мыслей)…Ересь означает сознательное и преднамеренное уклонение от ясного выраженного и сформулированного догмата христианской веры и вместе с тем – выделение из состава церкви нового общества»30. Еретиком может быть только тот, кто исказил вероучение Церкви и тем отделил себя от церковного общения.

Язычество, в его традиционном понимании, представляет собой поклонение идолам, отвержение истинного Бога. О «воле языческой» апостол Петр пишет: «Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению» (1Пет.4:3). Вот как определяет понятие «язычество» Полный Православный энциклопедический словарь: «Язычники, язычество – под именем язычников разумеются народы, не верующие в единаго Бога, и придерживающиеся многобожия. Слово язычник, язычники, еврейское Гой, означает, собственно, каждый отдельный народ и все народы…. В религиозном отношении особенно часто это наименование употребляется о безбожниках, неверующих, неведующих истиннаго Бога, идолопоклонниках, нечестивых и прочих» 31.

Православной миссионер должен понимать, что очень многие современные секты носят языческий характер. И если еретик может вернуться в лоно Церкви через таинство Покаяния, то язычник, никогда не бывший членом Церкви, может войти в Нее только через Крещение.


1.5. Классификация сект
На сегодняшний день не существует единой общепринятой классификации сектантских организаций. Связано это с трудностью указания четких параметров, наличие которых позволяло бы отнести конкретную общину к определенной группе сект. Например, мормоны называют себя христианами и немало говорят о Христе, при этом их доктрины имеют явно оккультный характер и ни с какими формами традиционного христианства несовместимы. Как их классифицировать? Как псевдохристианскую секту или как оккультную организацию? Парапсихология – что это? Псевдонаучная секта или просто оккультная группа? Часто одна и та же организация может иметь признаки, позволяющие отнести ее к совершенно различным категориям сект. Поэтому, относя секту к той или иной группе, необходимо осознавать известную долю условности осуществляемой классификации. Для общего понимания проблемы можно привести несколько видов классификаций:
классификация по происхождению и сфере влияния
Условно, в рамках данной классификации, секты можно разделить на:

1. Западные – т.е. секты, происходящие из Европы и Америки, имеющие христианские корни (например, «Свидетели Иеговы», мормоны);

2. Восточные – т.е. секты, в основе которых лежат переработанные и искаженные индуизм, буддизм, ислам (например, Общество Сознания Кришны, Брахма-Кумарис);

3. Национальные – российские секты (например, Церковь последнего завета (Виссарионовцы), Богородичный Центр);

4. Транснациональные секты (международные). Сюда относятся секты, имеющие целую сеть своих филиалов по всему миру (например, муниты, те же «Свидетели Иеговы»).

классификация по принципу самоопределения или имитации



1. Псевдохристианские секты: «Поместная церковь» Уитнесса Ли, «Бостонское движение», «Семья» («Дети Бога»), «Движение веры», «Богородичный центр», «Церковь последнего завета», мормоны, «Свидетели Иеговы» и т.д.

Характеристика: стилизуются под христианскую конфессию. Для данного типа групп характерны: искажение толкования Священного Писания по сравнению с традиционно сложившимися богословскими школами, наличие собственных «откровений», имеющих для сектантов большее значение, чем Божественное библейское Откровение, обостренно негативное отношение к традиционному христианству, провозглашение собственных специфичных условий спасения.


2. Псевдовосточные секты: Брахма-Кумарис, культ Сатья Саи Бабы, Сахаджа Йога, культ Ошо Раджниша, Тантра-Сангха, культ Шри Чинмоя, Общество Сознания Кришны и т.д.

Характеристика: приписывают себе традиционность восточных религий, претендуют на передачу истинной духовной традиции, заявляют о своей совместимости с христианским вероучением. Однако в традиционном индуизме отсутствует прозелитизм, а потому индуистом нельзя стать, им можно только родиться. В индуизме огромное значение придается цепи ученической преемственности (парампаре). Духовным учителем (гуру) может стать только тот, кто сам имел духовного учителя из общепризнанной духовной школы. Для подобных сект характерна подмена основных условий исповедания традиционного индуизма, например новоиспеченные адепты, не являясь индусами по рождению, не имеют права исповедовать традиционный индуизм. Философия псевдоиндуистских сект полна заимствований из христианства, отсутствующих в оригинальной индийской философии, которые вводятся с целью создания более привлекательного имиджа секты в глазах людей, воспитанных в христианской культуре. Это приводит к формированию синкретических вероучений, исполненных внутренних противоречий. Скажем, представление о законе кармы логически несовместимо с верой в Личностного Бога, а идея освобождения ученика от кармы его духовным учителем представляет собой искаженное заимствование христианского таинства Покаяния и прощения христианина Богом.


3. Псевдонаучные: парапсихология, сайентология и т.д.

Характеристика: стилизация научности, «игра» в науку. При этом научные критерии решения проблем полностью отсутствуют. Напомним, главным критерием научности является экспериментальная доказуемость утверждаемых положений. Совокупность утверждений, противоречащих научным, т.е. экспериментально обоснованным выводам, можно считать лишь лженаукой. В подобных организациях есть лишь один критерий истинности любого утверждения – мнение лидера организации. Группы такого рода можно назвать наукообразными по форме и оккультными по содержанию.


4. Культы здоровья: последователи Порфирия Иванова, ребефинг, христианская наука и т.д.

Характеристика: общим для данной группы сект является утверждение приоритетной ценности физического здоровья и долголетия; утверждается, что именно на путях данного движения возможно их обретение. При этом либо обожествляется лидер, как в случае с колдуном Порфирием Ивановым, либо сакрализуется методика, как, например, методика ребефинга, либо основателю секты приписывается пророческий дар, как, например, основоположнице движения «Христианская наука» Энн Морс Бейкер.


5. Оккультные направления: агни-йога, теософия, антропософия, астрология, магия, экстрасенсорика, биоэнергетика, хиромантия и т.д.

Характеристика: претендуют на обладание некими «тайными знаниями», дающими власть над «силами вселенной», практикуют систему «эзотерических посвящений», открывающих сверхъестественные способности, возможности нового видения и понимания устройства мира. Имеют развитую философию человекобожия.


6. Неоязыческие: «Веда», «Вервольф», «Вятичи», «Индеанисты» и т.д.

Характеристика: возрождают языческие культы. По сути, неоязычество состоит из оккультной «начинки» и фольклорного «одеяния». Ради подтверждения исторической легитимности проводятся параллели между славянской и индийской мифологиями. Для того чтобы придать своему учению авторитет древности, называют получившийся суррогат сохраненным священным преданием древних славян, которое донесли до нас тайные адепты язычества. На основе всего вышесказанного сочиняют собственную «религию». Большинство современных неоязыческих сект в действительности не имеют никакой реальной исторической связи с древним язычеством.


7. Коммерческие секты: все организации, имеющие пирамидальную структуру и основывающие коммерцию на идеологии (например, «Гербалайф»).

Характеристика: коммерческая деятельность организаций данного типа окрашена в мистические тона. Провозглашается спасительная идея, например, спасение человечества от ожирения с помощью «чудо-продукта». Создается миф о необычном появлении «чудо-продукта», утверждается элитарность членов организации по отношению к остальному обществу.


Необходимо заметить, что существуют и другие типы классификаций. Например, можно классифицировать секты по времени их основания. Дореволюционные классификации разделяли сектантские движения на простонародные и интеллигентские; а также на евангелические, т.е. опирающиеся на Священное Писание, и духовные, в основу которых положен духовный опыт основателя секты. Но все подобные типы классификаций на сегодняшний день имеют значение лишь при изучении истории сектоведения. В практике современного сектоведения они не используются.

2. Христианство и секты

2.1.1. Отношение Православной Церкви к сектам

С самого начала истории христианства Церковь столкнулась с проблемой сектантских движений. Уже в апостольские времена появляются лжеучителя, трактующие учение Христа особым образом, отличным от апостольской традиции. Спустя некоторое время после того как Господь посеял доброе семя Своего учения, на ниве Христовой стали произрастать также плевелы и сорные травы – секты и ереси. «Господин! Не доброе ли семя ты сеял на поле своем? Откуда же на нем плевелы?... Враг человека сделал это», - говорит Сам Христос в Своей притче (Мф.13:27-28). Как на протяжении всей истории Церкви враг рода человеческого пытается исказить учение Христа, так служители Бога всегда противостоят этим попыткам. Эта борьба со временем меняет лишь форму, но в своей сути остается все той же. Евиониты, гностики, монтанисты и антитринитарные учения – вот лишь некоторые секты первых веков христианства. Мы не ставим перед собой задачу подробного анализа и сравнения первых сект с современными, заметим лишь, что многие современные сектантские доктрины имеют сходство с еретическими доктринами первых веков. Если подходить к этому вопросу с духовной стороны, то подобное положение вещей не должно нас удивлять, так как у истока современных сект стоит тот же, кто стоял у истока ранних.

Господь, зная о том, что против Церкви постоянно будет вестись духовная борьба, предупреждал как о самой борьбе, так и об особом ее характере: «И многие лжепророки восстанут и прельстят многих» (Мф.24:11); «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их» (Мф.7.15 -16); «Вот, Я наперед сказал вам» (Мф.24:25).

Уже апостолы имели возможность убедиться в исполнении пророчеств Спасителя; движимые Святым Духом, они также предупреждали христиан: «…и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси» (2Пет.2:1); «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1Ин. 4:1); «храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания, которому предавшись, некоторые уклонились от веры» (1Тим.6:20-21).

Зная, что люди слабы к различного рода прельщениям, а враг очень искусен, апостол Павел пишет: «… если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, [так] и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема» (Гал.1:8-9).

Сам Господь определил отношение к лжеучениям, этого же отношения придерживались апостолы. В дальнейшем христиане также заботились о чистоте своего учения. Церковь неоднократно созывала соборы, которые должны были рассмотреть распространившуюся ересь и вынести свое суждение о ней. В этой борьбе Церковь явила немало исповедников и мучеников, поскольку еретикам иногда удавалось заручиться поддержкой власть имущих, и тогда православные христиане жестоко преследовались. Православная Церковь всегда старалась уберечь души своей паствы от разрушительного воздействия сектантских учений. Причина этой неустанной борьбы Церкви за чистоту веры заключается в связи догмата и мистики, догмата и спасения. В.Н. Лосский выразил эту мысль следующим образом: «Вся сложная борьба за догматы, которую в течение столетий вела Церковь, представляется нам, если посмотреть на нее с чисто духовной точки зрения, прежде всего неустанной заботой Церкви в каждой исторической эпохе обеспечивать христианам возможность достижения полноты мистического соединения с Богом»32.

Какое же Православие относится к тем, кто не является членом Церкви? Существует огромное количество людей, которые находятся за пределами Церкви в силу внешних обстоятельств. Например, все те, кто живет на территории, где ни Православие, ни христианство в целом не являются распространенным. Или люди, воспитанные с детства в нецерковных семьях и не имеющие возможности должным образом познакомиться с учением и жизнью Православной Церкви. Или же сектанты, лишенные возможности доступа к альтернативной информации, люди, к которым тоталитарные секты применили психотехники, блокирующие сознание, обманом или другим способом вовлекая их в секту. Каков взгляд Православной Церкви на посмертную участь этих людей?

Апостол Павел пишет: «Внешних же судит Бог» (1Кор.5:13). Мы не можем сказать, кто из них спасется, а кто нет; судьба этих людей находится только в руках Божиих, и какова будет их загробная участь, ведомо только Ему Одному. Нам в Священном Писании открыто, что Бог «есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных» (1Тим.4:10), что Он хочет, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4). Он Бог не иудеев только, но и язычников (Рим.3:29-30). Он «нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему» (Деян.10:34-35). Он «воздаст каждому по делам его» (Рим.2:6); «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, [потом] и Еллина! Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину! Ибо нет лицеприятия у Бога. Те, которые, не [имея] закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся – потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:9-15).

Господь может приобщить к благам спасительного Искупления любого достойного человека и вселить его в небесные обители. Подобно тому, как во время сошествия Иисуса Христа во ад были приобщены к Нему души людей умерших до Его пришествия.

О том, как нам, христианам, следует относиться к еретикам и сектантам, апостол Павел пишет: «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (1Тим.3:14-15). Мы должны осознавать, что сектант – заблудшая овца стада Христова. Мы должны действовать в духе любви и увещевания, попытаться, насколько это в наших силах, помочь вызволить его из секты.

Для чего вообще нужно принадлежать к Церкви? Господь наш Иисус Христос создал Церковь, чтобы через Нее люди могли усваивать плоды Искупления. Только в единении с Богом и стремлении к Нему возможно спасение, потому что Он есть «путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). Вне Церкви Христос пребывает как Владыка и Промыслитель твари, но только в Церкви Он является для нас Искупителем, Посредником воссоединения людей с Богом, потому что Церковь – Тело Его, а Он – Ее Глава. Именно поэтому только в Церкви осуществимо соединение со Христом и через это соединение – участие в благах Искупления. В Церкви пребывает Святой Дух, всех соединяющий со Христом и через Христа приводящий к Отцу. В Ней сохраняется и возвещается подлинное и чистое учение Христово, вследствие чего лишь в Церкви возможна правая спасительная вера во Христа, ведущая к соединению со Христом и Богом, в Ней – истинные таинства, через которые низводится на верующих Дух Святой, в Ней – истинное руководство к спасению. Пребывая же вне Церкви, человек предоставлен собственным силам или, лучше сказать, собственной немощи в искании Бога и Христа Его.

Из необходимости для спасения принадлежать к Церкви, следует то, что все отступники от Церкви сами себя лишают надежды на спасение, будучи самоосуждены: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит.3:10-11), «Если Церкви не послушает, то да будет тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18:17). Тех, кто проповедует противное Церкви учение, тем самым отсекая себя от церковного единства, апостолы называют лжеучителями, «…которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель» (2Пет.2:1), прельстителями, «…которым блюдется мрак тьмы на веки» (Иуд.1:13). Тем более не может иметь надежды на спасение тот, кто, став сектантом, сознательно отверг Христа, «кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет» (Евр. 10:29).

Подытоживая все вышесказанное, следует еще раз подчеркнуть, что Православная Церковь, в отличие, кстати, от самих сектантов, не выносит окончательного суждения о спасении или вечной погибели тех, кто не принадлежит к Ней. Мы не можем сказать, что спасутся только православные, а остальные погибнут. Нам неизвестен Суд Божий, вопросы спасения лежат в ведении Бога. Но мы можем сказать точно, что не спасется тот, кто намеренно противостоит Церкви Христовой, тот, кто враждебно отвергает Христа, тот, кто противопоставляет себя Ему или совершает вероломную подмену, выдавая себя за Христа или за Его пророка, на самом деле являясь «волком в овечьей шкуре». Мы констатируем, что Церковь – это единственный богоустановленный путь спасения, на котором Сам Бог является нашим Помощником, Покровителем и Путеводителем, вне же Церкви человек предоставлен самому себе.

Уже в первые века христиане применяли к Церкви образ корабля, плывущего по волнам. Используя этот древний образ в контексте рассматриваемой нами темы, всякого, пребывающего вне церковного единства, можно аллегорически уподобить человеку, оказавшемуся за бортом бушующей стихии, где шансы на выживание ничтожно малы и где остается надеяться только на случайность. Здесь можно привести и другую аналогию: Церковь подобна стаду, Единственным Истинным Пастырем которого является Господь наш Иисус Христос. Люди, находящиеся вне Церкви, подобны овцам, живущим автономно от своего стада, прельстившиеся же учениями лжепророков, подобны овцам, которые отошли от стада ради мнимо лучших лугов и трав. Трудно спастись человеку, находящемуся в секте, где его духовно окормляет «слепой вождь», так как, «если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Мф.15:14).

Таким образом, церковное сознание никогда не смирится с существованием сект и всегда будет, по мере возможности, противостоять им. По учению Церкви, источником и вдохновителем деятельности всех сект является дьявол, названный в Евангелии «князем мира сего» (Ин.12:31), именно поэтому большинство сект или, возможно, даже все, так или иначе склоняются к почитанию человека и царства земного, а не к почитанию Бога и ожиданию Царства Небесного. Так, в некоторых сектах лидеров почитают богами, например, муниты – Сан Мен Муна, а другие секты делают акцент на царстве в этом мире, скажем, «Свидетели Иеговы», но ни одна тоталитарная секта не почитает превыше всего Бога.

2.1.2. Православие и секты: исторический обзор

С самого Своего основания Церковь вынуждена была отстаивать ту вероучительную истину, которую Ей вверил Господь Иисус Христос и Его ученики – апостолы. В то время еще не существовало понятия «секта». Христиане разделяли окружающие их религии на язычество, иудейство и ереси. Термин «секта», в нашей сегодняшней трактовке, появился недавно, под влиянием западного богословия и начал использоваться в России для наименования ложных учений только с конца XVIII века. Лжеучения, возникшие ранее, например стригольников, жидовствующих, Феодосия Косого, в Русской Православной Церкви называли ересями. Сектами стали называть не только возникшие впоследствии в России еретические движения хлыстов, скопцов, духоборов, но и появившиеся в Российской империи с конца XVIII века течения меннонитов и распространившиеся со второй половины XIX века направления баптистов, адвентистов, евангелистов и др. Одной из причин применения такого наименования было то, что секты представляли собой меньшинство по сравнению с господствующей Церковью, имеющей статус государственной.

Тем не менее Вселенская Православная Церковь всегда боролась с различными проявлениями лжеучений. Самым главным и самым эффективным средством борьбы с ересями являлись церковные Соборы, причиной созыва которых было, как правило, появление и распространение той или иной ереси. Также большое значение имели полемические сочинения, которые или предваряли Соборы, или расширяли их постановления. Вообще Церковь сформулировала догматы Своей веры в ответ на попытки исказить то, что передано нам Божественным Откровением.

Господь Иисус Христос не написал ни одной книги, все Его учение было записано учениками. Именно это обстоятельство стало причиной появления различного рода апокрифов. Положение усугубилось, когда в христианство начали обращаться язычники, которые, приняв христианство, в то же время не до конца отказались от своих прежних воззрений. В защиту чистоты Христова учения выступили богословы, впоследствии получившие наименование апологетов. И всякий раз, когда кто-либо из ересиархов пытался исказить учение Церкви, созывались Соборы, писались апологии, раскрывалось богословие Церкви.

Русская Православная Церковь также противодействовала лжеучениям. Являясь прямой наследницей Византии, Русская Церковь решала вопрос сектантства таким же образом, как и весь православный мир. Основным средством борьбы по-прежнему оставались полемические сочинения, Соборы и более глубокое богословское осмысление истин Христовой веры. Конечно, история знает примеры, когда применялись попытки решения проблемы лжеучений силовыми методами, но справедливости ради следует сказать, что эти действия, как правило, являлись инициативой властей, а не Церкви. Так, в XV веке новгородское вече утопило трех еретиков стригольников в реке Волхов, несмотря на то, что митрополит Московский Фотий и Константинопольский патриарх рекомендовали новгородцам в своих посланиях не казнить еретиков, а увещевать, если же это не поможет, то не преломлять с ними хлеб33.

Другой исторический пример: во второй половине XV века в Новгороде, а затем и в Москве появляется другая ересь – жидовствующих. Эта ересь, получив очень мощную поддержку при дворе, была широко распространена не только среди бояр, но и в высших церковных кругах. Против нее выступили самые яркие церковные деятели того времени – Иосиф Волоцкий и архиепископ Новгородский Геннадий. Был созван Собор, на котором предлагались, например, такие меры, как инквизиционные костры по примеру Испании. Однако Собор не принял такого крайнего решения. Лидеры сект были приговорены к заточению в монастырях. Защитник Православия св. Иосиф Волоцкий сумел добиться отставки покровителя ереси жидовствующих – митрополита Зосимы. Кроме реакции церковного общества, которая проявилась в виде нескольких Соборов 1490, 1503 и 1504-05, ересь вызвала и волну полемических сочинений, главным из которых стал знаменитый труд свт. Иосифа Волоцкого «Просветитель». Помимо этого, ересь жидовствующих послужила своеобразным толчком для полного перевода Библии на славянский язык архиепископом Геннадием, по имени которого перевод получил название «Геннадьевская Библия». До этого Библия существовала только в богослужебном варианте. «Геннадьевская Библия» явилась первым полным переводом Священного Писания на живой язык не только на Руси и на всем Востоке, но и на Западе, где только Реформация положит этому начало34.

Наиболее экстремальные сектантские направления с самого начала своего появления в России уничтожали собственных же сторонников, что объединяет их с некоторыми современными сектами. Рассмотрим несколько примеров. Секта христофоровцев, или, как их еще называли, подпольников35, была основана Христофором Зыряновым и делилась на несколько категорий последователей: «благодетели» – финансово поддерживающие деятельность секты, «странники» – вербовщики, странствовавшие по стране и являвшиеся своего рода связными между разными группами сектантов, а также рядовые последователи, оказывавшие «в миру» разные услуги секте. Помимо того, была еще категория «скрытников» – «монахов» и «монахинь», давших обет поститься и молиться до смерти. Их считали уже умершими для мира. Скрытники вели подпольный образ жизни, прячась в тайных убежищах. В их практике присутствовал ритуал самоумерщвления. Летом скрытники совершали самоубийство через утопление. Зимой задыхались в угарной бане. Было немало случаев самосожжения. Секта христофоровцев провоцировала самоубийства как среди мужчин, так среди женщин и детей.

Другой пример – секта духоборов, возникшая в XVIII веке. Первым руководителем был бывший скопец Силуян Колесников. Духоборы призывали к жизни в общинах и отказу от личного имущества. После разгрома Молочноводской коммуны духоборов правительственными следственными были обнаружены камеры с орудиями пыток и грудой человеческих костей вокруг, был подтвержден факт захоронения живых людей. Только в одной этой коммуне погибло более 400 последователей36.

Секта иннокентьевцев была основана Иваном Левизором. В юном возрасте этот человек поступил послушником в Добржский монастырь, откуда был изгнан из-за неблагочестивого поведения. После этого он оказался в Санкт-Петербурге, где получил «благословение» Григория Распутина. В начале 1908 года Левизор обретает пристанище в стенах Феодосовского монастыря в Балте. Здесь он принимает постриг в иеродиаконы, затем в иеромонахи. В своих проповедях Иннокентий (это имя дали при пострижении в монашество) повествует пастве о своих видениях, в которых он якобы общался с Самим Христом. Вскоре вокруг Левизора формируется группа последователей. Иеромонах Иннокентий начинает вести разгульный образ жизни, заводит целый гарем своих последовательниц. Церковное руководство помещает Иннокентия в Мурманский монастырь под строгий надзор, но он стремится бежать оттуда, в письмах призывая своих последователей подняться на его освобождение. Его воззвания не остаются без отклика: в один из декабрьских дней несколько тысяч человек, продав все свое имущество, отправляются вызволять своего лидера. Иннокентьевцы, взяв с собой детей, проделывают зимой пешком огромный путь, умирая в дороге. Наконец, сектанты доходят до стен монастыря и, добившись освобождения своего «пророка», отправляются обратно. Вот как описывают этот путь очевидцы: «Тысячная толпа, окружив Иннокентия, медленно двинулась вперед с иконами, крестами и пением «Спаси, Господи, люди твоя». Голодная, закоченевшая от холода масса, шла, как загипнотизированная… многие падали и умирали»37. В развитие событий вмешалось правительство: ход был остановлен, не в меру ретивых последователей, поместив в вагоны, отправили обратно. Иннокентия арестовали и заключили в Петрозаводскую тюрьму. После освобождения из тюрьмы в 1919 году Иннокентий был убит в пьяной драке своим же последователем38.

Как видим, Церковь противодействовала сектантским движениям через созывы Соборов, рассматривающих лжеучения и выносящих свои суждения о них, написание полемических сочинений отдельными церковными авторами и через усиление собственных богословских позиций. В случаях же совершения сектами уголовных преступлений их деятельность пресекалась государством.


2.1.3. Православная миссия: определение, практический опыт и пути развития

миссионерской деятельности Церкви по отношению к сектантству

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

  • 4. Психология контроля сознания