Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Не хотите спать в столе. Прытко




страница7/23
Дата15.05.2017
Размер3.12 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   23

Не хотите спать в столе. Прытко


Возражаете: «Быв здраву,

Корчиться в земле суть пытка».

Отпускаю вас. А что ж? Праву

На свободу возражать – грех…3



Стилизованный текст даже синтаксически звучит как продолжение эпиграфа и является логическим развитием мысли, заданной Кантемиром. Едины в обоих текстах и речевые координаты: «я» – поэт, находящийся в сложных отношениях со своими творениями; «вы» (как вариант «ты»)  – стихи, завоевывающие относительную независимость от создателя. Фактически между эпиграфом и текстом возникают отношения темы и вариации: «чужое» слово предшественника оказывается толчком к развитию авторской мысли, утверждением собственной позиции говорящего в мире, которая может и не во всем совпадать с позицией «я» эпиграфа. Например, стихотворение Бродского «Декабрь во Флоренции» имеет эпиграф из Ахматовой: «этот, уходя, не оглянулся…». «Я»-говорящий у Ахматовой не эксплицирован, а «этот» (т.е. Данте) является третьим лицом, предметом речи. У Бродского в первой же строфе возникает «ты», и в контексте стихотворения оно первоначально воспринимается как обращение к Данте, как разговор поэта с другим поэтом:




Двери вдыхают воздух и выдыхают пар; но


ты не вернешься сюда, где разбившись попарно,

население гуляет над обмелевшим Арно,

напоминая новых четвероногих…

<…>

…твой подъезд в двух минутах от Синьории… (3; 299)



Однако по мере чтения становится ясно, что «ты» у Бродского носит обобщенно-личный характер, подчеркнутый глагольными формами:

…Это – красивый город,

где в известном возрасте просто отводишь взор от

человека и поднимаешь ворот.



<…>

…невозможно жить, не показывая кулака; но

и нельзя разжать его, умирая,

потому что смерть – это всегда вторая

Флоренция с архитектурой Рая (3; 299).

<…>
…Одну ли , две ли

проживаешь жизни, смотря по вере…



<…>

…мостовую пересекаешь с риском… (3; 301)


«Ты» в стихотворении – это и Данте с его судьбой изгнанника, и просто человек, жизнь которого представляет собой путь скитальца, и «я»-говорящий, поскольку сказанное относится и к нему. Ахматовское «не оглянулся», выступающее в эпиграфе как свободный выбор Данте, у Бродского предстает как трагическая закономерность человеческой жизни: «Есть города, в которые нет возврата». Многогранное лирическое обобщение Бродского, его концепция приводят к отстранению, к философско-отчужденному взгляду на предмет разговора, т.е. на жизнь человека в принципе. Поэтому в финале стихотворения второе лицо преображается в третье, в «человека, который убыл».
3. «Я» эпиграфа – «я» текста: полемика
Развитие темы в авторском тексте может оказаться в той или иной степени полемическим по отношению к позиции «я» эпиграфа, привести к существенной переакцентировке. Авторское слово, включающее эпиграф, становится двуголосым и двунаправленным. Стихотворению В. Брюсова «Грядущие гунны» предпослан эпиграф:

Топчи их рай, Аттила.

Вяч. Иванов
С первого взгляда Брюсов, казалось бы, вполне солидарен с предшественником. В тексте и эпиграфе одна и та же коммуникативная ситуация: лирический субъект призывает гуннов к полному разрушению мира цивилизации, а сами гунны занимают позицию «ты/вы» – адресата речи:
…вас, кто меня уничтожит,

Встречаю приветственным гимном4.


Однако в «Кочевниках красоты» Вяч. Иванова кочевники – это вольные художники, цель которых – уничтожение тесного мира пошлой обыденности, рабского труда, освобождение и обновление:
И с вашего раздолья

Низриньтесь вихрем орд

На нивы подневолья,

Где раб упрягом горд5.


Таким образом, у Вяч. Иванова позиции «я»-говорящего (поэта, творца) и «вы» (кочевников) в принципе могут быть объединены, поскольку гунны реализуют на практике возвышенное стремление поэта к свободе и очищению. С точки зрения и лирического субъекта, и гуннов, разрушению подвергается чужой мир, «их рай» (курсив мой. – Е.К.). Брюсов иначе расставляет акценты. В его стихотворении художники, носители красоты и искусства – «мы», принадлежащие миру цивилизации, которую уничтожит «пьяная орда», обреченные на гибель и забвение вместе с этой цивилизацией:
А мы, мудрецы и поэты,

Хранители тайны и веры,

Унесем зажженные светы

В катакомбы, в пустыни, в пещеры.



<…>

Бесследно все сгибнет, быть может,

Что ведомо было одним нам…(4; II, 433).

Художественная идея стихотворения возникает как итог сложных отношений притяжения/отталкивания между точками зрения, выраженными в эпиграфе и в авторском тексте.

Окончательная авторская позиция может рождаться и в результате открытой полемики с теми смыслами, которые несет эпиграф. Так, обращаясь к младосимволистам, и прежде всего к Блоку, В. Брюсов пишет стихотворение «Младшим» 6:

Там я жду прекрасной дамы.

А.Блок
Они Ее видят! они Ее слышат!

С невестой жених в озаренном дворце!

Светильники тихое пламя колышат,

И отсветы радостно блещут в венце.


А я безнадежно бреду за оградой

И слушаю говор за длинной стеной… (4; I, 353).


Отсылка к стихотворению «Вхожу я в темные храмы…», к поэзии раннего Блока задает одну из тем: стремление к Прекрасной Даме, поиски духовного абсолюта. Важно, что это стремление, ожидание становятся уже не только «блоковскими», но и «брюсовскими»: так как эпиграф является частью структуры стихотворения, то слова «я жду» принадлежат не только тексту-источнику, но и авторскому тексту. Здесь заложен основной конфликт стихотворения: «ожидание» было общим, но чести «видеть» и «слышать» Прекрасную Даму удостоены только «они», пирующие во дворце, тогда как «я» отвергнут и одинок. Брюсов переосмысляет блоковский лирический сюжет в собственном ключе: несчастный проситель, молящий у глухо запертых ворот, за которыми совсем другая жизнь, а он ее несправедливо лишен. Так конфликт углубляется: лирический субъект Брюсова, тоже ждавший Прекрасную Даму, имеет право быть во дворце, но его вероломно отлучили от общего праздника. На эту же мысль работает и заглавие «Младшим» – указание на собственное старшинство и, следовательно, особую неправомерность происходящего, как бы узурпацию прав. Будучи воспринятым в контексте литературных отношений того времени, стихотворение получает остро полемический смысл.
4.»Я» эпиграфа – «я» текста: дистанция
Наконец, эпиграф и текст могут существенно дистанцироваться. Такой вариант мы наблюдаем в стихотворении В. Нарбута «Самоубийца», которому предшествуют пушкинские строки:
В какую бурю ощущений

Теперь он сердцем погружен!


Нарбут отсылает читателя к финальной сцене «Евгения Онегина» (гл.8, строфа XLVIII), когда Татьяна произносит свою знаменитую отповедь и Онегин понимает, что его надежды разрушены:

Она ушла. Стоит Евгений,

Как будто громом поражен.

В какую бурю ощущений

Теперь он сердцем погружен! 7
Цитата программирует читательское предпонимание текста, задавая тему несчастной любви как причины возможного самоубийства. Благодаря эпиграфу развитие лирического сюжета представляется ясным и мотивированным, хотя причина страданий лирического субъекта названа только в последних строках большого стихотворения:
И ты, ты думаешь, по нем вздыхая,

что я приставлю дуло (я!) к виску?

…О, безвозвратная! О, дорогая!

Часы спешат, диктуя жизнь: «ку-ку»,

а пальцы, корчась, тянутся к курку… (5; II, 243).
Однако роль эпиграфа не исчерпывается отсылкой к пушкинскому источнику. «Он» эпиграфа – это, конечно, Евгений Онегин, с чувствами которого сопоставлены переживания лирического субъекта. Поскольку эпиграф является также и частью текста авторского, то «он» – это и сам лирический субъект, думающий о самоубийстве. В то же время в стихотворении лирическое повествование с самого начала ведется от первого лица, даже когда речь идет о погребении и вскрытии:
Ну, застрелюсь. И это очень просто:

нажать курок, и выстрел прогремит.



<…>

Поволокут меня

в плетущемся над головами гробе…

<…>

А если вдруг распорет чрево врач,

я (я – не я!), мечтая о сюрпризе,

разбухших вывалю кишок калач…



<…>

И вновь, – теперь уже, как падаль, – вновь

распотрошенного и с липкой течкой

бруснично-бурой сукровицы, бровь

раздравшего разорванной уздечкой,

швырнут меня…(5; II, 242-243).


Цель лирического «я-высказывания», натуралистических подробностей – создать эффект соприсутствия происходящему, вызвать у читателя сочувствие переживаниям лирического субъекта. Однако если в собственно авторском тексте («свое» слово) выражена точка зрения лирического «я» и его саморефлексия доминирует, то в эпиграфе «я», субъект речи, – это «он», объект наблюдения. «Он» эпиграфа, предваряющего речь от лица «я», не только задает сюжетную ситуацию, но и заставляет воспринимать «бурю ощущений» лирического субъекта несколько отстраненно, как предмет анализа. Эпатирующие натуралистические описания – уже не только галлюцинации болезненного сознания лирического «я», но и регистрация этих «ощущений» как бы со стороны, своеобразное самоотчуждение («я – не я!»). Это наблюдение над происходящим (или тем, что может произойти) с позиций «я» авторского, которое формирует текст в целом и включает в себя, объединяя, обе точки зрения: «внутри» переживаний лирического «я» (текст) и «над» ними (эпиграф).
Не претендуя на полноту выводов, отметим, что рассмотрение функции эпиграфа в поэтическом тексте с учетом субъектно-объектных отношений позволяет более полно исследовать феномен эпиграфа.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Кржижановский С. Искусство эпиграфа (Пушкин) // Литературная учеба. 1989. № 3. С.112.

2 Ахматова А. Сочинения: В 2 т. М., 1986. Т.I. С.101-102.

3 Бродский И. Часть речи: Избранные стихи 1962-1989. М., 1990. С.77 (далее ссылки на это издание даны в тексте с указанием номера сноски и страницы).

4 Брюсов В. Собрание сочинений: В 7 т. М., 1973. Т.2. С.433 (далее ссылки на это издание даны в тексте с указанием номера сноски, тома и страницы).

5 Русские поэты «серебряного века»: Сборник стихотворений: В 2 т. Л., 1991. Т.I. С. 255 (далее ссылки на это издание даны в тексте с указанием номера сноски, тома и страницы).

6 Стихотворение было впервые опубликовано в журнале «Ежемесячные сочинения» (1903, № 4); в последующих изданиях эпиграф приводится не всегда (см. об этом: Брюсов В. Указ. соч. Т.1. С. 617).

7 Пушкин А.С. Собрание сочинений: В 10 т. М., 1975. Т. 4. С.160.

Т.Г. ИВЛЕВА

(Тверь)


Каталог: olderfiles
olderfiles -> Классный час «Александр Невский личность нации»
olderfiles -> 1. Основная часть. Изучение творчества Андерсена-поэта
olderfiles -> Контрольная работа по биографии и творчеству поэтов А. А. Блока, А. А. Ахматовой, С. А. Есенина, В. В. Маяковского
olderfiles -> Чернышов М. Р. Жанр молитвы в русской и английской поэзии XIX века
olderfiles -> Программа курса "История зарубежной литературы средних веков, Возрождения, XVII и XVIII веков"
olderfiles -> Биография Августина Блаженного 5 Политические учения средневековья 6
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   23

  • Двери вдыхают воздух и выдыхают пар; но