Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Портрет ящера на фоне эпохи




страница14/30
Дата15.05.2017
Размер5.54 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Портрет ящера на фоне эпохи
Все-таки не хочется расставаться с динозаврами на слишком печальной ноте. Ну, конечно, конец их был ужасен – врагу не пожелаешь. Но пока они жили, расхаживали по земле, плескались в воде земных океанов и летали птеродактилями на своих ящериных крыльях в земном воздухе, у них тоже были свои счастливые минуты, И чем больше ученые узнают об этих симпатичных ящерах, тем более очевидно становится, что с динозаврами никогда не соскучишься. История этих животных непрерывно подбрасывает все новые вкусные детали. И вот тому доказательства – последние по времени.

Не так давно группа ученых под руководством Мартина Кундрата из Праги увенчала свои шестилетние исследования окаменелых яиц динозавров публикацией любопытных выводов. Группа Кундрата изучала, как развивались эмбрионы динозавров по сравнению с эмбрионами птиц и аллигаторов. Для этого найденные яйца (конкретно – яйца так называемого теризино-зауроида, которого относят к растительноядным динозаврам) осторожно и тщательно очищались от окаменелых остатков скорлупы, чтобы выявить столь же окаменелые косточки самого эмбриона и питательного желтка вокруг, а также расположение эмбриона в этом желтке. Объем оставшегося желтка уменьшается по мере развития эмбриона, и степень расправленности косточек грубо характеризует возраст зародыша.

Еще более точные данные о возрасте ученые получили, изучая степень пористости костей эмбриона. Скелетик начинает свое существование в виде мягких и очень пористых костей, которые постепенно твердеют. Степень такого затвердевания тоже отражает возраст зародыша. С другой стороны, изучение костей важно само по себе. Кундрат обнаружил, что зародыши теризино-зауроида, пройдя всего две трети пути к полному созреванию, уже обладали костями, настолько менее пористыми и настолько более твердыми, чем их сверстники в яйцах аллигаторов, что детеныши этих динозавров были способны ходить сразу после выхода из яйца.

Вторым предметом изучения были зубы. Кундрат собрал много окаменелых зубов теризино-зауроидных зародышей разного возраста. И обнаружилась еще одна любопытная особенность. У самых молодых зародышей зубы были еще похожи на зубы других динозавров, питавшихся мясом. Но по мере развития в яйце они все более и более превращались в зубы, предназначенные для растительной пищи. Однако процесс этого превращения заканчивался уже вне яйца. Иными словами, новорожденные теризино-зауроиды, появляясь на свет, были способны не только бегать на всех своих четырех, но и питаться как растениями, так и мясом. И только потом, повзрослев, они полностью становились убежденными вегетарианцами. Как известно, развитие особи повторяет в чем-то развитие вида и даже предшествующих видов. Поэтому превращение молодого теризино-зауроида из хищника в травоядного может быть признаком того, что динозавры-вегетарианцы в свое время развились из плотоядных.

Очень симпатичная история, но вторая нисколько не хуже. Это история о том, почему динозавры стали такими большими. Прославленный (неизвестно почему) тиранозавр весил 6 тонн, но не шел ни в какое сравнение с куда менее популярным среди детей и взрослых брахиозавром (кстати, тоже мирным вегетарианцем), вес которого достигал 88 тонн! Как говорится – как их только земля носила?!

Палеонтолог Грегори Эриксон из Флориды заинтересовался этим вопросом и решил выяснить – действительно, как? В качестве объекта изучения он выбрал мелкотонного тиранозавра, поскольку его костей собрано особенно много – как вы, наверно, знаете, достаточно, чтобы построить полный скелет, и даже не один. Изучение этих костей позволило Эриксону вывести кривую роста данного динозавра. И что же оказалось? Оказалось, что тираннозавр начинал с довольно небольших размеров и гигантом становился только в юности, когда вдруг, ни с того ни с сего, начинал расти экспоненциально. Иными словами, он рос не столько дольше, чем современные млекопитающие и пресмыкающиеся, сколько намного быстрее, чем они. Между 14 и 18 годами он, по данным Эриксона, ежедневно набирал по 2 килограмма. 4 года по 365 дней каждый (не считая високосного) и по 2 кг в день – это же жуть что получается. Это получается почти 3 тонны!

Поскольку в природе нет дармовых завтраков, она (природа) возместила быстрый рост тираннозавра столь же быстрым его старением. Самый старый из известных тираннозавров (знаменитая «Красотка Сью» в музее Филда в Чикаго) умер примерно в 28 лет. К тому же тираннозавры не могли двигаться быстро. Точнее, это взрослые, весом больше 1 тонны, не могли – детишки-тираннозавры бегали, по всей видимости, достаточно резво. А у взрослых скорость бега ограничивал вес. Он не давал тираннозаврам передвигаться быстрее, чем со скоростью 35-40 км в час. Чтобы бегать быстрее, требовалась такая масса мышц, что скелет динозавра не мог бы ее поддерживать. Компьютерные модели, разработанные британским биологом Хатчинсоном, показали, что даже при тех мышцах, которыми располагал тиранозавр, он ходил и бегал крайне неуклюже – голова на длинной шее все время перетягивала его вперед, и только большой вес защищал его от падения.

А как же тогда передвигался вдесятеро более тяжелый брахиозавр? Мы опять возвращаемся к исходному вопросу. Но теперь ученые нашли на него ответ. Мэтью Боннан из университета штата Иллинойс показал, что такие огромные динозавры просто шаркали ногами, почти не отрывая их от земли. У современных больших животных вроде носорогов и слонов кости по мере роста и увеличения веса перестраиваются, всякий раз подгоняясь под новый вес. Динозавры же, что молодые, что старые, имели, как оказалось, кости одной и той же формы, только все более и более толстые. И ходили они, раскачиваясь, точно маятник, едва-едва отрывая то одну, то другую ногу и опираясь всеми остальными тремя, чтобы сохранить устойчивость.

И это лишь малая часть того, что наука на данный момент может сказать о весе, росте, созревании и хождении самых огромных животных, существовавших за всю земную историю. А кстати, недавно она (наука) узнала кое-что новое и о том, как они перестали ходить по Земле вообще. Как мы помним, это произошло в результате падения огромного метеорита или астероида в районе Мексиканского залива примерно 65 миллионов лет тому назад. И вот сейчас американский ученый Дуг Робертсон сумел уточнить некоторые детали этого ужасного происшествия. Согласно его расчетам, основной удар по тогдашним живым существам нанесли добела раскаленные обломки скал, выброшенные в небо и затем упавшие вниз. Этот огненный дождь буквально испепелил все живое на поверхности Земли. Уцелели только те животные – в том числе крохотные в ту пору (не больше мыши) млекопитающие, – которые могли спрятаться в норах или в воде. Но динозавры и птерозавры (летающие ящеры) были слишком большими, чтобы найти убежище. Поэтому они в прямом смысле слова были изжарены заживо, увы.

Тоже веселенькая история, не правда ли...


Трудно быть маленьким
И вот наконец сменили несчастных динозавров наши прямые предки – млекопитающие. И что – жить стало лучше, жить стало веселее? Куда там! Млекопитающим тоже оказалось нелегко. Более того – млекопитающим поначалу пришлось очень трудно. Во-первых, и это главное, они поначалу

были маленькие. То есть не все маленькие. Недавно в Китае нашли огромное кладбище древних животных, точнее – их останков, и там обнаружились следы довольно больших млекопитающих – размером с нынешнего крота. А в другом месте ученые нашли отпечатки скелета водоплавающего млекопитающего величиной с нашего небольшого дельфина. Но в основном млекопитающие на первых порах действительно были маленькие – не больше современной мыши. А маленьким всегда плохо. Ведь Землей в ту начальную для млекопитающих пору еще владели упомянутые выше динозавры. И вот бедные млекопитающие вертелись у них под ногами, как мыши под ногами у слонов, и, наверно, массами гибли затоптанные. Но что поделать: хочется есть – надо вертеться.

Поэтому млекопитающие, надо думать, с восторгом встретили падение на землю того астероида, а может – извержение того вулкана, который 65 миллионов лет назад покончил с эпохой динозавров. Они, наверно, думали, что в отсутствие динозавров они сами станут хозяевами Земли и, конечно, управятся с ней куда лучше тупоголовых ящеров. Эпигоны всегда так о себе думают. Но, увы, когда они вылезли из своих крохотных нор на опустевшие материки, то сразу поняли, что и в новой эпохе им ничего хорошего не светит. Да и как, спрашивается, им что-нибудь могло светить, если пыль и прах, в которые обратились земная почва и космический астероид в результате их теплой и шумной встречи, застлали все небо так, что даже в полдень было темно. И жутко холодно, потому что солнечные лучи не могли пробиться через этот толстый слой пыли, окутавший всю планету, с экватора до полюсов. Много позже люди придумали для такой погоды выразительное название «ядерная зима» – в том смысле, что если взорвать над Землею пару десятков термоядерных бомб, то примерно такая погода на ней и наступит. Но этого, к счастью, никто пока не проверял.

Ядерная зима над Землею продолжалась очень долго, и опустевшие материки планеты успели замерзнуть и покрыться льдами. Несчастные маленькие млекопитающие опять погибали огромными массами. Выжили только те, что обитали близ экватора, где было чуть потеплее. И неизвестно, сколько еще прожили бы и эти, если бы вдруг все разом не изменилось. В один прекрасный день над океаном вдруг бесшумно поднялся туман, который постепенно застлал все небо и надолго стер с мира все его краски. Когда же земля и вода вновь вынырнули из этого бесформенного серого месива, обнаружилось чудо: везде капало, хлюпало и чвакало. Материки оттаяли, в воздухе стояло весеннее тепло, и тысячи тысяч новых млекопитающих куда крупнее прежних бегали, метались, суетились и сновали повсюду, суматошно осваиваясь в новой жизни.

Теперь изложим то же самое сухо, прозаически. В 30 минутах езды от немецкого города Франкфурта располагается знаменитая Мозельская долина, где в последние годы было обнаружено древнее озеро примерно 50-миллионолетней давности. В грязевых слоях этого высохшего озера сохранились на удивление цельные, порой даже с очертаниями внутренних органов, скелеты десятков тысяч животных, некогда обитавших на его берегах, в его водах и в воздухе над ним. Изучение этих находок подтвердило давнее предположение ученых (сформировавшееся под влиянием других находок такого же рода, хотя и не столь эффектных), что около 55-50 миллионов лет назад на Земле произошло какое-то событие, которое дало толчок быстрому и многостороннему развитию млекопитающих. Судя по всему, это событие сопровождалось значительным повышением среднегодовых температур на планете, в результате чего доселе небольшие и немногочисленные млекопитающие стали увеличиваться в размерах и количестве и быстро распространяться,

колонизуя оттаявшие континенты и видоизменяясь сразу во многих эволюционных направлениях. Вслед за эпохой динозавров (через 10-15 миллионов лет!) наконец-то наступила эпоха млекопитающих. Именно тогда появились первые, дальние предшественники современных лошадей, собак, обезьян, слонов и людей.

Такие резкие потепления палеоклиматологам хорошо известны. Два из них, как мы только что рассказывали, произошли еще в эпоху динозавров, 120 и 90 миллионов лет назад. Оба раза это было вызвано мощным и относительно быстрым выбросом метана из океанских глубин, своего рода «метановой отрыжкой океана». Теперь палеоклиматологи, исследуя пробы, поднятые с океанского дна вблизи мыса Канаверал во Флориде, обнаружили, что 55 миллионов лет назад Земля пережила третий такой же катаклизм, который по мощности и последствиям превосходил оба предыдущих и был едва ли не самым большим за последние сотни миллионов лет истории нашей планеты. Достаточно сказать, что в результате этого третьего выброса океанского метана содержание углекислого газа в атмосфере разом увеличилось в несколько раз, возник сильнейший парниковый эффект (в который метан тоже внес свою долю), и в итоге среднегодовая температура на Земле за несколько тысяч лет поднялась на 5-6 градусов, что почти вдвое больше, чем повышение температуры за те два десятка тысяч лет, что отделяют нас от последнего ледникового периода.

Результаты многолетних исследований американских и австралийских ученых, занимавшихся изучением этого древнего феномена, позволили достаточно детально представить себе причины, ход и характер этой гигантской климатической катастрофы, разыгравшейся 55 миллионов лет назад на поверхности и в глубинах океана. Это пролило также дополнительный свет на ход аналогичных катастроф в эпоху динозавров и отбросило неожиданный угрожающий отблеск на наше собственное близкое будущее. Вот как выглядит эта жуткая картина в описании ученых. Примерно 60 миллионов лет назад (то есть через 5 миллионов лет после гибели динозавров) по какой-то пока еще непонятной причине началось постепенное потепление океанских вод. Когда это потепление достигло определенного «порога», произошло неизбежное в таких случаях изменение циркуляции океанских течений. Оно привело к тому, что теплые поверхностные воды были «вдавлены» в глубины океана пришедшими им на смену холодными течениями. Прогревание глубинных вод привело к тому, что кристаллы заледеневшего метана, находившиеся в придонных слоях почвы, стали превращаться в газ. Пузыри метана, вырывающиеся из почвы, размыли ее и вызвали грязевые оползни. В результате кристаллы метана еще более обнажились для доступа теплой воды и выделение газа пошло еще более быстро. Этот самоускоряющийся процесс вызвал постепенный подъем образовавшегося метана в верхние слои океана, а оттуда – выделение в атмосферу. Здесь, соединяясь с кислородом воздуха, метан начал образовывать углекислый газ, который, как уже говорилось, имеет парниковые свойства: пропускает к поверхности Земли ультрафиолетовое излучение Солнца, но не выпускает назад, в космос, инфракрасное, тепловое излучение, испускаемое растениями, водой и почвой. Вот почему конечным климатическим результатом всего процесса и оказалось глобальное потепление Земли. Судя по данным авторов работы, этот процесс занял не более 5-6 тысяч лет, то есть действительно был климатическим катаклизмом, а не постепенным, растянутым на милли-онолетия изменением климата.

Первым биологическим (экологическим) последствием этого климатического катаклизма была массовая гибель микроскопических живых видов, доселе обитавших в придонных слоях океана. Привыкшие к холодной воде, они не смогли так быстро приспособиться к ее нагреванию. По оценкам авторов, погибло около половины всех тогдашних глубоководных организмов. Вторым, еще более важным, но уже наземным последствием потепления были описанные выше распространение и эволюция млекопитающих. Но какие же отблески все это происшествие бросает на наше будущее? А вот какие. По подсчетам авторов, в ходе описанного катаклизма в атмосферу было выброшено миллиард миллиардов тонн метана. Сама по себе эта цифра не говорит ничего, но она немедленно начинает звучать зловеще, если вспомнить, что, согласно некоторым прогнозам, к 2100-му году человечество выбросит в атмосферу около двух третей этого количества. Однако тот «порог», перейдя который, процесс начал самоускоряться и приобрел характер необратимого катаклизма, может быть и сегодня перейден куда раньше, чем в атмосферу поступит все это количество метана, то есть даже раньше 2100 года.

В этой картине, конечно, остается еще много неясностей. Есть и различия. Например, в прошлом метан поступал в атмосферу через океан, сейчас он поступает в нее напрямую. Неясно, как это различие влияет на скорость потепления, хотя можно думать, что просачивание метана через толщу воды замедляло этого процесс. Неизвестно, как влияли на ход потепления перемены в циркуляции океанских течений, и неясно, что происходит с этой циркуляцией сегодня. Неизвестно, каковы были концентрации метана и углекислого газа накануне древнего потепления, что делает неоднозначным его сравнение с нынешним. И так далее. Тем не менее уже и сейчас ясно, что в такой неустойчивой ситуации может произойти все что угодно, в том числе самое худшее – для человечества, разумеется. Ясно также, что наша огромная планета живет какой-то своей странной жизнью, в которой одни грандиозные процессы связаны с другими столь же грандиозными процессами, меняясь и меняя друг друга под влиянием иногда космических, а иногда и совсем ничтожных факторов, и приводя к результатам, обратить которые не под силу населяющим ее разумным млекопитающим, просто потому, что они слишком малы в сравнении с нею.

Да, трудно быть маленьким, даже если ты человек. Приходится быть особенно осторожным. Но все же в утешение следует сказать, что животные с этой задачей справились – и справились неплохо, судя по тому, какого разнообразия и численности они достигли за прошедшие с тех пор 50 с лишним миллионов лет. Так что люди многому могут у них поучиться. Стоит присмотреться к тем хитроумным способам выживания, которые они за эти миллионы лет нашли. Но этому мы посвятим вторую часть нашей книги.
ЧУДЕСА ЭВОЛЮЦИИ

Загадка исчезнувших звеньев
На протяжении всего этого рассказа о происхождении и развитии жизни я то и дело повторял слова «эволюция», «теория эволюции», «под давлением эволюции» и тому подобные. Эти слова отражают мое – и, разумеется, не только мое – глубокое убеждение, что происхождение и развитие жизни управляется законами дарвиновской эволюции. Это убеждение разделяет сегодня и большинство ученых. Но не все. Мне приходилось встречать вполне достойных, много сделавших в науке людей, которые выражали, мягко говоря, некоторое сомнение в справедливости дарвиновской теории. А уж среди людей простых это сомнение распространено чуть ли не повсеместно. В одном английском журнале была не так давно опубликована статья, автор которой, американская журналистка, писала: «Недавно, на завтраке с моими подругами, в разговоре вдруг наступила пауза. «Поднимите руки, кто сомневается в дарвинизме», – сказала я. К моему удивлению, все трое – учительница, музыкальный агент и драматург – медленно подняли руки. Одна недавно прочла книгу Майкла Дентона «Эволюция: теория, переживающая кризис»; другая, религиозная христианка, высказала убеждение, что библейский рассказ о сотворении мира по-прежнему остается лучшим объяснением вселенной; третья обвинила доктрину о выживании самых приспособленных в оправдании ужасов капитализма».

И далее журналистка припоминала: «До недавнего времени сомнение в дарвинизме было свидетельством религиозных предрассудков или попросту невежества. Я помню свой разговор с матерью. «Мама, ты веришь в эволюцию?» – «Разумеется, дорогая. Если ты будешь часто грызть ногти, твои дети тоже


будут грызть ногти. И их дети тоже, и так начнут появляться на свет дети с уже обгрызанными ногтями». А ведь вся суть теории естественного отбора состоит в том, что она отрицает, будто приобретенные в ходе жизни привычки могут передаваться по наследству».

Мама этой журналистки – не какое-то вопиющее исключение. Проведенные в Америке опросы показали, что если предъявлять взрослым американцам описание процесса естественного отбора без упоминания слова «эволюция», то 78 процентов из них фактически соглашаются с этими описанием. Но в то же время 62 процента этих же людей выражают абсолютную уверенность в том, что Бог создал людей сразу в нынешнем их виде без всяких эволюционных добавок. Это напоминает мне гуляющую в Интернете злобноватую шутку: как примирить теорию эволюции с религией? Ответ: нужно подправить теорию эволюции, чтобы она стала приемлемой для верующих, – например, так: «Человек произошел от обезьяны, которую создал Бог, по своему образу и подобию».

Недавний обзор международной группы исследователей показал, что в самой «передовой» стране мира – в Соединенных Штатах, где совершаются многие из самых важных научных открытий современности, в том числе в области генетики и биологии, где о науке широко пишут массовые газеты и популярные журналы, рассказывает телевидение, – так вот, в этой стране за последние 20 лет число людей, принимающих тезис, что человек произошел от обезьяны, упал с 45 до 40 процентов. В результате американцы сегодня разделяются в этом отношении почти поровну: 40 процентов «за» эволюцию и 39 процентов категорически «против», остальные 21 процент – колеблющиеся и сомневающиеся. Любопытно, однако, что в Европе верящих в эволюцию гораздо больше и только в Турции (а также в остальной Азии) их меньше, чем в Соединенных Штатах. Чем это объяснить?
Разумеется, в немалой степени это объясняется сильными позициями фундаменталистской религии в США. Но религия сильна, скажем, и в Италии, а тем не менее в Италии в эволюцию верит чуть не вдвое больше людей, чем в США. Есть, однако, в Соединенных Штатах один специфический феномен, которого практически нет в других странах мира, и вот он-то, думается, во многом повинен в приведенных выше цифрах. Феномен этот называется «Теория Разумного Дизайна». Нынешние сомнения являются результатом более чем десятилетней целенаправленной антиэволюционной кампании, проводимой группой религиозных ученых, которые собрались в так называемом «Институте Открытий» в Сиэтле. Их теория, которую они широковещательно и громогласно противопоставляют дарвинизму, представляет собой не что иное, как осовремененный вариант креационизма, то есть веры в божественное сотворение мира и человека, только приодетый в научные одежды. В последние годы эта систематическая кампания возымела серьезный успех. Некоторое время назад они сумели убедить одного американского издателя добавить в учебник биологии параграф, поощряющий студентов изучать и другие теории возникновения видов кроме дарвинизма. Они убедили советы по образованию во многих американских штатах знакомить детей не столько с теорией эволюции, сколько с теорией «разумного дизайна», или, по крайней мере, преподавать их параллельно как две равноценные гипотезы. Эти люди финансируют дискуссии, учреждают стипендии для соответствующих исследований, публикуют книги, распространяют брошюры и наклейки и проводят опросы, последний из которых показал, что 71 процент взрослых американцев считают, что школьникам следует рассказывать о «недостатках» и «противоречиях» дарвинизма.

Как я уже сказал, в отличие от примитивных креационистов, слепо верящих в библейский рассказ о сотворении мира, сторонники «разумного дизайна»


пытаются подкрепить свою теорию научными доказательствами. Они согласны, что Земля не была создана за 6 дней, а насчитывает миллиарды лет. Но они напоминают, что, по теории относительности Эйнштейна, течение времени зависит от скорости движения наблюдателя, и, выворачивая этот закон на свой хитрый лад, говорят, что «скорость движения Бога» отличается от «скорости движения человека», а потому миллиарды лет с нашей, человеческой точки зрения – это 6 дней «с точки зрения Бога». Они признают, что живые существа могут с течением времени все лучше приспосабливаться к своей среде. Но они отрицают мысль о том, что все живое произошло путем эволюции от общего предка, от первой «живой молекулы», самозародившейся когда-то в первобытном океане. Такое самозарождение так маловероятно, что на него не могло хватить всего времени существования Земли, а не то что первого полумиллиарда земных лет. И точно так же не могло появиться путем постепенной и случайной эволюции все разнообразие живых видов. Нет, – говорят они, – если «непредвзято» изучать жизнь, то можно убедиться, что каждый отдельный вид был создан неким Разумным Дизайнером.

Самыми выдающимися представителями теории «разумного дизайна» являются биохимик Майкл Бехе и профессор-юрист Филипп Джонсон из Калифорнии. Бехе атаковал дарвинизм в своей книге «Черный ящик Дарвина» (1996). «Если заглянуть в живую клетку, – пишет он, – можно увидеть, что это поразительно сложная микроскопическая машина. Каждая ее часть сконструирована так точно, что ее невозможно удалить или изменить, и точно так же невозможно представить себе ее функционирующей в промежуточном, менее совершенном виде. Как же такая клетка могла появиться в результате серии случайных приспособлений к окружающей среде?»

Далее Бехе приводит набор аргументов, опирающихся на данные палеонтологии и прежде всего – на отсутствие промежуточных звеньев между видами – вроде полуящера-полуптицы, например. Аналогично не найдены-де никакие останки сложных организмов ранее так называемой Кембрийской эры, то есть старше 550 миллионов лет. Если Дарвин прав, то где же останки всех наших эволюционных предшественников?

Филипп Джонсон, автор книги «Дарвин на суде», говорит, что эволюция ненаучна, потому что она не поддается проверке: она выдвигает утверждения о таких событиях (например, о происхождении жизни), которые сегодня нельзя воспроизвести. По Джонсону, все новые виды были созданы Богом или другим Разумным Дизайнером сразу в готовом виде, полностью сформированные и помеченные ярлыком: «Сделано на небесах». При этом он тоже вовсю оперирует научными терминами вроде «Кембрийский взрыв» и «несводимая сложность».

Выдающийся английский биолог-эволюционист Ричард Даукинс, отвечая Бехе и Джонсону, говорит, что сложный организм может выглядеть несводимым к более простым, но на самом деле это не так. Например, тот механизм свертывания крови, который Бехе приводит как пример «несводимости», в действительности представляет собой модификацию тех белковых процессов, которые первоначально отвечали только за пищеварение. Так что процесс свертывания крови вполне можно свести к совокупности более простых биохимических процессов, ничего загадочного или «божественного» здесь нет. Другой биолог-эволюционист Матт Ридли, автор книги «Геном», очень доходчиво объясняет, почему отсутствуют останки докембрийских организмов: «Потому что раньше было мало твердых частей. Мало челюстей, мало костей. В действительности до-Кембрийских останков много, но это в основном останки микросуществ». А утверждения сторонников «разумного дизайна», вроде того же Бехе, насчет отсутствия «промежуточных звеньев» и вообще являются прямым подлогом. На самом деле в Китае не так давно найден «пернатый ящер», который как раз и представлял собой переходное звено от динозавров к птицам. И ученые уже вполне серьезно обсуждают, как произошло такое превращение. Наука, что ни день, находит все новые доказательства эволюции. Недавно было показано эволюционное происхождение такого сложнейшего органа, как материнская плацента. Оказалось, что в ходе развития жизни этот орган в разных своих видах возникал не один-единственный раз, а по меньшей мере трижды.

Где уж тут говорить о «сотворенном сразу и полностью сформированном»? И что это за «Высший Разум», который создает свои творения только с третьей попытки?




Каталог: fulltext -> UMK
UMK -> Рабочая программа учебной дисциплины иностранный язык (английский, немецкий, французский языки) для специальности
fulltext -> Дух предков хранит нас
fulltext -> Учебное пособие для студентов филологических специальностей Павлодар ’1 (075. 8) Ббк 81. 2-5Я7 н 90
UMK -> 1 курс немецкий язык Осенний семестр
UMK -> 1 курс французский язык осенний семестр
UMK -> Рабочая программа учебной дисциплины иностранный язык (английский, немецкий, французский языки) для специальности
UMK -> Хоккей обзор
UMK -> 1 курс для студентов иоиОТ
UMK -> Темы индивидуальных заданий по дисциплине "Астрономия"
UMK -> Атлетическая гимнастика
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

  • Трудно быть маленьким
  • ЧУДЕСА ЭВОЛЮЦИИ Загадка исчезнувших звеньев