Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ученые записки Выпуск V. Ббк 67




страница3/28
Дата15.05.2017
Размер5.71 Mb.
ТипУченые записки
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Библиография:

  1. Скуратовский М.Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции. М.: Волтерс Клувер, 2007. 200 с.

  2. Медведев И.Г. Письменные доказательства в частном праве России и Франции. СПб., 2004. С. 37.


Кресс Вячеслав Викторович,

к.ю.н., доцент кафедры гражданского права

Западно-Сибирского филиала РАП(г.Томск)

Проблемы оспаривания мировых соглашений

должника в процедуре банкротства

Общие положения об оспаривании в процедуре банкротства мировых соглашений должника.

Институт оспаривания сделок должника в процедурах банкротства давно известен российскому законодательству: соответствующие специальные нормы о неправомерных действиях должника и кредиторов имелись еще в Законе РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19 ноября 1992 года № 3929-1.

Однако лишь анализ изменений, внесенных в последние годы в законодательство о несостоятельности, а также предоставление официальных разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по обозначенному вопросу свидетельствуют о существенно возросшем интересе законодателя и практики к названному институту.

Действительно, практика арбитражных судов показывает возрастание числа исков арбитражных управляющих, направленных на оспаривание тех или иных сделок должника по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве. Особенность таких категорий споров в отличие от оспаривания сделок по общегражданским основаниям состоит в том, что оспаривание сделки, прежде всего, направлено на защиту интересов кредиторов, не являющихся стороной в оспариваемой сделке, при этом именно совершение такой сделки привело к нарушению прав таких кредиторов.

С учетом указанного законодательство о банкротстве в части оснований и порядка оспаривания сделок должника должно предусматривать специальные механизмы, отвечающие интересам участников процесса о банкротстве, являющиеся эффективными при противодействии недобросовестным действиям должника и отдельных кредиторов, совершаемым в преддверии процедуры банкротства.

Настоящая статья посвящена проблемам оспаривания в процедуре банкротства таких сделок должника, которые оформлены в качестве мирового соглашения при рассмотрении какого-либо спора вне рамок дела о банкротстве.

Актуальность данной темы обусловлена, прежде всего, спецификой таких сделок должника, состоящей в закреплении названной сделки судебным актом – определением (постановлением) об утверждении мирового соглашения, создающим известные процессуальные препятствия в оспаривании сделки. Это обстоятельство позволяет недобросовестным сторонам «обличать» совершаемую сознательно в ущерб интересам должника и иных кредиторов сделку в форму утверждаемого судом мирового соглашения с целью недопущения его последующего оспаривания в общем порядке.

Статья 61.2 Закона о банкротстве посвящена вопросам оспаривания подозрительных сделок должника, включая сделки «неэквивалентные» и «вредоносные».

Так, согласно пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть признана арбитражным судом недействительной сделка, совершенная должником при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки. Пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве допускает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов, а другая сторона сделки знала об указанной цели должника.

Мировое соглашение, заключаемое должником с отдельным кредитором вне рамок дела о банкротстве в пределах какого-либо рассматриваемого судом спора, безусловно, отвечает признакам сделки, сформулированным статьей 153 Гражданского кодекса РФ, поскольку направлено на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей. Так, мировое соглашение может предусматривать установленную для стороны отсрочку платежа, предоставление отступного вместо исполнения, прощение долга и др. Таким образом, мировое соглашение порождает для должника самостоятельные правовые последствия и является тем самым самостоятельной сделкой, условия которой могут при этом создавать негативные для самого должника и его кредиторов последствия и тем самым сделка может подпадать под сформулированные Законом о банкротстве основания оспаривания.

Практика рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности показывает определенные сложности в оспаривании в рамках процедур банкротства заключенных должником мировых соглашений.

Между тем, бесспорно то, что направленный на мирное разрешение общегражданских споров институт мирового соглашения не должен являться препятствием в защите прав и интересов участников дела о банкротстве и становиться инструментом, препятствующим оспариванию сделок должника и возвращению в конкурсную массу незаконно отчужденного имущества.



Оспаривание действий по исполнению мирового соглашения.

В силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве правила главы III.1 Закона применяются также к действиям, направленным на исполнение обязательств и обязанностей, а равно действий, совершаемых во исполнение судебных актов.

Разъясняя указанное положение, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении № 63 отметил, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).

Более того, примечательным является то обстоятельство, что Пленумом ВАС РФ отдельно обращено внимание на то, что нормы главы III.1 Закона о банкротстве применяются также к действиям по исполнению определения об утверждении мирового соглашения (абзац 8 пункта 1 Постановления № 63).

Включение в Закон о банкротстве нормы, однозначно позволяющей оспаривать действия по исполнению обязательств (обязанностей) и судебных актов, безусловно, продиктовано потребностями практики и спецификой оснований для оспаривания сделок, установленных Законом о банкротстве.

В первую очередь это касается действий по исполнению обязательств с оказанием предпочтения отдельному кредитору перед другими, например, с нарушением очередности удовлетворения требований кредиторов, установленной статьей 134 Закона о банкротстве. В таком случае сделка, лежащая в основании обязательства, на исполнение которого направлены действия должника (например, договор займа, кредитный договор и др.), является действительной, не нарушает прав должника, кредиторов и не подпадает под специальные основания оспаривания. Между тем, именно действия должника, направленные на исполнение указанной обязательственной сделкой, совершаются последним с нарушением прав и имущественных интересов кредиторов и требований закона о недопустимости предпочтительного удовлетворения требований отдельного кредитора. В обозначенной ситуации возникает потребность и правовая возможность в оспаривании именно действий по исполнению обязательства, но не сделки, лежащей в основании его возникновения, в связи с чем единственным верным механизмом выступает правило пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве о возможности оспаривания действий по исполнению, если они отвечают специальным признакам недействительности, предусмотренным Законом о банкротстве.

Так, арбитражный суд, удовлетворяя исковые требования конкурсного управляющего должника о признании недействительной сделки по перечислению должником отдельному кредитору денежных средств во исполнение кредитного договора, отметил, что «все кредиторы имеют одинаковые права в части получения денежного удовлетворения своих требований с учетом очередности, установленной Законом о банкротстве… В результате перечисления денежных средств Банку, произошло прекращение обязательств должника по возврату кредита, следовательно, указанное действие является сделкой в силу статьи 153 ГК РФ… Перечисление ООО «СИБЭЛ» АК Промторгбанку денежных средств в размере 15 000 000 рублей, повлекло предпочтительное удовлетворение требования кредитора – АК Промторгбанка, нарушив права других кредиторов на соразмерное удовлетворение их требований». [Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 21 августа 2009 года по делу № А27-7858/2009, оставленное без изменения Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30 октября 2009 года и Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 января 2010 года.]

Необходимо иметь в виду, что в качестве сделки, лежащей в основании возникновения обязательства, исполненного с нарушением норм Закона о банкротстве, может выступать и мировое соглашение должника, заключенное им в рамках судебного спора за пределами дела о несостоятельности. В таком случае оспаривание самого мирового соглашения или определения о его утверждении лишено правовых оснований, поскольку обязательственная сделки и утвердивший ее судебный акт не влияют на предпочтительность удовлетворения требования кредитора до тех пор, пока не будет произведено его исполнение.

С учетом указанного правильной необходимо признать практику арбитражных судов, отказывающих в удовлетворении кассационных жалоб на определения об утверждении мирового соглашения по мотиву нарушения правила о недопустимости предпочтительного удовлетворения требований отдельных кредиторов. [См., например, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29 июня 2009 года по делу № А60-3582/2009-С1.] При этом суды исходят из того, что само мировое соглашение, устанавливающее рассрочку платежа, не влечет предпочтительного удовлетворения и в данной части полностью соответствует требованиям Закона о банкротстве.

Необходимо отметить, что оспаривание действий по исполнению мирового соглашения является эффективным механизмом противодействия недобросовестному поведению должника и отдельных кредиторов при рассмотрении дела о несостоятельности, что обусловлено специальным порядком оспаривания, установленным статьей 61.8 Закона о банкротстве. При этом заявитель не сталкивается с процессуальными препятствиями оспаривания сделки, поскольку действие по исполнению мирового соглашение не утверждается судебным актом.

Таким образом, при использовании механизма оспаривания сделок должника следует отличать оспаривание мирового соглашения (обжалование определения об утверждении мирового соглашения) и оспаривание действий по его исполнению. При выборе верного способа защиты каждый из указанных юридических актов может содержать основания для оспаривания. Однако выбор неверного предмета оспаривания, по нашему мнению, должен влечь отказ в признании соответствующей сделки недействительной.

Оспаривание судебного акта об утверждении мирового соглашения.

В соответствии с частью 1 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ мировое соглашение утверждается арбитражным судом, в производстве которого находится дело. Этим же судебным актом арбитражный суд прекращает производство по рассматриваемому делу (статья 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Таким образом, для вступления в действие сделки, оформленной мировым соглашением, требуется соблюдение специального процессуального порядка - утверждение соглашения судом. В противном случае мировое соглашение не влечет правовых последствий.

Указанная особенность порядка заключения мирового соглашения стала причиной сформировавшегося в судебной арбитражной практике подхода, согласно которому оспорить сделку, оформленную утвержденным судом мировым соглашением, можно только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение. [См., например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 сентября 2003 г. № 4161/03, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.12.2006 г. по делу № А56-11170/2005, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. по делу N Ф04-1366/2007(32385-А75-30) и др.]

Следует иметь в виду, что при обжаловании судебного акта об утверждении мирового соглашения в связи с наличием специальных оснований оспаривания сделок, установленных Законом о банкротстве, заявитель по существу ссылается на незаконность именно мирового соглашения, выражая несогласие с совершенной должником сделкой. Что же касается судебного акта, то он по своей юридической сущности не может содержать в себе оснований недействительности, поскольку представляет собой документ, фиксирующий результат правоприменительной деятельности. Необходимо согласиться с М.А. Рожковой в том, что мировое соглашение само по себе не влечет материально-правовых последствий для сторон, порождая исключительно процессуальные последствия, но являясь при этом, однако, необходимым в силу закона юридическим фактом для приобретения сделкой (мировым соглашением) своей юридической силы [Рожкова М.А.].

Таким образом, правовым основанием для обжалования определений об утверждении мирового соглашения выступает правило части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Согласно последнему арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Это предполагает, что арбитражный суд, следуя прямому предписанию части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ, при утверждении мирового соглашения должен проверить соответствие сделки закону или иному правовому акту в целях выявления ее пороков как по общегражданским основаниям (статья 168 Гражданского кодекса РФ), так и по основаниям, установленным специальным законодательством (корпоративным, антимонопольным, банкротным и пр.).

Особенность обжалования судебных актов об утверждении мирового соглашения в условиях применяемой к должнику процедуры несостоятельности состоит в том, что на момент вынесения такого судебного акта арбитражный суд зачастую не может установить наличие и учесть установленные Законом о банкротстве основания оспаривания сделок должника, если мировое соглашение заключается до возбуждения в отношении должника дела о несостоятельности. Обусловлено это, по нашему мнению, двумя обстоятельствами. Во-первых, в указанной ситуации недобросовестный должник, действующий сознательно в ущерб прав кредиторов, не заинтересован в проверке законности сделки, создавая формальное соответствие сделки закону. Во-вторых, такие основания незаконности утвержденного мирового соглашения как наличие цели причинения имущественного вреда кредиторам и предпочтительное удовлетворение требований отдельного кредитора в принципе невозможно установить и применить в отсутствие возбужденного дела о банкротстве, поскольку кредиторы не являются участниками арбитражного процесса, в рамках которого стороны заключают и утверждают мировое соглашение.

Таким образом, особенность специальных оснований для оспаривания сделки должника, установленных Законом о банкротстве, обусловливают безусловное утверждение арбитражными судами мировых соглашений, заключаемых с должником в преддверии банкротства последнего. Институт проверки судом законности совершаемой сторонами сделки, установленный частью 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ, применительно к банкротству оказывается совершенно неэффективным.

В связи с этим единственно возможным остается последующее процессуальное обжалование судебного акта об утверждении мирового соглашения со ссылкой на часть 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ: судом утверждено не отвечающее специальным требованиям Закона о банкротстве мировое соглашение. Такими требованиями являются положения статей 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. Заключенное должником мировое соглашение может подпадать под установленные пунктом 1 статьи 61.2 Закона признаки неэквивалентной сделки (например, отчуждение должником в порядке отступного имущества по цене, значительно ниже рыночной, предоставление должником своему дебитору отсрочки платежа на значительный период и др.), предусмотренные пунктом 2 статьи 61.2 Закона признаки вредоносной сделки (например, прощение долга, расторжение договора аренды с правом выкупа и др.), а также определенные статьей 61.3 Закона признаки сделки с предпочтением (например, передача имущества должника в залог и др.).

Как было указано выше, обращаясь с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения, отвечающего установленным Законом о банкротстве признакам недействительности сделки должника, заявитель по существу выражает свое несогласие именно с совершенной сделкой, но не с актом арбитражного суда. [Иное мнение можно встретить в практике арбитражных судов. Так, обосновывая правомерность прекращения нижестоящим арбитражным судом производства по делу об оспаривании мирового соглашения, суд кассационной инстанции указал, что «Ссылаясь на незаконность мирового соглашения, истец, по существу, оспаривает законность судебного акта по делу (определения об утверждении мирового соглашения), а порядок обжалования судебных актов предусмотрен Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации» (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. по делу N Ф04-1366/2007(32385-А75-30)). С такими выводами арбитражного суда никак нельзя согласиться: отмечая незаконность утвержденного судом мирового соглашения, заявитель по делу, напротив, выражает свое несогласие в гражданско-правовой сделкой, но не с утвердившим ее судебным актом.] Обусловлено это именно тем, что для обращающегося с такой жалобой лица правовой интерес состоит в прекращении действия материально-правовых последствий, которые вызывается именно сделка, но не утвердивший ее процессуальный акт. Именно поэтому при обжаловании определения об утверждении мирового соглашения, отвечающего установленным Законом о банкротстве признакам недействительности сделки, оспаривание гражданско-правовой сделки по существу прикрывается обжалованием судебного акта.

Наряду с изложенным обжалование определения об утверждении мирового соглашения является, по нашему мнению, недостаточно эффективным механизмом защиты прав кредиторов и должника в процедурах несостоятельности, что обусловлено следующими обстоятельствами.

Во-первых, проверка судом при утверждении мирового соглашения законности совершаемой сторонами сделки применительно к установленным Законом о банкротстве основаниям недействительности оказывается совершенно формальной. В связи с этим судебный акт становится для недобросовестных участников гражданского оборота лишь получением дополнительного препятствия к возможному в последующем оспариванию сделки.

Иными словами институт мирового соглашения на стадии судебного разбирательства не достигает установленных процессуальным законом целей примирения сторон, поскольку в указанных ситуациях зачастую сторонами используется имитация спора исключительно в целях получения судебного акта. [На проблему имитации спора сторонами обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ применительно к проблемам исполнения решений третейских судов (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08 декабря 2009 года № 12523/09).]

Во-вторых, процессуальным законодательством установлены жесткие сроки для обращения с жалобами на определение об утверждении мирового соглашения.

Согласно части 8 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения.

В соответствии с частью 2 статьи 277 Арбитражного процессуального кодекса РФ указанный срок может быть восстановлен судом кассационной инстанции при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного акта.

Заявление о пересмотре такого судебного акта в порядке надзора может быть подано в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего оспариваемого судебного акта, принятого по данному делу, если исчерпаны другие имеющиеся возможности для проверки в судебном порядке законности указанного акта (часть 3 статьи 292 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Между тем, в силу статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд только внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника. Особенность поведения субъектов в условиях возбужденного дела о несостоятельности состоит в том, что о совершенной должником противоправной сделке заинтересованные лица (конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, арбитражный управляющий) могут узнать значительно позднее истечения установленного процессуальным законом срока для обжалования.

В связи с этим использование срока исковой давности при обжаловании мирового соглашения как сделки было бы более эффективным, поскольку в силу пункта 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)» предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок. При этом в соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

В-третьих, сторонами мирового соглашения искусственно могут быть созданы процессуальные препятствия для его оспаривания. Дело в том, что в силу части 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса РФ мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса. В случае заключения сторонами мирового соглашения на стадии кассационного производства процессуальный закон допускает лишь один возможный вариант отмены такого судебного акта – его пересмотр в порядке надзора. С учетом особенностей рассмотрения дела в порядке надзора и специфики установленных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ оснований для отмены при этом судебного акта, обжалование в таких ситуациях заключенного сторонами мирового соглашения становится малоэффективным.

В-четвертых, имеются формально-правовые препятствия для рассмотрения законности мирового соглашения и определения о его утверждении посредством процессуального обжалования последнего. Дело в том, что в силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

Как было указано ранее, обращаясь с жалобой на судебный акт об утверждении мирового соглашения, заявитель указывает на его незаконность в силу части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ, поскольку судом утверждено мировое соглашение, не соответствующее закону, а именно специальным положениям статей 61.2, 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, предметом судебного спора становится факт соответствия сделки требованиям Закона о банкротстве, в связи с чем суд вышестоящей инстанции при проверке обоснованности жалобы заявителя должен будет дать оценку заключенному мировому соглашению и прийти к выводу о наличии или отсутствии предусмотренных банкротным законодательством оснований его недействительности.

Указанное, на наш взгляд, свидетельствует о неэффективности и нецелесообразности использования, как правило, при оспаривании заключенных должником мировых соглашений института обжалования судебного акта.



Оспаривание мирового соглашения как сделки.

В юридической литературе встречаются предложения использовать при оспаривании мировых соглашений института искового производства [1]. Вместе с тем, процессуальные особенности заключения мировых соглашений стали причиной сформировавшегося в судебно-арбитражной практике подхода о недопустимости оспаривания мирового соглашения отдельно от судебного акта о его утверждении. Президиум Высшего Арбитражного Суда сформировал свою позицию по данному вопросу еще в 2003 году, в постановлении от 30 сентября 2003 года № 4161/03 отметив, что «процессуальная обязанность суда по проверке заключенной сторонами сделки при утверждении мирового соглашения вытекает из статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и оспорить такую сделку при наличии утвержденного судом мирового соглашения можно только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение».

Вместе с тем, как уже было отмечено, применительно к рассмотрению дел о несостоятельности данное правовое положение является во многом препятствием для защиты прав и интересов конкурсных кредиторов и уполномоченного органа. Обозначенные нами недостатки данного института по существу предоставляют возможность обхода специальных законоположений о недействительности сделок должника. В связи с указанным эффективным и востребованным практикой, представляется, механизм защиты интересов участников дел о банкротстве посредством оспаривания мировых соглашений, заключенных должником, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве без учета процессуальных особенностей утверждения данных сделок судебными актами.

В настоящий момент правовым основанием для этого является новелла пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23декабря 2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой «по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться … действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение».

Указанным положением Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ по существу легально санкционировал арбитражным судам разрешать в рамках рассматриваемых ими дел о несостоятельности споры о недействительности утвержденных судами за пределами дел о банкротстве мировых соглашений. Исходя из этого Пленумом ВАС РФ признано, что, во-первых, мировое соглашение является самостоятельной сделкой, влекущей определенные материально-правовые последствия, во-вторых, такая сделка, несмотря на ее проверку на предмет законности судом в порядке статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ, может отвечать установленным статьями 61.2, 61.3 Закона о банкротстве признакам недействительности, и в-третьих, данный механизм является объективно необходимым для защиты прав и законных интересов кредиторов и должника и не может быть восполнен существующими правилами об оспаривании исполнения мирового соглашения или обжаловании судебного акта о его утверждении.

Вместе с тем, при применении данного разъяснения, полагаем, арбитражным судам необходимо учитывать следующее.

Заключение мирового соглашения в силу статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ является исключительным процессуальным правом спорящих сторон, направленным, прежде всего, на урегулирование возникшего материально-правового конфликта. Согласно статье 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Это означает, что при утверждении мирового соглашения арбитражный суд не только вправе, но обязан проверить сделку на предмет соответствия ее закону, в том числе требованиям Закона о банкротстве.

Арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, при разрешении спора о недействительности мирового соглашения не вправе в силу главы 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ пересматривать выводы арбитражного суда, утвердившего мировое соглашение по вопросу соответствия сделки конкретным требованиям закона, поскольку в деле о банкротстве арбитражный суд вправе проверить лишь законность самой сделки, но не судебного акта об ее утверждении. Это означает, что если судом при проверке законности мирового соглашения на стадии его утверждения дана оценка соответствия отдельного условия сделки конкретной правовой норме (например, судом при утверждении мирового соглашения проверено соответствие рыночной стоимости отчуждаемого должником в порядке отступного имущества), арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, будет лишен возможности без достаточных оснований дать иную оценку установленным судом ранее обстоятельствам. Данный вывод направлен на обеспечение стабильности гражданского оборота и следует из правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, сформулированной при рассмотрении конкретного спора в Постановлении от 16.06.2009 года № 17580/08. [В частности Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил: «Согласно части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства, представленные в каждом конкретном деле, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимости их необоснованной оценки, при которой тождественные обстоятельства получают диаметрально противоположное толкование, без указания каких-либо причин этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной».]

Вместе с тем, необходимо отметить, что адресованное арбитражным судам требование Пленума ВАС РФ о рассмотрении по правилам главы III.1 Закона о банкротстве споров о недействительности самих заключенных должником мировых соглашений, бесспорно, выработано потребностями гражданского оборота и практикой рассмотрения соответствующих споров, направлено на устранение недостатков процедуры обжалования судебных актов об утверждении мировых соглашений, защиту интересов добросовестных участников дела о банкротстве и недопущение злоупотреблений со стороны должника в преддверии процедуры банкротства. В связи с этим данное нововведение не может не вызывать одобрения и поддержки.


Каталог: rimg -> files
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

  • Проблемы оспаривания мировых соглашений должника в процедуре банкротства Общие положения об оспаривании в процедуре банкротства мировых соглашений должника.
  • Оспаривание действий по исполнению мирового соглашения.
  • Оспаривание судебного акта об утверждении мирового соглашения.
  • Оспаривание мирового соглашения как сделки.