Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Национальные отношения и федерализм в России




страница20/28
Дата15.05.2017
Размер5.71 Mb.
ТипУченые записки
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

Национальные отношения и федерализм в России
Существующая в современной России противоречивость социально-политических, экономических и духовных процессов, показывает устойчивый характер сепаратистских и унитаристских тенденций, которые ослабляют государственность России и подрывают демократические основы общества. Проявление национальной напряженности, нередко в крайних формах, заставляет нас обратиться к федерализму как общепризнанному средству урегулирования противоречий. Кроме того, становится важным в данных условиях не только определить ценность федерализма как такового, но и выявить то, как эта объективная ценность воспринимается обществом и политическим сознанием страны.

Опыт федеративных государств действительно заслуживает глубокого и всестороннего исследования. Это момент отмечает Н. М. Добрынин, полагая, что «говорить о богатом опыте осмысления федерализма в мире не приходится. И сам этот опыт достаточно мал и однобок, и осмысление его одностороннее, а иногда и откровенно тенденциозное» [1. С. 28.].

В отечественной литературе преимущественно представлен подход, согласно которому данная модель государственного устройства способна на эффективное функционирование только в случае неукоснительного следования принципам федерализма. Так, Л. М. Карапетян, подчеркивает, «что двухсотлетняя практика федерации в США, а позднее – в ФРГ и ряде других стран показала свою жизнеспособность и эффективное функционирование, а федерации Индии, Нигерии, Танзании, Эфиопии и других стран, отступающих от принципов федерализма находятся в перманентном состоянии нестабильности и вынужденного реформирования» [2. С. 15.].

Что касается зарубежной федералистской литературы, то основная масса американских, канадских и западноевропейских исследователей придерживается позитивно-критической, взвешенной позиции. Наиболее четко, данная позиция изложена в трудах Д. Элейзера: «Федерализм имеет свойство привлекать на свою сторону тех, кто занят поиском панацей. Эти поиски, конечно, бессмысленны – панацей не бывает, однако принципы, механизмы и практика федерализма, как и демократии в целом, даже когда они воплощаются не в полном объеме, нередко способствуют укреплению сил демократии и мира на планете» [3. С. 115.].

Необходимо помнить о том, что федеративная России в настоящем сохраняет память прежних авторитарных отношений с административно-территориальными образованиями. Вместе с тем, ей, как и дореволюционной России, и СССР, свойственна определенная дифференциация и иерархичность. Российская Федерация – полиэтническое государство, федеративное устройство которого существенно отличается от классических его видов. Национальные особенности народов России обуславливают необходимость проведения любых реформ с учетом интересов ее многонационального населения. Постоянного внимания государственно-властных структур требуют проблемы обострения национальных отношений на фоне роста национального самосознания народов, населяющих Россию.

Данные обстоятельства доказывают, что национальный фактор относится к числу приоритетов, определяющих развитие российской государственности. Таким образом, предпочтительной как в теоретическим, так и в практическом плане, представляется сформулированная в литературе точка зрения, согласно которой, во-первых, организация, функционирование и развитие федеративного устройства государства неизбежно сталкивается с реальными проблемами и трудностями [4. С. 137.] Во-вторых, необходима сбалансированная оценка преимуществ и недостатков федеративной формы государственного устройства, приводящая к выводу о том, что «федерация в целом жизнеспособная, эффективная и во многих случаях единственно возможная или целесообразная форма устройства государства» [4]. И, в третьих, федерация «не лучше, но и не хуже любой другой формы государственного устройства. В каждом отдельном случае необходимость федерации диктуется совокупностью объективных и субъективных обстоятельств, и чем более избранная форма федерации соответствует или, тем больше гарантий ее приемлемости и эффективности» [4].

Необходимо подчеркнуть, что выделение моделей, разновидностей федеративного устройства не противоречит самому понятию федерация как сложного государственного устройства с общей конституций, общими органами власти и управления, с общей правовой системой, предполагающей политическую самостоятельность его субъектов.

Федерация – это объединение разных территориальных или национально-государственных образований на основе договора, делегирующие федеральной власти конкретные экономические, политические, социальные и другие функции, имеющие общегосударственный характер и значимость федеративного государства в целом. Различные факторы и причины для объединения народов в федеративное государство, а также специфические условия существования и развития народов, обуславливает характер федеративных отношений, разнообразие правового статуса субъектов в составе федерации.

Учитывая то, что федерация всегда выступает средством компромисса, то каждое государство выбирает ту или иную разновидность федерации и руководствуется при этом спецификой, традициями, для того, чтобы эффективнее решать национальные, иные проблемы и общегосударственные задачи, обеспечивающие рациональное управление территорией, отдельными регионами.

Таким образом, стоит заметить, что размывание основ федерализма происходит в другой плоскости, например, когда некоторые субъекты федерации претендуют на особое положение в союзном государстве, не считая при этом, что обладание статусом субъекта федерации предполагает не только конкретный объем полномочий, предметов ведения и других атрибутов самостоятельности субъекта, но и ответственность за состояние дел на соответствующей территории, реальные материальные и финансовые возможности для развития собственного региона, а также несение общей доли государственных расходов. Необходимо помнить о том, что статус субъекта федерации неразрывно связан с наличием определенного качественного состояния, которое позволяет самостоятельно решать собственные проблемы регионального характера.

Стоит отметить, что часть авторов рассматривает право народов на самоопределение как непродуктивное, порождающее угрозу распада единого государства. Все же, необходимо отметить, что угрозу порождает не сам по себе этнический фактор. В многонациональной стране данный фактор – это данность, которая требует проведения продуманной, взвешенной национальной политики.

Угрозе способствуют другие обстоятельства, а именно – существование социально-экономических проблем, отсутствие учета коллективных прав, а также взаимного уважения интересов этнических групп. Кроме того, важное значение также имеет самоощущение этнической общности.

Федерализм располагает большими возможностями в сфере межрегиональных и межэтнических отношений. Учитывая реальный ход событий в мире федерализма, Д. Элейзер писал, что «воздействие федерализма, даже если тот был задуман в качестве ширмы, придает определенного рода институционально-конситуционную силу местным этническо-территориальным интересам, позволяя им сохраняться хотя бы в ограниченном виде» [3. С. 108.]. На основе анализа трудов зарубежных исследователей в работе М. Х. Фарукшина выделены такие элементы политико-культурных основ федерализма, как терпимость, уважение, компромисс, соглашение и взаимное признание, традиции самоограничения и сотрудничества, лояльность к своей этнической группе и лояльность к федеративному государству в целом, консенсуальный стиль.[4. С. 77, 78, 79.] Представляется, что данные элементы вполне могут быть отнесены к системе ценностей федерализма в плоскости урегулирования проблем, возникающих в сфере национальных отношений. Федерализм, кроме того, выполняет культуроформирующую функцию, содействуя утверждению федералистского стиля жизни, а также позволяя, во все более интегрирующемся мире, сохранить возможность культурного многообразия, служа гарантом безопасности населяющих федерации народов. Важное значение для уяснения стратегии развития федерализма, имеет тот факт, что федерализм имеет перспективы превратиться из чисто правового понятия в эффективное средство решения многочисленных проблем и систему ценностей всего общества. Именно понимание многофункциональной природы федерализма позволяет более полно реализовать его потенциал на практике. Представляется продуктивной мысль о том, что федеративное устройство более всего обеспечивает политическую стабильность и национальное согласие в том случае, если оно изначально выступает как целостная многофункциональная система, строго следующая принципам иерархичности и согласованности в деятельности всех составляющих ее частей. [5. С. 198.].

Когда федерализм выполняет функции относительно общества, государства или отдельных их сфер, он представляет ценность как средство решения определенного комплекса задач. Однако федерализм может и должен быть не только средством, но и целью.

Что касается отношения к федерализму в России, то, как показывает предварительный анализ, его можно охарактеризовать в значительной степени как неоднозначное. Так, И. Г. Горбачев отмечает, что федерализм «пока не стал общепризнанной социальной и политической ценностью, так как значительное число российских политиков и ученых предпочитают унитарную форму государственного устройства перед федеративной» [6. С.79-80]. При этом стоит отметить, что свойство общепризнанности имеет место при наличии массовых предпочтений также и у самого населения.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, следует отметить пока еще потенциальный характер ценности федерализма в преодолении социально-политических проблем. Перевод же потенциального состояния в актуальное представляет собой достаточно сложную, но в то же время выполнимую задачу политики в области государственного строительства на федеративных началах.


Библиография:

  1. Добрынин Н. М. Федерализм: историко-методологические аспекты. – Новосибирск: Наука, 2005. – 368 с.

  2. Карапетян Л. М. Федеративное устройство Российского государства. – Москва: Норма, 2001. – 352 с.

  3. . Элейзер Д. Дж. Сравнительный федерализм // Полис. 1995. № 5.

  4. Фарукшин М. Х. Федерализм: теоретические и прикладные аспекты. – Москва: Юристъ, 2004. – 527 с.

  5. Калина В. Ф. Национальные модели федерализма и особенности их становления/В. Ф. Калина// Социально-гуманитарные знания. – 1999. - № 2.- С. 198.

  6. Горбачев И. Г. Российский федерализм: принципы построения и конституционно-правовая база разграничения предметов ведения и полномочий. – СПб, 2000. – 91 с.



Сычева Юлия Владимировна

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин

Западно-Сибирского филиала РАП (г. Томск)
Специфика политической конкуренции в Российской Федерации
Политическая конкуренция пронизывает всю политическую жизнь. Специфика политической конкуренции определяется природой политики как особой сферы жизни общества. Прежде всего, политика — это отношения власти. Естественно, возникает борьба за право осуществлять эту власть. Такая борьба может иметь различные виды и формы. Она может быть открытой, ведущейся в рамках закона и насильственной, в ней могут участвовать небольшие группы и вовлекаться массы. Таким образом, это сфера конкуренции и конфликтов между различными социальными и политическим силами в борьбе за власть.

Смысл политической конкуренции заключается в борьбе за влияние на определенные социальные слои населения. Достижение политических целей зависит только от умения политической партии, ее лидера убедить людей в правоте своих убеждений и действий.

Политическая конкуренция необходимый механизм. Политическая конкуренция нужна для развития демократии. Без конкуренции политических партий невозможна цивилизованная политика, цивилизованное взаимодействие гражданского общества с властью.

Выделяют два вида взаимодействия в политике — конкуренцию и конфликт. Конкуренция определяется соблюдением участниками конкурентной борьбы сложившихся в обществе норм и правил политического нормативного порядка. Поэтому конкурентная политическая борьба не ведет к разрушению сложившейся политической системы общества.

Политический конфликт отличается тем, что для достижения политических целей используются все способы воздействия, включая и те, которые выходят за рамки разрешенного законом. В силу этого политические конфликты могут привести к радикальному обновлению политической системы общества.

Однако различие конкурентной и конфликтной борьбы достаточно условно. Это связано с тем, что нередко общепринятые нормы и правила толкуются двусмысленно. Кроме того, можно не всегда можно зафиксировать нарушение общепринятых норм и правил.

Характер российской политической конкуренции определяется доминированием исполнительной власти, опирающейся на административный ресурс. Административный ресурс можно рассматривать как экономическую и политическую категорию. Административный ресурс может быть выражен в расходах, которые несут другие претенденты на избираемую должность для совершения аналогичных действий в период предвыборной кампании. Также он может проявляться через создание барьеров для входа потенциальных претендентов.

Вместе с тем, посредством политической конкуренции контролируются действия политиков по выполнению взятых ими обязательств. Снижая уровень конкуренции политик, увеличивает свой административный ресурс. В будущем он может еще больше ограничивать конкуренцию.

Вовлечение административного ресурса означает ограничение свободной конкуренции, частичную монополизацию политического рынка. О политическом монополизме свидетельствует не количество выдвинутых кандидатов, а возможность снятия перед выборами реальных конкурентов. В свою очередь неконкурентный политический рынок расширяет дальнейшее использование административного ресурса в политическом процессе.

Только политическая конкуренция рождает реальную ответственность власти и потому делает понятными для людей и эффективными демократические институты (в частности, выборы). Именно она способна подрубить корни коррупции, заставляя правящую партию реально бороться с этим заявлением, а не имитировать борьбу. [1. С. 38]

Вообще, имитация демократических институтов гражданского общества — это один из основных методов сохранения авторитарных режимов. Поэтому имитация выборов, имитация многопартийности и равных возможностей для партий, тенденция которая наметилась последнее время, опасна и губительна для политической конкуренции.

В современном обществе на выбор избирателей влияет наряду с партийной идентичностью и конформизм. Это стремление избирателя действовать, так как действует большинство. Избиратель может свободно проголосовать за любого кандидата. Если у него не сложилась партийная идентичность и он не хочет обдумывать заявления и обещания участников предвыборной кампании, то скорее всего этот избиратель проголосует за «партию власти», которая обычно ассоциируется с большинством.

Демократия в современной России становится все более имитационной, когда выборы есть, однако, выбора нет. В настоящее время очень трудно назвать политическую силу, конкурирующую с политической партией «Единая Россия» (В.В.Путин).

Но реальной политической конкуренции, когда есть четкая политическая сила и четкая оппозиция, которая не просто кусает власть за те или иные места, а которая имеет едва ли не такой же авторитет в обществе, как и сама власть, нет. Когда есть конкуренция, существует понятие - правящая партия. Когда эту правящую партию критикует оппозиционная партия, тоже достаточно влиятельная, то это может закончиться очень плачевно для правящей партии, вплоть до отставки ее лидеров, внеочередных выборов. Но в России этого нет, политические силы публично не участвуют на равных основаниях в политической борьбе.[2]

Особую значимость приобретает проблема обеспечения на российских выборах подлинной свободной конкуренции политических партий. В своем ежегодном послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Д.А. Медведев сделал акцент на том, что необходимо « продолжить совместную работу по улучшению качества народного представительства и созданию дополнительных условий для свободной, справедливой и цивилизованной конкуренции между партиями».[3]

Естественно, конкурентная борьба обеспечивается при существовании равенства участников выборов. Равенство заключается в том, что политические партии, участвующие в выборах должны быть поставлены в одинаковые условия, обеспечены гарантированным минимумом равных стартовых возможностей и одинаковым равным отношением со стороны государства. Равенство политических партий находит свое закрепление в ряде федеральных законов: ст. 32 Федерального закона «О политических партиях»; [4] ст. 33 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации»; [5] ст. 51 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»; [6] ст. 50, 51 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». [7]

Продолжается дальнейшее совершенствования правового регулирования политических партий, в части обеспечения равенства политических партий, участвующих в выборах. Примером тому может служить Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с установлением дополнительных гарантий обеспечения равных условий предоставления помещений для встреч с избирателями, участниками референдума». [8] Этот закон направлен на установление дополнительных гарантий обеспечения политическим партиям равных возможностей в использовании помещений для проведения агитационной работы.

Также Федеральный закон «О гарантиях равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами». [9] Данный документ предусматривает распространение информации о каждой парламентской партии в равном объеме в течение одного календарного месяца в общероссийских телерадиоканалах. Указанные нормы не распространяются на период со дня начала избирательной кампании до дня официального опубликования результатов выборов. Такая практика равного доступа парламентских партий к средствам массовой информации распространилась и на уровне субъектов России.

Вместе с тем равноправие политических партий не всегда последовательно соблюдается законодателем. Как указывает К. Хессе, «юридическое различие больших и малых, правящих и оппозиционных — недопустимо». [10. С. 250] Но такое различие существует, и оно вызвано значимостью политических партий, которая определяется по итогам выборов.

В особенности это характерно для регламентации следующих прав, предоставленных политическим партиям в избирательном процессе. Федеральные законы «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» п.16 ст.38; [7] «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» п.2 ст.39;[6] «О выборах Президента Российской Федерации» п.2. ст.36 [5] регламентируют освобождение от сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов (списков кандидатов) от политической партии, которая уже имеет представительство в Государственной Думе Российской Федерации.

Предоставление подобной льготы ставит парламентские партии в неравное правовое положение по сравнению с другими политическим партиями, впервые участвующими в выборах или не преодолевших заградительный барьер, что недопустимо.

При освобождении от сбора подписей возникает неравенство и финансового характера. Политические партии, освобожденные от сбора подписей, не несут расходов из избирательного фонда партии. Соответственно такие политические партии имеют больше финансовых возможностей на проведение предвыборной агитации.

Формально законодатель закрепляет, что политическим партиям гарантируются равные условия доступа к государственным и муниципальным средствам массовой информации для проведения предвыборной агитации (п.4 ст.10 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»). [6] Однако бесплатное эфирное время, бесплатная печатная площадь не предоставляются партии, список которой на выборах в Государственную Думу получил менее 3% голосов избирателей и не был допущен к распределению депутатских мандатов (п.2 ст.57 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»). [6] Но по соответствующему договору политическая партия может получить причитающуюся ей долю за плату (п 1.1 ст.50 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). [7]

Такая норма приводит к тому, что бесплатное эфирное время и бесплатная печатная площадь на практике доступны не для всех. И оказываются в прямой зависимости от результатов выборов. Политические партии, не преодолевшие 3% барьер оказываются в неравном правовом и финансовом положении по сравнению с партиями, которые воспользовались как бесплатным, так и дополнительным платным эфиром и печатью.

Следует заметить, что существует неравное освещение избирательной кампании в средствах массовой информации в пользу кандидатов и политических партий, которых поддерживает действующая исполнительная власть. Такое нарушение равенства политических партий вызвано использованием административного ресурса, в частности им является контроль над средствами массовой информации.

Применение на российских выборах высокого заградительного барьера в 7% нарушает правовое равенство политических партий, лишает возможности малые и средние политические партии получить депутатские мандаты и участвовать в деятельности формирующихся органов власти, а также может препятствовать развитию партийной системы. Однако использование такого высокого заградительного барьера минимизирует излишнюю фрагментарность и упорядочивает работу Государственной Думы Российской Федерации.

Размер заградительного барьера должен обеспечивать борьбу за власть стольких партий, действительно обладающих поддержкой в обществе, которое в целом создает реально функционирующую многопартийность. В демократических странах заградительный барьер выше 5% не применяется (Аргентина 3%, Швеция 4%, Германия 5%).

Но 21 октября 2011 года был опубликован Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи со снижением минимального % голосов избирателей, необходимых для допуска к распределению депутатских мандатов в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации». [11] Но воспользоваться этим снижением заградительного барьера политические партии на выборах 4 декабря 2011 года не смогут, так как Закон вступает в силу с 1 января 2013 года.



Таким образом, политические партии должны иметь условия для свободной, подлинной и цивилизованной конкурентной борьбы при проведении выборов. Обеспечение равенства участников выборов является основой существования и развития демократического государства и гражданского общества. Свободная конкуренция является тем механизмом, который стимулирует власть работать в интересах населения. Следствие нынешней тенденции изменения характера российского избирательного законодательства, действующего в интересах власти, ограничивающего политическую конкуренцию — это падение эффективности власти, постепенная утрата ею легитимности.
Библиография:

  1. Краснов М.А. Россия как полупрезидентская республика: проблемы баланса полномочий // Государство и право. 2005. № 10.

  2. Краснов М.А. Пока в России не будет здоровой политической конкуренции, коррупция будет развиваться! // http//sj9.ru/cgi-bin/href/bespredel3?12

  3. Послание Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации //Российская газета. 2009. 13 ноября.

  4. Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ (ред. от 23.07.2011, с изм. от 20.10.2011) «О политических партиях» // Собрание законодательства РФ, 16.07.2001, № 29, ст. 2950.

  5. Федеральный закон от 10.01.2003 № 19-ФЗ (ред. от 25.07.2011, с изм. от 20.10.2011) « О выборах Президента Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 13.01.2003, № 2, ст. 171.

  6. Федеральный закон от 18.05.2005 № 51-ФЗ (ред. от 25.07.2011, с изм. от 20.10.2011) «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 23.05.2005, № 21, ст. 1919.

  7. Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ (ред. от 25.07.2011, с изм. от 20.10.2011) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 17.06.2002, № 24, ст. 2253.

  8. Федеральный закон от 27.07.2010 № 222-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с установлением дополнительных гарантий обеспечения равных условий предоставления помещений для встреч с избирателями, участниками референдума» // Собрание законодательства РФ, 02.08.2010, № 31, ст. 4191.

  9. Федеральный закон от 12.05.2009 № 95-ФЗ (с изм. от 20.10.2011) «О гарантиях равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами» // Собрание законодательства РФ 18.08.2009, № 20, ст. 2392.

  10. Хессе К. Основы конституционного права ФРГ/ М.: Изд-во Юрид. Лит-ра, 1994.

  11. Федеральный закон от 20.10.2011 № 287-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи со снижением минимального процента голосов избирателей, необходимых для доступа к распределению депутатских мандатов в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 24.10.2011, № 43, ст. 5975.



  1. Каталог: rimg -> files
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

  • Библиография
  • Специфика политической конкуренции в Российской Федерации