Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ученые записки Выпуск V. Ббк 67




страница19/28
Дата15.05.2017
Размер5.71 Mb.
ТипУченые записки
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   28

Библиография:

  1. Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. Ярославль, 1918. С.61.

  2. Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. С.62; См. также: Хохлов Е.Б. Очерки правового регулирования труда в России. СПб., 2000. С.95-114.

  3. Расценочные комиссии в то время, как правило, действовали на паритетных началах, но способ их образования, порядок работы и пределы компетенции определялись не законом, а коллективным договором (Смолярчук В.И. Источники советского трудового права. М.: Изд-во ЮЛ, 1978. С.164).

  4. Рабинович-Захарин С.Л. Коллективный договор. М., 1927; Догадов В.М. Коллективный договор в буржуазных государствах и СССР. Л.: Изд-во ЛГПС, 1926.

  5. Смолярчук В.И. Источники советского трудового права. С.112.

  6. Александров Н.Г. Трудовое правоотношение. М.: Юрид. изд-во Мин. Юст. СССР, 1948. С.66. «Нормы трудового права, - писал он, - устанавливаемые законом, указом или постановлением правительства конкретизируются применительно к задачам и условиям отдельного предприятия в особых локальных актах...».

  7. Тарасова В.А. Предмет и понятие локальных норм права // Правоведение, 1968, №4; Смолярчук В.И. Источники советского трудового права. С.112; Левиант Ф.М. О природе локальных норм права, регулирующих трудовые отношения на промышленных предприятиях // Правоведение, 1970, №5. С.66; Кондратьев Р.И. Локальные нормы трудового права и материальное стимулирование. Львов, 1973; Кондратьев Р.И. Сочетание централизованного и локального правового регулирования трудовых отношений. Львов, 1974.

  8. Лебедев В.М. Трудовое право: проблемы Общей части. С.67.



Калинин Игорь Борисович,

к.ю.н., доцент, заведующий кафедрой гражданского процессуального права Западно-Сибирского филиала РАП(г.Томск)

Новеллы системы горного законодательства
Горное законодательство, как, впрочем, и любая другая отрасль российского законодательства, подвержено регулярным изменениям, отражающим меняющиеся потребности социально-экономического развития российского общества. В 2011 году в Закон РФ «О недрах» [1], – базовый закон системы отечественного горного законодательства, был внесён ряд изменений и дополнений, призванных упорядочить и оптимизировать правовое регулирование отношений недропользования.

Прежде всего, претерпела определённые изменения сфера отношений, регулируемых горным законодательством, перечень которых закреплён в Преамбуле Закона «О недрах». В настоящее время Закон «О недрах» регулирует отношения по добыче рапы [2, Т.2] лиманов [3] и озёр. Исключение из правового регулирования Законом «О недрах» отношений по добыче рапы заливов морей, как это было ранее, свидетельствует о том, что в сейчас такие отношения должны регулироваться либо Федеральным законом «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» [4], либо Федеральным законом «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» [5] в зависимости от того, какой правовой режим, в соответствии с перечисленными федеральными законами, установлен для данного морского залива.

Согласно ст.7 Закона «О недрах», недропользователь вправе проводить горные работы только в пределах геометризованного участка недр – горного или геологического отвода, предварительные границы которого устанавливаются при предоставлении лицензии на пользование недрами, а уточнённые – после разработки технического проекта, получения на него положительного заключения государственной экспертизы и согласования такого проекта. И предварительные, и уточнённые границы участка недр фиксируются в лицензии. На практике же зачастую случалось, что в ходе добычи полезных ископаемых, доразведки месторождения устанавливалось, что границы месторождения выходят за пределы горного (геологического) отвода, предоставленного недропользователю. Добыча же полезных ископаемых в новых границах горного отвода могла, по ранее действовавшему законодательству, осуществляться только после получения ещё одной лицензии на пользование недрами в пределах нового горного отвода, оформление которой должно было осуществляться в общем порядке, занимающим достаточно продолжительное время, и требующим от недропользователя определённых финансовых и временных затрат. Для исправления такого положения, не отвечавшего требованиям рационального пользования недрами, ст.7 Закона «О недрах» была дополнена частями 7 и 8, согласно которым, в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр, границы участка недр, предоставленного в пользование, могут быть изменены. При этом порядок установления и изменения границ участков недр, предоставленных в пользование, определяется Правительством РФ.

По общему правилу, порядок предоставления участков недр для добычи общераспространённых полезных ископаемых, а также порядок их добычи, в соответствии с Законом «О недрах», устанавливается органами исполнительной власти субъектов Федерации. Действовавшее ранее горное законодательство предусматривало, что недропользователь, осуществляющий разведку и добычу полезных ископаемых, или по совмещенной лицензии геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых, в границах предоставленного ему горного отвода имеет право для собственных нужд осуществлять добычу общераспространенных полезных ископаемых, а также подземных вод. Термин «для собственных нужд» мог толковаться достаточно произвольно, что позволяло недропользователям добывать общераспространённые полезные ископаемые и подземные воды в различных (хотя и собственных) нуждах. Введёнными в Закон «О недрах» уточнениями было установлено, что общераспространённые полезные ископаемые и подземные воды недропользователи, ведущие добычу, а также геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых, могут добывать исключительно для собственных производственных и технологических нужд.

Серьёзное практическое значения для нужд недропользования имеют вопросы, связанные с предоставлением и изъятием участков, необходимых для геологического изучения недр, поиска, разведки и добычи полезных ископаемых. Ранее эти вопросы в горном законодательстве решались в отсылочном порядке: в ст.25-1 Закона «О недрах» указывалось лишь, что земельные участки, необходимые для проведения работ, связанных с геологическим изучением и иным использованием недр, предоставляются в порядке и на условиях, которые установлены земельным законодательством, и могут быть изъяты для государственных или муниципальных нужд в порядке, установленном законодательством. Очевидно, что такая формулировка не способствовала определённости в правовом регулировании рассматриваемых отношений, что требовало в ряде случаев принятия нормативных правовых актов на подзаконном уровне. Новая редакция ст.25-1 Закона «О недрах» такую неопределённость устранила.

Поскольку для целей недропользования бывают необходимы не только земельные участки, постольку новая редакция ст. 25-1 Закона называется «Предоставление и изъятие земельных участков, лесных участков, водных объектов, необходимых для ведения работ, связанных с пользованием недрами». Учитывая необходимость применения в этих целях норм не только земельного, но и иных отраслей российского права, законодатель указал, что земельные участки, лесные участки, водные объекты, необходимые для ведения работ, связанных с пользованием недрами, предоставляются пользователям недр, а также права недропользователей на указанные природные объекты прекращаются в соответствии с действующим гражданским законодательством, земельным законодательством, лесным законодательством, водным законодательством и Законом «О недрах». Ссылка в рассматриваемом случае на гражданское законодательство связана с тем, что при заключении и расторжении договоров аренды земельных участков, лесных участков, водных объектов, некоторых других договоров в области природопользования, как указывается в Земельном кодексе РФ [6], Лесном кодексе РФ [7], Водном кодексе РФ [8], применяются нормы гражданского законодательства, относящиеся к соответствующим видам договоров, если это не противоречит существу названных кодексов.

Образование земельных участков, необходимых для ведения работ, связанных с пользованием недрами, проводится перед их предоставлением недропользователям, и осуществляется, прежде всего, в соответствии с главой I-1 Земельного кодекса РФ, а также на основе документов, предусмотренных законодательством о государственном кадастре недвижимости [9] и законодательством РФ о недрах.

Изымаются земельные участки в целях недропользования у их собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов на основании решений об их изъятии по ходатайствам пользователей недр. Порядок подготовки, рассмотрения таких ходатайств и принятия решений об изъятии земельных участков устанавливается Правительством РФ.

Земельные участки из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, необходимые для недропользования, предоставляются пользователям недр в аренду без проведения торгов (конкурсов, аукционов) после получения недропользователем лицензии на пользование недрами и оформления геологического отвода, горного отвода.

В соответствии с п.5 ст.102 Лесного кодекса РФ, в защитных лесах (которые включают в себя, в том числе, зелёные зоны и ценные леса) и на особо защитных участках лесов запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями. Целевое назначение таких лесов определяется п.4 ст. 2 Лесного кодекса РФ, согласно которому защитные леса подлежат освоению в целях сохранения их средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций с одновременным использованием лесов при условии, если это использование совместимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями. Это положение исключает возможность добычи полезных ископаемых и ведения связанных с этим работ по строительству, реконструкции и эксплуатации объектов капитального строительства в таких лесах.

Однако в действительности, добыча полезных ископаемых в защитных лесах фактически ведётся достаточно давно. Для того, чтобы исключить противоречие между требования лесного законодательства и потребностями экономики, и в то же время обеспечить недропользование в лесах в соответствии с одним из принципов лесного законодательства, – использование лесов с учётом их глобального экологического значения, а также с учётом длительности их выращивания и иных природных свойств лесов, в интересах обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду, в лесное законодательство были внесены изменения, относящиеся к порядку недропользования в защитных лесах.

В соответствии с новой редакцией ст.8-2 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса РФ» [10], допускается использование расположенных в зелёных зонах лесных участков для разработки месторождений полезных ископаемых, в отношении которых лицензии на пользование недрами получены до дня введения в действие Лесного кодекса РФ, на срок, не превышающий срока действия таких лицензий. В ценных лесах и на особо защитных участках лесов допускаются строительство, реконструкция и эксплуатация объектов капитального строительства, связанных с выполнением работ по геологическому изучению и разработкой месторождений углеводородного сырья, в отношении которых лицензии на пользование недрами получены до 31 декабря 2010 года, на срок, не превышающий срока действия таких лицензий. При этом в Федеральном законе «О введении в действие Лесного кодекса РФ» сделана оговорка о том, что недропользование в защитных лесах должно осуществляться с учётом их целевого назначения и выполняемыми ими полезными функциями.

Законодатель упростил правила застройки площадей залегания полезных ископаемых, предусмотренные ст. 25 Закона «О недрах». В настоящее время, как и ранее, застройка площадей залегания полезных ископаемых, а также размещение в местах их залегания подземных сооружений, допускается только с разрешения федерального органа управления государственным фондом недр или его территориального органа. Однако после внесения изменений в Закон «О недрах», разрешения на строительство объектов, строительство, реконструкция или капитальный ремонт которых планируется в целях выполнения работ, связанных с пользованием недрами, в соответствии с лицензией на пользование недрами и проектом проведения указанных работ, сейчас не требуется.

Вопрос возвращения к практике выдачи служебного оружия инженерно-техническому персоналу полевых партий и отрядов, длительное время существовавшая в советские времена и полностью себя оправдавшая, который в современной России поднимался не раз [11], в 2011 году нашёл своё нормативное разрешение. Это обусловлено не только необходимостью защиты жизни и здоровья геологов от нападения диких животных, но и тем, что в геологоразведочных партиях зачастую имеется определённое количество драгоценных металлов, драгоценных камней, найденных во время проведения работ по региональному геологическому изучению недр и геологическому изучению месторождений полезных ископаемых. Кроме того, в соответствии с изменениями, внесёнными в ст.22 Закона «О недрах», на пользователя недр возложена дополнительная обязанность по обеспечению сохранности ценных и опасных грузов, геологической, маркшейдерской и иной документации, специальной корреспонденции, а также грузов, содержащих носители сведений, отнесенных к государственной тайне. Следовательно, эта обязанность будет возложена недропользователем – работодателем на своих работников, непосредственно связанных с обслуживанием перечисленных грузов и информационных материалов.

С этой целью Закон «О недрах» был дополнен новой статьей 22-1 «Право на приобретение, хранение и использование служебного оружия организациями, проводящими полевые работы по региональному геологическому изучению недр и геологическому изучению, включающему поиски и оценку месторождений полезных ископаемых, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

Организации, проводящие полевые работы по региональному геологическому изучению недр и геологическому изучению, включающему поиски и оценку месторождений полезных ископаемых, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в иных малонаселённых и труднодоступных местностях, перечень которых устанавливается Правительством РФ, имеют право приобретать, хранить и использовать служебное оружие (за исключением огнестрельного короткоствольного служебного оружия) и в качестве служебного оружия охотничье огнестрельное оружие.

Работники таких организаций имеют право хранить, носить и применять в порядке, установленном Федеральным законом «О ведомственной охране» [12], оружие в целях самообороны, а также при исполнении возложенных на них обязанностей по охране ценных и опасных грузов, геологической, маркшейдерской и иной документации, специальной корреспонденции и грузов, содержащих носители сведений, отнесенных к государственной тайне.

Перечень недропользователей, имеющих право приобретать, хранить и использовать служебное оружие и их работников, а также виды, типы, модели оружия, патроны к нему и нормы обеспечения служебным оружием устанавливаются Правительством РФ. На недропользователей возлагается обязанность приобретать, хранить, вести учёт и осуществлять выдачу оружия работникам в порядке, установленном для юридических лиц с особыми уставными задачами Федеральным законом «Об оружии» [13], соответствующие изменения в который уже внесены.


Библиография:

  1. Закон РФ «О недрах» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 16. Ст. 834 (в ред. Федеральных законов от 18.07.2011 г. № 219-ФЗ, от 18.07.2011 г. № 224-ФЗ от 18.07.2011 г. № 242-ФЗ).

  2. Рапа – соляной раствор в соляных природных и искусственных водоёмах (Геологический словарь: в 2-х томах. - М.: Недра. Под редакцией К.Н. Паффенгольца и др. М., 1978); насыщенный соляной раствор в водоёмах, пустотах и порах донных отложений солёных озёр. Используется для промышленных и лечебных целей (Энциклопедический словарь. М., 2009).

  3. Лиман – залив при впадении реки в море, образовавшийся от затопления низовьев реки морской водой и обычно богатый целебными грязями (Большой словарь иностранных слов. – М., Издательство «ИДДК», 2007).

  4. Федеральный закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3833 (в ред. Федерального закона от 19.07.2011 г. № 246-ФЗ).

  5. Федеральный закон «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6273 (в ред. Федерального закона от 18.07.2011 г. № 242-ФЗ).

  6. Земельный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147 (в ред. Федерального закона от 21.06.2011 г. № 257-ФЗ).

  7. Лесной кодекс Российской Федерации // 2006. № 50. Ст. 5278 (в ред. Федерального закона от 18.07.2011 г. № 242-ФЗ).

  8. Водный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2006. № 23. Ст. 2381 (в ред. Федерального закона от 18.07.2011 г. № 242-ФЗ).

  9. Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594 (в ред. Федерального закона от 19.06.2011 г. № 246-ФЗ).

  10. Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5279 (в ред. Федерального закона от 18.07.2011 г. № 242-ФЗ).

  11. См., например, выступление Председателя Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды В.П. Орлова на VI Всероссийском съезде геологов 27.10.2008 г. // http://www.geoinform.ru/?an=mrr608_01.

  12. Федеральный закон «О ведомственной охране» // СЗ РФ. 1999. № 16. Ст. 1935 (в ред. Федерального закона от 27.06.2011 г. № 156-ФЗ).

  13. Федеральный закон «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681 (в ред. Федерального закона от 19.07. 2011 г. № 248-ФЗ).



Мельникова Валентина Григорьевна,

к.ю.н., доцент кафедры гражданского права

Западно-Сибирского филиала РАП (г.Томск)


Увольнение по инициативе работодателя.

Сравнительный аспект.
Правовые нормы об увольнении по инициативе работодателя являются ключевыми в трудовом праве любой страны. Именно они во многом определяют стабильность трудовых отношений, уровень защищенности интересов работников. Правовое регулирование в данном случае должно быть достаточно гибким, чтобы обеспечить с одной стороны возможность работодателю наиболее эффективно организовывать работу, оперативно реагировать на изменения обстановки, но с другой - защищать работника от произвола работодателя. Специфика трудового правоотношения обуславливает невозможность применения в данном случае принципа свободы договора. Однако его ограничение нуждается в очень взвешенном подходе, поскольку защита интересов работников не должна приводить к ущемлению прав работодателя, необоснованным издержкам с его стороны. Общепризнано, что увольнение по инициативе работодателя должно быть обусловлено вескими причинами, поскольку оно в большинстве случаев означает утрату источника средств к существованию для работника и его семьи.

Требование об обоснованности увольнения в качестве исходного принципа регламентации прекращения трудового отношения по инициативе работодателя закреплено в актах Международной организации труда. Так, в п. 2.1. Рекомендации № 119 о прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя 1963 года указывается, что прекращение трудовых отношений может допускаться только в том случае, если оно обосновано уважительной причиной, связанной со способностями или поведением трудящегося или обусловленной эксплуатационными требованиями предприятия, учреждения или службы. В соответствии с Конвенцией МОТ № 158 о прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя 1982 года [СПС «Консультант-плюс». Версия Проф. Конвенция Россией не ратифицирована.] трудовые отношения с трудящимися не прекращаются, если только не имеется законных оснований для прекращения, связанного со способностями или поведением трудящегося или вызванного производственной необходимостью предприятия, учреждения или службы (ст.4), а также закрепляется право работника, считающего, что его уволили необоснованно, обжаловать такое решение в такой беспристрастный орган, как суд, трибунал по трудовым вопросам, арбитражный комитет или к арбитру (п.1 ст.8). Таким образом, обобщив опыт правового регулирования прекращения трудовых отношений по инициативе предпринимателя в различных странах, Международная организация труда выделила три группы оснований увольнения работников.

Правовое регулирование данных отношений на национальном уровне складывалось по-разному. В настоящее время в мире существуют различные модели правового регулирования увольнения по инициативе работодателя. Так, возможно закрепление в законе исчерпывающего, достаточно детализированного, перечня оснований расторжения трудового договора, как это принято, например, в России.

С другой стороны, в ряде стран в законодательстве закреплен принцип социальной справедливости (обоснованности) увольнений и общие рамки его применения. Такой подход характерен, в частности, для Германии. В этом случае судам предоставлено право оценивать те или иные фактические обстоятельства как достаточное основание для увольнения. Правовое регулирование увольнения работника по инициативе работодателя в Германии с точки зрения юридической техники развивалось как ограничение общих правил о свободе договора. Принят целый ряд норм, направленных на защиту работников. Это, в первую очередь, нормы Закона о защите работников при увольнении (Kuendigungschutzgesetz - KSchG), а также специальные нормы, обеспечивающие защиту отдельных категорий работников [Речь в данном случае идет о работниках, нуждающихся в особой защите – беременных женщинах и матерях до истечения четырех месяцев после родов; работниках, осуществляющих уход за ребенком; инвалидах; работниках, проходящих военную или гражданскую службу).]. Наряду с ними существуют процедурные нормы, определяющие, в частности, сроки предупреждения об увольнении. Немецкое трудовое законодательство обеспечивает работникам защиту от социально необоснованного увольнения (sozial ungerechtfertige Kuendigung). Социально обоснованным, а соответственно, и правомерным увольнение признается, если оно обусловлено причинами, связанными с личностью или поведением работника, либо производственными потребностями, которые исключают возможность продолжения трудового отношения. Проверка социальной обоснованности увольнений в Германии осуществляется судами по четырем аспектам: причина увольнения, прогноз на будущее время, соблюдение принципа ultima ratio, соотношение интересов работника и работодателя. Следует особо подчеркнуть, что именно судебная практика позволила выработать достаточно четкие критерии проверки социальной обоснованности увольнений по каждому из оснований, которые совершенствуются с течением времени.

Существует два вида увольнения. В обычном порядке работодатель заблаговременно предупреждает работника о расторжении с ним трудового договора. Срок предупреждения установлен законом и зависит от продолжительности работы работника у данного работодателя. Основные сложности в правоприменительной практике возникают с увольнением без предупреждения, которое возможно в случае возникновения обстоятельств, в связи с которыми работодатель не может ждать истечения срока предупреждения. Это, чаще всего, совершение виновных действий работником. Достаточно общий характер законодательных положений позволяет судам при решении вопроса о правомерности увольнения учитывать специфику трудовой функции работника, особенности технологического процесса, избранного работодателем.

В отличие от России работники в ФРГ оспаривают законность увольнения в специализированных Трудовых судах Германии. Значительное число рассматриваемых дел о незаконных увольнениях связано, видимо, и с тем, что суды наделены законодателем достаточно широкими полномочиями по оценке фактических обстоятельств каждого конкретного дела. Перед ними стоит задача оценивать социальную обоснованность увольнения применительно к конкретному работнику с учетом выполняемой им трудовой функции и интересов работодателя. Немаловажным является и тот факт, что социальная обоснованность увольнений проверяется с учетом интересов обеих сторон, что обеспечивается в частности, участием в составе суда представителей организаций профсоюзов и союзов работодателей. Развернувшаяся в российской науке трудового права дискуссия о необходимости трудовых судов в России, к сожалению, пока не привела к их формированию. Создание системы таких судов, безусловно, будет способствовать улучшению защиты трудовых прав работников. Наиболее существенным, ощутимым для работника нарушением его прав представляется именно незаконное увольнение, поскольку работа зачастую – единственный источник средств к существованию самого работника и членов его семьи. Эффективную защиту трудовых прав работников можно обеспечить при условии создания системы специализированных трудовых судов в сочетании с изменением подхода законодателя к правовому регулированию расторжения трудового договора. Отказ законодателя от стремления формализовать все основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя в закрытом перечне и введение критерия социальной обоснованности позволит обеспечить согласование и защиту интересов как работника, так и работодателя.


Носкова Анна Валентиновна,

старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин

Западно-Сибирского филиала РАП (г. Томск)

Каталог: rimg -> files
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   28

  • Новеллы системы горного законодательства
  • Библиография
  • Увольнение по инициативе работодателя. Сравнительный аспект.