Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие к курсу «Философия» для вузов Ульяновск 2008 ббк 87. 3 Б 24 Издание осуществлено при поддержке




страница16/35
Дата03.07.2017
Размер4.91 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   35

2.2 Тип философствования XVIII века

Приближаясь к западной цивилизации, петровская Россия должна была воспринять и весь идеологический мир Европы: стремительно и часто хаотически меняющийся, чреватый духовными и социальными потрясениями, во многих отношениях уже достаточно чуждый духовному миру европейского средневековья и тем более Московской Руси. Конечно, и для России XVIII столетие стало веком секуляризации. И даже в большей степени, чем для Запада, где соответствующие тенденции начинались гораздо раньше – в эпоху Возрождения. Под непосредственным влиянием западной идеологии происходило в XVIII веке формирование светской российской философии.

В первой половине XVIII века только закладывались условия для развития философии. В духовных академиях выделилось две группы философов: ориентировавшиеся на развитие христианской философии (Г. Сковорода) и стремившиеся придать философии светский характер (Феофан Прокопович). Философия в это время была явлением редким и не имела «типического» измерения.

В творчестве Григория Саввича Сковороды (1722 – 1794) трудно обнаружить какие-либо серьезные связи с происходившими в России грандиозными социальными преобразованиями. В его трудах продолжалась традиция отечественной мысли XVII века, задолго до реформы Петра I испытавшей влияние различных направлений западноевропейской философии.

Ему было присуще мистическое переживание двойственности мирового бытия. К познанию «следов Божиих» в мире можно прийти, только храня верность древнему философскому завету: познай самого себя. «Не измерив себя прежде всего, – писал мыслитель, – какую пользу извлечешь из знания меры в прочих существах?»

В обосновании исключительного значения философского размышления Сковорода не останавливался и перед отождествлением процесса самопознания с богопознанием: «Познать себя и уразуметь Бога – один труд». В учении о «таящемся в человеке Духе Божием», о том, что каждый человек в своем земном существовании есть лишь «сон и тень истинного человека». Присутствуют у него и мистико-пантеистические мотивы: «Бог всю тварь проницает и содержит... Бог есть основание и вечный план нашей плоти... Тайная пружина всему...» и т.п. Антропоцентризм метафизики Сковороды самым непосредственным образом связан с пантеизмом.



Феофан Прокопович (1681 – 1736) – один из сподвижников Петра I и ведущий церковный иерарх того времени. В общественной деятельности Феофан Прокопович всегда выступал как сторонник и идеолог петровских реформ, в том числе и церковной. Им разработан «Духовный регламент» – своего рода идеологический манифест, обосновывающий политику абсолютистского государства в отношении церкви. В «Регламенте» и в политическом трактате «Правда воли монаршей» он отстаивал идею неограниченности царской власти, ее священный, абсолютный характер. Постоянно критикуя католицизм за его претензии на политическую власть (папоцезаризм), он, по существу, впадал в противоположную крайность, наделяя монархическую государственность священными атрибутами (цезаре-папизм). Деятели церкви, причем отнюдь не враги петровских реформ, выступали против именно этой идеологии (Стефан Яворский и другие).

Просвещенный западник и сторонник сильного государства, суровый борец с католицизмом и разнообразными ересями, увлеченный протестантизмом и вносящий дух Реформации в русское богословие и церковную жизнь – таким был этот церковный иерарх.

В антропологических воззрениях Феофана Прокоповича религиозно-творческая роль личности сведена практически к нулю – дела человеческие не имеют «совершительной силы», воля и душа фатально поражены грехом, спасение достигается только верою: «Лучшими силами своей души я ненавижу митры, саккосы, жезлы, свещницы, кадильницы и тому подобные забавы».

Входившие в окружение Петра последователи («ученая дружина») под влиянием знакомства с европейской философией высказывали свои идеи, которые не имели оригинального характера, но закладывали основы будущего светского философствования.

Антиох Дмитриевич Кантемир (1708 – 1744) – дипломат и поэт-сатирик, переводчик сочинений Ш. Монтескье и Б. Фонтенеля – был автором своеобразного натурфилософского трактата «Письма о природе и человеке». В этом произведении отразилось знакомство автора с натурфилософскими представлениями своего времени.

Василий Никитич Татищев (1686 – 1750) – один из первых русских историков, автор «Истории Российской с самых древнейших времен» – известен также своими сочинениями философского характера: «Разговор о пользе наук и училищ», «Духовная моему сыну». В этих работах он выступал прежде всего как просветитель, сторонник светской культуры и образования. В «Разговоре» содержится обоснование полезности и нужности философии. Татищев – достаточно последовательный сторонник идей естественного права. Даже действия церкви могут рассматриваться как «злоупотребления», если они противоречат тому, что «человеку законом божественным определено». Государство поэтому вправе вмешиваться в дела церкви и ограничивать ее влияние. Российский историк не был ни атеистом, ни противником церкви. Но в его мировоззрении существенное место занимала вера в «естественный» порядок вещей как порядок социально-природный, к которому относятся основанные опять же на естественном праве государственные и бытовые формы. Значение сакральных (священных) ценностей прямо не отрицалось, но явно отступало на второй план, куда-то на периферию автономной и полноценной (естественной) социальной жизни.

После реформ Петра в сфере образования, возникновения светских учебных заведений, к периоду правления Екатерины был накоплен минимальный запас знаний в среде социальной элиты, которая могла позволить себе «любительское философствование». В модной литературе популярно излагались сведения об устройстве мира, о жизни и нравах других народов. Просветительская деятельность Екатерины санкционировавшей журнально-публицистическую активность, способствовала созданию читательской среды.

Светская философская мысль формировалась под непосредственным влиянием философии западноевропейской, хотя понимание философских идей было достаточно поверхностным. Мода на вольтерианство была официально санкционирована и наибольшее влияние имела на философствовавших дворян.

Русская философия второй половины XVIII века была эклектичнее своего европейского аналога, отчасти это обусловлено одновременным знакомством и усвоением сразу трех европейских типов философствования (возрожденческого, картезианского и просветительского).

Тенденции: праксеологичности, сциентизма, рационализма (выражался в стремлении с помощью теоретического мышления объяснить не только причинно-следственные взаимосвязи между отдельными явлениями, но в стремлении создать целостный образ мира, опирающийся на новую науку и ее данные), секуляризации.

Определяющими установками были:



диалогичность (детерминировала способ мышления и жанровые предпочтения, одномоментное знакомство с европейской традицией и отсутствие первоначальной традиции философствования делали равно интересными и приемлемыми мало сочетаемые идеи и направления);

педагогический и правовой морализм (воспитывая человеческий род, достигнуть разумного устройства общества, основанного на моральных и юридических законах и принципах);

механицизм (мир представлялся как совершенный механизм созданный Богом, созданный на основании математически точных закономерностей, которые можно постигнуть – метафора «Вселенная – механизм»);

метафизичность (в отличие от европейских просветителей, они не считали, что метафизическая проблематика исчерпала себя, тем более мистическая направленность была осознанно разрабатываема в отечественном сознании и метафизика рассматривалась как онтологическое основание для морально-нравственного совершенствования).

Онтологические принципы: субстанционализма и деизма (исходили из признания присутствия в мире божественной силы, определяющей причины развития и изменения).

Гносеологические принципы: сенсуализма и рационализма (которые рассматривались как взаимодополняющие).

Проблематика, занимавшая русских просветителей, была несколько шире заподноевропейской в силу включения метафизических проблем: исследование темы космологической организации мира, возможности познать «тайны мира», определение универсального метода познания природы человека и способов его совершенствования, определение критериев нравственного поведения, создание модели – проекта правильного государства, выработки методов воспитания «разумного человека».

Философы-дворяне:

Князь Михаил Михайлович Щербатов (1733 – 1790), мыслитель консервативных убеждений (сторонник консервативной республики для высшего дворянства, представителей 100 древнейших семейств, которым должна подчиняться власть государей), тем не менее опирался в своих оценках причин «повреждения нравов» (в памфлете «О повреждении нравов в России») на идеи естественного права. В его работах «Разговор о бессмертии души», «Рассмотрение жизни человеческой», «О пользе наук» заметно влияние концепции «естественной религии». Консерватор Щербатов не был противником просвещения, поддерживал уменьшение в обществе «суеверий» и желал для России еще и «нравственного просвещения». Философия и нужна, по его убеждению, прежде всего для «исправления нравов».

Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) занимает особое место в русской истории. Автор знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» для многих поколений стал символом борьбы за равноправие, человеческое достоинство, духовную и социальную свободу.

Радищев был убежден в реальности и материальности (телесности) мира. Он писал, что «бытие вещей независимо от силы познания о них и существует по себе». Согласно его гносеологическим воззрениям, «основанием всего естественного познания» является опыт. Чувственный опыт, будучи главным источником познания, находится в единстве с «опытом разумным».

Человек – существо столь же телесное, как и вся природа. «Мы не унижаем человека, находя сходственности в его сложении с другими тварями, показуя, что он в существенности следует одинаковым с ними законам. И как иначе то быть может? Не веществен ли он?».

Принципиальным отличием человека от прочих живых существ является наличие у него разума, благодаря которому тот «имеет силу о вещах сведому». Но еще более важное отличие заключается в способности человека к моральным оценкам и действиям. «Человек – единственное существо на земле, ведающее худое, злое», «особое свойство человека – беспредельная возможность как совершенствоваться, так и развращаться». Как моралист Радищев не принимал идею «разумного эгоизма», считая, что отнюдь не себялюбие является источником нравственного чувства: «Человек есть существо сочувствующее».



Философы-преподаватели:

Преподавателями философии были: в Петербургском академическом университете – И.А. Браун, Г.Б. Бильфингер, Х. Мартини, Г.В. Крафт (причем, все они преподавали и физику), Х.Ф. Гросс; в Московском университете – И.М. Шаден, Д.С. Аничков, Е.Б. Стрейщиков, Д.С. Синьковский, Н.Н. Поповский, А.А. Барсов, И.Г. Фроманн (читавший и филологические курсы). Ориентируясь на немецкую традицию преподавания философии, они следующим образом представляли ее структуру: метафизика, включающая онтологию, натуральное богословие, пневматология.

Необходимость философии в университете определялось ее задачами: «Без сомненья, для того чтоб узнать, что может быть причиной нашего благополучия и отчего оное как действие последовать может? Притом философия приобучает разум к твердому познанию истины, чтоб оный напоследок знать мог, в чем наше истинное благополучие заключается; испытует естество Божие, рассматривает силы и свойства наших душ и из того определяет наши должности в рассуждении творца нашего» (Барсов А. О пользе учреждения университетов в России).

Философия была призвана укрепить, рационально обосновать официальную церковную доктрину. Считалось, что только философия может помочь привести в соответствие с священным писанием достижения науки: «Некоторые погибшие люди, называемые афеисты, заразившись или упрямства, или неудобнопонятности душе вредным ядом, бытие божие в невозвратным отрицанием отвергают. <...> Таких отчаянных людей кто иной может привесть в чувство? Одна только философия» (Поповский Н.Н. Речь, говоренная в начатии философских лекций при Московском университете).

Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765) был не только ученым, но и оригинальным, глубоким мыслителем. Он учился в Германии у X. Вольфа, авторитет которого в то время и в Европе, и в России был исключительно высок. Ломоносов знал и ценил философское творчество Лейбница и Декарта («Декарту мы особливо благодарны за то, что он ободрил ученых людей против Аристотеля и прочих философов – в их праве спорить – и тем открыл дорогу к свободному философствованию»).

Как ученый-естествоиспытатель особое значение придавал опытному познанию: «Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мыслей, рожденных только воображением». В то же время в своих гносеологических воззрениях Ломоносов стремился избежать крайностей сенсуализма, подчеркивая решающую роль рационального познания: «Те, кто, собираясь извлечь из опыта истины, не берут с собой ничего, кроме собственных чувств, по большей части должны остаться ни с чем, ибо они или не замечают лучшего и необходимейшего, или не умеют воспользоваться тем, что видят или постигают при помощи остальных чувств».

М.В. Ломоносов не был склонен к мистицизму в понимании природы, утверждая, что «приписывать физическое свойство тел какой-то чудодейственной силе мы не можем».

Он считал возможным и необходимым достижение гармонии между верой и разумом, наукой и религией. У М.В. Ломоносова была склонность к идее «предустановленной гармонии». Природа для него полна жизни – и здесь Ломоносов всецело примыкал к Лейбницу.



Масоны. Занимали особое положение, привлекая к себе всех, кто не желал принимать идеи атеизма и хотел иметь рациональное понимание религиозных вопросов.

С одной стороны, масонство уводило от «вольтерианства», а с другой – от Церкви; именно поэтому масонство на Руси служило основному процессу секуляризации, происходившему в XVIII веке в России.

Захватывая значительные слои русского общества, масонство несомненно подымало творческие движения в душе, было школой гуманизма, но в то же время пробуждало и умственные интересы. В основе этого гуманизма лежала реакция против одностороннего интеллектуализма эпохи. Любимой формулой была мысль, что «просвещение без нравственного идеала несет в себе отраву». Здесь, конечно, есть близость к проповеди Руссо, к воспеванию чувств, – но есть отзвуки и того течения в Западной Европе, которое было связано с английскими моралистами, с формированием «эстетического человека».

Основная религиозно-философская тема учение о сокровенной жизни в человеке, о сокровенном смысле жизни вообще. Здесь теоретический и практический интерес сливались воедино; особую привлекательность этой мистической метафизике придавала ее независимость от официальной церковной доктрины, а в то же время явное превосходство, в сравнении с ходячими научно-философскими учениями эпохи. «Эзотеричность» этой мистической антропологии и метафизики, ее доступность не сразу, а лишь по ступеням «посвящения», конечно, импонировала не менее, чем уверенность масонских учений в том, что истина сохранилась именно в их преданиях, а не в церковной доктрине.

Для русского общества учения, которые открывались в масонстве, представлялись проявлением именно современности. Легендарные рассказы о храме Соломона, символические прикрасы в книгах, в церемониях импонировали вовсе не тем, что их считали идущими от древности, а тем, что за ними стояли современные люди, часто с печатью таинственности и силы. Масонство тоже, как и вся секуляризованная культура, верило в «золотой век впереди», в прогресс, призывало к творчеству, к «филантропии».

Новиков Николай Иванович (1744 – 1818) родился в семье небогатого помещика, получил образование дома. С 25-ти лет он стал издавать журнал («Трутень»). Издательская деятельность Новикова вскоре из Петербурга была перенесена в Москву, но тут она приняла иной характер. Новиков сошелся с московскими масонами, его духовные интересы целиком перемещаются от общественных к религиозно-философским и чисто-моральным темам.

Разделял просветительские взгляды о внесословной ценности человека, которая определяется внутренними человеческими качествами и гражданским служением, трудом на пользу отечества. Апология «истинного нравоучения», цель – движение от просвещения разума к мудрости и добродетели, ведущей к «небесному блаженству». Высокое нравоучение совпадает с христианской концепцией нравственности и деятельностью Сократа, Платона, Эпикура, Зенона, Вольфа, Паскаля. Разработал своеобразное учение о «воспитании сердца как средства очищения от зла и достижения высшего царства духовного».



Цель философии: дать правильную ориентацию человека в мире, подготовить его разум к восприятию и общению с творцом мира и тайнами. Барсов в «Речи о пользе учреждения московского университета» говорил, что «философия нужна… без сомнения для того, что бы узнать, что может причиною быть нашего благополучия, и от чего оное как действие последовать может? Притом философия приобучает разум к твердому познанию истины, чтоб оный напоследок знать мог, в чем наше истинное благополучие и свойства наших душ и из того определяет наши должности в рассуждении творца нашего».

Дух – оптимистический, так как чужд скептицизм и агностицизм – не было сомнений в возможности познать мир силами разума. Отличала уверенность в возможности совершенствования природы человека и нравственном прогрессе общества.

Представители философии делятся на две группы – философствовавшие дворяне (для них философия была хобби, образ жизни) и профессиональные философы – преподаватели университетов (занятия философией обеспечивали их средствами существования).

Жанры философской литературы: трактаты, эссе, письма, исповеди, мемуары, оды, поэмы.

Категории:

п



росвящение, «повреждение нравов», Ветхий Адам, Новый Адам.
Л


итература


Зеньковский В.В. История русской философии: в 2 т. Л., 1991. Т. 1. Ч. 2.

Ильин В.В., Солнцев Н.В., Чалов Н.М. Русская философия в лицах. М., 1997.

История русской философии / под. ред. М.А. Маслина. М., 2008.



Новиков А.И. История русской философии. СПб., 1998.




Ответьте на вопросы

1. В чем отличие русского просвещения от европейского?

2*. Был ли М.В. Ломоносов материалистом?

3. Назовите отечественные корни доктрины сильного государства Феофана Прокоповича.

4. Причины распространения масонства в XVIII веке.
Ф
илософский практикум


Выбирите правильный ответ и обоснуйте его:

1. Начало материалистической
традиции положил …

Ломоносов

Новиков

Феофан Прокопович



Радищев

4. Не были представителями
масонов:

Шварц


Новиков

Сперансий

Ломоносов

Щербатов



2. Автор «О повреждении нравов
в России» – …

Ломоносов

Щербатов

Радищев


Барсов


5. Пантеистические мотивы
были в творчестве …

Сковороды

Ломоносова

Радищева


Добролюбова

3. Божественный принцип происхождения
власти монарха утверждал:

Стефан Яворский

Феофан Прокопович

Паисий Величковский

Максим Грек


6. В «ученую дружину» Петра
входили:

Татищев


Кантимир

Сковорода

Щербатов





Каталог: baranetz -> files -> 2011
2011 -> Философия о знании и познании: актуальные проблемы
2011 -> Н. Г. Баранец Философское сообщество: структура и закономерности становления
files -> Краткое содержание курса дисциплины «Межкультурная коммуникация» Тема Межкультурная коммуникация как научная
2011 -> Философское сообщество: структура, нормативно-ценностные установки и дискурсивные особенности креативности (на материале университетской философии в России рубежа XIX-XX веков) 09. 00. 01 Онтология и теория познания
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   35

  • Григория Саввича Сковороды
  • Феофан Прокопович