Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие для студентов-филологов история западноевропейской




страница5/6
Дата15.05.2017
Размер1.43 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6

ЭНТОНИ ТРОЛЛОП


(1851-1882)
Энтони Троллоп (Anthony Trollope, 1815-1882) – выдающийся романист "викторианской" эпохи, автор 47 романов, представляющих эпическую панораму социальных коллизий и нравов различных сословий английского общества середины 19 века. Мастер тончайшей психологической прозы, он создал галерею удивительных по своей простоте и правдивости человеческих характеров и типов из среды помещиков, чиновников, политиков, аристократов, духовенства.

Личная и литературная жизнь Троллопа складывалась не просто. Сын известной писательницы Фрэнсис Троллоп, не видевшей в своем старшем сыне никаких талантов, тем более литературных способностей, и устроенный ею в почтовое ведомство, в котором прошла практически вся его жизнь, Троллоп собственным неустанным регулярным трудом достиг вершин писательского мастерства. Обретя при жизни невероятную популярность и материальный достаток, сопоставимые только со славой и доходами Диккенса, Троллоп на долгие годы был забыт почитателями английской литературы. Возрождение его обширного литературного наследия произошло только в середине ХХ века. Новое прочтение его безыскусных на первый взгляд, однако во многом новаторских романов, открыло непреходящее значение его художественных открытий, их созвучие творческим исканиям современных писателей.

Еще современным Троллопу литературным критикам таких журналов и газет, как "Спектейтор", "Сэтердей ревью", "Таймс", нелегко было определить причину обаяния романов Троллопа, неизменно привлекавших симпатию читателей. Его упрекали в отсутствии воображения, в неспособности преображать действительность, как Диккенс или Джордж Элиот, в фотографичности образов. Тем не менее, столь значительные писатели второй половины 19 века, как Лев Толстой и Генри Джеймс оценивали романы Троллопа как вершину реалистического искусства, многое почерпнув у него.

Троллоп родился в Лондоне в среднебуржуазной семье небольшого достатка. Его отец – добросовестный адвокат из конторы Линкольнс-Инн, чрезвычайно дорожил своей принадлежностью к привилегированному сословию джентльменов. Это особое чувство, передавшееся сыну от отца, помогало юному Троллопу в лишениях и нужде, и было характерным знамением времени, что отражено в самом прославленном романе Троллопа "Барчестерские башни", где бедный мистер Кроули говорит богатому архидьякону Грантли по поводу помолвки их детей: "Я хотел бы, чтобы мы были в более равном положении". В ответ архидьякон отмечает: "Наше положение настолько равно, насколько это вообще возможно", имея в виду не статус христианских священнослужителей, а принадлежность к сословию джентльменов. Тот же аргумент использует и Элизабет в романе Джейн Остен "Гордость и предубеждение", защищая свое равное право на брак с богатым наследником Дарси. Принадлежность к сословию джентльменов определялась местом получения образования (Оксфордский, Кембриджский университеты) и в еще большей степени языком, манерой говорить. У Троллопа было редкое чувство языка, в его романах воспроизводится характер разговорного языка англичан интеллигентных профессий 19-го века.

Родители Троллопа происходили из образованных семей священников "высокой" церкви конца 18-го века, которые учились в Винчестере, в оксфордском Нью-Колледже, владели латинским языком, отличались интеллектуальными интересами. Будучи студентом Оксфордского университета, отец Тролопа проявил незаурядные способности, однако к 50 годам начал заболевать паранойей, что привело к материальному разорению семьи. Его стали сторониться, о чем вспоминал старший брат Троллопа – Томас Адолфес. Некоторые черты отца Троллоп запечатлел в Кроули - одном из сложных и противоречивых героев своих романов "барсетширской хроники", придав ему высокие духовные устремления. Умственная болезнь породила в нем два маниакальных убеждения: безусловную правоту и манию преследования со стороны своих мнимых врагов. Это развило в нем сложный психологический комплекс – мрачность, презрительную гордость, ожесточенность в сочетании с беспредельным оптимизмом и надеждой на несомненный триумф своих безумных проектов. Так, он арендовал за крупную сумму большой участок возле Харроу, овеянного именем великого Байрона, построив на нем внушительных размеров роскошный деревенский дом под названием "Джулианс". Кроме того, все ошеломляющие начинания мужа поддерживала хрупкая, но на редкость энергичная и волевая миссис Троллоп, ставшая впоследствии одной из самых плодовитых и удачливых романисток в Англии. Ее отличало то парадоксальное качество характера, которое так глубоко раскрыл Троллоп в своих романах – сердечная черствость в сочетании с бурным темпераментом в горячем излиянии противоположных чувств (например, сеньора Визи Нерони из " Барчестеских башен"). От отца Троллопу и его брату Энтони передалось также недюжинное физическое здоровье, тогда как фамильная болезнь – чахотка, унесла из жизни четверых его детей.

Образование писателя началось с домашних уроков отца, уделявшего основное внимание латинской грамматике. В возрасте 10 лет, как и брат, Энтони поступает в Винчестер. Сильнейшей психологической травмой для будущего романиста оказалась параллельная учеба в школе Харроу, куда он был записан приходящим учеником по настоянию отца, которому льстила учеба сына в аристократической школе. Дети из знатных и богатых семей насмехались над происхождением и внешним видом бесплатно обучающихся приходящих учеников. Однако еще большую горечь вызывало в нем безразлие родителей, не связывавших с ним каких-либо перспектив и возлагавших все надежды на его старшего брата. В возрасте 12 лет он был оставлен в полном одиночестве на целые три года во время пребывания семьи в Америке. Попытка родителей Троллопа разбогатеть в Цинцинати за счет открытия по предложению местных богачек шотландского происхождения – сестер Райт, универсального магазина – "экспориума", не увенчалась успехом. Троллопу приходилось проводить свободное от учебы в Винчестере время в пустой конторе своего отца в Линкольнс-Инне, где за неимением других книг он проштудировал старинное издание шекспировских пьес, что впоследстивии отразилось в щедром цитировании фраз из Шекспира при характеристике героев или ситуаций в его романах. Сильный характер и свойственный Троллопу с детства стоицизм не смогли погасить горечь одиночества и предчувствие грядущего разорения, поскольку плата за школу подолгу просрочивалась. Психическая неполноценность отца и легкомысленная расточительность матери вели к катастрофе. Семья переезжает из Джулианса в бедный фермерский домик Харроу-Уилд, тогда как Троллоп вновь по настоянию отца был помещен в школу Харроу. Вспоминая об этом времени в "Автобиографии", Троллоп пишет: "Я был … неуклюжим, очень некрасивым,…плохо одет и неряшлив". Единственный приятель Троллопа по школе будущий губернатор Цейлона сэр Уильям Грегори, в воспоминаниях о прославленном писателе отмечал: " Я его избегал, потому что он был груб и неотесан, но при этом считал его честным и храбрым", что проявилось в известном эпизоде из школьной жизни писателя. В одной из школьных драк Троллоп защитил свое достоинство, одержав победу над обидчиком, как Доббин из романа У. Текккерея "Ярмарка тщеславия", или Пип из "Больших надежд" Ч. Диккенса.

Неслучайно, в столь безрадостные школьные годы у Троллопа появилась привычка переноситься из действительности в воображаемый мир. Мечты приобретали форму рассказа о выдуманных героях. У литературных героев, приобретавших черты реальных людей, он находил то понимание и любовь, какими был обделен в юные годы. "Ни один ребенок, не был настолько обделен симпатией и сердечной теплотой", - вспоминает Троллоп.

Вскоре благодаря предприимчивости миссис Троллоп материальное положение семьи неожиданно улучшается самым волшебным образом. Оригинальные, насмешливые, изобретательные очерки об Америке под названием "Домашние нравы американцев" (1832) приобретают неожиданную популярность и щедрое вознаграждение, предваряя сатирические "Американские заметки" Диккенса. Под влиянием жены мистер Троллоп также обращается к литературному труду и начинает писать Церковную энциклопедию, дойдя до буквы Д. Вскоре неумолимая болезнь уносит из жизни трех членов семьи Троллопа – отца, брата Генри и сестру Эмили. Братья по-разному устраиваются в жизни. Том вместе с матерью уезжает во Флоренцию, ведя свободный образ жизни богатого космополита. Остается загадочным источник его материального благополучия, однако "Вилла Троллопа" становится местом встречи артистической элиты Англии и Европы. Здесь гостили престарелый поэт-романтик Лэндор, прославленный Суинберном как учитель, супруги Брауннинги, Диккенс и Джордж Элиот.

Для младшего сына миссис Троллоп поначалу добилась разрешения на получение им офицерского чина в австрийской кавалерии, хотя ни немецкого, ни французского языков Троллоп не знал. Образование, которое он получил в школе, было недостаточным, но беспорядочное интенсивное чтение развило в нем интерес к литературе. Ему предложили год отсрочки для изучения языков. Какое-то время он работает учителем латыни в брюссельской школе английских мальчиков, но вскоре в возрасте 19 лет получает скромное место в почтовом ведомстве благодаря связям миссис Троллоп. В главном почтовом управлении Троллоп прослужил 7 лет. Однообразная казенная работа ему не нравилась, но помогало творчество - сочинение всевозможных историй из жизни героев его будущих романов. Начало профессионального занятия литературой совпадает с назначением Троллопа в Ирландию, где в роли помощника окружного контролера он объезжал диковинные по красоте земли и знакомится с местными жителями.

Ирландская тема отразилась в его первых романах "Макдермоты из Балликлорэна" (The Macdermots of Ballycloran, 1847) и "Келли и О'Êåëëè" (The Kellys and the O'Kellys; or Landlords and tenants, 1848). ×èòàòåëüñêîãî óñïåõà они не принесли. Следующую столь же малоудачную попытку Троллоп предпринял в жанре исторического романа ("Вандея" / La Vandee: An Historical Romance, 1850).

Успех к Троллопу впервые приходит с изданием романа "Смотритель" (The Warden, 1855), â êîòîðîì îí находит свою тему в литературе, создав первый роман из серии "Барсетширских хроник". В творчестве Троллопа особую роль сыграл город Солсбери, знаменитый своим собором. Здесь под впечатлением старинного готического собора, уединенных тихих улочек, украшенных вековыми вязами, по словам самого писателя, появился замысел романа "Смотритель" о духовенстве провинциального соборного города Барчестер. Это своеобразный пролог к роману "Барчестерские башни" ((Barchester Towers, 1857). Здесь впервые описаны географическое и социальное положение персонажей, найдена индивидуальная манера повествования. В последующих романах хроники, издававшихся ежемесячными сериями по примеру Диккенса и Теккерея ("Фремлейский приход" / Framely Parsonage, 1861), "Последняя барсетширская хроника" / The Last Chronicle of Barset, 1866-7) картина жизни духовенства еще более расширяется. Теккерей привлек Троллопа к сотрудничеству в своем журнале “Корнхилл мэгезин”, однако журнальная деятельность Троллопа уже в самостоятельнойм качестве не стала столь удачливой, как у Диккенса.

Драматизм хроник Троллопа проявляется в утонченной иронической разработке комедии нравов, хотя мир его романов прочен, невозмутим, освещен ясным светом здравого смысла. Барчестер – город графства Барсетшира, в котором происходит действие романов Троллопа из прославленного цикла "Барсетширские хроники" (1855-1867). Предполагается, что Троллоп совместил в вымышленном графстве черты нескольких регионов юго-западной Англии: Уилтшира с городом Солсбери, Дорсетшира, Сомерсетшира и Саррея. В романе "Доктор Торн" Троллоп дает следующее определение местности Барсетшира: "чисто земледельческая местность; земледельческая по своей продукции, земледельческая в лице своих бедняков, земледельческая в своих утехах. Есть здесь, конечно, и города, - складочные места, где можно купить семена и бакалею, ленты и совки для угля; где торгуют на рынке и устраивают балы; где выбирают депутатов в парламент (по большей части, - наперекор всем прошлым, настоящим и будущим биллям о реформе, - в соответствии с распоряжениями соседнего земельного магната)…Но эти города ничего не прибавляют к значению графства…В каждом из них есть два водопроводных насоса, три гостиницы, десять лавок, пятнадцать пивных, церковный сторож и базарная площадь". Исключением является наличие кафедрального собора и окружного суда. "При соборе существует клерикальная аристократия, которая, безусловно, обладает должным весом. Епископ, настоятель, архидьякон, три или четыре пребендария и все их бесчисленные капелланы, викарии и церковные сателлиты составляют общество, настолько могущественное, что с ним считается поместное дворянство. В остальном величие Барсетшира зависит всецело от землевладельцев".

Действие "Смотрителя" разворачивается в среде "клерикальной аристократии". Главный герой Септимий Хардинг – смотритель Хайремской богодельни. В течение 10 лет он пользуется преимуществами практически бесполезной должности. Смотритель богодельни, основанной в 15 веке неким торговцем шерстью Джоном Хайремом, спустя 4 века приобрел возможность зарабатывать около 800 фунтов в год благодаря доходу от жилых домов, построенных на землях, принадлежащих богодельне, в то время, как двенадцать стариков, находящихся на его попечении, содержались в крайней бедности. Приверженец радикальных взглядов Джон Болд вступает в борьбу за пересмотр такого несправедливого положения вещей. Его поддерживает пресса. Драматическая коллизия осложняется тем, что Болд, противоборствующий Хардингу, влюблен в его дочь. Однако в тот момент, когда Болд склоняется отступить от борьбы с отцом своей возлюбленной Элинор, сам Хардинг решает подать в отставку по внутреннему убеждению честного человека, не допускающего мысли о неправедном характере получаемых доходов, о чем он просто раньше не задумывался, будучи человеком добротерпимым и лояльным. Внутренние борения Хардинга и составляют особое психологическое напряжение в романе.

История Хайремской богадельни находит разрешение в романе "Барчестерские башни". Англиканское духовенство изображено писателем как корпорация, руководимая расчетом в той же степени, как и другие дельцы. Каждый из его представителей извлекает прежде всего собственную выгоду из занимаемого положения. Таковы епископ Прауди и его жена, капеллан Слоуп и архидьякон Грантли. Троллопу важно раскрыть скрытые мотивы поступков своих героев, обнажить правду жизни, сокрытую либо под пышной фразой, либо под поверхностью обыденной повседневности. Апологет догматов церкви, Грантли в действительности озабочен сохранением собственной власти, а поборник справедливости мистер Болд из романа "Смотритель" в большей мере упивается пафосом обличительной агитации, чем реальными нуждами стариков богадельни, которых в итоге обманывает, посулив увеличение их доходов. Троллоп показывает источником интриг епископский дворец в Барчестере. Духовные устремления не составляют главную основу духовенства. Лишены их как корыстолюбивые, так и искренне верующие, терпящие нужду герои, как например, Куиверфул с 14 детьми на руках.

Однако Троллоп не является приверженцем обличительной сатиры, будучи по собственным словам "консервативным либералом". Ему не импонируют гневные инвективы против социальной несправедливости Карлейля и патетичные социально-обличительные романы Диккенса, пародию на которого он создает в романе "Смотритель" (мистер Попюлар Сентимент). Троллопу присущи точные наблюдения, тонкая ирония в обрисовке характера, остроумные формулировки, и в этом смысле его сатирическое искусство можно в большей мере сопоставить с манерой Филдинга и Голдсмита.

Наиболее отталкивающее впечатление в романе производят мистер Слоуп и миссис Прауди. Оба воплощают ханжескую лицемерную мораль общества, которую облекают в разную форму в зависимости от своего характера и темперамента. Миссис Прауди откровенно груба в неистовом пафосе всеобщего изобличения пороков. "Она не только тиранка, задира, поп в юбке, мещанка, готовая отправить вверх тормашками на самое дно преисподней всех, кто с нею не согласен, но в то же время она добросовестна, ничуть не лицемерна, действительно верит в серный ад, каким грозит другим, и хочет спасти от него души тех, кто ее окружает". Напротив, ее главный объект ненависти мистер Слоуп елейно спокоен, будучи лицемерным и беспринципным приспособленцем, что подчеркнуто в финале романа, когда он находит покровительство некой вдовы из Лондона, щедро оплачивающей и исповедующей прямо противоположные религиозные догмы тем, защитником которых он выказывал себя в Барсетшире. Несмотря на присущий Троллопу лояльный подход к викториансокому обществу, он не согласился внести поправки в наиболее острые сцены своего романа, шокировавшие рецензента рукописи “Барчестерских башен”, в частности, касающиеся капеллана Слоупа и синьоры Нерони.

Троллоп впервые осветил идейную борьбу различных направлений в англиканской церкви, приведшую к усилению католических тенденций в церковной жизни англичан. В частности, архидьякон Грантли тесно связан с Оксфордом, бывшим в то время центром т.н. “оксфордского движения”, возглавляемого кардиналом Ньюменом. Представители этого движения выступали за усиление мистико-спиритуалистического начала в церковном богослужении англичан, восстановление средневековой обрядности, отмененной в эпоху Реформации. В итоге кардинал Ньюмен возглавил католическую церковь Англии, а многие из его единомышленников перешли в католичество. Сторонникам “высокой” церкви противопоставлены в романе представители “низкой” церкви - епископ Барчестера, его жена и капеллан Слоуп. Защищая традиции Реформации, борясь с отжившими атрибутами церкви, они разыгрывают из себя демократов, изрекающих демагогические речи. В ответ на просьбу горожан открыть по выходным дням доступ в музеи и театры, они предлагают прекратить движение поездов даже по воскресным дням.

Стремясь показать в романе "христианскую добродетель и христианское ханжество", Троллоп по контрасту с сатирически выписанными фанатиками или лицемерами веры, изображает героев, обладающих душевной добротой, мудростью и терпением, органично проявляющимися в вере. Прежде всего, это отец Элинор – мистер Хардинг, ее будущий супруг - мистер Эйрбин. Что касается самой Элинор, то присущая ее натуре искренняя страстность в проявлении чувств и воззрений, приводящая к невольным заблуждениям, придает ее обращенности в стан "высокой" церкви после замужества слегка комический оттенок.

Герои романа распределены по множественным критериям отбора как социально-религиозного, так и нравственно-психологического характера. Противоборствующие группы героев в романе отражают современную Троллопу остро злободневную ситуацию в англиканской церкви, в которой оформилось противостояние между сторонниками усиления католических и протестантских тенденций. Так, архидьякон Грантли и Эйрбин – приверженцы т.н. "высокой" церкви, "оксфордского движения", возглавленного будущим кардиналом католической церкви Англии Ньюменом, духовным наставником Эйрбина в Оксфорде. В романа тонко проанализированы коллизии внутренней борьбы Эйрбина в момент принятия выбора в пользу протестантской или католической церкви. Его привлекает утонченный спиритуализм, пышная и торжественная обрядность, радикальная жертвенность в поступках, доказывающих силу и беспредельность веры в католической церкви. "Дело могло кончиться скверно… Обстоятельства складывались против него. Его житейские интересы требовали, чтобы он остался протестантом, а он всегда видел в житейских интересах лютых врагов, одоление которых было вопросом чести… Его чувства были против него: он глубоко любил человека, в котором до сих пор видел своего духовного руководителя, и хотел бы последовать его примеру. Его вкусы были против него: пышные ритуалы католической церкви, ее торжественные праздники и суровые посты радовали его глаз и воспламеняли воображение". Духовную помощь Эйрбин получает не от представителей ученой элиты церкви, к которой принадлежал и сам, будучи избранным на должность профессора поэзии в колледже Лазаря Оксфордского университета самим деканом доктором Гвинном. "Неимущий младший священник глухого корнуэльского прихода научил его, что христианином должен руководить закон внутренний, а не внешний, что человек не может стать слугой нелукавым, подчиняясь лишь писаным правилам, и что, пытаясь обрести спасение в стенах Рима, он только эгоистически ищет безопасности для себя, точно трусливый солдат, который накануне сражения притворяется больным". В противоположность представителям "высокой" церкви, епископ Прауди, его жена и капеллан Слоуп, защищающие псевдодемократические интересы "низкой" церкви, ратовали за очищение традиций Реформации, что отразилось, например, в предложении соблюдать "день субботний", от которого отказывается мистер Хардинг, вызывая возмущение миссис Прауди.

В последующих романов хроники – "Фремлейский приход", "Последняя барсетширская хроника" картина жизни духовенства еще более расширяется. "Мистер Троллоп стал почти национальным учреждением. Так велика его популярность, так свыклись с его героями его соотечественники, столь широко распространен интерес к его романам, что они по необходимости входят в круг общезначимых понятий, употребительных в повседневном обиходе. Его характеры стали общественным достоянием", - отмечалось в "Нейшнал ревью" за 1863 год.

Перевод из Ирландии в Англию также активизировал деятельность Троллопа в почтовом ведомстве. В историю почты он вошел как автор почтовых ящиков, облегчивших и ускоривших доставку почты клиентам. “Я любил эти письма и заботился об их благополучной доставке так, как если бы они все были моими собственными”. В роли представителя почтового ведомства Англии Троллоп ездил в США и Египет, заключая почтовые соглашения. В то же время с 1855 по 1867 годы продолжается самый активный период его литературного творчества. Выход в свет “Последней барсетширской хроники” совпал со второй парламентской реформой в 1867 году. Интересен эпизод, демонстрирующий тесную связь между автором и читательским восприятием его романов. Так, он решается избавиться от миссис Прауди под впечатлением от случайно подслушанного разговора своих читателей, недовольных столь деспотической особой. С уходом из жизни миссис Прауди и мистера Хардинга картина патриархальной жизни города завершается, как и уходят в прошлое общественные отношения и нравы, послужившие прообразом вымышленного города.

Троллоп на основе собственного жизненного опыта изнутри постиг правду о механизме государственной службы и церковном мире. Дар особой наблюдательности действительно позволил ему детально запечатлеть материальный мир существования представителей этих общественных институтов. В письме к актеру Джозефу Филду американский писатель Натаниэль Готорн замечательно высказывается об этой способности Троллопа: "Его книги…до того подлинные, словно некий великан вывернул и поместил под стеклянный колпак огромный ком земли, а его обитатели занимаются своими обычными делами, даже не подозревая, что их выставили напоказ… Для того, чтобы вполне понять их, надо пожить в Англии; но все же мне кажется, что верность человеческой природе обеспечит им успех повсюду". Троллоп соглашался с такой формулировкой, приведя ее в собственной "Автобиографии". Он называл себя реалистом и строго отличал реализм от натурализма, что нашло отражение во вступлении к портрету Фрэнсиса Эйрбина в ХХ главе "Барчестерских башен". Троллоп подчеркивает неминуемое отличие между миром реальной жизни и миром художественного произведения, однако единственный путь, приближающий писателя к достижению полнокровной достоверности образа, находится в сфере постижения духовного мира героя, его души, а не фактурных черт внешности, и для этой цели необходимо непрестанно трудиться, обретая искусство художественной правды. По мысли писателя, "…запечатлеть на холсте своего воображения всю полноту личности … человека", "создать изображения человеческого лица, в котором говорила бы душа" невозможно при помощи фотографии или даггеротипа.

Одним из первых в английской литературе Троллоп в своей “Автобиографии” называет себя писателем – реалистом. Реализм Троллопа не означает копирование действительности, он предполагает упорную работу ума и воображения писателя, вживающегося в характер своего героя. Троллоп анализирует и творит одновременно. Его интересуют мелочи, детали, оттенки интонаций, раскрывающих внутреннюю связь между мотивами, побуждениями и поступками героев. Он исследует все формы явного и скрытого под лицемерной маской эгоизма. Описание превратностей церковной политики в чопорной викторианской Англии середины Х1Х века – не главная цель Троллопа, но существенная основа для создания цельного портрета своих героев, анализа скрытых мотивировок их поступков.


Каталог: documents -> Кафедра%20замежнай%20літаратуры
documents -> Информация и действия советского руководства. Германия
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Материалы спецкурса "Поэтика английского романтизма" для студентов IV курса английской группы романно-германского отделения
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Программа курса «История английской литературы первой половины ХХ века»
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> История немецкой литературы первой половины ХХ века
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Литература второй половины ХХ века
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Программа спецсеминара «Английская женская проза ХХ века» для студентов романо-германского отделения
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Литература первой половины ХХ века
Кафедра%20замежнай%20літаратуры -> Программа курса «История английской литературы конца ХIХ начала ХХ века»
1   2   3   4   5   6