Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Судьба поэтического наследия анны ахматовой: особенности текстологии и проблемы публикации




страница2/4
Дата15.05.2017
Размер0.77 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4
ГЛАВА II. «Поэмы 1915-1940 годов: текстологические аспекты изучения и публикации. Прежде, чем начать рассмотрение творческой истории любого произведения, в особенности это касается больших поэтических форм – поэм Ахматовой – нам необходимо было определиться с источниками, по которым восстанавливается история создания и история текста этих произведений.

Для восстановления истории создания целостного произведения первостепенным является изучение фактов биографии поэта, привлечение сведений из писем Ахматовой и писем к ней, упоминаний об исследуемом произведении в переписке других лиц, в дневниковых записях самой Ахматовой и мемуарах современников. Важно установить взаимосвязь и с другими ее произведениями. Для воссоздания истории текста необходимы в первую очередь разновременные источники с записью текста произведения. Их археографическое и текстологическое исследование с привлечением знаний биографии поэта, эпистолярных и мемуарных свидетельств может дать необходимый материал для истории текста исследуемого произведения. Реконструкция текста произведения на разных этапах его создания является основой для определения количества редакций и самих текстов этих редакций. Конечная цель исследования текстовой истории произведения – выбор его канонического (окончательного) текста для печати или критическое установление (с обоснованием) в случае незавершенности произведения.

Существующие в настоящее время источники для изучения истории произведений Ахматовой можно разделить на: а) источники сведений о произведении; б) источники текста произведения. Среди тех и других имеются источники, доверять которым можно безоговорочно (официальные документы, справки, автографы с авторскими датами и т.п.), а также источники, материал которых не всегда можно принимать на веру и необходимо подвергать проверке (воспоминания, сведения из текстов списков, ретроспективное апеллирование датами и т.п.).

К источникам, которые мы условно определили как источники сведений, относятся: а) факты биографии автора; б) высказывания автора о своем произведении (в дневниках, записных книжках, мемуарах, автобиографической прозе, стихах и т. д.); в) свидетельства современников о создании и бытовании исследуемого произведения (воспоминания, дневниковые записи, устные рассказы и т. п.); г) эпистолярные свидетельства (упоминания в письмах автора, письмах к автору, переписке современников); д) материалы, связанные с подготовкой произведения к печати (издательские договоры, переписка с издательствами и т.п.). К источникам текста относятся все сохранившиеся записи текста: а) рукописи; б) списки; в) прижизненные печатные издания.

При рассмотрении имеющихся в настоящее время источников сведений установлено, что до сих пор нет ни научной биографии А.А. Ахматовой, ни достойной монографии о жизни и творчестве поэта, а свидетельства современников не всегда позволяют прояснить историю создания произведения или его текста. Среди всех источников сведений самыми надежными являются созданные на основе дневниковых записей «Записки об Анне Ахматовой» Л. К. Чуковской3, благодаря которым восстанавливается последовательность работы Ахматовой над многими стихотворениями, поэмами «Реквием» и «Путем всея земли», но, главным образом, «Поэмой без Героя», начиная с первого созданного автором фрагмента осени 1940 года и заканчивая подготовкой поэмы к изданию в «Беге времени» в 1964-1965 годах. Отсутствие записей за время ссоры Ахматовой и Чуковской (1943-1952 годы) является почти невосполнимым пробелом в истории создания и истории текста «Поэмы без Героя» и других ее произведений. При использовании мемуарных источников нельзя забывать, что они могут нести не вполне достоверную информацию, что связано и с аберрацией памяти, и с желанием показать свои отношения с Ахматовой более дружескими, чем они были на самом деле и т.п. В установлении истины в большинстве случаев помогает близкий по времени к описываемым мемуаристами событиям сохранившийся источник с записью текста «Поэмы без Героя». Нами отмечено значительное количество несоответствий названных в мемуарах сведений и истинного положения вещей, вытекающего из анализа источника текста. С точки зрения достоверности фактов, кроме дневниковых записей, почти не вызывают сомнения эпистолярные источники.

К источникам текста нами отнесены все сохранившиеся записи текстов исследуемых произведений Ахматовой. Здесь мы придерживались методологии Н. К. Пиксанова, предполагавшей «палеографическое изучение с целью разобраться в запутанной иногда рукописной традиции» источников текста, установление «хронологического следования черновых текстов», воссоздания «текстологическими анализами» «фазы в разработке стиля, образов, композиции», «сопоставления разновременных редакций текстов» для того, чтобы наметить «общую творческую историю произведения» (Творческая история «Горя от ума». М., 1971. С. 36).

Однако Н. К. Пиксанов не разграничивает понятия «рукопись» и «автограф»; отсутствие подобной терминологической дифференциации характерно для текстологов, занимающихся изучением истории текста произведений XVIII–XIX веков. В текстологическом изучении произведений XVIII–XIX веков практически не известны случаи, когда автор сам несколько раз переписывал свое произведение, причем одну и ту же редакцию. Другое дело с Ахматовой, одной из отличительных особенностей которой являлось довольно частое переписывание своих произведений, поэтому эти понятия следует дифференцировать, поскольку термин «автограф» приобретает более широкое значение.

Для исследования источников текста произведений Ахматовой была выработана специальная терминология, которая и используется в диссертации. Все сохранившиеся записи текста исследуемого произведения мы называем экземплярами (например, «несколько экземпляров стихотворения “Летний сад”», «отдельные экземпляры “Реквиема”», «экземпляры “Поэмы без Героя” 1956 года» и т. п.).

Чтобы определить источниковедческое значение выявленных экземпляров необходимо произвести их научную классификацию: повторяя слова Н. К. Пиксанова, выяснить их «субординацию» (Там же. С. 35), или, используя терминологию Д. С. Лихачева, составить «“стемму” списков <...> определить взаимоотношения списков» (Текстология. М., 1983. С. 237–238).

По способу (или виду) записи все экземпляры можно разделить на записи рукой Ахматовой (автографы), списки рукой других лиц и машинописные копии.

Среди записей текста рукой Ахматовой имеются беловые и черновые автографы. Среди списков рукой других лиц имеются авторизованные (т. е. с правкой рукой Ахматовой, ее подписью автографом или дарственной надписью) и неавторизованные (т. е. без помет Ахматовой). Среди машинописных копий с текстом имеются, аналогично спискам рукой других лиц, авторизованные и неавторизованные копии. Способ (или вид) записи является археографической характеристикой каждого выявленного экземпляра, содержащего текст произведения.

Однако для истории создания произведения и истории его текста первостепенное значение представляет текстологическое изучение всех сохранившихся экземпляров и их классификация. Для любого произведения необходимо, в первую очередь, определить, сколько было редакций, и каковы тексты этих редакций. В связи с этим с точки зрения исследования текста выделяются понятия: «рукопись с редакцией произведения» и «список с редакции произведения».

Рукопись   автограф Ахматовой или авторизованная машинопись, отражающие один из этапов работы автора над текстом, результатом которой является точно датированная редакция произведения.

Редакция   текст произведения, появившийся в результате определенного этапа работы автора и зафиксированный в рукописи до начала следующего этапа работы. С точки зрения археографической редакцией бывает только беловой автограф или машинописный текст с подписью автографом, существующий до начала внесения в него автором последующей правки и дополнений. С точки зрения текстологической редакция всегда соответствует основному тексту рукописи (т. е. тексту без правки и дополнений).

Поясним одно терминологическое противоречие. Не все беловые автографы и не все авторизованные машинописные копии являются в нашем понимании рукописями, а только те из них, в которых Ахматова целенаправленно работала над произведением от записи основного текста до создания следующей редакции. Все остальные экземпляры с текстом произведения мы классифицировали как списки. Они не принадлежали Ахматовой, часто не имеют ее помет, а если пометы и встречаются, то не носят систематического характера и не отражают целиком этап работы, ведущий к созданию новой редакции.



Списки   это все экземпляры с текстом произведения, принадлежавшие другим лицам, имеющие пометы автора или других лиц со слов автора или не имеющие их, но главное   не использовавшиеся автором для систематической работы над текстом произведения. Среди всех списков выделяются: авторский список   переписанный автором от руки для другого лица; авторизованный список   выполненный другим лицом (от руки или на машинке), имеющий пометы, исправления, вставки рукой Ахматовой, дарственную надпись и/или подпись автограф; неавторизованный список   список рукой другого лица или машинопись без правки и помет Ахматовой.

Таким образом, автограф Ахматовой может быть и рукописью с какой либо редакцией произведения, и авторским списком с какой либо редакции.

Известны случаи, когда при перепечатке на машинке делалась не одна, а две три закладки под копирку, один экземпляр оставался у автора и служил в дальнейшем рабочим экземпляром, т. е. рукописью с текстом произведения, а другие дарились разным лицам. Такие списки мы определяем как список копия.

В соответствии с этапами создания текста выделяется также понятие «вариант».



Вариант   изменение в процессе работы отдельной части текста произведения (строки, строфы, фрагмента, в том числе и прозаического, или их местоположения). Мы не употребляем термин «вариант» по отношению ко всему произведению: значительные изменения в композиции, сюжете и тексте в целом дают, в нашем понимании, новую редакцию, а не вариант текста. До момента фиксации определенной редакции текст, над которым работает автор, является, скорее всего, не вариантом, а черновиком, в котором ведется работа над очередной редакцией.

Для изучения творческой истории любого произведения первостепенное значение имеют, безусловно, рукописи, так как в них зафиксированы собственно редакция (соответствует основному тексту рукописи) и дальнейшие авторские изменения и добавления, ведущие к следующей редакции. По содержанию списков уточняются сведения об изменениях в тексте произведения на определенных этапах работы над ним. При отсутствии рукописи с редакцией произведения текст поддается восстановлению по нескольким спискам, реже   только по одному.

Не вызывает сомнения, что первоисточником всех биографических сведений, материалов для исследования творческого пути автора, но самое важное – хранилищем источников текста являются личный архив поэта и материалы архивов других лиц. В настоящем исследовании мы привлекли для изучения истории создания и истории текста некоторых стихотворений Ахматовой, поэм «Реквием», «Путем всея земли» и «Поэмы без Героя» значительное количество материалов государственных и частных архивов, не входивших в научный оборот до настоящего времени.

Таким образом, первостепенное значение для исследования истории создания и истории текста имеет источниковедческий материал – источники текста произведений Ахматовой и источники сведений о них.



Глава II состоит из трех параграфов. Первый параграф II. 1 включает анализ текста первой поэмы Ахматовой «У самого моря». С точки зрения текстологии с публикацией поэмы «У самого моря» особых проблем нет: необходимо лишь указать все имеющие разночтения, а также восстановить не отмеченное в современных изданиях разночтение: «Пеной покрытым во время прибоя» вместо «Гулким и черным во время прибоя», кроме того, соблюсти авторское разделение текста (во всех публикациях не учтены три случая отсутствия и, наоборот, наличия пробелов в первоисточнике). Особое внимание стоит уделить пунктуации. Различие в знаках препинания в первой публикации в «Аполлоне» 1915 года и отдельном издании 1921 года со знаками, поставленными по современным правилам, вполне объяснимо, однако разница знаков в современных изданиях, где указан один источник публикации, объяснению не поддается. Как и во всех предыдущих и последующих подобных случаях, мы считаем разумным, ставить знаки по современным правилам пунктуации, сохранив характерные авторские знаки Ахматовой. Некоторые пропущенные в «Аполлоне» и отдельном издании 1921 года запятые (преимущественно в вводных словах, обособленных обстоятельствах и определениях) по правилам необходимо внести, иначе публикация текста может отличаться элементарной неграмотностью.

В параграфе II. 2 рассматривается творческая история поэмы Ахматовой «Реквием». Единственные свидетельства об истории создания «Реквиема» именно за 1938-1940 годы содержатся в дневниковых записях Л. К.  Чуковской, включенных ею в «Записки об Анне Ахматовой» и ретроспективно прокомментированных. Из них довольно точно можно определить, в какое время появлялись отдельные стихи «Реквиема». Далее на протяжении более 20 лет источников сведений об истории создании «Реквиема» мы не имеем; крайне редко, начиная с конца 1950-х годов, встречаются отдельные упоминания о чтении Ахматовой отдельных стихотворений цикла. Мы практически не имеем также и источников текста этого произведения, поскольку два десятилетия стихи хранились в памяти самого автора и нескольких близких и надежных друзей Ахматовой. Четыре стихотворения под видом лирических пробились на страницы книг Ахматовой «Избранное» (Ташкент, 1943) и «Стихотворения» (1958 и 1961). Формирование всего цикла отразилось в машинописи «Седьмого сборника стихотворений Анны Ахматовой. 1940–1945», позднее получившего в ахматоведении название «Нечет I» (РНБ. Ф. 1073. Ед. хр 87), и относится, судя по средствам записи, к концу 1950-х–1961-му годам. Появление автографов стихов, входящих в цикл «Реквием» в 1962 году вызвано, вероятно, активным восстановлением цикла и надеждой на его возможную публикацию во время хрущевской оттепели. Все заглавия свидетельствуют о том, что стихотворения должны были составлять именно цикл. Однако осенью 1962 года, когда должна была состояться первая перепечатка, цикл «Реквием» стал Ахматовой «перепланироваться» в поэму. В конце 1962 года уже четко определились композиция и состав «Реквиема». Композиция без сомнения уподоблялась композиции «Поэмы без Героя»: <Эпиграф ко всему произведению>; <Прозаическое> «Вместо предисловия»; «Посвящение»; «Вступление»; <основная часть произведения>; «Эпилог». Именно в это время Ахматова окончательно определила жанр «Реквиема» как поэмы, а не как цикла. До настоящего времени остается несколько текстологических вопросов, связанных с публикацией «Реквиема», например, как правильно печатать: «Пусть также они поминают меня / В канун моего поминального дня» или «Пусть также они поминают меня / В канун моего погребального дня» и «Забыть, как постылая хлюпала дверь» или «Забыть, как постылая хлопала дверь». В единственном автографе – «погребального дня» и «хлюпала дверь». По мнению Л. К. Чуковской, в каком-то из списков Ахматова не заметила опечатку, и потому появились эти «нелепые варианты». Во всех современных изданиях печатается по-разному. Следуя текстологическим правилам, мы обязаны печатать в изданиях так, как записано в последнем автографе, хотя, возможно, это действительно описки или опечатки. Со знаками препинания при публикации поэмы возникают более значительные проблемы. Авторские знаки мы можем проследить лишь в черновых записях некоторых восстановленных стихотворений, в сохранившихся списках знаки, как правило, были расставлены тем человеком, который делал данную машинописную копию, соответственно и расхождений в знаках списков достаточно много. Однако мы обязаны сохранить постановку чисто авторских знаков препинания в рукописях: 1) знак запятая и тире в конце строк некоторых строк: «Для кого-то нежится закат, – », «Окаменелое страданье, –» и др.; 2) знак запятая и тире в середине строк «И ни звука, – а сколько там»,«Что случилось, – не пойму», «Ничего, – ведь я была готова»; 3) знаки многоточия в конце строк «Муж в могиле, сын в тюрьме…» и «Словно праздник за моим окном…» вместо запятых и точек во всех существующих в настоящее время изданиях (многоточие, существующее в автографе, в конце указанных строк кажется более выразительным, чем запятые и точки). При публикации стихотворений «Реквиема» необходимо сохранить и расположение текста на листах, которое является также частью авторского замысла. Проследить, как именно выстраивалась композиция цикла, а потом поэмы «Реквием», не представляется возможным вследствие отсутствия основного корпуса рукописных источников текста. По сохранившейся авторизованной машинописи можно устранить ошибку в датировках стихов «Распятие»: «Хор ангелов великий час прославил…» «1940. Фонтанный Дом», а не «1938», и «Магдалина билась и рыдала…» «1943. Ташкент», а не «1940».

В параграфе II. 3 «“Путем всея земли (Китежанка)” и другие “маленькие поэмы” – первые “попутчицы” “Поэмы без Героя” Анны Ахматовой: история замысла и история текстов» восстанавливается история неосуществленного в конечном итоге замысла Ахматовой написать книгу «Маленькие поэмы», куда вошли бы несколько созданных в 1940 году поэм: «Китежанка», «Россия Достоевского», «Пятнадцатилетние руки» и «1913 год», т. е. первые строфы «Поэмы без Героя». В марте 1940 года появились первые строки поэмы «Китежанка», выросшие из стихотворения «Видение». Осенью были созданы, по словам Ахматовой, «еще 3 не лирические вещи». Это первые строки будущей «Поэмы без Героя», пока она называлась «1913 год» («Ты в Россию пришла ниоткуда…»), а также, если считать, что Ахматова в Ташкенте правильно вспомнила первые строки оставленных и потом погибших в Ленинграде поэм, «Пятнадцатилетние руки тот договор подписали…» и «Россия Достоевского. Луна… ». Исходя из свидетельства Л. К. Чуковской (Записки. Т. 1. С. 221-222), порядок следования «маленьких поэм» был таким: «Китежанка», «Россия Достоевского…», «Пятнадцатилетние руки», «1913 год». Но было ли осуществлено намерение Ахматовой сделать книгу «Маленькие поэмы»? И где были записаны новые произведения Ахматовой? Мы можем указать на два таких источника текста: альбом под названием «Ардов» и тетрадь с первой сохранившейся записью текста «Поэмы без Героя» 1942 года, переписанной из этого альбома. Альбом не сохранился, но есть свидетельство В. Е. Ардова, что в апреле 1940 года он подарил Ахматовой тетрадь в дорогом кожаном переплете, на котором была вытеснена его фамилия. Поэтому она назвала эту тетрадь «Ардов» (Дело Ленгорсуда о наследстве А.А. Ахматовой. Т. 2. С. 326-327). Можно с уверенностью сказать, что первоначальный текст поэмы «Путем всея земли (Китежанка)», вместе с поэмой «1913 год» («Перечтите поэму, исправьте орфографию и знаки, и тогда я смогу ее переписать <…>. Она достала “Ардова”, и я приступила…») (Записки. Т. 1. С. 372) и первыми записями автобиографической прозы Ахматовой («...вынула “Ардова”, прочла абзац своей прозы – мемуарной...») (Там же. С. 440) были записаны именно в сожженном альбоме «Ардов». Судя по дневниковым записям Чуковской, в конце 1941 – начале 1942 года Ахматова вместе с «Тринадцатым годом» и «Решкой» – тогда еще не объединенными в одно произведение под заглавием «Поэма без Героя» – читала также и поэму «Путем всея земли» (Там же. С. 361, 382). Но были ли там «маленькие поэмы» – «Россия Достоевского» и «Пятнадцатилетние руки»? Первые сохранившиеся записи текста этих произведений относятся к 1945 году. Они вошли в состав сборника «Нечет I». В том же 1945 году оба стихотворения были напечатаны почти без разночтений по сравнению с машинописями этого сборника в «Ленинградском альманахе» (Л., 1945. С. 209-210). Позднее, судя по средствам записи (цвету чернил, типу карандашей) в 19571958 годах, Ахматова значительно дополнила и исправила названные тексты. Стихотворение «Пятнадцатилетние руки» больше при жизни Ахматовой не публиковалось, хотя вошло с новой первой строкой («Мои молодые руки») в машинописную версию сборника «Бег времени», где открывало цикл «Юность». Другое стихотворение получило название «Предыстория» и было напечатано в «Беге времени» первым в цикле «Северные элегии» (Ахматова А. Бег времени. С. 441443). В позднейших публикациях имеются значительные разночтения в текстах. Кроме альбома «Ардов» имеется второй источник текста, в котором могла быть записана поэма «Путем всея земли (Китежанка)» – это тетрадь с самым ранним дошедшим до нас текстом «Поэмы без Героя», т. е. с ее первой сохранившейся редакцией 1942 года, тетрадь в черном коленкоровом переплете, титульный лист которой выглядел так: «Маленькие поэмы / 1913 год / или / Поэма без <Г>ероя / Решка / и / Путем всея земли». Скорее всего, созданные в 1940 году поэмы были воспроизведены в Ташкенте предположительно по альбому «Ардов» именно в этой тетради. В ней осталось всего 22 листа из стандартных 38-ми или 48-ми. В архиве Ахматовой в РГАЛИ сохранились три листа (исписанные и на оборотах) с текстом поэмы «Путем всея земли» (Ф. 13. Оп. 1. Ед. хр. 66. Л. 1-3 об.). Это самый ранний из дошедших до нас текстов поэмы «Путем всея земли». Запись сделана на листах в линейку, неровные края свидетельствуют о том, что они были вырваны из тетради. Эти листы абсолютно идентичны тем, из которых состоит тетрадь, подаренная Ахматовой Чуковской с текстом редакции «Поэмы без Героя» 1942 года. (Возможно, что в Ташкенте, как пишет Ахматова, были «восстановлены» «Пятнадцатилетние руки» и «Россия Достоевского» именно в этой тетради, но вырванные листы с текстами этих «маленьких поэм» до сих пор не найдены.) Таким образом, в соответствии с первоначальным заглавием, в тетради Чуковской, кроме «Поэмы без Героя», действительно была записана и поэма «Путем всея земли». Текст на вырванных листах из собрания РГАЛИ не имеет заглавия. По-видимому, оно помещалось на предшествующем титульном листе, как в записях «Поэмы без Героя». Долгое время не были известны другие тексты поэмы «Путем всея земли» 1940-х годов. Но в конце 2004 года случайно обнаружился еще один экземпляр: это список поэмы «Путем всея земли (Китежанка)» подаренный Г. Л. Герус, жене композитора А. Ф. Козловского, с которыми Ахматова подружилась во время эвакуации в Ташкенте. Дата дарственной надписи на последнем листе рукописи: «4 февраля 1944. Ташкент». Сравнение рукописей 1942 и 1944 годов показало, что в обоих экземплярах текст поэмы практически идентичен, т. е. текст в тетради – первая дошедшая до нас редакция поэмы «Путем всея земли», а экземпляр 1944 года – один из списков с этой редакции. (Если бы поэма «маленькая поэма» интересовала Ахматову также как «Поэма без Героя», ташкентских списков было бы гораздо больше). Следующий источник с записью текста «Путем всея земли» относится уже к 1957 году (ОР РНБ. Ф. 1073. Ед. хр. 187). Исходя из средств записи, можно констатировать, что Ахматова работала с этим экземпляром с 1957 по 1963 год. В основной машинописный текст поэмы впервые вошел эпиграф из Апокалипсиса: «И Ангел поклялся живущим, что времени больше не будет». Позднее, в начале 1960-х годов, вероятно, при подготовке к изданию «Бега времени» он был заменен на «цензурный» вариант: «В санех сидя, отправляясь путем всея земли. Поучение Владимира Мономаха детям», представляющий собой контаминацию двух источников  «Книги Царств» («Вот, я отхожу в путь всей земли...») и «Поучения Владимира Мономаха» («Сидя на санех, помыслил я в душе своей и похвалил Бога...»). В «Беге времени» поэма напечатана именно с этим эпиграфом. В дальнейшем Ахматова зачеркнула «цензурный» вариант эпиграфа и вписала под ним «настоящий»: «Состарился царь Давид и настало ему время отправляться путем всея земли. Книга Царств». Таким образом, не подцензурными являются два эпиграфа: из Апокалипсиса и из Книги Царств. В этом экземпляре Ахматовой были устранены (кроме эпиграфов) и другие цензурные замены: строка «Из аквамарина» была заклеена полоской бумаги с печатным текстом «О, salve, regina!», а машинописные строки «За новой утратой / Иду я домой» были переписаны от руки на нижнем поле листа: «Столицей распятой / Иду я домой». Последним по времени исправлением, сделанным в 19631964 годах, была замена слова «воин» на слово «призрак» («И призрак спокойно / Отводит штык»). В итоге даже по нескольким сохранившимся источникам текста «Путем всея земли» можно проследить творческую историю поэмы и определить волю автора относительно ее публикации. Написанная в марте 1940 года поэма «Путем всея земли» без сомнения подтолкнула Ахматову к созданию таких «выхваченных прожектором из памяти прошлого» произведений, как «Россия Достоевского», «Пятнадцатилетние руки» и, конечно же, первые строфы «Поэмы без Героя». Многие произведения, написанные в 1940 году не только внутренне связаны между собой темой памяти, но имеют прямые текстовые и предметно-образные совпадения, а также затекстовые семантические параллели. Трудно сказать, стали бы «маленькими поэмами» стихотворения «Россия Достоевского» и «Пятнадцатилетние руки», если бы сохранились их первоначальные тексты осени 1940 года. Вполне возможно, что стали бы. Только «Поэма без Героя» не могла, по словам Ахматовой, не «вырваться».


Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> filolog -> 2009 -> 12-10
2009 -> Роль фольклора в эволюции чеченской прозы ХХ века 10. 01. 02 Литература народов РФ 10. 01. 09 Фольклористика
2009 -> Жанровая система творчества б. К. Зайцева: литературно-критические и художественно-документальные произведения
2009 -> Псковская агиография XIV-XVII вв
2009 -> Любовно-романтическая поэма в персидско-таджикской поэзии X-XII веков 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья
2009 -> Генезис, специфика и типология ингушских сказок
2009 -> Литература и наука в творчестве олдоса хаксли
2009 -> Биография А. С. Пушкина в литературоведении 1920−1930-х годов в СССР и русском зарубежье: генезис, эволюция, методология
2009 -> Удмуртская проза второй половины ХХ начала ХХI века: человек и мир, эволюция, особенности художественного воплощения
2009 -> Проза А. Ф. Писемского в контексте развития русской литературы 1840-1870-х гг проблемы художественной антропологии
12-10 -> Метаморфозы христианского кода в поэзии н. Заболоцкого и а. Тарковского
1   2   3   4

  • По способу (или виду) записи
  • Редакция
  • Глава II