Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИИ ПО ТЕОРИИ КРАСНОРЕЧИЯ




страница17/38
Дата15.05.2017
Размер8.27 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38

ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИИ ПО ТЕОРИИ КРАСНОРЕЧИЯ

(РИТОРИКА)

(Лектор Н. А. Энгельгардт)

Ораторское слово. Могущество слова. Внушение. Заражение идеями. Слово-импровизация. Вещее слово. Искусственное крас­норечие. Логическое и патетическое убеждение. Отличие оратор­ской прозы от письменной. Изобретение риторических идей. Систе­ма общих мест. Сила соображения или остроумие. Выщупывание состава слушателей. Классификация толпы. Система прос­тых идей. Термины. Рассуждения или система сложных идей. Правила ораторского периода. Риторическое распространение.

Изобретение риторических доводов. Система ораторских доказа­тельств. Патетическое в речи. Возбуждение и утоление страс­тей в слушателях. Разрешение подъема речи. Равновесие части логической и патетической, доводов и страстей. Система страс­тей Спинозы и Адама Смита. О возбуждении смеха и слез. Ора­торские приемы данных доводов (витиеватая речь). Система ора­торской речи. Расположение речи (общая схема). Особенности различных родов красноречия. Проповедь. Судебное красноре­чие. Парламентское красноречие. Агитационная речь. Академи­ческое красноречие. Застольная речь или спич.


ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИЙ: Ж И ВОЕ СЛОВО И ПРИЕМЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМ В РАЗЛИЧНЫХ ОБЛАСТЯХ

(Лектор Л. Ф. Кони)

I. Общественно-политические задачи живого слова в области суда, законодательства, учебного научения и духовного поучения.

II. Искусство речи. Опыт научных основ и правил крас­норечия. Практическая применимость теории красноречия.

III. Психологические элементы ораторской речи. Память; виды ее: односторонняя, рассеянная, исключитель­ная и т. д. Общие и особенные недостатки памяти. Заблужде­ния памяти. Память по отношению к пространству, ко време­ни и к душевным движениям. Особенности памяти под влия­нием пола, возраста и профессии. Внимание. Виды памяти: зрительная, слуховая, смешанная. Болезненные виды внимания. Мнимые и ложные представления. Навязчивые идеи и представ­ления. Уменье слушать. Уменье сосредоточивать внимание. Экспериментальное исследование памяти и внимания.

IV. Орудия речи. Живое слово. Логика и образы. Их воз­действие на слушателей. Значение языка. Богатство его и бедность, его цельность и смешанность. Эволюция языка. Порча языка и его виды. Язык как отразитель объема понятий. Жи­вое слово как выразитель чувств и как выразитель идей. Впе­чатления слов. Слуховое значение букв. Порядок расположения слов и букв. Жест. Ритм. Дикция. Паузы. Знаки препина­ния.

V. Состав речи вообще. Вступление общее и специаль­ное. Обращение к слушателям, к историческим воспоминаниям, к текущей действительности, к общественно-политическим зада­чам. Развитие речи. Подробности. Устранение излишнего. Заклю­чение. Пафос. Ирония. Объективность. Лирический и эпический характер заключения. Отступления в речи. Цитаты. Афоризмы. Перспектива в речи. Светотень в речи.

VI. Отношения оратора и слушателей. Состав и число слушателей. Утомляемость их. Обстановка речи. Темпе­рамент оратора; его голос; его забывчивость и находчивость.

VII. Речи в частности: а) Речь судебная. Общие правила: доказывать и убеждать. Разница приемов обвинителя, защитника и гражданского истца. Пределы речи. Руководящие напутствия председателя.

б) Речь политическая. Особые условия политической речи, ее успешные и безуспешные приемы. Образы. Умение раз­гадать общие всем чувства. Речь официальная, деловая, дема­гогическая. Осторожность в примерах. Точность в исторических ссылках.

в) Речь педагогического х а р а к те р а. Центр ее тя­жести. Роль синтеза и анализа. Различие приемов по наукам и предметам.

г) Речь духовная: а) проповедь. Значение и место текстов. Соответствие цели, кругу слушателей. Связь с действи­тельной жизнью. б) Наставление и научение вне церк­ви. Отдельные случаи.

VIII. История ораторского искусства. Греция. Рим. Византия. Средние века. Возрождение и реформация. Фран­ция XVII и XVIII вв. Англия XVIII и XIX вв. Россия. Духовное красноречие. Выдающиеся представители живого слова в суде. Их свойства и различия. Политические ораторы.

IX. Источники для ораторского искусства. Об­разцы живого слова. Литература по ораторскому искусству.

X. Необходимые условия воздействия живого слова. Знание предмета точное и подробное. Свободное рас­поряжение родным языком. Отсутствие лжи в речи. Ложь дру­гим, ложь себе и двойная ложь. Тенденциозность речи. Лице­мерие в речи. Лживость чувства. Софизмы. Злоупотребления словом. Честность и скупость слова. Искренность слова, ее свойст­ва, виды и влияние.

XI. Связь живого слова с литературой. Взаим­ное влияние. Гармоническая связь. Роль описаний и определе­ний. Границы фантазии в той и другой области. Происхожде­ние и влияние вдохновения. Пределы его в каждом из видов жи­вого слова. Письменная подготовка живого слова. Ее польза и вред.



ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИЙ ПО РА СС КАЗЫ ВА Н И Ю

(Лектор Е. Е. Соловьева)

1) Значение живой речи — рассказыванья.

2) Передача в живой речи — а) определенного текста; б) личных переживаний или впечатлений.

3) Средства для лучшей передачи данного текста: а) вос­хождение к замыслу автора; б) постижение и сохранение сти­ля; в) схематизация произведения по масштабу событий; г) ис­кание тона; д) способы рельефной передачи.

242


4) Разница между актером и рассказчиком.

5) Типы рассказчиков.

6) Различные виды сказок и способы их передачи: а) стиль­ных, в стихотворной форме, ритмической прозой; б) юмористи­ческих, философских, символических, психологических и др.

7) Беседы с аудиторией по поводу рассказанного.

8) Знакомство с народными сказками — русскими, украин­скими, румынскими, датскими, финскими, шотландскими, амери­канскими, дикарскими, грузинскими, армянскими, персидскими, японскими и др.

9) Создание новых сказок.

Печатается по изданию: Записки Института Жи­вого Слова.—Петербург, 1919.—Вып. I.— С. 1—23, 56—58, 77—85.

С. С. ГУРВИЧ, В. Ф. ПОГОРЕЛКО, М. А. ГЕРМАН

ОСНОВЫ РИТОРИКИ

(1988 г.)

Эстетические основы красноречия

Литературно-языковые основы риторики обычно называются культурой речи.

Культура речи — существенный элемент общей культуры человека, его образования и воспитания (...)

Великие ораторы всех времен подчеркивали роль культуры ре­чи в ораторском искусстве.

В этом убедился Демосфен на своем личном опыте, когда проиграл процесс лишь потому, что страдала форма его выступ­ления. Поэтому на вопрос, что самое важное для оратора, он настоятельно повторял: «Исполнение, исполнение, исполнение».

Художественные основы риторики

Внимание слушателей зависит и от качества художественной стороны ораторской речи, именуемой техникой речи. Техника ре­чи оратора включает в себя два аспекта — слуховой и зри­тельный.

К слуховым (главным) элементам ораторской речи относят­ся: голос, произношение, интонация, ритм, пауза; к зрительным элементам — жесты, мимика, поза.

Голос. Какими особенностями должен обладать голос лек­тора?

Прежде всего, достаточной силой звука: он должен быть слы­шен во всех концах аудитории. Поэтому лектор интересуется перед выступлением, какие акустические свойства большой аудито­рии, в которой он должен выступать.

Важное качество голоса — его выносливость. Если оратор на­чинает выступление с высокой ноты, то через две-три, самое большее через десять минут голос у него сорвется либо он начнет говорить все тише и тише и слушатели в дальних рядах станут кричать: «Громче, не слышно!»

Учитывая данное качество голоса, Цицерон советовал начи­нать речь спокойно, в меру громким голосом. Это даст возмож­ность по ходу изложения лекции усиливать или ослаблять тон. Завершает оратор свою речь чаще всего громким голосом, иногда даже в приподнятом тоне, если этого требуют мысли и чувства оратора, а также если такой тон отвечает настроению аудитории под конец речи.

Таким образом, модуляция голоса очень важна для оратора. Неверно взятый тон может погубить целую речь или испортить ее отдельные части.

Мастером модулирования своего голоса был В. О. Ключев­ский. В его лекциях по курсу русской истории имелись пате­тические места, когда голос опускался почти до шепота и ауди­тория замирала в волнении. Но неожиданно для слушателей этот шепот сменялся полным голосом.

Оратор учитывает и тембр, качество звука, «окраску», «ха­рактер» своего голоса. Акустическими исследованиями доказано, что низкий голос мощнее, он вызывает более положительную реак­цию слушателей, чем высокий. Отсюда методический совет — начинать лекцию более низким голосом.

Свойства голоса — не только природный дар, но и резуль­тат специальной тренировки. Ряд ценных мыслей о постановке голоса (как и по другим вопросам сценической речи) выска­зан выдающимся советским режиссером, актером и педагогом К. С. Станиславским. В книге «Моя жизнь в искусстве» Ста­ниславский требует, чтобы голос пел — и в разговоре, и в стихе; чтобы голос звучал по-скрипичному, а не стучал словами, как горох о доску. Музыкальная звуковая речь откроет нам новые возможности для выявления внутренней жизни человека. Без музыкальной речи передать богатство нашей жизни — это все равно, что попытаться на балалайке передать Девятую симфо­нию Бетховена.

Упражнения по тренировке голоса разработаны Е. А. Ножиным, 3. В. Савковой, В. П. Чихачевым.

Дикция (от лат. dictio — произношение) — манера произ­носить, выговаривать слова. Хорошая дикция выражается в чет­кости и ясности произношения. Слова произносятся так, чтобы слышно было каждое из них, чтобы чисто и ясно звучал каж­дый звук.

Плохая дикция — «проглатывание» отдельных слов или зву­ков, окончаний фраз мешает слушателям понять речь оратора.


Для того чтобы выработать хорошую дикцию, надо правиль­но поставить речевое дыхание. Это важно не только для артиста, но и для каждого оратора. Выработка четкой дикции достигает­ся путем тренировки.

Интонация. Интонацией называют тональную окраску слова, т. е. последовательность тонов, различающихся по высоте, темпу и тембру.

Интонационное богатство языка имеет большое значение для лектора. В речевой интонации различают всевозможные от­тенки эмоций — радость, неудовольствие, угрозу и т. п. Выра­жая тончайшие оттенки чувств, особенности духовного обли­ка оратора, интонация является одним из основных средств в ораторском искусстве. Она способна передать не только содержа­ние мысли оратора, но и психическое, нравственное, идейное от­ношение его к предмету речи.

Интонационная речь требует не только музыкальности, она должна быть также гибкой и эмоционально насыщенной, под­черкивать содержание слов и фраз, проявлять душевные качест­ва оратора.

Истинно художественная речь — это гармония душевного сос­тояния оратора и внешнего его выражения. И интонация играет здесь первостепенную роль.

Интонация не должна быть однообразной. Если речь лектора плывет, как будто ручеек журчит, то такая речь «течет» по моз­гу слушателей, не оставляя следа. Для того чтобы избежать утом­ляющего однообразия, составлять речь надо так, чтобы каж­дый переход от одного раздела к другому требовал перемены интонации.

Интонационная выразительность достигается применением различных интонационных средств — логического ударения, ло­гической паузы, речевого такта и др.

Логическое ударение, в отличие от грамматического, выде­ляет не отдельный слог, а целое слово. Такое ударение может перемещаться в одной и той же фразе. Например, в фразе Сегод­ня вам будет прочитана лекция на тему «Техника речи» логи­ческое ударение может быть поставлено на словах сегодня, лек­ция, техника речи.

Темп речи. Удачное произнесение речи обусловливается также и ее темпом. Оптимальный темп устной речи составляет около 120 слов в минуту.

Слишком медленная речь как бы лишена ораторской воли, она не зажигает многочисленную аудиторию. Н. В. Гоголь пи­сал о том, что ленивый и вялый голос как будто бы натаскивает клещами хомут на лошадь. В народной пословице, осуждаю­щей излишнюю медлительность речи, говорится о таком чело­веке: «У него слово слову костыль подает». Замедленный темп речи усыпляет аудиторию, приводит к тому, что слушатели те­ряют способность следить за мыслью оратора.

Утомляют слушателя и длинные паузы между отдельными фразами и словами. (...)

Печатается по изданию: Гурвич С. С, По­горел ко В. Ф., Герман М. А. Основы риторики.— Киев, 1988.—С. 102—103, 113— 115



Е. А. ЮНИНА, Г. М. САГАЧ

ОБЩАЯ РИТОРИКА (СОВРЕМЕННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ)

(1992 г.)

Возрождение в 70—90-х гг. XX в. в нашем обществе древней науки риторики представляется явлением вполне закономерным. Предпосылки этого процесса нам видятся прежде всего в посте­пенном нарастании демократических тенденций в общественно-политической жизни, способствующих возникновению обществен­ной потребности в людях личностного склада (политические деятели, публицисты, педагоги), могущих ярко, смело, самостоя­тельно мыслить, убеждать и побуждать к действию своим неор­динарным словом.

Риторика как раз и является такой наукой, которая направ­лена на формирование и развитие личностного начала в челове­ке. По этому поводу известный ритор (учитель Пушкина) Н. Ф. Кошанский писал: «Цель общей риторики состоит в том, чтобы, раскрывая источники изобретения мысли, раскрыть все способности ума, чтобы, показывая здравое расположение мыслей, дать рассудку и нравственному чувству надлежащее направление,— чтобы, уча выражать изящное, возбудить, усилить в душах учащихся живую любовь ко всему благородному, великому и прекрасному...»1.

Немаловажную роль в восстановлении риторических тради­ций сыграли культурно-научные предпосылки: в последние 2—3 десятилетия весьма актуализировались науки, направленные на развитие языковой личности,— стилистика, лингвистика текста, прагматика, культура речи, социо- и психолингвистика, социаль­ная и личностная психология и др. Однако, несмотря на многооб­разие наук, каждая из них все-таки изучает одну из граней язы­ковой личности. В результате возникает противоречие, разреше­ние которого предполагает появление некоего целостного под­хода к развитию языковой личности. По-видимому, такую роль (роль синтезатора) призвана сыграть риторика, в лоне кото­рой еще 2500 лет тому назад был создан полный идеоречевой цикл (системность мыслеречевой деятельности как основа языковой личности), который на каждом временном витке переосмыс­ливался, обогащался за счет развития сопредельных наук.

Итак, время вновь востребовало риторику, поскольку «сейчас, спустя столетия, стало ясно, что суммой частей, пусть даже очень разросшихся, не заменить целого (...) Практика доказала, что наличие разветвленной логики не делает речь человека более логичной, сложная система лингвистики не мешает нам оставаться безграмотными, бурное развитие в последние годы различных отделов стилистики не прибавляет никому оригинальности стиля, четкое произношение актеров не препятствует нашему косно- язычию и, главное, серьезнейшие усилия психологии и диалектической логики, направленные на раскрытие человеческой мыс- ли, не приближают нас к творчеству в собственных речах»1.

Важно подчеркнуть, что возвращение риторики на авансцену современной науки порождает в свою очередь достаточно серьез­ные проблемы методологического характера: статус современной риторики, ее отношение к другим наукам, объект и предмет ис­следования и т. д. Безусловно, «особого такта в этой связи тре­бует каждая новая попытка интегрировать риторику в рамки современной науки, изрядно потеснившей традиционные области риторического либо за счет частичного поглощения проблема­тики (как это было, например, со стилистикой и поэтикой), либо путем ее полного отрицания как продукта «донаучного» этапа теоретического сознания»2.

Нам представляется, что риторика и до наших дней сохра­нила своеобразие и специфику, но это вовсе не означает, что сов­ременная риторика целиком и полностью тождественна своей древней предшественнице. (...)

Думается, что необходимо сначала осмыслить сам термин «риторика», который, как известно, никогда в истории не отли­чался однозначным толкованием. Истоки различных интерпре­таций лежат еще в глубокой древности, когда четко обозначи­лись два подхода к восприятию риторики: с одной стороны, Пла­тон, Сократ, Исократ, Аристотель, Цицерон развивали концеп­цию содержательной риторики, где одним из главных компонентов была идея (логос); с другой стороны, школа Квинтилиана рассматривала риторику как искусство украшения речи. Отсюда получила свое развитие формальная, схоластическая ри­торика, где знание предмета речи не являлось обязательным ус­ловием.

Распространенным у нас сегодня представлением о риторике как пустословии, словоблудии, краснобайстве мы обязаны не только Квинтилиановскому направлению, но и утвердившейся в конце 20-х годов в нашем обществе диктаторской политической системе, требовавшей от человека дискретного, фрагментарного (поверхностного), а не системного (глубинного) видения мира. Как следствие, содержательная риторика была изъята из обуче­ния как осколок буржуазной системы и в целом из нашей жиз­ни. К самому же слову «риторика» в обществе утвердилось негативное отношение, которое продолжает сохраняться и до сих пор. <...>
Кошанский Н. Ф. Общая риторика.— Спб., 1836.—С. 3.
1 Пешков И. В. Изобретение как категория риторики.—АКД.—М., 1988.— С. 8.

2 Общая риторика.—М., 1986.— С. 6.

Печатается по изданию: Юнина Е. А., С а-гач Г. М. Общая риторика (современная интерпретация).— Пермь, 1992.—С. 28—31.



С. Ф. ИВАНОВА

ИСКУССТВО ДИАЛОГА, ИЛИ БЕСЕДЫ О РИТОРИКЕ

(1992 г.) РИТОРИКА—НАУКА ИЛИ ИСКУССТВО?

Оппонент (О). Вопрос, ставший темой этой беседы, не толь­ко правомерен, но и обусловлен именно педагогической направ­ленностью самого предмета. Ведь каждый учитель, изучающий риторику, непременно думает: а как я смогу использовать эти знания и умения в своей работе с учениками? Чему, как и ког­да я должен буду их научить из усвоенной мною системы? И если это наука — подход к обучению будет один. А если искусство — то как ему обучать и возможно ли всем овладеть искусством риторики?

Автор (А). Вопрос этот не такой простой, как кажется на пер­вый взгляд. <...)

(...) Говорить могут вроде бы все, и, зная за собой эту возмож­ность, все выходят на трибуну, когда им что-то хочется сказать. Однако многих слушать невозможно или бесполезно — непонят­но, что они защищают, с чем борются, в чем хотят убедить, к чему побудить. Но каждого, если его обучить строить речь в соот­ветствии с известными риторическими правилами, можно будет слушать с пониманием. К этому мы и будем стремиться, обу­чая риторике. Если же человек захочет достичь такого высокого уровня ораторского мастерства, чтобы его нельзя было не слу­шать, чтобы в любой ситуации «выиграть бой», т. е. повести слу­шателей за собой, побудить их действовать в соответствии со своей целевой установкой, он должен будет совершенствовать свое умение выступать с публичной речью до степени искусства. Кроме знаний научных основ риторики для достижения такой вы­сокой степени владения убеждающей речью нужны и определенные природные данные, личностные качества, активная граждан­ская позиция, высокий уровень общей культуры, интеллигентность... В противном случае ораторское искусство безнравствен­ного, невежественного человека будет только во вред аудитории.

О. (...) Если хочешь определить место риторики в общей сис­теме словесности, нужно разобраться в ее связях с другими эле­ментами этой системы — иначе нельзя говорить о риторике как науке.

А. (...) Что же касается риторики, то у нее задачи значитель­но проще и утилитарнее, ведь это «учение о целесообразной ре­чи». Всякая прозаическая речь обязательно создается с опреде­ленной практической целью: что-либо сообщить, в чем-то убедить, что-то доказать или побудить к определен­ным действиям. Автор риторического произведения обязательно озабочен практической полезностью его своему адресату. Поэто­му он должен хорошо знать интересы, нужды и настроения пред­полагаемой аудитории, читательской или слушательской. И от­бор материала, и речевой стиль, и композиция риторического произведения будут служить (...) этой практической цели (...)

А. (...) В хорошем риторическом произведении, особенно уст­ном, рациональное начало обязательно сочетается с эмоциональ­ным — иначе оратор не достигнет поставленной цели убеждения и побуждения. Я имею в виду не только форму выражения эмо­ций, которая должна соответствовать своему времени, его «сти­лю». Настоящее риторическое произведение кроме практической пользы дает и эстетическое наслаждение блеском мысли, яркостью слога, гармоничностью композиции. И я хотела бы подчеркнуть, что для педагога важно всегда находить тот «золотосерединный» вариант, который позволит уйти от крайностей, когда формирует­ся из школьника либо «эстетствующий сноб», признающий толь­ко то, что услаждает чувства, либо «унылый» прагматик», раде­ющий только о «печном горшке». (...)

А. А теперь давайте вернемся на нашу основную дорогу — за­вершим разговор о понятиях, составляющих предмет риторики как науки. Итак, из общего сопоставления видно, что классиче­ская риторика занимается прозаической целенаправленной речью, не отрывая ее письменной формы от устной. Но следует подчер­кнуть, что все риторы четко осознавали главные различия этих двух форм: «Письмо и разговор имеют ту разность между собою, что разговор живее от выражения голоса и телодвижений; но он исчезает, а письмо — прочнее, ибо остается и всегда может быть перечитываемо с новым удовольствием» (Н. Ф. Кошанский). Мне представляется, что это определение полностью ис­черпывает главные характеристики, все остальное — лишь уточне­ние их. В учебных риториках была заложена система обучения как письменным прозаическим текстам, так и устным. Дели­лись пособия по риторике лишь на общие и частные. Правила, теоретические положения составляли так называемые «общие ри­торики», а практические рекомендации, тексты с комментариями к различным видам речей и упражнения — «частные».

О. Позвольте уточнить: под «частными риториками» не по­нимались ли рекомендации к составлению конкретных видов ре­чей, которые мы сегодня называем докладами, сообщениями, лекциями, беседами, выступлениями, речами, кстати, далеко не всегда понимая их жанрово-стилистические различия?

А. Да, именно эти и подобные им виды речей, которые в каж­дой эпохе претерпевают определенные видоизменения, и явля­лись конкретным предметом изучения в частных риториках. Ри­торы, начиная с Аристотеля, прекрасно понимали, что каждый тип речи имеет свои жанрово-стилистические отличия. У Аристотеля даже есть интереснейшая классификация основных типов речей (...) Именно с этих познаний позиций в первую очередь извест­ные русские риторы Н. Кошанский и К. Зеленецкий анализируют и комментируют все существовавшие в то время виды речей, прес­ледуя при этом следующую главную педагогическую цель: «Частная риторика есть руководство к познанию всех родов и видов прозы. Она изъясняет содержание, цель, удобнейшее расположение, главнейшие достоинства и недостатки каждо­го сочинения, показывая при этом лучшие, образцовые творе­ния и важнейших писателей в каждом роде» (Н. Ф. Ко­шанский). (...)

О. Мне кажется, что в нашей реальной речевой практике диалог и ораторство неразрывны, так как. диалог остается у нас важнейшим способом воздействия на умы и сердца в ре­чевой ситуации, где надо действовать убеждением.

А. Согласна с вами, тем более что, напомню, Кошанский опре­деляет ораторство (витийство) как «искусство даром живого сло­ва действовать на разум, страсти и волю других». А что такое «мастерство публичного выступления» как не искусство? Однако же нельзя забывать, что есть и простой диалог, обмен репли­ками, беседа без сверхзадачи.

Итак, если вернуться к вашему изначальному вопросу: како­во место риторики в общей системе современных дисциплин ти­па «ораторское искусство», «мастерство публичной речи», «ме­тодика пропаганды» и т. п.— можно уже сформулировать ответ в целом и выделить из всей системы предмет дальнейшего об­суждения в частности.

Определив для себя, что ораторское искусство есть высшая степень владения устным публичным словом, мы оставляем его за пределами нашей системы обучения, которую понимаем как формирование умений создавать хорошие прозаические произведения в разных жанрах и стилях в соответствии с целевой установкой для каждой речевой ситуации. Современное понятие «ме­тодика пропаганды», на мой взгляд,— лишь одно из ответвлений, разновидностей общериторической системы, так как выделяет для изучения лишь пропагандистский диалог, имеющий свою четкую специфику. Мастерство публичного выступления охватывает го­раздо более широкий спектр речевых ситуаций — от бытового (застольная, юбилейная и т. п. речь) до митингового выступле­ния — и выделяется из общериторической системы лишь устной формой речи. Однако следует помнить, что мастерство публично­го выступления — это не вся риторика, а лишь ее часть, кото­рая связана с произнесением речи и наиболее близка к ораторике, т. е. устному речевому искусству.

О. Как я вас понял, именно эти умения и будут предметом нашего внимания в дальнейших беседах? И все же хотелось бы, чтобы оптимально они были направлены на педагогическую дея­тельность, риторическую практику учителя.

А. В этом и есть наша задача и одновременно ограничитель нашего предмета. Следовательно, мы будем рассматривать не вообще всю систему, составляющую мастерство публичного выс­тупления, а лишь тот ее аспект, который связан с многообразной, но все же ограниченной речевой деятельностью педагога. И нач­нем следующую нашу беседу с характеристики речевых ситуаций, в которых выступает с публичной речью педагог.



Каталог: files -> 172 -> files
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
files -> Пиз Алан & Барбара Язык взаимоотношений
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38

  • ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИЙ: Ж И ВОЕ СЛОВО И ПРИЕМЫ ОБРАЩЕНИЯ С НИМ В РАЗЛИЧНЫХ ОБЛАСТЯХ
  • ПРОГРАММА КУРСА ЛЕКЦИЙ ПО РА СС КАЗЫ ВА Н И Ю
  • С. С. ГУРВИЧ, В. Ф. ПОГОРЕЛКО, М. А. ГЕРМАН ОСНОВЫ РИТОРИКИ
  • Е. А. ЮНИНА, Г. М. САГАЧ ОБЩАЯ РИТОРИКА (СОВРЕМЕННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ)
  • С. Ф. ИВАНОВА ИСКУССТВО ДИАЛОГА, ИЛИ БЕСЕДЫ О РИТОРИКЕ (1992 г.) РИТОРИКА—НАУКА ИЛИ ИСКУССТВО Оппонент (О).