Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава седьмая Архитектоника психики




страница9/66
Дата11.01.2017
Размер7.2 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   66

Глава седьмая Архитектоника психики.

Природа все создает по одним чертежам?


Первое, что мы должны понять, прежде чем строить лечебные схемы, это то, что же является мотором нашей психики. То есть понять – каковы движущие силы, которые определяют параметры ее развития. И определить то «горючее», на котором работает данный «мотор». И только после этого можно будет понять, как это отражается на истории развития человека. И, в конце концов, приводит его к проблемам и болезням. Или к успеху и процветанию!

Люди долгое время считали, что все разнообразие зримого мира построено на принципе взаимодействия двух противоположностей, в результате чего рождается множество переходных форм между ними. Считалось, что наиболее зримо этот принцип выражается во взаимодействии черного и белого, когда при их смешивании образуется бесконечная гамма серых оттенков.

Свет и тьма, день и ночь, напряжение и расслабление, Инь и Янь – все эти пары многие века считались противоположностями, противостоящими друг другу. И это конфронтационное видение привело к мнению об их единстве и противоположности.

Но очень простое логическое построение в пух и прах разбивает эту кажущуюся закономерность. Современная наука с большой степенью достоверности установила, что нет света и тьмы. Есть свет и есть отсутствие света! Есть напряжение мышц и есть отсутствие их напряжения! Есть день и есть отсутствие дня! Я мог бы еще достаточно долго приводить подобные примеры, которые разрушают кажущуюся дуалистичность нашего мира.

Со времен Фрейда в психологии повелось считать, что внутри психики тоже происходит борьба противоположных сил. Например, Либидо и Морбидо, две противоположные по Фрейду силы психики, являются с его точки зрения примером этой борьбы.

Если рассуждать примерно так, как я это делал чуть выше относительно физических противоположностей, то и психика не дуалистична. Психика построена не на противопоставлении каких-то конкурирующих и соперничающих сил. А на сотрудничестве этих сил и взаимо-дополнении.

Мне представляется, что если мир построен по определенным законам, то и психика должна быть построена по этим же принципам. Мы знаем, что физическое тело человека развивается и взаимодействует с миром по законам физики. Можно определенно сказать, что физическое тело полностью подчиняется законам Материи. Принципы и основные законы, которые формируют психику человека с нуля и до полного ее расцвета, должны быть практически один к одному аналогичны процессу формирования его тела.

Мы знаем, что слияние сперматозоида и яйцеклетки ведет к образованию зародыша. Затем он, подчиняясь генетической программе и под влиянием внешних факторов, начинает делиться. На каком-то этапе образуются три зародышевых листа, на основе которых в дальнейшем образуются все органы и системы организма.

Мне представляется, что и развитие психики происходит примерно по такому же сценарию. Своеобразными зародышевыми листами психики являются базовые инстинкты.

К.Лоренц (1994), этолог и лауреат Нобелевской премии, на основе длительного изучения животных пришел к выводу, что у них есть три главных инстинкта - агрессии, бегства и сексуальности. На их основе и при их взаимодействии возникает то реальное поведение, которое мы видим у животных.

Безусловно и то, что человеческое тело является продуктом животной эволюции. Мы можем сомневаться в этом вопросе относительно разума. Но относительно тела сомнений нет! Порукой тому наша близкая генетическая идентичность со свиньями, с обезьянами и тому подобными представителями животного мира. Порукой тому те метаморфозы, которые испытывает человеческий плод во время внутриутробного развития, когда у него на определенном этапе прорезаются и зарастают жабры, отрастает и рассасывается хвост. И так далее и тому подобное.

Поэтому с достаточно большой уверенностью можно предполагать, что и у человека эти три инстинкта тоже являются базовыми, то есть лежащими в основе психики и определяющими появление и проявление всех других, второстепенных инстинктов.

Инстинкт бегства по той функции, которую он выполняет у человека можно назвать инстинктом самосохранения. С инстинктом сексуальности нет никаких проблем - это половой инстинкт или инстинкт размножения.

А вот с агрессией все намного сложнее. Так получилось в русском языке, что семантика слова «агрессия» отягощена отрицательным смыслом. Если отгородиться от него, то вполне можно считать, что положительный смысл агрессии – воздействие на окружающую среду таким образом, чтобы обеспечить себе больше пространства и больше питательных веществ. И это делается с целью выживания и развития – себя и вида. Если рассуждать так, то агрессия на самом деле является производным инстинкта самосохранения и полового инстинкта – инстинктом развития.

Кстати, по большому счету, настоящей агрессией (в полном понимании этого слова) обладает только человек. Агрессия, которую проявляют животные, практически всегда направлена только на защиту от хищников. Они никогда целенаправленно не завоевывают окружающее пространство и пищу. Даже если в некоторых обстоятельствах это происходит, то это связано с сиюминутными потребностями разросшейся стаи (стада). А вот человек может завоевывать окружающее пространство даже с сытым желудком.

То же самое и с человеческой психикой. Кроме инстинктов самосохранения и размножения у людей есть вполне реальные и зримые проявления инстинкта развития (агрессии - в хорошем смысле этого слова), который заставляет нас не только завоевывать окружающее пространство, но и настырно лезть все выше и выше по лестнице познания.

Мне представляется, что есть еще один инстинкт, который может претендовать на «звание» главного – родительский. Мы знаем массу примеров, когда животное запросто отдает свою жизнь при защите своих детенышей. А у людей это во многом стало правилом. Это, безусловно, говорит о том, что родительский инстинкт, во всяком случае, нисколько не слабее остальных трех. Возможно также, что он является производным инстинкта размножения. Но может быть это и не так.

Конечно же, глупо утверждать, что ученый, познающий тайны далеких Галактик, делает это только из-за зарплаты. Если бы нами руководили только инстинкты самосохранения и размножения, то очень многие вещи мы не стали бы делать ни в коем случае. Например, я бы не стал писать эту книгу. Зачем мне ломать голову зря, если это не увеличивает мои шансы на выживание. Наоборот, и, скорее всего, я получу за нее “по шее” от ученых или своих коллег, которые не будут согласны с тем или иным положением данной работы.


Так все-таки: “Есть ли в нас Искра Божья?”


Древние люди исходили из того, что треугольник - самая жесткая и устойчивая фигура среди всех остальных геометрических фигур. И они поместили Землю на трех слонов. Но не надо забывать, что при этом они стояли на спине гигантского кита. И вполне возможно, что три базовых инстинкта являются производными одного – по настоящему базового. И мне очень хотелось бы понять – какой из этих четырех инстинктов может играть роль «кита»?

Давайте попробуем разобрать все возможные варианты их взаимоотношений. В зависимости от того, какой из них становится базовым, а какие производными от него, зависит решение вопроса: "Что является первопричиной появления жизни и какова цель эволюции?" И в зависимости от этого меняется смысл существования человека.

Если предположить, что «китом» психики является инстинкт самосохранения, то мы становимся скорее животными, чем людьми, которые ради выживания размножаются и развиваются. Но этот вариант имеет логическое противоречие, которое отсекает необходимость размножения и развития: если человек только животное, которое живет ради самосохранения, то забота о потомстве будет для него не только не нужной, но даже вредной. Ведь существу, которое пришло из ниоткуда и уйдет в никуда, в полной мере наплевать на то - сохранится ли после него жизнь на Земле. Или же сгинет вместе с ним! Да и развиваться для такого существа совершенно не нужно!

Если «китом» сделать половой инстинкт, то этот вариант тоже внутренне противоречив. Если предположить, что половой инстинкт является базовым, то все остальные будут его производными. Если инстинкты самосохранения и родительский еще с грехом пополам можно засчитать производными от него, то инстинкт развития в это прокрустово ложе ложиться никак не хочет. Ведь для размножения наиболее выгодны стабильные условия, консерватизм.

Родительский инстинкт не может быть краеугольным по одной простой причине – он проявляется только тогда, когда появляются собственные дети. И поэтому не может влиять на процесс развития данного конкретного человека. Вот на развитие своих детей он влияет в полной мере, что позволяет сделать вывод, что этот инстинкт скорее всего надличностный.

Если же краеугольным камнем сделать развитие, то картина разительно меняется - ради развития мы пользуемся самосохранением и индивидуального тела и размножением как способом сохранения вида. Этот вариант в большей степени делает нас людьми, чем другие.

Проявлением инстинкта развития у человека является потребность в наличии смысла жизни (правда он проявляется на сознательном уровне не у всех людей). По этому параметру человек принципиально отличается от всех остальных существ. И вследствие его наличия человек является единственным существом с будущим. В этом плане правомерен вывод, что только того, кто стал задумываться над смыслом своей жизни, в полной мере можно назвать человеком.

Если инстинкт самосохранения будет слабее, чем другие инстинкты, то есть если он не будет базовым, определяющим все остальные, то ради развития человек достаточно просто отдаст свою жизнь. Хотя и не часто, но такое в человеческом обществе встречается....Например, Иисус Христос стал для миллиардов людей Богом только потому, что ради тех идей, что проповедовал, СОЗНАТЕЛЬНО пожертвовал своей жизнью!

Поэтому мне представляется, что «китом» психики является инстинкт развития. А три остальных инстинкта являются его производными, то есть теми самыми слонами, что стоят на его спине. Но, опять же, все не так просто. Ведь родительский инстинкт не оказывает никакого влияния на начальное развитие человека.

Попробуем подтвердить мои изыскания при помощи классиков. Роджерс говорил: “Постепенно мой опыт привел меня к заключению о том, что у человека есть способность и тенденция, если не явная, то потенциальная, двигаться вперед к зрелости. Как ни называть это – тенденция к росту, побуждение к самоактуализации или тенденция двигаться вперед, - это главная движущая сила жизни….Это стремление, которое присутствует во всей органической и человеческой жизни - распространяться, расширяться, становиться независимым, развиваться, зреть – тенденция выражать и задействовать все возможности организма до такой степени, что такая активность усиливает организм или “Я”. Это стремление может быть наглухо закрыто слоями ржавых психологических защит, оно может быть скрыто за замысловатыми фасадами, отрицающими его существование, но я верю, что оно существует в каждом человеке и ожидает соответствующих условий, чтобы освободиться и проявить себя”. (К.Роджерс «Взгляд на психотерапию. Становление человека». Прогресс,1994)

Э. Фромм в своей работе “Психоанализ и этика” тоже очень много говорит о продуктивности человека. Он считает, что желание продуктивно использовать свои силы является прирожденной особенностью человека, так что его усилия состоят главным образом в том, чтобы устранить существующие в нем самом и в окружающей его среде помехи, мешающие ему следовать его природным склонностям. Способность создавать что-то новое с точки зрения Фромма является гарантией развития человека и сохранения им психического, физического и социального благополучия.

К. Юнг (1921) тоже считал, что воображение и творчество являются движущими силами человеческого существования.

С моей точки зрения познавательная потребность - эволюционный механизм развивающейся Материи, направленный против застоя и деградации. Новизна есть вечный зов нашего духа, и именно она делает таким привлекательным все, что с нею связано, все ее источники, будь то чужие страны и города, непрочитанные книги, загадки природы, загадки чужой или своей души.

И мне хочется надеяться, что краеугольным камнем моей психики все-таки является инстинкт развития. Как-то интереснее жить с такой мыслью! Но для практикующего психолога не так уж и важно – кто из них главнее. И если отойти от исторических реминисценций и отбросить «китов и слонов», то три инстинкта – самосохранения, половой и развития, вполне могут являться базовыми инстинктами, при взаимодействии которых образуется вся иерархия других инстинктов, своеобразной Святой Троицей психической деятельности. Роль Святого Духа лично я отдал бы инстинкту развития.

Эти инстинкты, соединяясь друг с другом, приводят к появлению на втором и третьем «этажах» психики всего многообразия психических актов. На практике нас интересуют только эти – верхние этажи психики, так как нарушения, которые требуют коррекции (и с которыми нам приходится работать), образуются на них.

Мне представляется, что наиболее верной картиной архитектуры инстинктов будет следующая. Когда-то жизнь была устроена так, что родители нисколько не заботились о своем потомстве. Вначале (у простейших) были только примитивные реакции самосохранения. Даже деление у них, хотя и обеспечивало продолжение рода, нельзя назвать проявлением полового инстинкта.

Затем, у более сложных животных, появилось нечто, напоминающее половые взаимоотношения: они передавали друг другу свой генетический материал, таким образом обеспечивая его рекомбинацию. Но никакой заботы о своем потомстве они не проявляли. Например, многие рыбы откладывают икру в достаточно безопасном месте. И на этом их «работа» по продолжению своего рода заканчивается.

То же самое наблюдается и почти у всех пресмыкающих. На этом уровне развития у таких животных есть только два инстинкта: самосохранения и примитивный половой. Даже агрессивное поведение у них полностью подчинено самосохранению и реализации полового влечения.

Принципиальное изменение произошло тогда, когда появились птицы и млекопитающие. Они начали заботиться о своем потомстве. У них появился Родительский инстинкт. И это говорит о том, что в их поведении появился элемент трансцедентальности. Я понимаю этот термин в данном контексте так, что у животного появляются интересы, которые выходят за пределы его жизни. У человека этот элемент развился до степени логического завершения.

Но только с появлением человека можно утверждать, что появился настоящий инстинкт развития. Человек начал заботиться не только о своих детях, но и обо всем племени. А для этого начал завоевывать окружающее пространство, накапливать пищу, исследовать среду, в которой он живет.

Если не привлекать для объяснения никаких мистических факторов, то единственным объяснением для появления инстинкта Развития будет предположение, что он у людей является зримым проявлением инстинкта самосохранения Человечества как единого образования, своеобразного организма по имени Ноосфера. В этом плане мы являемся частью единого организма. И имеем две группы инстинктов: самосохранения и развития собственного организма и самосохранения и развития всего Человечества (половой инстинкт и родительский инстинкт).

Что делает людей Богами?


Жизненную энергию можно назвать так, как предлагал Фрейд – либидо, предполагая при этом, что это не только половая энергия, а просто общая энергетика организма, которая направляется на сохранение жизни и движение вперед по лестнице эволюции. И все три базовых инстинкта одновременно и примерно с одинаковой силой влияют на то – куда и как будет расходоваться эта энергия. И ни один из них не может воздействовать на этот процесс совершенно свободно, вне зависимости от «воли» других инстинктов.

И уже на раннем этапе развития каждый из них может быть подавлен (коммунистические и религиозные фанатики являются примером того, как ради идеи может быть подавлен даже инстинкт самосохранения).

Три базовых инстинкта можно назвать потребностями первого уровня. И они образуют первый этаж психики. На их основе в процессе развития образуется следующий, более «населенный», этаж психики, которые я называю императивными потребностями.

Инстинкт самосохранения на нем проявляется в потребностях в еде, воде, воздухе, безопасном окружении, защите и т.д. И оба других инстинкта имеют свои императивные потребности. Например, инстинкт развития проявляется у ребенка в любознательности, в элементах исследовательского поведения уже в первый год его жизни. А половой инстинкт – в элементах влюбленности в мать.

Но все эти императивные потребности проявляются в поведении ребенка не в чистом виде, а взаимовлияя друг на друга. И так же, как на первом этапе, они или усиливают или ослабляют воздействие на поведение ребенка других потребностей. И если ребенку подавить любознательность (или же если мать холодна к проявлениям любви, идущим от ребенка), то и императивные потребности в еде, воде, защите будут проявляться у него немного по-другому, чем в случае, если она не подавляется. И, наоборот, если потребность в еде удовлетворяется не полностью (например, во время голода), то исследовательское поведение будет направлено только на поиски пищи. Когда желудок пуст – не до любознательности!

Или, например, ребенок начинает исследовать окружающее пространство. Результатом этой «исследовательской работы» бывают разбитые вазы, сломанные игрушки, царапающиеся кошки и так далее и тому подобное. Если он за это получает «по шее», то в будущем будет опасаться не царапающейся кошки (хотя и такое тоже может произойти), но именно исследования окружающего пространства. И на инструментальном уровне он все-таки будет проявлять свое творчество. Но так, чтобы опять не получить «по шее». То есть проявление инстинкта развития очень плотно связывается с инстинктом самосохранения. И в течение всей жизни будет проявляться в этой сцепке.

Если же ребенка в период исследования окружающего пространства будут постоянно и больно наказывать за ЛЮБОЙ «неудачный эксперимент», то во взрослом состоянии он будет неосознаваемо бояться творить. Но творческая энергия все равно прорвется в той или иной (в лучшем случае – сублимированной) форме. И он начнет «творить»!

Все воспитание в обществе направлено не на то, чтобы развивать творческие способности, но, наоборот, на подавление почти любых творческих потуг человека. Ведь творческий человек непредсказуем. И поэтому потенциально “вооружен и очень опасен”. Им очень трудно управлять!

Творческая компонента личности проявляется спонтанно и очень рано в каждом ребенке. Например, мой сын в трехлетнем возрасте пришел с улицы и сказал нам с женой: “Я знаю, что такое наркотик!” У нас тут же зашевелились волосы на голове! Трехлетний ребенок знает это - что же будет в тринадцать лет? Но мы не ударились в панику, ведь оба мы психологи и педагоги. А спросили: “Ну и что же это такое?” “Это котик, который живет в норе!”

Но не все ведь могут реагировать на акт творчества своего ребенка подобным образом. Чаще всего родители спешат задавить такое творчество «репрессиями». Если ребенок делает или говорит что-либо нестандартное, то чаще всего он слышит от родителей: "Не говори глупостей! Не делай так - это плохо!" А в некоторых случаях они закрепляют свои слова ремнем.

Понятно, что в следующий раз ребенок поостережется посвящать своих родителей в результаты своих творческих поисков. И «творческие планы» тоже будет держать от них в тайне. А при постоянном повторении наказания начнет просто бояться всего нестандартного и творческого. Это один из механизмов, который приводит к закрытию человека «в футляр». И ребенок НА ВСЮ ЖИЗНЬ может начать бояться творить - чтобы не натворить. Такова уж наша культура, что в русском языке слова “творить” и “натворить” стали чуть ли не синонимами.

И следующий после императивных потребностей “этаж” психики образуют намного более многочисленные потребности 3 уровня - потребность в жилище, удовольствиях, достижении социального статуса, знаниях и тому подобном. Это уже не императивные, а как бы “инструментальные” потребности, которые обеспечивают выживание в социуме. И практически полностью этот этаж состоит из «метисов», то есть эти потребности являются результатом смешения императивных потребностей. И ВСЕ они формируются под той или иной степенью влияния всех трех базовых инстинктов.

Уже проявление императивных потребностей зависит от условий среды и воспитания. А уж проявление инструментальных потребностей в полной мере зависит от этого. То есть это уже не только биологически обусловленные, но и целенаправленно сформированные социумом потребности.

Например, зависть является инструментальной потребностью, в которой очень сильно влияние инстинкта самосохранения. Завидующий человек знает, что не иметь что-либо, что в обществе считается ценным - опасно. Ведь если у другого человека есть меч, а у него его нет, то это действительно опасно. И человек приложит все силы для того, чтобы заиметь эту ценность.

Получается так, что зависть помогает добиться того, что жизненно важно. Правда, в современном мире эта потребность давно уже не требует от человека иметь меч. Но только его символические заменители (деньги, славу и тому подобные вещи).

Инструментальные потребности могут сформироваться во вполне гармоничном виде, а могут быть настолько изуродованы воспитателями, что увидеть их истинную природу бывает очень трудно. Это формирование зависит от того, в какой форме и когда «воспитующие указания» были внесены в психику человека. Чем позднее они вносятся, тем результат будет зависеть от большего количества условий. Если в самом начале формирования инструментальных потребностей родители могут влиять на ребенка как на мягкую и податливую глину, то на более поздних этапах воспитание ребенка напоминает работу скульптора с камнем.

Таким образом, психика человека подобна перевернутой пирамиде, в начале которой лежит краеугольный камень. А от него, как в цепной реакции, рождается вся иерархия человеческих поведенческих актов. И завершается этот процесс где-то к 6-7 годам.

Первый, наиболее узкий «этаж» психики, сделан из самых прочных материалов. И разрушить его почти невозможно. Даже если это в каких-то случаях происходит, то это чаще всего не совместимо с жизнью. Или же приводит к таким уродствам психики, что развитие останавливается. И человек на всю жизнь остается олигофреном в степени идиота.

А вот на втором и третьем этажах это происходит намного чаще и проще. И большинство наших пациентов страдают от последствий нарушения нормального развития при формировании второго или третьего этажа их психики. И чем раньше была нарушена «технология» воспитания, тем тяжелее лечить такого человека.

Также надо учесть, что может происходить не полное, а только частичное блокирование проявления потребностей всех трех уровней. И почти каждое из этих нарушений требует оригинального подхода к своему лечению.

Понятно, что при таком взаимодействии и взаимовлиянии вариантов всяческих нарушений развития психики может быть очень много. Конфигурация здания психики взрослого человека будет зависеть от того фундамента, на котором оно выросло. Если фундамент был заложен с нарушениями технологии, то и все здание будет скособоченным. Или же рухнет от первого «психикотрясения».

Среди психологов есть мнение, что человек в принципе, в основном, как личность со своим специфическим отношением к миру, формируется в первые три года, в годы до появления первых искорок сознания. На основе того опыта, который человек получит в это время, у него идет формирование основы всей психики, фундаментальных ее параметров, как бы скелета, на котором в более позднем возрасте будет нанизано все остальное.

В общем, первое воспоминание о себе обычно является рубежом, который говорит о том, что каркас личности сформировался. Если продолжить ассоциации с развитием тела, то в это время у человека кончается “внутриутробный” период развития психики. То есть у него на основе опыта и той актуальной информации, которой он владеет в это время, формируется тип и стиль взаимоотношений с внешним миром.

Затем, примерно до 6-7 лет на этих «костях» нарастает «мясо». В это время у ребенка на той основе, которая образовалась до 3 лет, формируются инструментальные навыки. И примерно к шести годам ребенок уже понял - чего можно ждать от мира и чего нужно добиваться. Личность сформирована!

В ходе дальнейшей жизни происходит, скорее всего, уже не воспитание, а перевоспитание. А оно, естественно, будет являться только заплаткой на старом платье - пусть яркой и красивой, но заплаткой!

Вызовет ли информация положительную или отрицательную реакцию у человека, испытает ли он страх или радость риска, справится ли он с ситуацией или нет, мобилизует ли он для усвоения информации свою энергию целеустремленно и осмысленно или растратит ее бесцельно и совершенно не разумно, зависит прежде всего от его умения использовать действия законов развития природы и общества. А это умение формируется воспитателями.

А.Адлер, характеризуя жизненные стили, присущие каждому человеку, писал: «К концу пятого года ребенок уже достигает единого и кристаллизованного паттерна поведения, своего собственного стиля в подходе к решению проблем и задач. Он уже закрепил для себя глубочайшее представление о том, чего же ждать от мира и от самого себя. С этих пор мир воспринимается через устойчивую схему перцепции: переживания истолковываются еще до того, как они были восприняты, и истолкование их всегда согласуется с тем первоначальным значением, которое было придано жизни».

Даже тогда, когда формирование психики заканчивается, воспитание продолжает влиять на ребенка. Если при формировании психики своего ребенка родители наделали всяких глупостей, то, понятно, что и дальнейшие их воспитательные усилия будут деформировать развитие ребенка.

Но на этом этапе на развитие ребенка все в большей и большей степени начинает влиять социум. Например, как это происходит с агрессией. В современных цивилизованных странах агрессивное поведение подвергается резкому подавлению, что заставляет многих людей (особенно мужчин) сублимировать эту энергию, например, в спорт. Или же в неудержимую сексуальность. Сексуальная революция является клапаном, через который общество выпускает пар. Ведь сексуальные победы являются символом завоевания. А победа национальной сборной по футболу в настоящее время, наверное, даже более значима, чем в былые времена победа в войне.

Палитра бессознательного.


Для визуализации процесса взаимодействия инстинктов на всех этих уровнях можно воспользоваться таким образом: три базовых инстинкта можно представить в виде базовых цветов: синего, желтого и красного. При образовании второго этажа психики они смешиваются друг с другом, в результате чего получаются более сложные цвета.

Например, при смешивании красного и желтого получается оранжевый цвет - при смешивании инстинкта самосохранения и инстинкта развития образуется агрессивное поведение. При смешивании инстинктов далее образуются все более и более сложные цвета, вплоть до чистого белого цвета. Если в своем личностном развитии человеку удается развиться до такой степени, что ни один из базовых инстинктов не проявляется в его поведении, а все его действия обусловлены собственным моральным выбором, то его можно назвать альтруистом высочайшей степени (таковыми с моей точки зрения являются мать Тереза и А. Швейцер).

Получается так, что реальное поведение человека в данный конкретный момент обусловлено одновременным проявлением всех трех инстинктов. Но очень часто абсолютно невозможно отнести его к одному из этих инстинктов, так как другие инстинкты вносят свои «коррективы».

Формирование психики подобно росту жемчужины. И через определенное время поведение ребенка, возникающее на основе выборов, которые он делает исходя из своего жизненного опыта, становится настолько сложно - структурированным, что биологические, животные основы его поведения в ряде случаев становятся совершенно не видимы. И при наблюдении за его поведением может сложиться мнение, что он делает что-либо исходя из абстрактных понятий или же гуманистических побуждений. Например, из любви к матери.

Но на самом деле это выбор из ряда возможных вариантов такого своего поведения, который будет оптимальным на этом этапе развития. Ведь ребенок должен считаться не только со своими потребностями, но и с требованиями мамы - если он хочет иметь ее любовь. И с годами эта иерархия становится настолько сложной, что у многих людей утверждение, что их альтруистичность основана на эгоистическом фундаменте, вызывает абсолютное несогласие.

В результате индивидуального развития система мотивации и самостимулирования становится настолько сложной и запутанной, что целый полк психоаналитиков не сможет распутать причинно-следственный клубок тех реальных мотивов, которые привели к скандалу между супругами из-за невымытой чашки из-под чая. Если ребенок боится собак, то он не станет ходить туда, где есть свободно бегающие собаки. Но при этом мотивация выбора обходных маршрутов передвижения может быть совершенно не относящейся к собакам.

Ребенок должен вовремя и в достаточном количестве получать то, что ему нужно для нормального развития. И это не только своевременная еда, питье, сон, но и ласка от матери. Если это не происходит, то формирование психики становится или невозможным (как это происходило в старые времена в детских приютах) или она становится уродливой.

Шпиц (1945\46) исследовал младенцев, помещенных в детский дом с недостаточным количеством персонала, в результате чего дети получали мало заботы. Они получали достаточное с гигиенической точки зрения питание. Но если дети оставались в таком режиме больше 5 месяцев 1\4 из них умирала от болезней пищеварения. Остальные демонстрировали тяжелые душевные и физические нарушения, многие из которых сохранялись в течении многих лет спустя.

У таких бедолаг инстинкт развития не стимулируется любовью матери, а половой инстинкт не имеет объекта, на который он может быть направлен. А один инстинкт самосохранения не может вывезти “воз” развития.

Исходя из того, что каждый ребенок в процессе своего развития получает совершенно уникальный набор внешних воздействий, то в результате каждый человек получается уникальным и неповторимым. И человек становится не похож ни на кого другого - как пламенная спектрография дает совершенно разные спектры свечения у разных веществ.


Как работает прокатный стан бессознательного?


Ребенок имеет массу телесных императивных желаний. В нем естественным и неизмененным образом проявляются все те потребности, что свойственны всем живым существам и которые служат сохранению жизни организма. Они для него вполне естественны до тех пор, пока в процессе воспитания в него не будет внедрена установка, что что-то из этого делать нельзя, что это запретно.

Жизнь вынуждает его (ради самосохранения) начать считаться с желаниями и потребностями других людей, удовлетворять свои желания лишь настолько, насколько позволяют обстоятельства и окружающие люди.

Поэтому для сохранения своей жизни ребенок вынужден поступиться своими желаниями и потребностями или же в значительной степени адаптировать способы их удовлетворения под требование окружения. В результате поведение ребенка моделируется в требуемую окружающими сторону. И в дальнейшем становится для него вполне естественным.

То, что получится из ребенка в результате воспитания, в огромной степени зависит от того, в какой последовательности и как шло формирование его личности. Если мы встречаемся с лживым человеком, то можно почти с полной уверенностью говорить о том, что у него были слишком строгие родители. Много раз правда оказывалась для ребенка опаснее лжи, и он решал: “Лучше соврать – авось пронесет!”.

Если же воспитателям все-таки удастся «вбить» в голову ребенка, что в любом случае надо быть честным до конца, что врать и изворачиваться недостойно для человека, то он всю жизнь, живя в реальном мире и подчиняясь реальным законам, будет вынужден лавировать между этой программой и необходимостью что - то скрывать. Очень вероятно, что из-за этого он войдет в моральный конфликт с самим собой. Все может кончиться тем, что он начнет “есть” себя.

Если необходимость в приобретении знаний будет вбиваться в ребенка насильно, то такие воспитательные усилия могут привести только к тому, что взрослого человека будет “тошнить” от необходимости учиться - не важно чему.

И если все-таки учиться приходится, то человек, сам не понимая своих мотивов, найдет тысячу достаточно серьезных отговорок, которые помогут ему увильнуть от постылого занятия. Он говорит себе: “Какой там учиться? А семья, а дети?” И мы прекрасно знаем, что это только отговорки - сколько людей прекрасно сочетают учебу с семейными обязанностями.

Если же воспитание не позволяет человеку сбросить вредные и ненужные запреты, то его влечения могут проявиться в виде некрофилии, гомосексуальности, возбудимой психопатии или иных форм извращенного поведения.

Императивные и инструментальные потребности проявляются в поведении человека в виде тех или иных влечений. И каждый раз, когда они пытаются проявиться в поведении человека, они вынуждены проходить как бы через «прокатный стан» согласования со многими «инстанциями».

Вы, конечно же, видели по телевизору работу прокатного стана. В него запускают раскаленную металлическую болванку, которой потом при помощи специальных катков придают требуемую форму. Подобный процесс происходит и внутри человека.

Родительские воспитательные программы (а они образуются не только под влиянием родителей, но всех значимых людей, которые влияют на развитие ребенка до 6-7 летнего возраста) становятся теми “катками”, которые будут моделировать первичную конфигурацию проявляющегося инстинкта в нужную воспитателям сторону.

Если такое воздействие будет очень сильно ограничивать желания и потенции ребенка, то энергия влечения не сможет реализоваться в естественной форме. Она вынуждена будет искать другие пути и формы для своего прорыва наружу, сублимируясь в другие желания и влечения.

Аналогией является ситуация, когда в прокатном стане кусок металла так зажимают, что он не столько моделируется, сколько деформируется, и не может двигаться дальше, застревает в них. Чаще всего это происходит с реализацией сексуальной энергии. Или же с потребностью творить.

Но энергия инстинкта, как ее не подавляй, все равно рано или поздно прорвется на поверхность. И чем позже у нее это получится, тем большую потенциальную силу она наберет. Энергия долго подавляемого инстинкта начнет все ломать и крушить на своем пути, как бы мстя за ограничения "прокатному стану". Результат - влечение проявляется в поведении индивида, но только в извращенной форме. Классическим примером является женщина, которая долго-долго хранила целомудрие. Но как только она преодолевает этот “барьер”, то такое начинается.....

Можно сказать, что желания и потребности по мере их обработки на "прокатном стане" все более и более "охлаждаются". И если в начале "прокатного стана" воздействие на форму проявления потребностей идет достаточно легко и они легко деформируются в нужную воспитателям сторону, то в дальнейшем деформация может происходить только под влиянием очень сильных стимулов. Ковать железо надо пока оно горячо! Эта пословица верна и относительно формирования психики.

Представим себе, что половой инстинкт напрямую, без всяких «хитростей», преодолевает родительские запреты. Например, девушка знает, что «Это» делать нельзя! Но в какой-то момент инстинкт преодолевает ее сопротивление и она бросается в объятия мужчины. После того, как гормоны снимут «оккупацию» с головы, начинается внутренний скандал, который иной раз завершается самоубийством.

Если же родительских запретов относительно полового поведения не было совсем, то человек может пуститься «во все тяжкие», естественно при этом на каждом шагу входя в конфликт с обществом. И мы знаем массу примеров, когда люди, преодолевшие все «социальные тормоза», сгорали дотла за несколько лет.

Ежедневный конвейер.


Потребности второго и третьего уровня настолько громко требуют своего удовлетворения, насколько они сильны – вообще или в данное время. И часть энергии организма направляется на реализацию их требований. Это включает часть Я, которая ответственна за реализацию этой потребности. Она встает к рычагам управления организмом и делает все для удовлетворения этой потребности. Появление силы автоматически приводит к высокому жизненному тонусу. Если в конце этой цепочки потребность реализуется в желаемой степени, то организм вознаграждает нас положительными эмоциями.

Например, как только питательные вещества в организме подходят к концу, внутри тут же “просыпается” инстинкт самосохранения и вызывает потребность - чувство голода. А голод вызывает к жизни такие силы, что человек в результате сворачивает горы ради добычи пищи.

И когда он удовлетворяет эту потребность, то организм награждает его за это волной блаженства. Удовольствие всегда появляется только после удовлетворения той или иной потребности. И не может быть большого удовольствия без большой потребности.

Но реализация этой потребности зависит от своеобразного конвейера согласования. Если бы его не было, то я, почувствовав голод, взял бы и съел все, что в данный момент попало в мои руки. Но осторожность, являющаяся прямым проявлением инстинкта самосохранения, заставит меня задуматься: "А безопасно ли это? Не ядовита ли пища?" И если мои подозрения будут хотя бы в какой-то степени обоснованы, то аппетит у меня резко упадет. Но в этот процесс выбора могут включиться и другие мотивы и начать борьбу за бразды правления организмом в данный момент.

Половой инстинкт в виде потребности второго или третьего уровня может встрять в этот процесс и сказать: "А может лучше сейчас заняться любовью?" И если он серьезно "голоден", если у него есть возможность в данный момент успешно реализоваться, то организм начнет действовать по новой программе, совершенно забыв про голод. Если же нет, то его поползновения будут отвергнуты и другие потребности дадут ему по “лапам”.

Родительский инстинкт может вмешаться и спросить: "А что останется детям?" Если я когда-либо имел неприятности с приемом пищи (к примеру, подавился или у меня была аллергия на какой-нибудь продукт), то это тоже будет влиять на мой выбор - поесть или же воздержаться?

Далее в этой иерархии воздействий на реальное поведение идут более слабые мотивы. На мой аппетит может повлиять даже плохое настроение жены (а вдруг это усилит у нее раздражение). И мое желание остаться стройным и красивым, и завтрашняя благополучная дефекация и так далее и тому подобное. И та потребность, которая в данный момент наиболее сильна, одерживает победу.

Через аналогию с прокатным станом можно легко понять то, почему человек совершает попытку к самоубийству. Куда бы ни ткнулась “заготовка” - везде запреты, которые обложили ее, как волка красные флажки.

Из-за массы запретов и неудач в реализации своих потребностей, человек может потерять желание даже пытаться их реализовывать. Это может происходить из-за развившегося у него убеждения, что сделать все равно ничего нельзя, что жизнь безнадежна и безысходна. И самое легкое - покончить с нею разом - зачем зря мучиться!

Но чем взрослее становится человек, тем внесение новых “катков” в прокатный стан становится все сложнее и сложнее. Также верно то, что чем более поздно в человека внесены воспитующие воздействия, тем слабее они влияют на поведение человека.

И взрослый человек может радикально измениться только под влиянием трех сверхмощных факторов: войны, внезапного и очень сильного потрясения, горя. И психотерапии!


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   66

  • Так все-таки: “Есть ли в нас Искра Божья”
  • Что делает людей Богами
  • Палитра бессознательного.
  • Как работает прокатный стан бессознательного
  • Ежедневный конвейер.