Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава шестьдесят третья Психотерапия с помощью инициированной проекции символов




страница52/66
Дата11.01.2017
Размер7.2 Mb.
ТипКнига
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   66

Глава шестьдесят третья Психотерапия с помощью инициированной проекции символов.

В техниках, которые используют инициированную проекцию символов (символдрама, психосинтез, эмоционально-образная психотерапия и многие другие) пациенту предлагается закрыть глаза и ярко (насколько это возможно для него) представить себе предлагаемые терапевтом образы. А эти образы являются символами, которые проецируют в «светлый круг» сознания его внутренний мир. И если менять эти образы в положительном направлении, можно получить очень хорошие терапевтические результаты.

Первыми работами, которые подтвердили эффективность этого приема терапии, скорее всего, являются работы Эрнста Джонса. Он заметил, что его знаменитая пациентка Анна О.Брейер, если ей представлялась возможность во время индуцированного или само-гипноза воспроизводить неприятные события дня, включавшие устрашающие галлюцинации, после этого чувствовала значительное облегчение. Джонс назвал это техникой катарсиса. И терапевтически ее действительно можно классифицировать как технику символического катарсиса. Переживания пациентов во время инициированной визуализации можно в большей степени назвать галлюцинациями, чем восстановлением подавленной памяти.

По своему аналитическому и терапевтическому значению инициированная проекция символов нисколько не уступает анализу сновидений. Но при этом за счет управляемости визуализацией она выгодно отличается от работы с обычными сновидениями.

Той или иной формой инициированной проекции символов занимались Силберер, Л.Франк, К.Тучек. Да и технику свободных ассоциаций Фрейда, в-общем и целом можно назвать инициированной проекцией символа. Не остался в стороне от этого и К.Юнг со своей техникой активного воображения. Она аналогична инициированной проекции символов за исключением того, что Юнг настраивал своих пациентов визуализировать в одиночестве. Возможно, Юнг боялся, что присутствие терапевта нарушит спонтанность визуализации. Однако эксперименты показали, что верно обратное, если, конечно же, психолог достаточно подготовлен, чтобы помочь визуализации вспомогательными символами тогда, когда она «увязает» или становится слишком устрашающей.

Инициированной проекцией символов на самом деле является и высшая ступень аутогенной тренировки И.Шульца. Проблема только в том, что Шульц обозначил ее очень расплывчато. И использовать ее или как вариант аутогенной тренировки или как инициированную проекцию символов очень проблематично.

Клинический опыт показал, что источник большинства психологических нарушений лежит в «психологическом пространстве» на инфантильном или примитивном, и в основном, на предсознательном уровне. На этом уровне мышление происходит в основном на языке символов и таким образом неразрешенные конфликты детства наилучшим образом и наиболее простым способом разрешаются при помощи работы с этими символами.

Академик Л.Г.Выготский утверждал, что язык символов возникает уже на первом году жизни ребенка. Видимо растущий и набирающий опыт человечек начинает захлебываться в информации, которая поступает через органы чувств. И изобретает некие символы, каждый из которых является обобщенным обозначением целого пласта личностного опыта.

Символ, как и метафора, передает нечто большее, чем представляется на первый взгляд. Слово или образ становятся символическими, когда подразумевают нечто большее, чем передаваемое или очевидное и непосредственное значение. За ним скрывается более глубокий «бессознательный смысл», который не поддается точному определению или исчерпывающему объяснению. Попытки сделать это, обречены на провал. Когда сознание исследует символ, оно натыкается на понятия, лежащие вне пределов рационального понимания.

Исследованиями установлено, что символы обрабатываются в правом полушарии. Также считается, что психосоматическая симптоматика тоже зарождается в правом полушарии. Эриксон и Росси предположили, что поскольку «симптомы являются сообщениями на языке правого полушария, то исследование метафор и символов позволит напрямую общаться с правым полушарием на его собственном языке».

Отсюда становится понятным, почему метафорический подход в терапии дает результат гораздо быстрее, чем психоаналитический метод. При психоанализе телесный язык правого полушария сначала переводится в абстрактные модели левого полушария, которые уже потом каким-то образом должны обратно воздействовать на правое полушарие, чтобы изменить симптоматику.

В своей книге «Толкование сновидений» З.Фрейд практически без всяких оговорок исходил из того, что в сновидениях представлены тенденции желаний. Иными словами сновидения в символической форме служат образному осуществлению желаний. В соответствии с этим в сновидениях образно зашифровано бессознательное, но, тем не менее, оно выражено точно, осмысленно, и зачастую его легко можно понять. Поэтому, наверное, Л.Бинсвангер называет сновидение очной ставкой человека со своей судьбой.

Вы, конечно же, знаете, что сны что-то означают. Люди даже понаписали разные сонники, в которых пытаются дать им объяснения. Но все эти объяснения – детский лепет и совершенно не соответствуют тому, что означают сны. Мой опыт расшифровки снов своих пациентов говорит о том, что каждый сон – это попытка бессознательного что-то сообщить сознанию.

И из этого вытекает очень важное положение: если бессознательное пользуется символическим языком как для взаимодействия с сознанием, так и для внутренней коммуникации, то и перепрограммировать его лучше всего при помощи этого языка.

В основе языка универсальных символов лежат свойства нашего тела, ощущений и разума. Именно он, этот язык универсальных символов, и есть единственный общий язык, созданный человечеством. Как показывают исследования, он практически одинаков у всех народов и рас. Человек объясняется с помощью голоса, а говорит как бы всем телом – при помощи языка символов.

Эксперименты показали, что между символом и стоящим за ним бессознательным эмоциональным конфликтом устанавливается тесная функциональная связь. Направленная на терапевтический образ интервенция психотерапевта сама по себе действует на бессознательную конфликтную динамику личности.

Символический язык может использоваться бессознательным для обхода социальных запретов, когда нужно довести до индивидуума какую - либо информацию, но сделать это прямо нельзя из-за запрета осознавать эту потребность. Бессознательное может считать, что это осознание разрушит сознание, что проявится в шизофрении. Так и происходит иногда в случае, если подобного плана вещи происходят очень резко. По этому поводу Э.Джонс сказал: «Только то, что вытеснено, нуждается в символическом представлении. Этот принцип считается краеугольным камнем психоаналитической теории символики».

Р.Ассаджоли выделил три важнейшие функции символов:

-Они являются аккумуляторами, вместилищами и хранилищами динамического психического напряжения и заряда.

-Символы осуществляют трансформацию психической энергии.

-С качественной точки зрения символы можно рассматривать как образы и знаки разного рода психологических реальностей.

По его мнению символы – законченная система сбора, хранения, трансформации и использования энергий. Символы, с точки зрения Р.Ассаджоли, имеют интегрирующее значение сами по себе, то есть они интегрируют само бессознательное, а также его с сознательными элементами психики.

С его точки зрения главной задачей в работе с символами является выбор тех из них, которые сразу или после нескольких пробных экспериментов оказываются наиболее полезными и плодотворными для саморазвития. И выбор используемого символа связан с конкретно стоящей перед нами задачей.

Ассаджиоли считает, что символические мотивы инициируют проекцию с более глубоких уровней личности, чем большинство проективных тестов. Поэтому диагностические результаты, вытекающие из проекции, являются более очевидными и диагностически значимыми. Они могут быть экспериментально обоснованы с большей гарантией, чем другие проективные диагностические тесты. И, самое главное, они непосредственно применимы в терапии без промежуточного анализа и интерпретации.

Когда мы просим пациента представить себя на лугу, то это действует как специфический стимул, являющийся «центром кристаллизации» специфического типа визуализации, которая отличается от обычных образов, дневных снов и большинства фантазий. В феноменологии медицинской психологии они идентичны гипнагогическим видениям. Эти «видения» отличаются от похожих феноменов, во-первых, ясностью своей формы и содержания, которое допускает точное описание. Во-вторых, такие визуализации определяются в основном субъективно и бессознательно. Этот тип визуализации называется аутохтонным, что означает практически полную независимость от сознательного контроля.

Символы, появляющиеся во время инициированной проекции символов, отличаются от символов снов своей сравнительной простотой и ясностью содержания. Наиболее важно то, что психодинамическая организация аффекта при этом значительно ярче, чем во сне.

Символдрама и Психосинтез по своей сути являются техниками, которые добиваются терапевтических результатов при помощи инициированной проекции символа. Только Символдрама в первую очередь ориентирована на работу с настоящим и прошлым, а Психосинтез по своей сути ориентирован на формирование нового будущего.


1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   66