Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Рудольф Константинович Баландин, Сергей Миронов «Клубок» вокруг Сталина




страница26/26
Дата15.01.2017
Размер5.33 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26

Однако вскоре последовала смерть Андропова (случайное совпадение?) и стремительный всплеск экспорта золота — свыше прежнего уровня. В начале правления Горбачева тоже резко сократился экспорт валютного металла. Но уже через пару лет, словно прорвав плотину, хлынул за рубеж рекордно большой поток золота. Видно, Горбачев смекнул, что в противном случае его ожидает судьба Андропова, и перешел к политике максимального разбазаривания национальных ресурсов. Эту генеральную линию продолжил Ельцин.

От того золотого запаса, который был оставлен после сталинского правления и на основе достижений его времени, осталась только малая часть.

Но может быть, на эти растраченные суммы закупались за рубежом технические и технологические новинки, наилучшее оборудование? Нет, ибо несмотря на импортные закупки или даже благодаря им народ стал жить все хуже и хуже. Люди работали, создавали материальные и духовные ценности, а страна катастрофически беднела.

Как могло случиться, что государственный бюджет огромной России усох до размера бюджета небольшой Финляндии? Когда и с какой державой происходила такая чудовищная финансовая метаморфоза? И в этом случае все происходит прямо противоположное тому, что было в 30 е годы.

Все свидетельствует о том, что в 90 е годы экономика России стала антинародной (тому подтверждение и небывалый рост самоубийств), антинациональной (что подтверждается вымиранием русского народа).

Но как же все это могло произойти?

Предательство! Так обычно отвечают патриотически настроенные граждане. горбачевы, ельцины, яковлевы, гайдары, чубайсы, березовские, гусинские, абрамовичи и прочие олигархи и просто олухи сознательно ведут политику истощения России и уничтожения «лишнего» ее населения во благо своих западных покровителей и хозяев. Такое мнение можно услышать от патриотов.

Но странное дело: многие из этих патриотов в свое время, совсем недавно возводили хулу на Советский Союз, социалистическую систему, сталинскую идеологию и лично на Сталина. Они при этом ссылались на давным давно отмершую триаду: «самодержавие—православие—народность», понося правление «атеистов безбожников». Один из их кумиров (возможно, уже бывший), А. Солженицын, выразился предельно просто: «Бога забыли».

Подумайте, что получается. В 30 е годы, когда народ строил первое в мире социалистическое государство, Бог был на его стороне. Когда грянула страшная война с фашизмом, Бог был на нашей стороне. Но вот нововерующие или верующие в каких то иных богов прокляли те времена, и страна погрузилась во мрак. Выходит, и Солженицын и все прочие хулители великого прошлого СССР — лжепророки («по делам их узнаете их» — учил Христос).

«Патриоты», сами того не сознавая, действовали на благо Горбачевым и ельциным (последнего, помнится, благословил на президентство сам Патриарх всея Руси). Они были в числе тех сил, которые разрушали СССР и социалистическую Россию. Их ловко использовали враги России, создавая партии неких «монархистов», без царя не только в голове, но и в природе. Возможно, многие из них теперь понимают, что действовали заодно с врагами России. Но теперь уже поздно — свершилось!

Продуманность и немалое совершенство социалистической системы позволили нашей стране развиваться, несмотря на бездарную и продажную партократию. Мы до сих пор пользуемся теми материальными благами, которые обеспечила впрок прежняя система; эксплуатируем ранее разведанные и пущенные в эксплуатацию месторождения полезных ископаемых, используем накопленные ранее производственные мощности, потребляем энергию, которую вырабатывают созданные в прежние годы ГЭС, ГРЭС, ТЭС и АЭС.

Мы существуем за счет того самого советского прошлого, которое так проклинают нынешние антисоветские и антироссийские идеологи и пропагандисты (а вместе с ними еще и некоторые «патриоты»).

Есть ли какие нибудь достижения в РФ за истекшие две пятилетки капиталистического строительства? Буквально — никаких. Только одни провалы. Даже с того нижайшего уровня, на который скатились, мы только тужимся приподняться. А СССР в 30 е годы, как мы уже не раз говорили, за две пятилетки выдвинулся в ряды наиболее развитых стран мира, по валовому национальному продукту уступая лишь США.

И вновь перед нами встает вопрос: почему же в таком случае развалилась столь совершенная общественная система? Или она с мучениями перерождается в нечто более хорошее во всех отношениях?

На последний вопрос напрашивается отрицательный ответ уже потому, что прошло более десятилетия — срок огромный для конца XX — начала XXI века. Продолжение — пусть даже с некоторыми коррективами — прежнего курса не принесло за этот срок ничего хорошего для народа и государства, и нет никаких оснований надеяться, что все вдруг изменится к лучшему. Такими обещаниями обманывали правители народ все это время.

Существует инерция развития и деградации крупных общественных систем. Они не рушатся вдруг и полностью. Их агония может продолжаться десятки лет. И это обстоятельство создает в сознании обывателя иллюзию стабильности бытия.

Все социалистические государства, резко изменившие траекторию своего развития, переживают упадок. Такие спады могут быть и кризисами роста. Но в данных случаях, как показывает время, это кризисы деградации.

И все таки если бы у социалистической системы не было существенных изъянов, недостатков, она бы не рухнула в мирное время, даже несмотря на происки врагов вне и внутри страны. В то время как все развитые капиталистические страны перенимали достоинства социалистической системы, мы вовсе отрешились от нее и здравого смысла. Не менее трети населения доверилась демагогам и жуликам. Они быстро вырулили страну на задворки цивилизации, в давно уже пройденные, проклятые и забытые всеми развитыми странами тупики стихийного воровского рынка с их безработицей, обнищанием масс, социальными столкновениями (в такие периоды происходят революции и мировые войны).

Попробуем перечислить те объективные и субъективные факторы, которые привели к крушению СССР и упадку России.

1. Совершенство общественной системы, которую удалось создать Сталину и его соратникам.

В изменчивой внутренней и внешней обстановке такое совершенство чревато серьезным кризисом. Даже смерть одного человека может обернуться национальной трагедией, если это — незаурядная личность, умный, образованный, трудолюбивый, ответственный руководитель государства. То, что Сталин был именно таким человеком, доказано историей СССР, и не только в период его правления, но и позже, когда сколько нибудь достойной замены ему не нашлось. Его государственный курс постарался продолжить Ю.В. Андропов. И несмотря на то что он долгие годы был руководителем КГБ, его уважал и поддерживал народ.

2. Установление в стране гегемонии КПСС, а еще точнее — ее руководящей верхушки, представителей так называемой номенклатуры.

То, что так было и при Сталине, — обычное заблуждение. Он, как мы уже подчеркивали, старался соблюдать баланс между главными «партиями по интересам», преимущественно экономическим: Красная армия, ОГПУ НКВД, коммунистическая партия, руководство народным хозяйством, местные органы власти (советы). Тогда партия не имела абсолютного господства. Его добился Хрущев. Сначала он с помощью маршала Жукова подавил НКВД, затем ловко отстранил Жукова и полностью подчинил армию партийному аппарату. И уже одно это определило гегемонию партии. В номенклатуру, привилегированную касту, стали проникать самые бессовестные карьеристы, все те, кто стремился получать максимум благ за минимальный труд, кого прельщали больше всего на свете материальное благополучие и власть.

3. Моральная, нравственная деградация номенклатуры, партократии — как неизбежное следствие гегемонии партии и отсутствия жесткого контроля над ее руководством (его осуществлял некогда Сталин).

Репрессии против номенклатурных— преимущественно — работников, среди высших слоев руководства партией, армией, НКВД, производством — это была своеобразная плата за привилегии: требование единомыслия, единодушия, жесткой партийной дисциплины. Единомыслие и единодушие можно имитировать, но дисциплина — вещь суровая и наглядная, она требует подчинения. Пока был «вождь», номенклатура отрабатывала свои привилегии. Но как только его место занял недостойный человек, то руководящие работники быстро стали перерождаться. И в этом тоже проявился эффект «излишнего совершенства» системы, которая дает сбой при изъятии из нее всего лишь одного, пусть даже важного звена.

Подобного совершенства лишены буржуазные демократии. Они менее эффективны в экономическом и военном отношении, в трудных и критических ситуациях. Зато они более гибки и устойчивы. Для них смерть или смена президента не приводит к тяжелым последствиям, а особенно — в долговременной перспективе. Слой номенклатуры там изменчив, сравнительно быстро обновляется, да и не обладает огромными привилегиями, как в стране, где он наделен всей полнотой власти при ничтожной ответственности (когда снят жесткий контроль «сверху»).

Деградация советских партийных номенклатурных работников привела к тому, что они устроили буржуазную «революцию сверху»; в результате представители госхозпартаппарата и воротилы подпольно криминального бизнеса приобрели, «прихватизировали» почти все национальные богатства. В этом они пользовались поддержкой иностранного капитала и действовали ему в угоду.

4. Объективным фактором развала социалистической системы явился закон социальной динамики технической цивилизации XX века: уменьшение доли производящих работников (крестьян, рабочих) при преобладании служащих, обслуживающего персонала, всяческих посредников, торговцев, управленцев.

Рост числа рабочих начался еще в период развития мануфактур, но стал особенно ощутимым в наиболее развитых странах с середины XIX до середины XX веков. Не случайно к началу этого периода относится создание марксистского учения о диктатуре пролетариата. Однако Маркс и его последователи не предполагали, что развитие науки и техники, индустриализация производства и внедрение электроники приведет к снижению доли рабочего класса при абсолютном преобладании служащих, работников сферы обслуживания.

Вот и в СССР в 30 е годы шел рост рабочего класса и была оправдана его гегемония. Но в 90 е годы доля рабочих среди трудящихся стала уменьшаться. Преобладание служащих, для которых характерна мелкобуржуазная психология, стремление приспосабливаться, прислуживать начальству (хозяину), именно служить, а не творчески трудиться, — этот фактор стал решающим для победы «революции сверху» демократическим путем, в результате выборов. Служащие привыкли голосовать за начальство, тем более, когда оно сулит материальные блага (показывая по ТВ два ваучера, Ельцин громогласно вещал, что они соответствуют двум «Волгам», и это — для каждого «россиянина»).

5. Изменение со временем психологии рабочего класса. Чем больше привилегий получали рабочие в СССР, тем основательней пропитывал их «мелкобуржуазный дух». И это тоже в немалой степени благоприятствовало проведению буржуазной «революции сверху», начатой Горбачевым и завершенной Ельциным.

6. Сказалась и очень существенная закономерность духовной жизни общества во второй половине XX — начале XXI века: массовое распространение электронных средств пропаганды, агитации, внушения, наркотизации сознания. Можно сказать, что осуществляется переход к электронной наркоцивилизации. Владельцы соответствующих средств имеют возможность формировать по своему усмотрению и с помощью психотехнологий общественное мнение, воздействовать на духовную жизнь общества.

7. Перерождение интеллигенции. По сути своей эта категория населения должна отличаться по важнейшему признаку: духовные потребности у интеллигента должны преобладать над материальными. (Интеллектуал — тот, кто зарабатывает на жизнь интеллектуальным трудом.) Однако со временем сказалась общая закономерность — стремление к материальным благам, к максимальному потреблению. В этом смысле можно говорить о значительном уменьшении слоя интеллигенции за счет служащих по ведомству науки, культуры, литературы, религии.

Прежде интеллигенция отличалась независимостью суждений, выступлениями в защиту «униженных и оскорбленных», против махрового мещанства, тунеядства, общественного паразитизма, в защиту трудящихся и творчества. Во второй половине XX века значительная часть интеллектуалов стала откровенно служить имущим власть и капиталы. В условиях электронной наркоцивилизации такое перерождение «пролетариев умственного труда» самым печальным образом сказывается на духовной жизни общества не только в России, но и во всем мире.

8. Постоянная антисоветская пропаганда — сначала почти исключительно из за рубежа и в малых группах «диссидентов», а затем, к концу века, как проявление государственной политики, ориентированной на капитализм. Началом идейного распада общества стал антисталинский доклад Хрущева на XX съезде КПСС и переименование Сталинграда (это явилось глумлением не столько над Сталиным, сколько над памятью тех сотен тысяч наших солдат и офицеров, погибших, но сумевших отстоять этот город, не безликий Волгоград, а символичный Сталинград). Началось очернение советского славного прошлого, в частности, трудовых подвигов народа в 30 е годы и победы в Великой Отечественной войне.

В июне 2001 года телепрограмма «Русский дом» показала такой сюжет: у девушки старшего школьного или младшего институтского возраста спросили: кто победил во Второй мировой войне? Она затруднилась с ответом. Наводящий вопрос: «Победила Германия или Советский Союз?» Неуверенный ответ: «Кажется, Германия».

9. Идеологическая война, развернутая индустриально развитыми капиталистическими державами против стран социализма и прежде всего — против СССР. Она велась по разным направлениям, была неплохо организована при гигантских материальных затратах (частично — на подкуп советской номенклатуры и интеллигенции). Страны капитализма не победили в этой идеологической войне в 30 е годы во многом потому, что значительная часть западной интеллигенции с сочувствием отнеслась к социалистической системе — более справедливой, морально здоровой и духовно возвышенной, чем идеология буржуазии.

В 1937 году произошло знаменательное идеологическое событие: объединение левой и правой оппозиции генеральному сталинскому курсу. Вспомним лозунг Бухарина — «Обогащайтесь!» Это принципиальное положение буржуазной идеологии явно или неявно объединило оппозиционеров. Для значительной части партийных работников, бывших революционеров, обеспеченных рабочих и служащих стал злободневным риторический вопрос: «За что боролись?!»

Создались достаточно прочные политические, социальные и идейные предпосылки для осуществления буржуазного переворота. Они созрели исподволь и проявлялись объективно. Репрессии 1936—1938 годов стали, как можно предположить, формой подавления в зародыше буржуазной контрреволюции в России. Эта акция удалась по трем основным причинам: благоприятной внешнеполитической обстановке (кризисы или депрессия в развитых капиталистических странах); успехам социалистического строительства, наглядно показавшим верность сталинского курса; отсутствия у оппозиционеров идеологического единства и достойного лидера.

То, что уже к 1930 году в СССР стала складываться ситуация, подходящая для буржуазной революции, свидетельствуют, в частности, стихотворения Маяковского и Заболоцкого, рассказы Зощенко и Булгакова. Коммунистические дальние идеалы становились чуждыми значительному числу людей, включая советских чиновников, партработников, военачальников, части рабочих,. Реалистичные образы «совбуржуев» были воплощены на сцене в спектаклях «Клоп», «Баня», «Зойкина квартира» и др.

Появление значительного числа коммунистов перерожденцев требовало периодических «чисток» партии. Еще раз подчеркнем: репрессии захватили почти исключительно привилегированные слои общества, а не народные массы. Напротив, через полвека, в 90 е годы по существу был репрессирован народ, тогда как максимум благ обрели представители госхозпартаппарата и торгово криминальные слои. Вымирание населения (устойчивое) и снижение общей продолжительности жизни — объективные показатели того, что народ подвергается чудовищным репрессиям. Это подтверждает и невиданный в мире уровень самоубийств, причем преимущественно мужчин деятельного возраста. Так что если говорить, по примеру Конквиста или Солженицына, о «большом терроре», то это понятие по отношению к народным массам применимо именно к 90 м, а никак не 30 м годам XX века.

В благополучной Швеции в 1937 году смертность составляла 1,15%, а в СССР— 1,98% (при втрое более высоком уровне рождаемости). А ведь мы к тому времени пережили мировую войну и Гражданскую, страшную разруху. Надо только еще и еще раз удивляться, как советскому правительству во главе со Сталиным удалось в кратчайшие сроки возродить державу и поднять жизненный уровень населения.

Задумайтесь: что тогда надо говорить о тех руководителях и их подпевалах, которые в 90 е годы в мирное и благополучное время довели страну до разрухи, а народ — до вымирания?!

В 30 е годы все было наоборот. Не потому ли о них распространяют столько лжи и клеветы?

В СССР, и прежде всего в КПСС, начиная с 60 х годов появилась буйная поросль предателей перерожденцев, которые ожидали только благоприятного момента и удобного предлога для оправдания своего предательства. Они с вожделением присматривались к «сладкой жизни» западных богатых капиталистов, буржуа, втайне исповедовали идеологию, основанную на приоритете личного благополучия, максимального обогащения. Им была чужда советская идеология, отвечающая народным традициям и созвучная заповедям Христа (труд, взаимопомощь, человеколюбие, справедливость, преобладание духовных потребностей над материальными).

Ключевой фигурой в идеологической подготовке переворота и буржуазной революции стал образ Сталина. Голословно и громогласно, по любому поводу и мимоходом обвиняли, проклинали, словно от его правления (славного правления!) не прошли уже десятилетия, словно его культ не заклеймил сам ЦК КПСС. 30 е годы стали синонимом ужасов и террора в Советском Союзе, и на этом грязном, лживом и подлейшем мифе воспитали не одно поколение антисоветских людей в России.

Так перерожденцы оправдывали свое предательство идеалов коммунизма, укрепляли свое господство, приумножали свои богатства. И дело, конечно же, не в личности Сталина, давным давно ставшей достоянием истории. Все дело в унижении советского народа, в глумлении над его героическими деяниями в труде (30 е годы) и войне, в восстановлении и укреплении народного хозяйства.

Если России суждено возродиться, то начнется возрождение именно с осознания и реабилитации 30 х годов. Стране, которая забывает и даже поносит свое славное прошлое, которая предает великие завоевания былых поколений, нет смысла существовать.




1 Мнения авторов на этот счет расходятся. С. Миронов полагает, что Сталин, оставаясь марксистом материалистом, последователем учения Ленина, не мог даже невольно осуществлять стратегию религиозного типа, основанную преимущественно на вере и авторитете.

2 С. Миронов не согласен с такой формулировкой. Сталин творчески применял великий метод материалистической диалектики Маркса и Ленина.

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26