Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Российская академия образования




страница9/27
Дата15.05.2017
Размер5.78 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

Связь организаторов школы с ведущей профессурой России способствовала стабильности, систематичности и высокому уровню преподавания. Одни профессора были готовы работать длительное время, другие имели возмож­ность приезжать только на короткий срок, прочитать не­сколько лекций. В школе преподавали Г.Тард, Р.Вормс, Е.В.Де-Роберти, К.М.Тахтарев и др. Лекции читали Л.И.Мечников, М.М.Ковалевский, Н.И.Кареев, П.Н.Ми­люков, Э.Дюркгейм, Г.В. Плеханов и др. Школа сущест­вовала 5 лет, за это время более двух тысяч человек прослушали в ней лекции. Школа была очень популярна в России. По мнению Николая II, деятельность школы была «вредной». В 1905 г. школа под давлением царских властей, которые угрожали ее создателям лишением граж­данства, была закрыта [см.: 48. С.176].

Международная школа при Парижской выставке сыг­рала особую роль в истории социологической мысли в России. Хотя школа просуществовала недолго, она имела большое значение для развития системы преподавания социологии.

Мысль о том, что открытие Международной школы является своего рода учреждением, открытием «настоя­щего социологического факультета» [см.: 219. С.176], была высказана Е.В.Де-Роберти в его вступительной лек­ции. Хотя, естественно, ее организаторы понимали, что ввиду ряда объективных причин (слабая материальная обеспеченность, отсутствие необходимого состава препо­давателей, специальных слушателей и т.д.) «поспешно было бы думать о какой бы то ни было специальной высшей школе с систематическим преподаванием того или иного цикла науки на русском языке [см.: 290. С. 138], но это не мешало им надеяться, что «невозможное в настоящем сделается возможным завтра» [290. С. 138], и «отрывочные сегодня лекции по отдельным вопросам легко могут перейти завтра в систематические курсы по целой науке» [290. С. 139]

В начале XX века социология под своим именем еще не читалась в русских университетах, тем не менее шло ее интенсивное развитие как в университетах, так и вне государственной системы образования под следующими названиями: «Философия истории», «Введение в общую теорию права», «Социальные основы экономики», «Соци­альная психология» и т.д.

Вернувшись в 1905 г. из эмиграции, М.М.Ковалевский совместно с П.Ф.Лесгафтом создали в Петербурге Выс­шую вольную школу, она должна была продолжить тради­ции Парижской Высшей русской школы общественных наук. Демократически настроенные русские ученые воз­лагали на нее большие надежды. В этой школе впервые в России было введено преподавание социологии как обя­зательного предмета. Но это продолжалось недолго. Цар­ское правительство, справившись с революцией, поспе­шило сразу закрыть это частное учебное заведение. И только в 1908 г. после длительной борьбы по личному разрешению Николая II был открыт частный Психонев­рологический институт, который возглавил академик В.М.Бехтерев. Николай II понимал, что подобное заведе­ние удобнее контролировать, когда оно находится под боком, а не за границей.

Министр народного просвещения А.Н.Шварц при от­крытии Психоневрологического института в 1908 г. на приеме заявил, что социология является предметом, кото­рый компрометирует учебное заведение, поэтому он отка­зывается удовлетворять ходатайство Совета института по этому поводу. При преподавании данной дисциплины не принято было пользоваться термином «социология». Чтобы избежать запрета правительства на ее введение в программы учебных заведений, подбирались различные синонимы.

В 1910-1911 гг. при Психоневрологическом институте в Петербурге профессор Е.В.Де- Роберти организовал со­циологический семинар, а в 1911 г. здесь была учреждена первая русская кафедра социологии. Первоначально, в течение двух лет, ее возглавляли М.М.Ковалевский, затем Е.В.Де-Роберти, П.А.Сорокин и К.М.Тахтарев [см.: 114. С.3). Кафедрой была проделана значительная работа по составлению учебных курсов, реферированию и рецензи­рованию социологических работ, в основном западных авторов. Было выпущено пять выпусков серии «Родона­чальники позитивизма» (СПб., 1910-1913). А в 1913-1914 гг. под редакцией М.М. Ковалевского и Е.В.Де-Роберти были напечатаны четыре выпуска сборника «Новые идеи в социологии». В них были опубликованы труды крупней­ших русских и западных социологов по разным пробле­мам социологии. Данный сборник явился основой для со­здания профессионального журнала русских социологов.

В последнее десятилетие перед революцией лекции по социологии, кроме Психоневрологического института (М.М.Ковалевский, Е.В.Де-Роберти, К.М.Тахтарев), чи­тались на Высших Курсах при лаборатории П.Ф.Лесгафта (М.М.Ковалевский, К.М.Тахтарев), а также некоторыми профессорами в высших коммерческих институтах [см.: 114. С.3] и одно полугодие (1916) в Народном универси­тете им.А.ИЛагутина [см.: 235. С. 126]. В дореволюцион­ной России это были единственные систематические лек­ционные курсы по социологии. До самой Февральской революции в государственных университетах не были ор­ганизованы кафедры по социологии и не читались по ней обязательные лекции [см.: 114. С.3].

Содержание курса лекций, прочитанного в Психонев­рологическом институте, М.М.Ковалевский издал в 1910 г. в двухтомнике «Социология» (М., 1910), а К.М.Тахтарев в 1916 г. издал введение к общему курсу социологии, чита­емого в Психоневрологическом институте и на Высших Курсах П.Ф.Легсафта, «Социология как наука о законо­мерности общественной жизни» (Пг., 1916).

В 1911 г. при Московском университете было основа­но «Научное общество им. В.И.Чупрова для разработки общих наук». На заседании этого общества часто стави­лись и обсуждались социологические проблемы и теории, как отечественные, так и зарубежные (например, в 1915 г. была подвергнута содержательному анализу концепция Ф.У.Тейлора). Деятельность общества регулярно освеща­лась в журнале «Юридический вестник».

В 1912 г. при Историческом обществе Петербургского университета, председателем которого был М.М.Ковалев­ский, открывается секция по социологии. Данная секция была по существу первой фактической попыткой объеди­нения российских социологов для более успешной реали­зации намеченных ими планов.

В этом же году М.М.Ковалевский, Е.В.Де-Роберти, Н.И.Кареев, К.М.Тахтарев и другие ученые сделали пер­вую попытку создать в Петрограде русское научное соци­ологическое общество. Было проведено учредительное со­брание и еще одно-два собрания, на этом все и закончи­лось. На это повлияло и отсутствие помещения (собрания проводились на квартире М.М.Ковалевского), и подозри­тельное отношение правительства к данному начинанию, и то, что студенты университета совершенно не заинтере­совались этим обществом.

Вторая попытка была предпринята в марте 1916 г. Новое стремление создать русское социологическое об­щество в Петрограде проявилось сразу на другой день после смерти «отца русской социологии» М.М.Ковалев­ского. М.М.Ковалевский умер 23 марта, а уже 24 марта К.М.Тахтарев у гроба покойного предложил его ученикам П.А.Сорокину и Я.М.Магазинеру основать совместно с другими социологами социологическое общество для уве-ковечевания памяти покойного учителя и его заслуг в деле развития социологии в России. 26 марта, в день похорон, вечером состоялось первое собрание фактичес­ких учредителей общества, на котором присутствовали «молодые социологи» — Н.Д.Кондратьев, П.И.Люблин-ский, П.А.Сорокин, К.М.Тахтарев, Я.М.Магазинеру, С.И.Солнцев и др. На втором предварительном собрании, проходившем через несколько дней после первого на квартире П.И.Люблинского, уже присутствовали и ста­рые, заслуженные петроградские ученые, представители различных общественных наук [см.: 269. С. 15-16). Весной 1916 г. на третьем фактическом учредительном собрании общества был принят устав «Русского социологического общества им.М.М.Ковалевского». В первом параграфе данного устава отмечалось: «Русское социологическое об­щество им. М.М.Ковалевского имеет своей задачей разра­ботку вопросов социологии и других общественных наук, а также распространение знаний по этим наукам» [269. С. 17]. Академик А.С.Лаппо-Данилевский был избран председателем общества. Практически все ведущие пред­ставители общественной науки в столице были объедине­ны в этом обществе. В него входило более 70 человек. Но едва начавшись (состоялось только два заседания), дея­тельность общества прервалась событиями 1917-1918 гг.

После революции процесс институционализации со­циологии становится еще более интенсивным. Появляют­ся первые официальные учебники по социологии. Увели­чивается количество книг, выпускаемых по социологии, в 1917 г. их было издано 148, а в 1918-м уже 188. По философии в этот период, соответственно, было издано 50 и 58 книг [см.: 32. С.19].

Постепенно начинают появляться секции, союзы и ассоциации по изучению общественных наук во многих университетах России: Казань — С.В.Фарфоровский, М.В.Кочергин, Н.В.Первушин, И.С.Кругликов. С.Уша­ков и др.; Томск — С.И.Солнцев, Г.М.Иосифов, И.В.Ми­хайловский; Владивосток — М.Н.Ершов, Н.И.Кохановский [см.: 48. С. 177].

В октябре 1918 г. был организован Социобиблиологический институт, сокращенно его тогда называли Инсоцбибл. Это была ученая ассоциация, которая ставила перед собой следующие задачи: «1) популяризацию соци­ологических знаний и 2) библиографизацию: а) всех новых явлений в области изучения социальных наук; б) всех правительственных и важнейших общественных ме­роприятий в социальной жизни, поскольку таковые нахо­дят отражение в печати, и в) главнейших, представляющих общий интерес явлений в области социальной жизни, отражаемой современной печатью... Одновремен­но с этим институт задается целью помочь всем желаю­щим в ознакомлении с литературой по теории социаль­ных наук и по практическим способам решения социаль­ных проблем. С этой целью Институт собирает библиотеку специально по общественным наукам и уст­раивает публичные лекции и чтения» [245. С. 1].

Летом 1919 г. Социобиблиологическим институтом в Петрограде начали проводиться конкретные социологи­ческие исследования. Для проведения социологических исследований была создана особая Комиссия, в которую входили П.А.Сорокин, Б.Ф.Боцяновский и А.Э.Гаваллос. В первую очередь эта комиссия начала изучать социаль­ные последствия, вызванные новым советским законода­тельством о браках и разводах. Статистический материал о развитии семейно-брачных отношений и разводах, по­лученный в ходе проведения различных опросов (анкети­рования и интервьюирования), позднее был обработан П.А.Сорокиным и напечатан в 1922 г. в первом номере журнала «Экономист». Опубликованные выводы и сам автор, как уже говорилось раньше, за то, что якобы иска­жает правду в угоду реакции и буржуазии, были подверг­нуты резкой критике В.ИЛениным в марте 1922 г.

В 1919 г. Социобиблиологический институт, через год после своего образования, после привлечения в свой со­став К.М.Тахтарева, Н.Л.Гредескула и П.А.Сорокина трансформировался в Социологический институт [см.: 241. С.416]. Социологический институт выполнял следую­щие три основные задачи: «1) учет и систематизацию всех трудов (книг, статей, брошюр) по социальным вопросам, по образцу Берлинского Института социальной библио­графии; 2) популяризацию социологии и социальных зна­ний; 3) разработку социальных вопросов путем самостоя­тельных исследований (по примеру Брюссельского инсти­тута Социологии Сольвея) и опубликования их» [247. С.24].

В 1919 году возобновляет свою работу «Русское соци­ологическое общество им.М.М.Ковалевского». Тогда же оно получило свое помещение на Университетской набе­режной, и его ряды пополнились новыми членами. На место председателя, после смерти А.С.Лаппо-Данилевского, был избран Н.И.Кареев.

«Русское социологическое общество им.М.М.Ковалев­ского» и Социобиблиологический институт возглавили буржуазное наступление на марксизм в области социоло­гии. Почти все ученые, занимающиеся социологией в России, были объединены в этих идеологических учреж­дениях Петербурга.

Деятельность Русского социологического общества оживилась после его регистрации Наркомпросом. На за­седаниях общества обсуждались доклады: П.А.Сорокина «Социологические взгляды Парето» и «О социальном вза­имодействии и социальных группировках», К.М.Тахтарева «О системе социологии», Н.Д.Гредескула «О препода­вании социологии в американских университетах», М.И.Кулишера «О причинах германо-европейской войны» и др. Наибольшую активность в Русском социо­логическом обществе проявлял П.А.Сорокин, выступив­ший против марксистской теории классов и классовой борьбы. В 1920 г. работа общества была прервана и час­тично стала осуществляться в Социологическом институ­те [см.: 241. С.416].

Социологический институт объединял как марксистов (М.В.Серебряков, Е.А.Энгель), так и немарксистов (Н.И.Кареев, П.А.Сорокин). За время своего недолгого существования институт провел ряд лекций для всех же­лающих получить социологическое образование (П.А.Со­рокин, И.И.Кареев и др.), а также были прочитаны само­стоятельные курсы — Н.А.Гредескул «История социоло­гических учений», А.А.Гизетти «История русской социологической мысли», П.А.Сорокин «Социальная аналитика и механика», П.И.Люблинский «Уголовная со­циология».

По инициативе указанного института Наркомпросом были проведены социологические курсы для подготовки преподавателей социологии в средних школах (в связи с введением социологии как обязательного предмета в школах) [см.: 241. С.416]. Для этого осенью 1919 г. П.А.Сорокин прочитал цикл лекций в духе своей «Систе­мы социологии».

Для всех желающих получить социологическое образо­вание устраивались публичные лекции. Кроме сотрудни­ков института В.Ф.Боцяновского, Г.Е.Калинина, П.А.Со­рокина, для чтения лекций приглашались В.В.Водовозов,

Н.И.Кареев, П.В.Мокиевский, Э.Л.Радлов, Е.В.Тарле и др. [см.: 67. С.21].

Социологический (бывший Социобиблиологический) институт, совместно с «Русским обществом им.М.М.Ко­валевского», устраивал и чисто научные заседания, на которых заслушивались доклады и шел обмен мнениями [см.: 247. С.25].

По инициативе П.А.Сорокина институт провел обсле­дование социальной перегруппировки населения Петро­града за годы революции. Институт систематически от­слеживал и регистрировал движение «уровня жизни» за текущее время, на основе чего составлялись соответст­вующие графики и т.д. [см.: 247. С.25]. Были изданы 3 номера небольшого журнала «Вестник Института» и «Программы по социологии», содержащие программу курсов Ф.Гиддингса, Л.Вуда, Гайеса, Э.Росса, а из рус­ских — П.А.Сорокина и К.Н.Тахтарева [см.: 241. С.416; 247. С.25].

В начале 1920 г. директором института вместо Э.А.Вольтера, командированного за границу для налажи­вания связи с Берлинским Институтом Социальной биб­лиографии и закупки книг по социологии и не вернувше­гося в Петроград, стал К.М.Тахтарев. Он обратился в Наркомпрос с проектом о создании Российского социо­логического института. Планировалось, что вновь создан­ный институт будет вести следующую работу: «1) научную разработку социологии и других теоретических и при­кладных общественных наук; 2) обеспечение надлежаще­го научного уровня высшего социологического образова­ния в России; 3) распространение социологических зна­ний в народных массах» [цит. по: 105. С.67]. Кроме подготовки исследователей, специалистов по разным от­раслям социологии, преподавателей высшей школы, в нем предусматривалась также подготовка советских ра­ботников и общественно-политических деятелей. Но дан­ное предложение о создании более крупного и значитель­ного учреждения не нашло поддержки у руководителей Наркомпроса, так как для коммунистической партии было бы непростительной ошибкой предоставить либера­лам-профессорам возможность вести подготовку совет­ских государственных и идеологических кадров. В 1921 г. институт был закрыт.

После его закрытия возобновилась деятельность «Рус­ского социологического общества». Раз в две недели уст­раивались научные собрания, на которых выслушивались и обсуждались доклады на общие и специальные социо­логические темы. Из-за отсутствия средств общество было лишено возможности что-либо издать [см.: 241. С.416-417].

Систематическая социологическая работа велась в ру­ководимом П.А.Сорокиным «Отделе социальной рефлек­сологии» Института Мозга. Основным предметом иссле­дования данного отдела являлась проблема — Влияние профессии на поведение людей и рефлексология профес­сиональных групп. Собранные материалы, в связи с вы­сылкой П.А.Сорокина за границу, так и остались не обра­ботанными [см.: 241. С.417].

В 1920 г. по инициативе П.А.Сорокина в Петроград­ском университете была создана первая в стране социоло­гическая кафедра при факультете обществознания, руко­водителем и ведущим лектором которого он был со дня ее основания [см.: 232. С.II]. В 1920/21 учебном году на этом факультете читали следующие курсы: П.А.Сорокин — систему социологии, К.М.Тахтарев — генетическую социологию. Н.А.Карев и Н.А.Гредескул — историю со­циологических учений, В.В.Святловский — историю со­циалистических учений. Эти курсы были обязательные, но, кроме них, студентам читали факультативно: П.А.Со­рокин — уголовную социологию и А. Ф. Кони — этику общежития [см.: 105. С.227]. Данные лекционные курсы также были включены в учебные планы ряда петроград­ских вузов. По содержанию они, как правило, не выходи­ли за рамки идей буржуазного либерализма, а иногда даже имели антимарксистскую направленность. Например, П.А.Сорокин подвергал критике исторический материа­лизм с позиций эмпирической социологии. Другие крити­ковали материализм с позиций исторического идеализма и теории фактов.

В 1921/22 учебном году был образован «Кружок объек­тивного изучения — массового и индивидуального — поведения людей», состоявший исключительно из про­фессоров и преподавателей как биологов, так и социоло­гов, сторонников бихевиоризма35. Его почетным председа­телем был И.П.Павлов, председателем — П.А.Сорокин, членами - профессора Г.П.Зеленый, В.В.Савич и др. [см.: 241. С.417].

Наряду с этим в 20-х годах продолжается развитие теоретической социологии. Публикуется ряд интересных социологических работ. Главнейшие из них: первый том «Социологии» (М., 1917) В.М.Хвостова под названием «Введение. Исторический очерк учений об обществе»; «Наука об общественной жизни» (Пг., 1919) К.М.Тахтаре-ва; «Общие основы социологии» (Пг., 1919) Н.И. Кареева; «Общедоступный учебник социологии» (Ярославль, 1920) и два тома «Системы социологии» (Пг., 1920) П.А.Соро­кина и др.

Интересно, что только после Февральской революции социология, благодаря стараниям П.А.Сорокина, ставше­го секретарем А.Керенского по проблемам науки [см.: 41. С.109, 236], стала, как вспоминал сам П.А.Сорокин, «одним из покровительствуемых предметов и введена была не только во всех высших, но и средних школах» [см.: 238. С.418]. После Октябрьской революции совет­ское правительство поддержало переход к всеобщему со­циологическому образованию. Основой такого решения было предположение о единстве марксистского социализ­ма и социологии. Поэтому уже в июле 1919 года К.М.Тах­тарев писал: «Научное значение социологии, которая ста­новится обязательным предметом преподавания не толь­ко в высшей, но и средней школе, в настоящее время может считаться настолько общепризнанным, что его можно и не выяснять...» [268. С.5].

Но данный переход к всеобщему социологическому образованию был совершенно не подготовлен ни теорети­чески, ни организационно. Профессионально подготов­ленных преподавателей по социологии, да еще в таком количестве, в России не было. Не было в достаточном количестве учебников по социологии. В передовых стра­нах мира в это время социология уже заняла достойное место среди других наук и была включена в число обяза­тельных предметов преподавания как в университетах, так и в средних школах [см.: 268. С.3]. На Западе к этому времени уже давно не было недостатка в учебниках по социологии [см.: 117. С.10].

Отсутствие в России квалифицированно подготовлен­ных преподавателей по социологии привело к тому, что для ее преподавания, особенно в средних школах, привлекались люди, не имеющие совершенно никакого отно­шения к общественным наукам. Поэтому в первые годы после революции в учебных заведениях России препода­ватели социологии толковали предмет своей науки кому как вздумается. «Благодаря такому положению вещей, — отмечал в 1919 г. К.М.Тахтарев, — мы в точности даже не знаем, что, собственно говоря, вводится в преподавание наших высших и средних учебных заведений под именем социологии» [268. С.3].

В 1919 г. Социобиблиологический институт провел проверку школ на Васильевском острове. Полученные результаты показали, что обучение социологии находится в крайне неблагополучном положении. Как вспоминал П.А.Сорокин: «Один преподавал под этим именем «Осно­вы экономической науки» Богданова, другой — Железнова, третий — «Историю культуры» по Липперту, четвер­тый — конституцию РСФСР, пятый — социологию по Гумпловичу, шестой — какую-то невероятную смесь всего и вся и т.д.» [238. С.418]. А в некоторых школах на занятиях по социологии учителя занимались с учениками совершенно другими предметами.

Правительство, увидев, что многие преподаватели ведут социологию, отличную от социализма и коммуниз­ма, запретило преподавать ее в школах, а преподавателей-социологов уволило. «Социология, — как вспоминал П.М.Сорокин, — «впала в немилость». К 1921-22 уч. году она как таковая была изъята и заменена курсом «Развитие общественных форм (по конструкции Лилиной, Бухарина и Богданова). Он считался «забронированным» и мог читаться только коммунистами» [см.: 238. С.418]. Вместо социологии было введено изучение так называемой «по­литической науки», состоявшей из ряда курсов: «Комму­низм», «История коммунизма», «История коммунисти­ческой революции», «Марксистско-ленинское учение ис­тории» и «Конституция СССР». Данные курсы могли читать только коммунисты. Таким образом, ее положение стало еще хуже, чем было до революции 1917 г.

Социологию полностью перенесли в «Исследователь­ские институты». Например, в Петроградском универси­тете она входила в «Исторический Исследовательский Институт», который состоял из трех секций: истории (русской и всеобщей), социологии и философии. После ликвидации Исследовательских институтов в 1922 г., как отмечал П.А.Сорокин, социология как предмет препода­вания также была ликвидирована [см.: 238. С.418].

В связи с тем, что подавляющее большинство ученых в области философии, социологии и других науках были представителями враждебных марксизму идеалистических школ и направлений и поэтому по отношению к социа­листической революции заняли резко отрицательную по­зицию, в первые годы советской власти перед новым правительством встала трудная и сложная задача — при­влечь старую интеллигенцию на свою сторону, чтобы использовать ее при культурном строительстве. Это тре­бовало от старой интеллигенции работать по-новому в научных учреждениях и учебных заведениях.

Позиции реакционных профессоров были сильно ос­лаблены начавшейся в годы гражданской войны рефор­мой вузов, которая проводилась по нескольким линиям: изменение социального состава студентов, создание рабо­чих факультетов и реорганизация вузов. Первые шаги по реорганизации вузов были предприняты уже в 1918 г., когда первым декретом Совнаркома были отменены все ученые степени и звания, введена выборность профессу­ры и коллегиальность руководства. Это стало серьезным ударом по существовавшим консервативным традициям вузов и определенной кастовости профессуры, а также сделало возможным обновить состав преподавателей.

Еще в сентябре 1922 г. высшими учебными заведения­ми продолжали руководить коллегии профессоров, это означало, что все свои внутренние дела вузы решали самостоятельно, независимо от власти. Многие члены коллегий не приняли новой власти и выступали против нее, что в условиях обострения классовой борьбы для советского государства стало совершенно нетерпимым и привело к введению первого советского Устава высшей школы, утвержденного Совнаркомом. Устав был направ­лен на реформу высшей школы. Права профессорских коллегий урезались, Наркомпрос теперь получил возмож­ность контролировать их деятельность через назначаемых ректоров. Устав ограничивал права вуза при подборе со­трудников и наборе студентов, заранее определив жела­тельный для советского государства социальный состав как студентов, так и преподавателей, научных сотрудни­ков. Он создал все необходимые условия для проведения коренной перестройки преподавания общественных наук на основе марксистского мировоззрения.

В связи с тем, что после революции буржуазные соци­ологи продолжали работать так же активно, как и прежде, а многие даже открыто выступили против советской влас­ти, в 1922 г. В.ИЛенин поставил вопрос о коммунисти­ческом контроле программ и содержания курсов по обще­ственным наукам. В результате чего многим профессорам была запрещена преподавательская деятельность из-за их открытого выступления против советской власти. Вместо них стали привлекаться новые ученые-марксисты: В.А.Быстрянский, А.И.Тюменев, Н.Н.Андреев, Е.А.Энгель и др.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27