Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Российская академия образования




страница15/27
Дата15.05.2017
Размер5.78 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27

3.3. Социальные общности

В качестве элементов любой социальной системы вы­ступают индивид или социальная группа. Благодаря соци­альным отношениям (социальным связям), возникающим между индивидами, индивиды соединяются в определен­ные устойчивые объединения, которые могут выступать в разных формах и разных видах. Созданные на основе социальных отношений социальные группы называют со­циальными общностями. Каждая социальная общность имеет свои, свойственные для нее, общие характеристики и социальные нормы, которые регулируют ее функциони­рование.

Каждый человек участвует в различных формах обще­ственной жизни. Ведь он одновременно может быть и членом семьи, членом определенного производственного коллектива (предприятия, учреждения и т.п.), членом спортивной секции, религиозной организации. Слушая радио, смотря телепередачи, он уже часть публики (ауди­тория), а читая определенный журнал — часть читатель­ской публики данного журнала. Каждый человек живет в каком-то городе или деревне, а значит, принадлежит к определенной территориальной общности, имеющей свои границы. Человек является гражданином определенного государства и является представителем определенной нации. И это далеко не полное перечисление всех форм общественной жизни, в которой приходится участвовать каждому человеку в течение его жизни. Задача социоло­гии как раз и состоит в том, чтобы классифицировать эти формы совместной жизни, описать их составные элемен­ты, их строение и происходящие в них процессы.

Обществу необходимо знать, из каких социальных об­щностей и социальных групп оно состоит, по следующим причинам:

1. Социальные общности и группы — это необходи­мый способ существования людей, их взаимосвязи и вза­имодействия между собой и с обществом в целом. Ведь именно благодаря социальным общностям и именно в них создаются все необходимые условия и средства, кото­рые способствуют развитию личности и удовлетворяют ее потребности и интересы.

2. Социальные общности и группы сами являются субъектами общественной жизни. Их деятельность влияет и на устойчивость общества, на его интеграцию и функ­ционирование, а вместе с этим определяет характер и содержание процессов изменения и развития. Ведь от характера социальных групп зависит многое: и то, как функционирует семья, школа, государство, наука, пресса, здравоохранение, и то, как работают все эти институты и какую в конечном итоге они дают продукцию.

3. В зависимости от того, из каких групп состоит общество, в каком иерархическом положении они нахо­дятся друг к другу (кто лидирует, а кто подчиняется), от проводимой ими идеологии и практических действий во многом зависит тип государства, его общественно-поли­тическое устройство.

Перечисленное выше позволяет также понять, почему для социологии так важно изучать социальные общности и социальные группы [см.: 127. С.20-21].

Рассмотрим, какие существуют определения понятия «социальная общность». В «Кратком социологическом сло­варе» (М., 1989) социальная общность трактуется как «ре­ально существующая, эмпирически фиксируемая сово­купность индивидов, отличающаяся относительной це­лостностью и выступающая самостоятельным субъектом исторического и социального действия, поведения» [136. С.209].

В «Энциклопедическом социологическом словаре» (М., 1995) указано, что социальная общность это «отно­сительно устойчивая совокупность людей, отличающаяся более или менее одинаковыми чертами (во всех или неко­торых аспектах жизнедеятельности) условий и образа жизни, массового сознания, в той или иной мере общнос­тью социальных норм, ценностных систем и интересов. Общности разных видов и типов — это формы совмест­ной жизнедеятельности людей, формы человеческого об­щежития» [318. С.480].

В «Социологическом энциклопедическом словаре» (М., 1998) приводится следующее определение социальной общности : «Совокупность индивидов, характеризующая­ся относительной целостностью, выступающая как само­стоятельный субъект исторического и социального дейст­вия и поведения и выполняющая ту или иную совместную деятельность» [250. С.216].

Ян Щепаньский под социальной общностью (в широ­ком смысле) понимал все объединения людей, в которых создается и утверждается, хотя бы на очень короткий период, определенная социальная связь, Т.е. всякие ус­тойчивые формы совместной жизни [см.: 312. С.127].

Как видно из определений социальной общности, это не плод фантазий, не умозрительные абстракции ученых, придуманные ими для анализа общественной жизни. Они существуют реально, и их можно эмпирически зафикси­ровать и проверить в любой момент. Также следует под­черкнуть, что социальные общности не являются простой суммой индивидов, социальных групп, это уже определен­ная целостность всех ее составляющих элементов, для кото­рой свойственны все характеристики целостной системы.

Общности могут быть очень разнообразными и де­литься, например:

- по количеству людей это может быть как взаимодей­ствие двух людей (диада), так и многочисленное полити­ческое движение;

- по времени продолжительности существования вре­менные, непостоянные, иногда длящиеся несколько минут или часов (пассажиры поездов, самолетов, аудито­рия кинотеатра), и устойчивые, стабильные, существую­щие столетиями (нации, классы);

- по плотности связи как тесно сплоченные коллек­тивы, организации, так и достаточно аморфные образования («фанаты» Пугачевой, болельщики футбольной ко­манды «Спартак» и т.д.).

Процесс складывания общностей может происходить объективно, и они могут существовать независимо от воли и сознания людей (классы, нации), а могут созда­ваться сознательно людьми (семья, партия, спортивный клуб).



3.3.1. Условные и реальные общности

Перед тем как остановиться на подробном рассмотре­нии данных общностей, следует отметить еще одно важ­ное понятие. Так, Я.Щепаньский выделяет наиболее общее понятие социальное множество, под которым по­нимает «определенное количество людей, обладающих какими-либо общими чертами, выделенными внешним наблюдателем, независимо от того, осознают ли сами люди, что они этой чертой обладают» [312. С. 126]. Выде­ление множеств может осуществляться произвольно, на основе соматических черт (например, деление женщин на блондинок и брюнеток, полных и худых и т.д.). По­добного рода социальные множества являются условными общностями.



Условные общности в прямом смысле нельзя назвать общностями, так как в них отсутствуют обязательные и тем более непосредственные связи. Иногда в научных изданиях их называют еще номинальными или статисти­ческими общностями (группами), под которыми понимает­ся «совокупность людей, выделяемая по некоторому при­знаку, имеющему смысл для целей анализа» [136. С.48]. Это могут быть, например, общности по возрасту, месту жительства, образу мыслей.

Любое множество, выделение которого осуществляет­ся на основе обладания всеми определенной чертой, со­ставляет социальную категорию. Таким образом, социаль­ная категория это «совокупность групп индивидов, имеющих одинаковые характеристики по тому или иному признаку (например, пол, возраст, профессия, вероиспо­ведание и т.д.)» [250. С. 120].

Множество людей, имеющих одну и ту же специаль­ность, будет называться профессиональной категорией.

Множество людей одного и того же возраста (например: 60-75 лет) будет возрастной категорией. Множество людей одного пола — категорией пола. Поэтому следует говорить не о «группе блондинок», а о «категории блондинок», не о «возрастной группе молодежи от 18 до 25 лет», а о «возрастной категории молодежи от 18 до 25 лет» и т.д. Такие социальные категории будут являться чисто услов­ными.

Следует отметить, что некоторые условные общности очень близки к реальным общностям, то есть им бывают свойственны сплоченность и контактность. Если же при­знак, по которому происходит деление множества людей, существенный (например, пол, возраст, профессия, раз­мер дохода, тип поселения и т.п.), то такие общности приближаются к большим, но реальным группам типа класса и нации, которые образуются не по одному, а на основе совокупности существенных признаков.

Люди, которые принадлежат к одной и той же катего­рии (например, возрастной, имущественной, профессио­нальной и т.п.), всегда обладают одной или несколькими общими чертами, наличие которых может привести к возникновению внутренней связи в данной социальной категории и даже к созданию своих собственных общих институтов. Возникновение любой внутренней связи в социальной категории свидетельствует о преобразовании ее в социальную общность (например, клуб толстяков).

Некоторые виды условных общностей в обыденной жизни называются группами, хотя в научном понимании они представляют собой нечто другое. Так термин «груп­па» часто употребляют для обозначения некоторых инди­видов, которые пространственно и физически находятся в каком-то определенном месте. В данном случае разделе­ние осуществляется только пространственно с помощью физического определения границ (например, индивиды, находящиеся в одно и то же время на одной улице, едущие в одном вагоне электрички и т.д.). Подобного рода территориальные сообщества в строго научном смысле слова нельзя называть социальной группой. По мнению С.С.Фролова, это агрегация — «некоторое коли­чество людей, собранных в определенном физическом пространстве и не осуществляющих сознательных взаи­модействий» [287. С.194]. Понятие агрегат (от лат. aggregatio — присоединение, накопление) имеет множество определений, наиболее подходящим для данного случая является приведенное в «Социологическом энциклопеди­ческом словаре» (М., 1998) — «совокупность социальных единиц (индивидов, семей, кланов и т.д.), которая возни­кает путем их пространственного сближения, причем еди­ницы эти не изменяются вследствие образования агрега­та, в противоположность общности, в которой единицы взаимосвязаны» [250. С.7].

Следует отметить, что при определенных условиях аг­регация целиком может превратиться в группу, а точнее, в квазигруппу. Квазигруппам, по мнению С.С.Фролова, свойственны следующие отличительные черты: «1) спон­танность образования; 2) неустойчивость взаимосвязей; 3) отсутствие разнообразия во взаимодействиях (это либо только прием или передача информации, либо только выражения протеста или восторга и т.д.); 4) кратковре­менность совместных действий» [287. С. 196].

Как правило, подобные группы существуют непродол­жительное время, чаще всего в конечном итоге они распа­даются, но иногда, при определенных условиях, превра­щаются в устойчивые социальные группы. Например, люди, стоящие в очереди за чем-нибудь и не взаимодей­ствующие между собой, — являются агрегацией. Но стоит продавцу неожиданно отойти на продолжительное время от прилавка, как очередь начинает взаимодействовать для достижения одной для всех их цели — вернуть на рабочее место продавца. В результате этого агрегация превращает­ся в квазигруппу, спонтанную и неустойчивую группу, которая после достижения цели легко и быстро распада­ется.

Все множество реальных социальных общностей можно разделить на два широких подкласса — общности массо­вые и общности групповые. Для групповых общностей в качестве синонима будем использовать понятие «социаль­ная группа», «группа».



3.3.2. Массовые и групповые общности

Массовые общности — это неорганизованные, случай­но, стихийно возникшие и достаточно кратковременно существующие общности. Это общности (совокупности), объединенные сходным поведением ее членов. К ним относятся: толпа, публика, аудитория, масса, социальное движение, общественность. Такие объединения выступают в разных формах: публика кино и театра, телезрители, радиослушатели, читающая публика, разные собрания, лекции, съезды, митинги, демонстрации и т.д. Некоторые социологи и социальные психологи называют их форма­ми коллективного поведения общности, а точнее, массо­вого поведения.



Толпа — это относительно кратковременное скопле­ние (объединение) большого количества людей в про­странстве, допускающем непосредственный контакт, объ­единенных одним и тем же внешним стимулом и эмоци­ональной общностью. Социальная структура толпы обычно очень проста, она делится на лидеров и всех остальных, и только в редких случаях бывает более слож­ной.

Толпа — это не простая агрегация индивидов, а нечто большее, так как пространственное объединение приво­дит к социальному взаимодействию, даже если люди в толпе стараются избегать межличностного контакта. К взаимообмену, естественно, неявному, ведет простое осо­знание присутствия вокруг других людей, основанное на лицевой мимике, жестах, позах и т.д.

Объединение людей в толпе происходит благодаря психической связи, состоящей из сходных эмоций и им­пульсов, вызванных одними и теми же стимулами. Для толпы не свойственно соблюдение ни организационных, ни моральных норм, в ней проявляются примитивные, не очень сильные, ничем не обузданные эмоции.

По характеру и поведению толпы очень различаются, при этом толпа одного типа при определенных условиях может быстро трансформироваться в толпу другого типа.

Я.Щепаньский, классифицируя толпы, выделил сле­дующие четыре их типа — «агрессивные, убегающие, толпы потребителей и экспрессивные или демонстрирую­щие. Агрессивная толпа выступает в трех разных видах: толпа линчующая, то есть охотящаяся на одного человека; терроризирующая, известная по погромам и другим актам террора, направленного против определенной категории лиц или групп; борющаяся, которая выступает во время волнений, стачек, когда атакованная демонстрация или собрание начинает спонтанно обороняться неорганизо­ванным образом. Толпа, спасающаяся бегством, тоже вы­ступает в двух видах: паники, охватывающей собрание или неорганизованную публику, например, паника в театре, в котором вспыхнул пожар, или паника во время землетрясения, когда большое число лиц слепо бросается бежать, направляемое только страхом и чувством самосо­хранения; другой вид убегающей толпы — это паника организованного бегства отряда солдат или другой офор­мленной и высокоорганизованной группы, объятой пани­ческим страхом. Толпа потребителей — это та, которая штурмует магазины, штурмует банки во время кризисов, добиваясь возвращения вкладов, грабит магазины во время голода и смуты и т.п. Наконец, экспрессивная толпа — это такая, которая выражает свои взгляды, объ­единяясь для того, чтобы криком выразить одобрение или протест, чтобы хвалить или осуждать какие-либо меро­приятия власти, учреждения и т.д.» [312. С. 195].

Известный американский социолог Г.Блумер выделяет четыре типа толпы: случайную толпу, обусловленную толпу, действующую толпу и экспрессивную толпу [см.: 18. С. 177]. Российские социологи приводят другие клас­сификации толп в зависимости от способа их образования и характера поведения [см.: 306. С.289-290; 136. С.412; 300. С.36; 287. С.198-199, 250. С.370]. Опираясь на данные классификации, можно выделить следующие наиболее важные для настоящего времени типы толп: случайная толпа (окказиальная толпа, толпа зевак), экспрессивная толпа, паническая (убегающая, спасающаяся) и действую­щая толпа.

Случайная толпа (окказиальная толпа, толпа зевак) — такой толпе свойственна наиболее неопределенная струк­тура. Объединить в ней людей может как незначительная цель, так и бесцельное времяпровождение. Подобного рода толпа может образоваться по поводу самых различ­ных событий. Дорожно-транспортное происшествие, по­имка правонарушителя, появление знаменитости, недо­вольство действиями проходящего человека и т.д. могут привести к образованию случайной толпы на улице. Время существования таких толп незначительно, как только элемент зрелищности ликвидирован, толпа зевак расходится. Эмоциональная включенность индивидов в случайную толпу очень слаба, поэтому в любой момент они свободно могут отделить себя от нее. Но в некоторых случаях, если условия изменяются, случайная толпа может структурироваться и проявить большую сплочен­ность.

Экспрессивная толпа, как отмечает Г.Блумер, «не имеет никакой цели — ее порывы и эмоции растрачива­ются не более чем в экспрессивных (ярко выражающих чувства, переживания, настроение. — Н.С.) действиях, обычно в ничем не сдерживаемых физических движени­ях, дающих снятие напряжения и не имеющих никакой другой цели» [18. С. 181]. Для снятия возникшего в толпе напряжения и возбуждения осуществляются разного рода физические движения, которые могут принимать форму танцев, плача, крика, смеха. Благодаря этим физическим движениям «индивид, который находился в состоянии напряжения, дискомфорта и, возможно, тревоги, внезап­но получает полную разрядку и испытывает радость и полноту жизни, приходящие с подобным облегчением» [18. С. 182]. В таких толпах обычно индивиды совместно выражают какое-либо чувство и общее отношение к како­му-либо неординарному событию: радость (танцы), горе (участие в похоронах какой-нибудь знаменитости), про­тест (перед зданием местной администрации) и т.д. В экспрессивном движении экспрессивная толпа разряжает свое напряжение, при этом данное движение имеет тен­денцию становиться ритмичным. Посредством римического выражения напряжения формируется единство толпы.

Крайней формой экспрессивной толпы является экс­татическая толпа (один из видов аффективного психи­ческого расстройства). Экстатическая толпа это толпа, которая, находясь в состоянии общего экстаза, доводит себя до исступления в своих совместных действи­ях, очень часто состояние общего экстаза приводит к непредсказуемым (как правило, разрушительным) дейст­виям и последствиям (например, действия поклоников рок-музыки на концерте своих кумиров).

Паническая (убегающая, спасающаяся) толпа это толпа, спасающаяся от реального или воображаемого ис­точника опасности, направляемая страхом и чувством самосохранения (например, пожар в кинотеатре). Паника не возникает только в том случае, когда есть достаточно надежные выходы из создавшейся кризисной ситуации или выхода нет вообще. Возникновению паники, как отмечает Р.Тернер, сначала предшествует «короткая ста­дия неподвижности», люди, попавшие в незнакомую кри­зисную ситуацию, не в состоянии ее понять и оценить, поэтому они начинают действовать «гротескно несоответ­ствующим ей образом». Затем наступает период поиска выхода и лихорадочной «активности ради активности» [цит. по: 229. С.131].

Паника является особой ситуацией, где происходит усиление воздействия через заражение. Паника, как отме­чает Ю.А.Шерковин, — это «эмоциональное состояние, возникающее как следствие либо дефицита информации о какой-то пугающей или непонятной ситуации, либо ее чрезмерного избытка и проявляющееся в импульсивных действиях» [306. С.293]. Непосредственным поводом к возникновению паники всегда является появление како­го-то известия, которое способно вызвать своеобразный шок.

Очень трудно проводить исследование паники, это связано с тем, что ее нельзя непосредственно наблюдать. Результаты включенного наблюдения за паникой всегда будут искаженными, т.к. наблюдатель, хотел бы он этого или нет, будет подвержен воздействию со стороны наблю­даемых [см.: 306. С.294]. Все исследования базируются на описаниях, сделанных после пика паники. На основе имеющихся описаний ученые выделили основные циклы, характерные для всего процесса паники в целом. Знание этих циклов, а также понимание психологического меха­низма паники, в частности, заражения, как бессознатель­ного принятия определенных образцов поведения очень важно для прекращения паники. Это возможно, если в ситуации паники находится также человек, способный внести элемент рациональности в ситуацию паники, за­хватить руководство в этой ситуации, Т.е. предложить образец поведения, который способствовал бы восстанов­лению нормального эмоционального состояния толпы. Надежной гарантией против всякой стихийности в массо­вом поведении является своевременное донесение до людей достоверной информации о разного рода событиях посредством официальных каналов коммуникации [см.: 306. С.295-299].

Действующая толпа — «это беснующееся сборище или другие формы общностей с экстремальными типами по­ведения» [287. С. 199]. Отличительным признаком данного типа толпы является наличие цели, на которую направле­на ее деятельность [см.: 18. С.177]. Понятие «действую­щая» подразумевает под собой весь комплекс возможных действий толпы, а именно общностей с экстремальными типами поведения. При исследовании социальных про­цессов ученые основное внимание уделяют изучению именно действующих толп.

Действующая толпа в свою очередь делится на следую­щие важные формы — сборище, восставшая (повстанчес­кая) толпа, борющаяся толпа, стяжательная толпа (толпа потребителей).

Сборище это «эмоционально возбужденная толпа, тяготеющая к насильственным действиям» [287. С. 199]. Обычно сборище имеет агрессивно настроенного лидера, требующего строгого подчинения от всех своих членов. Все действия сборища носят кратковременный характер и направлены непосредственно на какой-то определенный объект. После достижения задуманной цели сборище (на­пример, линчующая толпа) быстро распадается, и входив­шие в него люди в обыденной жизни могут совершенно ничем не напоминать члена жестоко действующего сбо­рища.

Восставшая (повстанческая) толпа «это насильст­венный и деструктивный коллективный взрыв» [287. С. 199]. Ее поведение при восстаниях, в отличие от сбори­ща, менее структурировано, менее целенаправленно и более неустойчиво. В основном действия восставшей толпы непредсказуемы, так как она в наибольшей степе­ни подвержена различным случайным влияниям извне. Она может состоять из нескольких групп, имеющих свои собственные цели, но в критический момент объединяю­щихся и действующих однонаправленно.

Борющаяся толпа - это спонтанно обороняющаяся неорганизованным образом толпа (демонстрация или со­брание), атакованная во время акций гражданского непо­виновения, разного рода волнений или выступлений.

Стяжательная толпа - это толпа, которая вступила в неупорядоченный непосредственный конфликт за обла­дание какими-либо ценностями (например, разгром мага­зинов во время военных действий или стихийных бедст­вий).

Следует отметить, что данная классификация весьма условна. Между эти толпами нет непроходимой грани, они довольно легко и быстро могут переходить друг в друга.

Разница между перечисленными типами и видами толп относительна. Во всех перечисленных формах толп можно выделить много общих и сходных явлений. В первую очередь это психические явления. Всем формам толп свойствен факт деиндивидуализации, то есть частич­ное исчезновение у членов толпы их индивидуальных черт личности. Что вызывает сильную склонность к под­ражанию поведению других людей и увеличивает чувство солидарности со всей толпой. Происходит ослабление важности общепринятых этических и юридических норм, создается сильное ощущение правомерности совершае­мых действий и поступков. Также созданный толпой эмо­циональный настрой ведет к возвеличиванию своей соб­ственной силы и уменьшает ощущение ответственности за совершаемые поступки.

Данные явления приводят к тому, что человек, нахо­дящийся в толпе, находится как бы под влиянием внуше­ния. Сила данной «внушаемости» зависит от ряда факто­ров: от стимулов, вызывающих реакцию толпы, от кон­кретной общественно-исторической ситуации, а также от индивидуальных особенностей членов толпы.

Способы воздействия, реализуемые в стихийных мас­совых общностях, достаточно традиционны, это — зара­жение, внушение и подражание [см.: 192. С.257-280; 9. С.175-183]. Изучению этих механизмов уделяли внимание различные ученые, и социологи, и социальные психологи, и медики, и педагоги и т.д.

Заражение особый способ воздействия, ведущий к интеграции больших масс людей (массовые психозы, ре­лигиозные экстазы и т.п.). Феномен заражения известен уже давно и имеет многообразные проявления, начиная от массовых вспышек различных душевных состояний, возникающих во время ситуаций паники, спортивного азарта, религиозного экстаза, вплоть до массового поли­тически окрашенного психоза (например, фашизм) [см.: 192. С.257-258]. Массовому психозу могут быть подверже­ны целые народы.

Б.Д.Парыгин под заражением понимает «бессозна­тельную, невольную подверженность индивида опреде­ленным психическим состояниям» [192. С.258]. В данном случае на индивида никто не оказывает организованного преднамеренного давления. Просто индивид бессозна­тельно усваивает образцы чьего-то поведения, полностью подчиняется ему. Происходит передача определенного эмоционального заряда или психического настроя, кото­рое, особенно в больших открытых аудиториях, усилива­ется путем многократного отражения по моделям обыч­ной цепной реакции, Т.е. происходит «реакция зараже­ния».

При этом эффект заразительности, на что в свое время справедливо указывал уже Н.К.Михайловский, зависит не только от силы эмоционального заряда, но и наличия факта непосредственного контакта между людьми. По этому поводу в своей статье «Еще о толпе» (1893) он писал следующее: «Когда в театре раздается зловещий крик «Пожар!», то происходит паника, часто далеко не соответ­ствующая степени опасности. Это зависит от того, что внезапность крика, как и всякая внезапность, на некото­рое время ошеломляет людей, ослабляет деятельность со­знания, вследствие чего опять-таки запираются все окна и двери и открытой остается одна форточка, в которую страшными глазами смотрит представление опасности. Но эффект еще усиливается тем обстоятельством, что каждый из моноидеизированных (сосредоточивших вни­мание на одном всепоглащающем пункте, по Бреду. — С.Н.) видит вокруг себя испуганные лица и жесты отчая­ния, вследствие чего волнение каждого, если не арифме­тически точно помножается на число взволнованных, то во всяком случае значительно возрастает. Здесь происхо­дит как бы взаимная гипнотизация... Таким образом, вся­кая толпа, всякое сборище уже заключает в себе нечто, благоприятное для проявления бессознательного подра­жания, под тем, однако, условием, деятельность сознания была чем-нибудь подавлена» [172, стб.439].

Поэтому, как указывает Б.Д.Парыгин: «Секрет эмоци­онального воздействия в условиях непосредственного контакта заключается в самом механизме социально-пси­хологического заражения. Последний в основном сводит­ся к эффекту многократного взаимного усиления эмоци­ональных воздействий общающихся между собой людей. При этом сила нарастания накала страстей, создающая психический фон заражения, находится в прямой про­порциональной зависимости от величины аудитории и степени эмоционального накала индуктора» [192. С.259].

Многие политические лидеры используют знания ме­ханизма заражения в свой практике. Например, в фашистской пропаганде была разработана особая концеп­ция повышения эффективности воздействия на открытую аудиторию путем доведения ее до открытого возбуждения, Т.е. доведения до состояния экстаза. После этого ситуа­ция развивалась по законам заражения.

Феномен заражения может иметь место как в условиях антисоциального и неорганизованного поведения (раз­личные стихийные бедствия и т.п.), так и в массовых сознательных социальных действиях (митинги, манифес­тации и т.п.). Изучение различных форм психического заражения, проявляющихся в массовых социальных дви­жениях, особенно в периоды нестабильности общества, является одной из задач социальной психологии.



Внушение — это особый вид воздействия на людей. В отличие от заражения, это уже «целенаправленное, неар­гументированное воздействие одного человека на другого или на группу» [9. С. 178]. Таким образом, внушение пред­ставляет собой процесс передачи информации, основан­ный на ее некритическом восприятии.

В научной литературе до сих пор нет однозначного ответа на вопрос о соотношении внушения и заражения. Одни авторы считают, что внушение так же, как и подра­жание, является одним из видов заражения, а другие приводят ряд отличий внушения от заражения [см.: 192. С.263-265].

В процессе изучения внушения как социально-психо­логического явления учеными установлены некоторые за­кономерности относительно того, в каких ситуациях и при каких обстоятельствах эффект внушения повышается. Эффект внушения зависит от возраста — дети легче под­даются внушению, чем взрослые. Утомленные, физически ослабленные люди в большей мере внушаемы, чем люди, обладающие хорошим самочувствием и здоровые. Решаю­щим условием эффективности внушения выступает авто­ритет человека, осуществляющего внушение (суггестор).

Я.Щепаньский выделяет следующие условия, способ­ствующие лучшей внушаемости:

1. Предварительно существующие устойчивые уста­новки, убеждения (так, например, против ненавистных групп или институтов легко возникает терроризирующая толпа).

2. Убеждения и склонности, соответствующие лозун­гам, которые подталкивают толпу к действию.

3. Молодой возраст и отсутствие социального опыта, в связи с чем очень часто демонстрирующие толпы состоят из молодежи.

4. Низкий уровень интеллекта и отсутствие элемента интеллектуализма в психике.

5. Непривычность к анализу своих поступков, отсутст­вие сильной воли и выработанных взглядов [см.: 312. С.196].

Исследования внушения очень важны для таких сфер, как пропаганда и реклама. Метод внушения в ходе пропа­гандистского воздействия выступает как метод своеобраз­ного психопрограммирования аудитории, другими слова­ми, относится к методам манипулятивного воздействия. Наиболее широко данный метод применяется в области рекламы. Для этого специально разработана особая кон­цепция «имиджа». В данном случае под имиджем понима­ется специфический «образ» воспринимаемого предмета, когда ракурс восприятия умышленно смещается и акцент делается только на определенные, выгодные для рекламо­дателя стороны объекта. Благодаря этому достигается ил­люзорное отображение того или иного объекта, явления. В настоящее время создание имиджа начинает широко использоваться не только в рекламе, но и в политике (например, во время избирательных кампаний).



Подражание — один из механизмов воздействия людей друг на друга. Подражание имеет много общего с зараже­нием и внушением. Специфика подражания заключается в том, что это не простое принятие внешних черт поведе­ния другого человека или психических состояний масс, а «воспроизведение индивидом черт и образцов демонстри­руемого поведения» [9. С. 181]. В свое время разработкой идей о роли подражания в обществе занимались Н.К.Ми­хайловский и Г.Тард, ими была выведена так называемая теория подражания.

Толпа оказывает на человека мимолетное влияние, хотя иногда созданное ею настроение удерживается у человека довольно долго. Если новые стимулы, воздействующие на толпу, приведут к созданию новых эмоций, то тогда связь, объединяющая до этого толпу, подвергнется распаду. Например, если толпу демонстрантов поливать водой, то под влиянием инстинкта самосохранения или страха, толпа распадется. Привести к распаду толпы может и влияние других чувств, устремлений (голод, чувство юмора и т.д.), возбуждений, направленных к иным целям, чем первоначальные.

Знание таких психических механизмов, с одной сторо­ны, помогает преодолевать или психически обезоружи­вать толпы, а с другой стороны, знание механизмов, объ­единяющих толпы, может быть использовано для возбуж­дения их и манипулирования ими.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27

  • 3.3.1. Условные и реальные общности
  • реальных социальных общностей
  • 3.3.2. Массовые и групповые общности
  • Паническая (убегающая, спасающаяся) толпа
  • Восставшая (повстанческая) толпа
  • Борющаяся толпа
  • Стяжательная толпа