Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Размышления по поводу




Скачать 104.06 Kb.
Дата01.07.2017
Размер104.06 Kb.




РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ
Ольга Владимировна Епифанова,

почётный работник

общего образования РФ,

учитель-логопед высшей квалификационной категории



Жизнь удивительна и исполнена знаковых совпадений. Кажется, что кто-то на небесах дирижирует симфонией твоего бытия. Да, да, я не ошиблась, именно с симфонией, как высшей формой инструментальной музыки, превосходящей все другие её жанры по возможностям воплощения значительных идей и замыслов, можно сравнить человеческую жизнь. И как композиторы-романтики, мы вправе, сохраняя традиционную схему цикла, наполнять её новым, дорогим и близким нам содержанием.

Часть первая. Аллегро «Детство».

Мой папа, как всякий любящий и чувствующий своё дитя отец, видел во мне задатки необыкновенные и хотел, чтобы я, во-первых, занималась спортом, во-вторых, бальными танцами и, в-третьих, обязательно стала журналистом. Предчувствия, в какой-то мере, не обманули родителя, самого имеющего спортивные успехи, играющего в своё время за юношескую сборную России по баскетболу, отличный вкус и умеющего связно излагать мысли на письме. Ко всему этому была устремлена и я. И, хотя не стало это моим жизненным предназначением, но было заложено в фундамент будущей, тогда ещё не осознанной мною, профессии.

Родители, без фанатизма, но тщательно и скрупулезно, собирали для нас с братом библиотеку. Маленькая девочка, 1 года 2 мес. от роду, перелистывает книжку – это одна из первых и любимых моих фотографий. С обучением чтению тогда не торопились. Но вслух читали нам до самой школы. Читали много сказок, авторских, русских народных, интереснейших рассказов, повестей, каких-то необыкновенных стихов. Некоторые из тех детских книг живы и по сей день. Их, заново переплетённые и подклеенные заботливыми мамиными руками томики, приятно брать в руки и вспоминать… Удивляемся, что современные дети не знают стихов. Моим коронным было стихотворение «Подарок» С. Лукьяненко. Длинное-предлинное, читанное с 3-х лет на всевозможных ёлках и неизменно награждаемое подарками. Когда я рассказываю его наизусть своим воспитанникам, они, теперешние малыши и малышки 5-6 лет искренне удивляются. Когда я училась в 8 классе и пожаловалась маме на трудности запоминания, она, не педагог, а инженер-конструктор, посоветовала мне учить каждый день по стихотворению. Я выбрала С. Есенина. И целый месяц учила его стихи. Помню их назубок и сейчас. И почему мама не посоветовала выучить произведение более крупного жанра? Наверное, теперь, я бы знала наизусть «Евгения Онегина», например, или «Горе от ума».

И ещё из области предположений: если бы тогда, существовала передача «Умники и умницы», я бы, наверняка, училась в МГИМО, так как славилась среди одноклассников энциклопедическими знаниями, легко побеждала на всевозможных конкурсах. Тому есть документальное подтверждение, т.к. папа собирал и сохранил наши с братом «Портфолио». Апогеем моей школьной карьеры был слёт отличников Волгограда и поездка в Артек. Запоздалое спасибо за интересные, увлекательные уроки, факультативы, кружки моим учителям из родной 54-ой школы: Евсеееву И.А., Волоховой Н.И., Васиной Л.П., Денисовой Э.И., Князевой В.М., Матвеевой В.А., Харламовой Г.А. Шмониной М.А. и другим. Рядовые педагоги обычной школы – они умели привить любовь, трепетное отношение не только к своим предметам, но и как сказали бы сегодня, к вещам глобальным: к «малой» и к великой родине, к нашей российской природе и Волжскому краю, ко всему человечеству и к отдельно взятому человеку. Для девочки одновременно и серьёзной, и романтичной, впечатлительной и вдумчивой их наставления значили и значат так много.

Говорю об этом потому, что твёрдо уверена: мои будущие педагогические пристрастия, увлечения, приоритеты возникли не на пустом месте. На пустом – они бы просто не возникли. Спасибо за этот прочный фундамент моим родителям и школьным учителям!

Часть вторая. Лирическая «Московская»

Поступить на самое престижное в то время отделение логопедии МГПИ им. Ленина, поступить по эксперименту, имея аттестат 5 баллов ровно и заработав 9 баллов на двух экзаменах, сочинении и биологии – это из раздела моего вечного везения в учёбе. Наблюдая позже за своими коллегами по цеху, пришедшими в нашу профессию, зрелыми, попробовавшими себя на других поприщах педагогики, не понимала их тщеславия – профессия, как профессия, а скорее труд, кропотливый и постоянный. И те же, что и во всей педагогике, ножницы между вечным ожиданием моральной отдачи от своего труда и материального вознаграждения за него.

Но тогда, стоя у входа в знаменитую ленинскую аудиторию главного корпуса МГПИ, я этого не знала. Не знала, что вся теперешняя трудовая биография пройдёт под знаком гордости за мою, «московскую» школу логопедии, моих учителей и сокурсников.

Если бы была преподавателем, начинала бы введение в профессию следующими словами: «Врач работает с болезнью, священник - с грехами, педагог - с идеалами, психолог - с иллюзиями… Знаете ли вы профессию, в которой сочетались бы милосердие медицины, мудрость педагогики и прозорливость психологии?» Вот такие качества вывела я для себя, со временем, в неотъемлемые составляющие педагогического кредо настоящего дефектолога.

Не представляю себя сейчас вне своего дела, не перестаю радоваться и удивляться тому, что в своё время выбрала себе такую гуманную всегда и особо актуальную ныне профессию.

Выбирала ли по наитию, сердцем, или просто вслепую - не знаю. Уже позже меня учили пониманию того, кем я становлюсь. Может быть потому, что учили редкие профессионалы – алмазы и бриллианты нашей науки – постепенно приходило понимание того, что ошибки и недоработки в моей профессии дорого обойдутся многим людям на протяжении долгих лет их жизни. Огромное спасибо за это моим учителям: Л.И.Беляковой, В.К.Воробьёвой, Б.М.Гриншпуну, Л.М.Гаврилову, В.А.Лапшину, В.И.Селивёрстову, О.А.Токаревой, М.Ф.Фомичёвой, О.Н.Усановой, С.Н.Шаховской, М.К.Шохор-Троцкой и многим – многим другим, чьи наказы, заветы и наставления через толщу лет и теперь звучат в моей душе.

Помню первые моменты осознания сопричастности к профессиональному цеху. Мы были на практике в одной из московских школ, недалеко от Рижского вокзала, собирали образцы специфических ошибок письма. И беспечными студентками, позабыв всё это в общежитии, пришли на семинарское занятие к Гриншпуну Б. М. О, как интеллигентно он был разгневан нашей забывчивостью! И вот я по его личному поручению бегу, благо недалеко, в общежитие. Хватаю записи и обратно, на факультет. Успеваю, пока идёт занятие, переписать нелепую детскую писанину – времена не меняются! – на доску. И вот уже выступаю ассистентом знаменитого преподавателя. Чувство гордости от сопричастности Мастеру и его Мастерству переполнило на миг и, пожалуй, уже никогда не покидало. Наверное, так бывает тогда, когда студент – медик в первый раз ассистирует знаменитому хирургу.

Я назвала преподавателей специальностей. А сколько самородков педагогической мысли учили нас другим предметам: современному русскому языку, древней русской литературе, литературе 1, 2, 3 третей 19 века и др. Помню, как на семинаре по «Евгению Онегину» мы состязались с коллегами - сурдологами в лучшем знании текста Евгения Онегина:



  • Сколько минут молчали Онегин и Татьяна при встрече?

  • Вспомните эпитафию Ленскому на могильном камне.

  • Каким было меню праздничного стола в честь именин Татьяны?

Самое главное, что я жила в Москве и имела возможность, стрельнув лишний билетик, в тот же вечер сидеть в партере Большого театра. И слушать «Евгения Онегина», с твёрдым знанием того, что песня крепостных девушек, собирающих малину в барском саду – явление социальное: поют, значит, малину не кушают - «Указ, основанный на том, чтоб барской ягоды тайком уста лукавые не ели». А от малины, плавно перетекать мыслями к малиновому берету Татьяны, уже жены Гремина, на балу: «Кто там, в малиновом берете, с послом испанским говорит?» Наш преподаватель Владимир Есин рассказывал нам, что в одном из театров не нашлось малинового, и был надет зелёный: «Кто там в зелёновом берете с послом испанским говорит?» – так нелепо прозвучала тогда музыкальная реплика «не растерявшегося» Онегина.

Ощущение живости изучаемого, сопричастности к нему, а отсюда и неподдельного интереса и радости познания, постижения и приобщения – вот, что навсегда осталось от тех лекций и семинаров, от посещения театров, выставок, библиотек – от студенческой жизни в Москве.

Московская жизнь была богата нечаянными, и от того ещё более радостными, наполняющими новым смыслом жизнь, встречами! Вот первые, пришедшие на ум, знаменитости, с которыми свели меня московские дороги: Иннокентий Смоктуновский, Игорь Владимиров, Евгений Леонов, Олег Янковский, Михаил Боярский, Евгений Стеблов, Андрей Миронов, Татьяна Догилева, Олег Виноградов, Илзе Лиепа…

И, конечно, я – волгоградская девчонка – выполнила на 150 % наказ, нет, скорее пожелание покойного ныне Б. М. Гриншпуна, который, внушал прописные истины студентам 1 курса, мол, оказались в Москве, должны полюбить и узнать её. Он же поведал нам о предшественнице, проучившейся в Москве 5 лет, все 5 лет зубрившей лекции и на выходе так и не узнавшей, что Кузнецкий мост – это вовсе не мост, а улица в центре Москвы…



Часть третья. Менуэт или скерцо «Север»

Моя институтская подруга Лена Черных, ныне супруга известного театрального режиссёра Вячеслава Спесивцева, умеющая ловко рисовать дружеские шаржи, узнав о моём распределении в Магадан, раз за разом изображала меня на листах лекционной тетради, идущей сквозь метель и пургу на лыжах: «По вызову тяжёлого логопата!» А её будущий супруг искренне удивлялся тому, что я, смело берущая автографы у Юрия Григоровича, например, перееду из Москвы в Магадан!

Однокурсники шутили: мол, твоё счастье, что Екатерина-II продала Аляску Америке. Институтская многотиражка посвятила заметку смелой девушке – студентке. Жаль, не сохранилась эта газета в многочисленных переездах…

Я благодарна Северу за всё. За встречи с прекрасными людьми. За первые профессиональные коллективы: учительский – средней школы № 17 и городское методическое объединение учителей-логопедов. За мои первые неумелые шаги в профессии. За первую ученицу, робко постучавшую в дверь моего кабинета, пятиклассницу Оксану. За моего первого наставника Макоедову Галину Васильевну, и ныне живущую и плодотворно работающую на Севере. За первую командировку в Колымские дали – 11 часов на автобусе от Охотского побережья.

В то время ещё не было гласности. И магаданская жизнь была овеяна лишь ореолом романтики. «Солнечный Магадан» с прекрасными лыжными трассами, Снежной долиной, заливом Гертнера, бухтой Нагаева (не путайте с Дмитрием Нагиевым) и белыми ночами. И опять театр. Магаданский драматический, приютивший в своё время многих сосланных, самым знаменитым из которых был прославленный Вадим Козин, покупавший продукты в том же центральном гастрономе, что и я.

Я полюбила Магадан в стихах Высоцкого, воспевшего суровую красоту и вечный призыв Севера:

«Все года, все века, все эпохи подряд,

всё стремится к теплу, от морозов и вьюг.

Почему ж эти птицы на Север летят,

коль лететь им положено только на юг?»

Как много бы я отдала, чтобы вновь приземлиться в аэропорту Сокол и въехать, как в свою беспечную молодость, по Колымской трассе, в Магадан...

Второй мой Север – был совершенно другим. Небольшой городок Мончегорск – 200 тыс. жителей в Монче – тундре, отделённой всего лишь грядой Хибин от Финляндии. Ветер такой, что выламывал открываемые дверцы машин, прибивал людей, радующихся тому, что унесло их не в тундру, а к столбам и стенам домов. Поездки по Кольскому полуострову к Баренцеву и Белому морям, в Апатиты – родину Андрея Малахова, на знаменитый горнолыжный спуск Айкуавенчор, в Мурманск, в аэропорт Мурмаши… А озеро Имандра с брусничными островами, а тундра с морошковыми полянами. Где ещё такое встретишь? Настоящая полярная ночь и настоящий полярный день, настоящее северное сиянье – явление редкое и поэтому особо ценящееся. И опять на ум цитата из В.С. Высоцкого, сожалеющего по этому поводу:

«Нам сиянья пока увидать не пришлось.

Это редко бывает – сиянье в цене!».

Огромный лось на Площади 5 углов. И, по замечанию навестившей меня, совсем как когда-то Пущин навестил Пушкина в Михайловской ссылке, институтской подруги Лены Беляковой, не вредный для здоровья асфальт, а булыжная мостовая. А концерты, гастроли, традиционная неделя эстонской культуры на Кольском полуострове… В памяти навсегда мимолетная встреча с покойным ныне Андреем Ростоцким – любимым на все времена Денисом Давыдовым. Многое ещё можно вспомнить.

Сами собой всплывают лица моих малышей, из речевой группы детского сада № 28. Воспитанию, коррекции и развитию их речи я посвятила долгие для меня три года. «А логопеда, Ольгу Владимировну Епифанову, дети вообще считают второй мамой», В таких строках сформулировала моё педагогическое кредо газета «Мончегорский рабочий». Это добрые слова греют моё сердце и поныне.

На этом Севере царила «питерская» школа логопедии. В период повального дефицита было хорошее снабжение играми, канцтоварами. Здесь в творческом порыве, долгими полярными вечерами, для любимых воспитанников, своими руками создавала я свои самые интересные пособия и игры. Отличительной их чертой, видимо от тоски по многообразию наших южных красок, стало то, что были они сочными, яркими, многоцветными. Пользуюсь ими бережно, с любовью и по сей день. И что замечательно, моим теперешним ученикам они тоже нравятся.

Часть четвёртая. Рондо. «Опять Волгоград»

Мой младший брат до 3-х лет молчал. Семейным преданием стал рассказ мамы о том, что первым его высказыванием в осеннюю непогоду и слякоть стали актуальные для него слова «дождь, грязь, плащ». С тех пор он говорил, уже не останавливаясь…

Найти актуальное и значимое, здесь и сейчас, для каждого проблемного ребёнка – вот главная, коммуникативная, задача современного учителя-логопеда. Долгие годы тружусь я на логопедическом пункте муниципального образовательного учреждения детского сада № 21. В 90-х годах эта форма организации логопедического воздействия стала инновационной для России. Описание нашего опыта, нашедшее своё отражение на страницах педагогической периодики, вызвало живейший отклик коллег из Брянской и Волгоградской областей, Приморского и Ставропольского краёв, республик Калмыкия и Марий-Эл. Спасибо вам, дорогие незнакомки, не поленившиеся взять ручки в руки и написать, почти «на деревню дедушке», чудом нашедшие меня письма. Они и сейчас греют душу осознанием того, что дело, которое мы делаем вместе чрезвычайно важно и нужно. Оно – на благо подрастающего поколения, нашего общего будущего!

То вверх, то вниз, в волнообразной манере рондо представляются мне теперь годы моей профессиональной деятельности в родном Волгограде.

Пусть не покажется странным, что я с благодарностью вспоминаю вступление в середине 90-х в личную аттестацию, позволившее мне, в муках педагогической рефлексии, взглянув на себя со стороны, оценить свою деятельность положительно. Спасибо за всегдашнюю поддержку Бельской И.И., Гапоненко Т.П., Докутович В.В., Колесниченко Г.П., Никулиной О.Ф., Поповой Л.В., Пятаевой С.А., Симоновой М.А., Соколовской Н.В.. Для любого педагога чрезвычайно важны как «ступени» его «горизонтальной карьеры», так и осознанное прохождение этапов мастерства, рождение творческих идей.

Не знаю, как для кого, а для меня очень значима работа в режиме постоянного развития, инновационная деятельность. Разглядеть это качество вовремя сумел талантливый руководитель Никитин С. В., директор «Родника», первой негосударственной школы Волгограда. Это он более 12 лет назад оснастил рабочее место учителя-логопеда школы персональным компьютером. Отсюда многие мои статьи, участие во Всероссийских, региональных и городских конкурсах, фестивалях. Отсюда – осознание своего потенциала. Спасибо Вам за эти крылья, дорогой Станислав Владимирович!

Корни и крылья – вот то, что даёт почувствовать надёжную опору и, одновременно, движет нами по жизни! Без этого не стать профессионалом, состоявшимся человеком!

Люблю работать я и с диктофоном. Когда беру его в руки, чувствую себя журналистом, как мечтал мой отец. В моей копилке более 80-ти часов интересных аудиозаписей: родных и близких на все времена детских голосов. Скоро они, мои прежние воспитанники, приведут в мой кабинет своих детей. Приведут для того, чтобы я вновь и вновь удивлялась вечному постижению тайн родного языка малышами и малышками, их интересному, в неуёмной работе над собой, взрослению.



От толерантности к эмпатии, от милосердия к педагогике, от коррекции к коммуникации, от традиции к инновации – таким стало моё педагогическое кредо сегодня. А вечный гимн моей профессии и всем людям, которые помогли мне состояться в ней, будет звучать в душе до тех пор, пока бьётся сердце.


Каталог: articles
articles -> Программа по литературе для 5-11 классов общеобразовательной школы / Авт сост
articles -> Приложение к уроку
articles -> Урок литературы в 5 классе «Библия-памятник культуры»
articles -> Кроссворд «Творчество и биография А. А. Фета»
articles -> Пособие по культуре Башкортостана (I часть) для учащихся 10 классов г. Салават, 2003 г
articles -> История Казахстана
articles -> С этим нельзя не согласиться
articles -> Алексей Лосев Проблема символа и реалистическое искусство
articles -> В порядке разминки
articles -> Сатпрема и Суджаты посвящается

  • Часть первая. Аллегро «Детство».
  • Часть вторая. Лирическая «Московская»
  • Часть третья. Менуэт или скерцо «Север»
  • Часть четвёртая. Рондо. «Опять Волгоград»