Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Вариант 1. Упражнение «Свои и чужие»




страница8/21
Дата18.04.2017
Размер3.62 Mb.
ТипПрограмма
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21

Вариант 1. Упражнение «Свои и чужие»

Цель: способствовать идентификации различных социальных аут-групп («чужих» групп, представители которых воспринимаются как существенно отличающиеся от «наших», «своих»), осознание собственных чувств по отношению к их представителям.

Необходимые материалы: бумага, доска и мел, либо листы ватмана и маркеры.

Описание: первый этап работы проводится индивидуально. Лист бумаги необходимо разделить на три части: «свои», «чужие», «любые». Задание: распределить по соответствующим столбикам слова, написанные на доске:


  • настороженность

  • открытость

  • опасность

  • спокойствие

  • злой

  • хороший




  • понятный

  • непонятный

  • близкий

  • далекий

  • похожий

  • нравится

  • не нравится



На втором этапе на доске формулируются обобщенные портреты «своих» и «чужих», например, методом голосования по каждому из предложенных качеств.

На третьем этапе обсуждается вопрос о том, кто для нас являются «своим» (например, люди нашей национальности, нашего вероисповедания, нашего возраста, нашего социального слоя, разделяющие наши жизненные принципы, здоровые и так далее), и кто – «чужим». Результаты обсуждения фиксируются на доске в соответствующих столбиках.


Резюме ведущего:

Людям свойственно разделять окружающих на «своих» и «чужих». Тех, кого мы считаем «чужими», мы, к сожалению, обычно представляем хуже себя. Но ведь в реальности это не так. В этом легко убедиться, если подумать о том, что для кого-то мы тоже являемся «чужими».
Вариант 2. Упражнение «Ярлык»

Цель: способствовать формированию негативного отношения к стигматизации.

Необходимые материалы: бумага, карточки-ярлыки.

Описание: участники изображают на листе бумаги циферблат часов и отмечают на них время встречи с товарищами. При назначении встреч нужно иметь в виду следующие условия: каждый должен встретиться с каждым, встречаются только один на один, каждая встреча длится «час», каждый «час» должен быть заполнен встречей. Поскольку число участников обычно не позволяет точно выполнить все условия встреч, возникает небольшое замешательство, после чего им можно предложить встречаться по трое, причем третий договаривается не с одним из участников уже сложившейся пары, а с обоими.

После того, как назначены все встречи, каждому участнику на спину вешается карточка с названием роли, относящейся к той или иной аут-группе: «лицо кавказской национальности», «инвалид», «глубокий старик», «наркоман» и прочие. Раздавая карточки, ведущий должен быть внимателен к тому, чтобы не задеть чувства участников упражнения, и поэтому подбирает ярлыки индивидуально – так, чтобы они были максимально далеки от реального положения дел. Ярлыки могут повторяться.

Ведущий начинает отсчитывать время, имея в виду, что «час» соответствует двум минутам. Через каждые две минуты ведущий называет «время» и громко объявляет тему, на которую могли бы общаться партнеры (например, «любимые лакомства»). Задача каждого игрока – общаться с товарищами в соответствии с их карточками-ярлыками, не называя роли, обозначенные на карточках, вслух, а также догадаться, что за ярлык на спине у него самого.

В заключение обсуждаются вопросы:



  • Какие чувства возникали во время игры?

  • Какие ярлыки товарищей вызывали наибольшее затруднение? С чем вы это связываете?

  • По каким признакам удалось угадать свой ярлык?

  • Что такое дискриминация?

  • В чем она проявляется?

  • Каковы ее последствия?


Резюме ведущими:

Хотя причины, по которым одни люди дискриминируют других, часто являются надуманными, непонимание и конфликты, порожденные дискриминацией, - всегда настоящие. Они причиняют людям много боли. Общаясь с человеком, важно видеть именно человека, а не тот ярлык, который за ним закрепился.
Вариант3. Упражнение «Голубоглазые и кареглазые»

Цель: формирование мотивации сотрудничества с представителями аут-групп.

Необходимые материалы: не требуются.

Описание: ведущий сообщает группе вводную информацию:

«На Землю прилетели инопланетяне. Инопланетные ученые открыли универсальный закон психики, который распространяется и на жителей Земли: оказывается, все люди делятся по своим психическим свойствам на две группы. Верным признаком принадлежности к той или иной группе является цвет глаз. Карие глаза означают, что человек способен только на физическую работу, а интеллектуальный и духовный его потенциал практически нулевой. Обладатели голубых глаз – элита, цвет человечества, интеллектуалы, творцы… Словом, полная противоположность кареглазым.

Поскольку у кареглазых по сравнению с голубоглазыми меньше масса головного мозга, толще черепная кость, слабее выражены коленный, хватательный, глотательный рефлексы, ниже скорость запоминания информации, нужно серьезно задуматься над поручением кареглазым ответственных должностей и заданий. Ведь из-за особого строения зрачка информация воспринимается и передается нервной системой кареглазых примерно так же, как у человекообразных обезьян (в большинстве своем кареглазых).

Деятельность вставочных нейронов гипоталамуса у индивидов с карими глазами значительно примитивнее, чем у голубоглазых. Следовательно, способности к интеллектуальной работе у кареглазых отсутствуют.

Это замечательное открытие позволило инопланетянам усовершенствовать свое общество. Они предлагают нам воспользоваться их революционным научным достижением и срочно заняться переустройством земной жизни».

Ведущий делит участников на две группы по цвету глаз. Все действия ведущего должны быть направлены на то, чтобы участники как можно яснее осознали предложенные им роли и права: «голубоглазые» – неограниченную свободу и превосходство над «кареглазыми»; «кареглазые» – свое низкое, бесправное положение. Группы расходятся и работают отдельно друг от друга.

Задача «голубоглазых»: составить свод законов нового общества (при этом они должны помнить, что властны придумать и «провести в жизнь» какие угодно законы и правила). «Кареглазым» же предоставляется список профессий, которые они должны распределить между собой. В списке нет интеллектуальных профессий, только «рабочий на конвейере», «грузчик», «маляр» и так далее. Каждой профессии соответствует специфическое качество: грузчик, например, должен быть сильным, для работы на конвейере нужна точность в действиях, выдержка. В случае если «кареглазые» выполнили задание раньше «голубоглазых», им могут быть предложены письменные задания, требующие механического выполнения однообразных действий (например, рисование и закрашивание геометрических фигур).

Готовый свод законов, составленных «голубоглазыми», зачитывается в общем кругу. Обсуждаются вопросы:



  • Какие чувства возникали в ходе упражнения?

  • Какие законы создали бы «кареглазые», если окажется, что вторая делегация инопланетян неожиданно разоблачит «ненаучность» утверждений первой делегации? (Выяснится, что «кареглазые» - интеллектуалы, а «голубоглазые» способны лишь к физической работе?) Почему?

  • Насколько справедливы предложенные своды законов?

  • Что случилось бы рано или поздно в стране, где жизнь организована согласно подобным дискриминирующим законам?

  • Что такое дискриминация ВИЧ-инфицированных? Каковы ее причины?

  • Как следует относиться к человеку, если ты узнал, что у него ВИЧ?

В заключение ведущему важно донести до каждого участника мысль о том, что предложенные в игре различия между голубоглазыми и кареглазыми – вымышленные и не имеют отношения к действительности.
Резюме ведущего:

Дискриминация одних людей другими ведет к непоправимым последствиям для их взаимоотношений. Люди, составляющие «другие» социальные группы, в том числе и ВИЧ-инфицированные, - это прежде всего такие же люди, как мы.
Вариант 4. Дискуссия-обсуждение притчи «Благодарность»

Цель: способствовать пониманию, что взаимодействие с аут-группами является важным источником жизненного опыта.

Необходимые материалы: не требуются.

Описание: вниманию группы предлагается притча.

Умирал в одном селении человек, известный своей скупостью. И некому было скрасить его последние минуты, ибо никогда и ни с кем не делился он ни деньгами, ни жилищем, ни сердечным теплом.

Но однажды на пороге его дома появился путник, лицо которого светилось мудростью и любовью.

- Узнав о твоей болезни, я пришел попрощаться и поблагодарить тебя, - сказал он хозяину хижины.

Тот взглянул на гостя с удивлением:

- Нет в этом мире человека, который мог бы быть мне благодарен.

Но путник продолжал:

- Много лет назад я попросил у тебя денег взаймы. Ты был моей последней надеждой. И твой отказ заставил меня пересмотреть свою жизнь. Я научился работать, рассчитывать свои силы, обрел уверенность в себе. И теперь я богат, счастлив и свободен – благодаря тебе.

Обсуждаются вопросы:



  • О чем эта притча?

  • Что дает нам общение с людьми, непохожими на нас, даже если они для нас «чужие»?


Резюме ведущего:

Если бы в мире не было людей, непохожих на нас, «чужих», мы лишились бы огромного пласта жизненного опыта, который позволяет нам успешнее развиваться, ставить перед собой цели и добиваться их.
Вариант 5. Анализ фрагмента повести А.Н. Комиссарова «Трудное плаванье на шхуне "Горемыка"» или отрывка из романа А. Кронина «Ключи царства». Мини-лекция.

Цель: формирование понятий «стигма», «толерантность», «сострадание»; формирование навыков сохранения здоровья, толерантного отношения к больным людям, оказания социальной поддержки без вреда для собственного здоровья.

Необходимые материалы: не требуются.

Описание: ведущий зачитывает приведенный ниже отрывок.
Фрагмент из повести А.Н. Комиссарова «Трудное плаванье на шхуне "Горемыка"»:

« Охраняемый поселок? – задумчиво переспросил Хлудий. – А что, если приспособить для такого дела старую каменоломню? Это ведь огромная яма с почти отвесными стенами, в которую ведет единственная дорога. Согнать всех больных туда и поставить охрану. Как вы считаете, Ваша Светлость?

- Как они будут там жить? – возразил Вицений.

- А кто говорит, что жить? - усмехнулся советник.

Врач возмущенно фыркнул. Хлудий же решив, что действительно сказал то, что говорить так вот прилюдно совсем не стоит, повернулся к Ксанту:

- Командующий выделит нам палатки и походные кухни. Кто-нибудь поможет с продовольствием, - советник сделал паузу и выразительно посмотрел на Бубахора. – В стране ведь есть люди, которые последнее время, вопреки всему, очень неплохо зарабатывают. И чем не жизнь?

- Что ж, неплохая мысль, - одобрил Ирофам…
...Из дворца правителя Архиген и Ксант вышли вместе.

- Вицений сказал мне, что лаврийские власти скрывают масштабы эпидемии, - задумчиво произнес Архиген, - он сказал, что за полгода там умер каждый двадцатый. А что будет через год?

- Не всякая война приводит к таким потерям, - невесело произнес Ксант, - но на войне люди видят врага и знают ради чего идут на смерть. А тут болезнь, невидимая и бессмысленная.

- Бессмысленная? – переспросил наставник. - Я бы так не сказал. Все в этом мире, Ксант, имеет свой смысл и свое назначение.

- Ну и для чего же предназначена болезнь?

- Мне это не известно, - вздохнул старик. – Я только знаю, что нам постоянно приходится что-нибудь преодолевать и, преодолевая, мы становимся совершеннее.

Некоторое время они шли молча, потом Архиген снова заговорил:

- Болезнь рядом, она опасна. Этого нельзя отрицать. Но она становится в тысячу раз опасней из-за нашей безответственности. Каждый думает, что болеть и умирать будут другие, что его-то недуг не коснется, и зачем ему упускать выгоду или отказывать себе в удовольствиях. Так многие думают, Ксант, а болезнь уже стоит рядом. Да что, рядом – может быть, она уже нанесла свой смертельный удар. Только человек об этом еще не знает…
Скоро в каменоломне появились первые поселенцы. Если нельзя спрятаться от заразы, то следует спрятать ее саму, шутил советник Хлудий. И многие, от Ирофама до последнего горького, но еще не заболевшего пьяницы с одобрением относились к тому, что теперь всех, у кого уже не врачи даже, а городская стража, замечала признаки болезни, тут же увозили в каменоломню.

Иногда бедолагам давали час-другой собрать самое необходимое, иногда и разговаривать об этом не хотели. А по городу с самого рассвета и до полудня старая, шелудивая кобыла с выступающими ребрами возила надрывно скрипящую повозку. За повозкой шли два мусорщика, и люди, издалека слыша заунывный скрип колес, хмурились, старались куда-нибудь свернуть так, чтобы не повстречаться с печальным экипажем. А мусорщики лениво заглядывали в подворотни, в заваленные разным хламом тупики. И никуда не спешили. Такая им была поручена работа – собирать тех, кому тоже уже некуда было торопиться.

Впрочем, все только начиналось, и повозка чаще ехала пустой.
Время шло, и вот уже вместо той единственной повозки с двумя мусорщиками, бредущими за ней, по городу стали ездить сначала две, потом три. Потом их никто уже и не считал. Ничем они не отличались от той, первой. Такие же клячи, такие же скрипучие колеса. Только теперь на каждой болтался колокольчик, который своим надтреснутым звоном напоминал горожанам, что смерть бродит где-то совсем близко.
Поначалу все шло спокойно. Стражники заходили в дома и выводили на улицу тех, на ком замечали признаки начавшейся болезни. Когда несчастных собиралось человек пять, их под охраной солдат вели к рыночной площади, где Анаподий решил собрать всех, кого надлежало отправить в старую каменоломню. Постепенно на площади собрали человек сорок-пятьдесят и постоянно приводили новых.

Объехав рынок, Ксант вернулся на прежнее место и стал, оставаясь в седле, наблюдать за происходящим. Он глядел на испуганно толпящихся в окружении стражи людей и вдруг подумал: какие они все разные. Здесь были и оборванные пьяницы, и люди с умными и добрыми лицами, мужчины и женщины, люди преклонного возраста и совсем еще молодые. Теперь их соберут вместе и безликой уже толпой поведут к заброшенному карьеру. А здесь останутся их родственники, друзья и, скорее всего, они уже никогда не увидят друг друга. Хотя почему? Могут увидеться. В каменоломне.

К тому времени, о котором идет речь, жизнь в каменоломне на жизнь уже мало походила. Пока число обитателей ямы измерялось десятками, Вицений и его помощники еще как-то справлялись, но когда их количество перевалило за тысячу, а после этого людей и вовсе перестали считать, такой возможности уже не стало. Одно время врачи под охраной стражи еще приходили к больным, но скоро риск стал слишком велик. Причем даже не страх перед болезнью останавливал их. Обреченность рано или поздно приводит к смирению, но этому почти всегда предшествует яростная попытка восстать, преодолеть то, что преодолеть невозможно. И ярость обитателей карьера выливалась в первую очередь на тех, кто пытался им помочь. Тогда котлы с приготовленной похлебкой стали спускать вниз под охраной, а лекарства Вицений велел добавлять в пищу.

Возможно, все могло быть и по-другому, но, как чаще всего случается, интересы тех, кто мог что-то исправить, не совпадали с интересами тех, кто в этом нуждался. Поэтому солнце, заглядывая к полудню в старую каменоломню, жгло измученных, отчаявшихся людей своим безразличным взглядом, а когда оно уходило, ночь холодными струями лилась в щели наспех сколоченных бараков.

Кстати сказать, если протухшее мясо хорошо посолить, обильно сдобрить перцем и чесноком, то голодному человеку оно может показаться даже вкусным. А если кто-то испытывает сильную жажду, то он, пожалуй, обрадуется и глотку тухлой воды. Так, наверно, и рассуждал советник Хлудий, когда затевал свое воровство. Был ли он таким бессердечным человеком? Несомненно! Власть с человеколюбием не совместима. Но дело даже не в этом – советник никого не боялся. Да и кого бояться? Тех, кто в яме? Им уже некому жаловаться…»
Отрывок из романа Арчибальда Кронина «Ключи царства» (в сокращении):

Через Маньчжурские ворота толпы беженцев вливались в город. Множество их улеглось спать под открытым небом. Когда Фрэнсис проходил мимо этих безмолвных фигур, он услышал душераздирающий кашель. Сердце его рванулось к этим несчастным измученным чумой созданиям. Жгучее желание помочь им завладело его душой. Он увидел мертвого нагого старика. Казалось, его морщинистое беззубое лицо было обращено к Фрэнсису.

Подгоняемый жалостью, отец Чисхолм дошел до суда и вошел в здание. В коридорах никого не было. В комнате судьи, как в склепе, эхом отдавалась пустота. Несколько клерков суетились с таинственным видом. От одного из них он узнал, что главный судья отозван на похороны дальнего родственника в Чинтин. Встревоженному священнику стало ясно, что все чиновники суда, кроме самих низших, покинули город. Гражданские власти города перестали существовать.

Теперь ему оставалось сделать еще одну попытку. Он устремился к казармам. Когда Фрэнсис подошел к казармам, он увидел всего лишь с дюжину солдат, болтавшихся вокруг, явно безоружных, в грязных серых хлопчатобумажных кителях.

И, хотя они остановили священника у ворот, ничто не могло помешать ему. Он бросился сквозь солдат во внутреннее помещение, где молодой лейтенант в чистой элегантной форме задумчиво полировал белые зубы веточкой ивы.

Лейтенант Шон и священник пристально разглядывали друг друга.

Городу угрожает ужасная болезнь, – Фрэнсис говорил нарочито сдержанно. – Я ищу кого-нибудь, обладающего достаточным мужеством и властью, чтобы вступить в борьбу с этой страшной опасностью. Я послал за продовольствием в Сеньсян, Фрэнсис заговорил быстрее, – оно скоро прибудет. Но пока мы должны сделать всё, что в нашей власти, чтобы ввести карантин для беженцев и помешать чуме распространиться по городу. Я намерен помочь этим людям. Если вы не пойдете со мной, я пойду один. Но я совершенно уверен, что вы пойдете.



Они вместе вышли в холодный серый день… Человек тридцать солдат двинулись к битком набитым жилищам корзинщиков у реки. Здесь чума уже обосновалась с инстинктом навозной мухи. Эти прибрежные жилища – ярусы фанерных лачуг, лепящихся друг на друге по высокому илистому берегу, – были как гнойники, полные грязи, паразитов и болезней.

Фрэнсис сказал Шону, когда они выбирались, согнувшись пополам, из крайней лачуги:

Мы должны найти какое-то помещение для больных. Лейтенант подумал. Неожиданно для него ему начинало нравиться это рискованное предприятие. Иностранный священник проявил большую смелость, низко склоняясь над больными, а Шон чрезвычайно восхищался смелостью.

А мы реквизируем помещение имперского учетчика, – быстро ответил лейтенант. – Я уверен, что жилище моего отсутствующего друга можно превратить в прекрасный госпиталь.

Они немедленно направились туда. Это был большой, хорошо обставленный дом в лучшей части города. Шон вошел в него весьма просто – он взломал дверь. Вскоре на носилках стали прибывать первые больные. Кроватей не было, и носилки ставили рядами на полу, покрытом циновками.

В эту ночь, когда Фрэнсис, усталый после целого дня трудов, поднимался в гору к миссии, он услышал сквозь слабую непрерывную музыку смерти дикие, пьяные крики и беспорядочную стрельбу. Позади него банды Вайчу грабили запертые магазины. Но вскоре город снова замолк, и бандиты, пришпоривая украденных пони, устремились потоком из Восточных ворот через долину. Он рад был тому, что они уходят.

Луна над вершиной холма вдруг затуманилась. Наконец начал идти снег. Когда Фрэнсис подошел к калитке в глиняном заборе, воздух стал живым и трепещущим. Он постоял у калитки. Потом тихо позвал. Мать Мария-Вероника немедленно подошла к калитке, поднимая фонарь, от которого на снегу распахнулись яркие лучи. Отец Чисхолм спросил с замиранием сердца:

Вы все здоровы?

Да



Он испытал такое облегчение, словно с его души свалился огромный камень.

Мы организовали госпиталь в городе. Это, конечно, не Бог весть что, но это лучшее, что мы могли сделать. Если бы можно было обойтись здесь без одной из сестер, если бы кто-нибудь из них вызвался пойти помочь ухаживать за больными, я был бы чрезвычайно благодарен.Может быть, сквозь густую завесу снега Мария-Вероника разглядела его лицо – измученное, осунувшееся, с набрякшими веками. Она сказала просто:

Я пойду.

Отец Чисхолм вновь испытал огромное облегчение.

Это значит, что вам придется перебраться туда. Закутайтесь потеплее и возьмите с собой все необходимое.



Через десять минут Фрэнсис взял ее саквояж. И они молча стали спускаться. Темные линии их следов на свежевыпавшем снегу шли далеко друг от друга.

На следующее утро шестнадцать из положенных к ним больных умерли, но поступило в три раза больше новых. Это была легочная чума с вирулентностью в десять раз сильнее самого сильного змеиного яда. Люди падали, словно сваленные ударом дубинки по голове, и зачастую умирали, не прожив и суток.

К концу недели город был прочесан из конца в конец. Волна паники смыла апатию людей. Южные выходы из города были забиты повозками, носилками, нагруженными сверх всякой меры мулами и истерически борющимися за возможность покинуть город людьми.

Становилось все холоднее. Великое уныние, казалось, лежало на измученной стране – и здесь, и далеко отсюда.

Отец Чисхолм не получал никаких известий и не мог представить себе всей громадности бедствия: сотни тысяч миль были поражены чумой, полмиллиона мертвецов лежали под снегом без погребения. Не мог он знать и того, что глаза всего цивилизованного мира были с сочувствием устремлены на Китай, что туда прибывали для борьбы с эпидемией экспедиции, спешно организованные в Америке и в Англии.


Резюме ведущего: Тяжелобольной человек, а тем более имеющий внешне пугающие проявления болезни, нередко подвергается насильственной изоляции. Иными словами, на его долю, кроме физических, моральных, психологических переживаний выпадает и участь изгоя. Люди не всегда правильно представляют тяжесть заболевания и возможность заражения, а потому часто впадают в крайности: либо недооценивают опасность, либо преувеличивают ее. Страх заболеть порождает желание оградить себя и своих близких от возможного источника заражения. Часто это стремление достигает пугающих масштабов, доходит до абсурда, граничит с удивительной жестокостью и настоящей дискриминацией больных людей и членов их семей.

Болезнь – особый опыт человеческой личности, который дает человеку уникальные возможности для развития духовности. Сопротивляться наступлению болезни – очень важная задача человека. Она важна как для его души, так и для тела. Людям, окружающим больных, приходится непросто, однако они, сохраняя свое человеческое достоинство и богатство Духа, всегда должны быть не только терпимы (толерантны) к хронически больным людям, но и стремиться их поддерживать психологически и социально. Именно уровень оказываемой социальной поддержки больным и инвалидам характеризует степень развития общества и его членов.
Завершение работы.

Цель: подведение итогов занятия.

Необходимые материалы: не требуются.

Описание: ведущий подчеркивает важность терпимого отношения к людям, которые входят в разные социальные группы, исповедуют различные этические принципы. Отдельно проговаривается важность терпимого отношения к ВИЧ-инфицированным и возможные способы его проявления.

Группа высказывается на тему:



  • Что нового произошло за время занятия?

  • Что удивило, оказалось неожиданным?


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21

  • Вариант 2. Упражнение «Ярлык»
  • Резюме ведущими
  • Вариант3. Упражнение «Голубоглазые и кареглазые»
  • Вариант 4. Дискуссия-обсуждение притчи «Благодарность»
  • Вариант 5. Анализ фрагмента повести А.Н. Комиссарова «Трудное плаванье на шхуне "Горемыка"» или отрывка из романа А. Кронина «Ключи царства». Мини-лекция.
  • Отрывок из романа Арчибальда Кронина «Ключи царства» (в сокращении)