Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Проблема взаимосвязи нравственности и права в философии в. С. Соловьева и наследие и. Канта и г. В. Ф. Гегеля




Скачать 264.93 Kb.
Дата25.06.2017
Размер264.93 Kb.
ТипДиссертация


На правах рукописи


Хохлов Сергей Викторович

ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ НРАВСТВЕННОСТИ И ПРАВА В ФИЛОСОФИИ В.С. СОЛОВЬЕВА И НАСЛЕДИЕ И. КАНТА И Г.В.Ф. ГЕГЕЛЯ

Специальность 09.00.03. – история философии


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тверь - 2011

Диссертация выполнена на кафедре философии и теории культуры

Тверского государственного университета.

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Губман Борис Львович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Михайлова Елена Евгеньевна;

кандидат философских наук, доцент



Михеев Михаил Игоревич
Ведущая организация: Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (г.Москва)
Защита состоится «07» октября 2011 года в 14 часов 00 мин. на заседании диссертационного совета по философским наукам (ДМ 212.263.07) в Тверском государственном университете по адресу: 170000, Тверь, ул. Желябова д.33
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул. Скорбященская, д. 44 а, автореферат диссертации представлен на сайте http://www.univesity.tversu.ru/aspirants/abstracts

Автореферат разослан «06» сентября 2011 г.


Ученый секретарь диссертационного совета С.П. Бельчевичен

кандидат философских наук, доцент


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Проблема взаимосвязи морали, нравственности и права издавна привлекала внимание философов, юристов и представителей иных областей знания. От того, каким образом соотносятся данные явления, в немалой степени зависит и эффективность регуляции общественной жизни. Немецкая классическая философия наметила значимые стратегии анализа этого круга явлений. Восприняв идеи, нашедшие отражение в сочинениях классиков немецкого идеализма, виднейший русский философ В.С. Соловьев (1853-1900) создал собственную этическую систему и коррелятивные ей представления о природе права. В диссертационной работе анализируется роль немецкой классической философии в построении В.С. Соловьевым своего этического и философско-правового учения.

Актуальность темы исследования. Обращение к историко-философскому материалу позволяет глубже осмыслить сущность взаимосвязи нравственности и права. Воззрения И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, В.С. Соловьева занимают достойное место в фундаменте философско-правовой мысли.

На протяжении всего исторического процесса человечество ощутило и испробовало на себе самые разнообразные модели правового регулирования. Стремление максимально приблизить право к нравственным установкам, так или иначе, было присущим многим обществам. В то же время нравственность также никогда не была раз и навсегда данной и одинаковой для всех. Создание государств современного типа с правовыми системами, в которых права и свободы человека и гражданина стали признаваться как высшая ценность, – результат длительного формирования права, нравственности и усилий в попытках найти оптимальный баланс между ними.

Правотворчество и правоприменение на Западе во многом сообразуется с теми идеями, которые были заложены в трудах философов естественно-правового направления Нового времени и в более поздних трактатах представителей немецкой классической философии конца 18 – начала 19 веков. Целый ряд философских исследований этого периода по вопросам права существенной своей чертой имел признание обусловленности права нравственностью. Отсюда – воодушевленное восприятие и оценка отмечаемого философами постепенного прогресса в праве в сравнении с древнейшими эпохами, установление таких регулятивных норм, при которых возможные проявления вопиющего произвола и бесправия сводились бы к минимуму.

Наследие немецкой классической философии в вопросах морали и права имеет принципиально важное значение для теоретического развития правовой мысли в России. Что же касается Соловьева, то его творчество и, в особенности, та часть, которая затрагивает вопросы соотношения права и нравственности, по-прежнему недостаточно исследованы в этом ракурсе. В особенности, мало изучена в данной перспективе эволюция формирования взглядов Соловьева. Возникший пробел в осмыслении философии Соловьева отчасти объясняется тем, что в советское время он был в числе мыслителей, чье творчество подвергли забвению. В советский период написан минимум работ, посвященных Соловьеву. Вместе с тем, огромный массив значительных по своему объему сочинений философа, посвященных проблеме взаимосвязи нравственности и права, нуждается в анализе.

Дискуссии и интерес к вопросам морали, нравственности и права не иссякают и сегодня. Ведь право представляет собой в некотором смысле живой организм, неминуемо изменяющийся. Для целей создания эффективных правовых механизмов возникает необходимость обращения к теории и философии права. Исследования в данной области нужны для накопления теоретического потенциала. Обращение к учению Соловьева относительно взаимосвязи нравственности и права, аккумулирующему духовно-ценностный потенциал русской мысли, может обогатить практическое видение этой проблемы в условиях современности.

Диссертационное исследование имеет педагогическое значение. Сформулированные в его рамках выводы могут найти применение в преподавании различных социально-гуманитарных дисциплин, таких как история философии, социальная философия, политология, теория и история государства и права и др. Аспекты, исследуемые в работе, могут учитываться специалистами, участвующими в законотворческой работе.



Степень разработанности проблемы. Проблема соотношения морали и права волновала многих мыслителей. Философы Нового времени (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо), классики немецкого идеализма, в первую очередь И. Кант и Г.В.Ф. Гегель, уделяли заметное внимание указанной тематике.

На фоне русской философско-правовой мысли определенным образом выделяется концепция В.С. Соловьева. Крупнейшие его труды – «Оправдание добра», «Право и нравственность» и др. содержат исследование вопросов проблематики взаимосвязи нравственности и права. Его система характеризуется тем, что в ней тесно переплетены морально-нравственные, правовые и религиозные начала жизнедеятельности, рассматриваемые в их совокупности.

Литература, содержащая комментарии взглядов Соловьева по проблемам нравственности и права, включает в себя произведения, написанные в различные периоды. Вполне естественно, что оценка трудам Соловьева давалась мыслителями, жившими с ним в одно время и даже лично его знавшими. Достаточно много сочинений, посвященных соловьевским воззрениям, написано в конце 19 века, а также в начале 20 века. Среди авторов того периода можно назвать таких мыслителей, как Л.М. Лопатин, П.И. Новгородцев, Э.Л. Радлов, В.Ф. Эрн, Е.Н. Трубецкой, В.Л. Величко, Н. Макшеева, С.М. Лукьянов, А.С. Ященко и др1. Нравственная философия Соловьева встречала немало оппонентов, в том числе и среди мыслителей, причисляемых обычно к юридической школе (Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич). Многие статьи, комментирующие различные аспекты взглядов Соловьева по проблеме взаимосвязи нравственности и права, публиковались в «Вестнике Европы», «Вопросах философии и психологии». Эта проблематика затрагивалась также в речах, прочитанных в память о Соловьеве на заседаниях Психологического общества.

Часть работ, посвященных Соловьеву и сфокусированных на нравственно-правовых аспектах его философии, написана за рубежом русскими авторами, жившими после революции в эмиграции (К.В. Мочульский, протоиерей В.В. Зеньковский, Н.О. Лосский)2.

В числе отечественных философов советского периода, публиковавших труды по исследуемой в диссертации тематике можно назвать В.Ф. Асмуса, А.В. Гулыгу, А.Ф. Лосева, А.В. Полякова и др3.

В 90-е годы 20 века и в начале 21 века в отечественной печати стало выходить больше работ, посвященных философии Вл. Соловьева, и в той или иной степени обращающихся к вопросу о понимании им взаимосвязи нравственности и права. Основные авторы в данном направлении – Р.Г. Апресян, П.П. Гайденко, Р.А. Гальцева, Л.А. Коган, В.В. Сербиненко, С.С. Хоружий. Кроме того, в данной связи следует упомянуть работы таких представителей духовенства, как протоиерей А. Мень и игумен Вениамин (Новик)1. Исследование взглядов И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля по философско-правовым вопросам в постсоветский период представлено в трудах таких авторов как В.Н. Кузнецов, В.В. Лазарев, Н.В. Мотрошилова, В.С. Нерсесянц, Т.И. Ойзерман и др.2 Проведенная в отечественной философии работа позволяет сегодня выйти на более глубокий уровень понимания поднимаемой в диссертации проблемы.

В зарубежной литературе по данной тематике можно назвать имена А. Валицкого, А. Безансона, Н. Боско, Ф. Коплстона, С. Поллингера и др3. Вместе с тем, в существующей литературе до сих пор не сложилось целостного теоретического осмысления взглядов В.С. Соловьева на взаимосвязь нравственности и права в сравнении с учениями ведущих представителей немецкой классической философии. Отсутствие подобных теоретических работ и практическая значимость этого вопроса обусловили выбор темы исследования. Его объектом является взаимосвязь наследия Владимира Соловьева и немецкой классической философии, а предметом – трактовка проблемы соотношения нравственности и права, выдвигаемая в трудах В.С. Соловьева в процессе рецепции им теоретических идей таких ведущих представителей этого направления, как И. Кант и Г.В.Ф. Гегель.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является сравнительный историко-философский анализ решения проблемы взаимосвязи нравственности и права в трудах В.С. Соловьева и в наследии И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Достижение поставленной цели потребовало решения ряда задач:

1). Освещение эволюции взглядов В.С. Соловьева на проблему взаимосвязи нравственности и права, сформировавшихся под влиянием воззрений И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля;

2). Определение круга идей И. Канта, повлиявших на формирование воззрений В.С. Соловьева относительно взаимосвязи нравственности и права;

3). Анализ учения Г.В.Ф. Гегеля о морали, нравственности и праве как источника взглядов В.С. Соловьева;

4). Рассмотрение Добра как основы жизнедеятельности личности в учении В.С. Соловьева;

5). Интерпретация проблемы нравственных основ взаимосвязи общества и государства в философии В.С. Соловьева;

6). Выявление потенциала нравственности как основания правовой регуляции жизни общества в концепции В.С. Соловьева.

Источниками исследования являются произведения И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, Вл. Соловьева и других представителей западноевропейской и русской мысли, вовлеченных в дискуссию о проблеме взаимосвязи нравственности и права, в 17 – начале 20 вв. Среди источников по данной тематике использованы также труды мыслителей 20 века, написанные в послереволюционный период.

Методологические основы исследования. Используемые методы исследования определены особенностями темы. В диссертационном исследовании используется герменевтическая методология, проблемно-тематический способ анализа и изложения материала. При написании работы применялись дедуктивный, индуктивный, структурный, струк­турно – функциональный, исторический и сравнительно – исторический методы.

Структура диссертации и ее основное содержание. Работа со­стоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации – 190 страниц.

Во «Введении» обосновывается актуальность темы ис­следования, рассматривается степень научной разработанности постав­ленной проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, раскрывается методологическая основа диссертации, а также ее на­учная новизна и положения, выносимые на защиту.



Глава I «Наследие немецкой классической философии как источник формирования воззрений В.С. Соловьева на соотношение нравственности и права» направлена на выявление основных этапов эволюции учений Соловьева о проблеме взаимосвязи нравственности и права в процессе рецепции им идей Канта и Гегеля.

В первом параграфе «Эволюция воззрений В.С. Соловьева на роль немецкой классической философии в решении проблемы взаимосвязи нравственности и права» дана периодизация эволюции взглядов Соловьева на вопрос о взаимосвязи нравственности и права. Характеризуется влияние на его видение этой проблемы идей Канта и Гегеля применительно к основным этапам творчества русского мыслителя.

Во втором параграфе «Учение И. Канта о взаимосвязи морали и права как источник формирования воззрений В.С. Соловьева» рассматривается влияние на становление и развитие взглядов Соловьева подхода Канта к проблемам нравственной автономии личности, единства моральной и правовой регуляции ее деятельности.

В третьем параграфе «Учение Г.В.Ф. Гегеля о морали, нравственности и праве как источник философского синтеза В.С. Соловьева» рассматриваются взгляды Гегеля, на природу морали, нравственности и права, оказавшие существенное воздействие на видение этой тематики Соловьевым.

Глава 2 «Нравственный универсум личности и сфера государственно-правовой жизни в философии В.С. Соловьева» сфокусирована на изложении основных положений учения Соловьева о единстве нравственности и права как основе существования личности и общества.

В первом параграфе «Оправдание Добра как основы жизнедеятельности личности» интерпретируется понимание Соловьевым добра как должного отношения всего ко всему, его онтологические основания.

Во втором параграфе «Общество и государство в понимании В.С. Соловьева» выясняется сущность обоснования Соловьевым необходимости построения такого общества и государства, которые бы максимально учитывали права и свободы личности.

В третьем параграфе «Нравственность как основание правовой регуляции жизни общества» демонстрируются основополагающие моменты подхода Соловьева к обоснованию примата нравственности по отношению к праву в контексте социальных взаимосвязей.

В «Заключении» подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы его основные выводы.



II. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна исследования заключается в следующих положе­ниях:

- в работе представлен комплексный историко-философский анализ формирования и развития воззрений В.С. Соловьева на соотношение нравственности и права под влиянием ассимиляции им идей И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля;

- показано, что В.С. Соловьев позитивно воспринял кантовскую теорию автономии личности, специфики нравственной регуляции ее поведения, взаимосвязи морали и права в процессе конституирования общественно-политической жизни, вписав эти положения в контекст создаваемой им философии всеединства;

- выявлено, что В.С. Соловьев критически осмыслил разграничение морали, нравственности и права, предложенное Г.В.Ф. Гегелем, синтезируя кантовскую по своим истокам идею моральной автономии с гегелевским подходом к значимости сферы нравственности как опоры социально-политических отношений;

- раскрыта специфика синтеза основоположений теории всеединства и рационально-философских средств анализа автономной жизнедеятельности личности, представленная в ракурсе обоснования Соловьевым добра как «должного отношения всего ко всему» в ключе, намеченном теоретической стратегией Канта;

- анализируются имманентные противоречия предложенного Соловьевым пути построения религиозно и нравственно фундированного общественно-государственного организма, в котором право должно гарантировать основные свободы личности в ключе, предполагаемом гегелевской теорией;

- характеризуется корреляция права и правоприменения с морально-нравственными основаниями существования личности и общества, понимаемая Соловьевым в духе синтеза учений Канта и Гегеля.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Нравственная философия Соловьева, включающая в себя философско-правовые идеи, формировалась на протяжении многих лет его жизни. Можно выделить три периода в творчестве русского философа: первый – с 1874 по 1881, второй – 1881-1889; третий – 1889-1900.

Для характеристики ранних философско-правовых взглядов В.С. Соловьева отчасти представляет интерес работа «Три силы» (1877), характерная вообще отрицанием необходимости какого бы то ни было правового порядка. В качестве первого обстоятельного труда о нравственности и праве можно выделить его докторскую диссертацию - «Критика отвлеченных начал» (1880). В ней впервые намечается существенный переход к философско-правовой тематике. Здесь Соловьев приступает к исследованию природы права, к определению начал нравственности, их роли в жизнедеятельности человека и организации общества. В этот период Соловьев проводит разграничение субъективной и объективной нравственности. Нравственность выводится им в целом из положительной религии и мистического опыта, ибо только христианское откровение санкционирует божественное начало человека, вне веры в которое, нравственность деградирует до субъективной иллюзии. Отстаивая невозможность построения этики без метафизики Соловьев, по сути дела, конфронтирует с кантовской трактовкой автономии морали. Одновременно он апеллирует к положениям «Метафизики нравов» Канта, солидаризируясь с формулой знаменитого категорического императива. Прямых ссылок на Гегеля в «Критике отвлеченных начал» практически нет, ввиду чего определить его влияние на Соловьева достаточно трудно. Позднее, Соловьев подверг перестройке систему взглядов о нравственности и праве, первоначально нашедшую отражение в его докторской диссертации.

Во второй период творчества Соловьев по преимуществу развивает идеи свободной теократии и соединения церквей. Каких-либо существенных философско-правовых работ во второй период Соловьевым написано не было. По всей видимости, разработка идеала вселенской теократии, занимавшая его, препятствовала размышлениям о взаимосвязи нравственности и права в конституировании общественного целого.

Наконец, третий период творчества Соловьева знаменателен такими трудами философа, как «Право и нравственность» (1897), «Оправдание добра» (1897), отчасти статьей «Византизм и Россия» (1895).

Для «Оправдания добра» характерно изменение теоретического взгляда на проблемы нравственности по сравнению с прошлыми сочинениями. Соловьев приходит к заключению об автономии моральной сферы, что говорит о его повороте к кантовскому решению проблемы. Это, в свою очередь, мотивирует его заинтересованность правовой проблематикой. В разработке тематики взаимосвязи нравственности и права отчетливо ощущается и влияние Гегеля. Одновременно, необходимо отметить, что Соловьев остается верен религиозным основаниям своей системы, представляя их в несколько иной совокупности философских координат. Он утверждает, что вера в добро как объективное начало, самостоятельно присутствующее в мире, в нравственный порядок, в Провидение, в Бога имеет первенство по отношению к положительным религиозным воззрениям и метафизическим учениям. Она и составляет то, что именуется им «естественной религией», санкционирующей требования нравственности и права.

Естественную религию, о которой идет речь в «Оправдании добра», Соловьев отличает от положительной религии. Но все-таки естественная религия – это, тоже, своего рода, религия. Поэтому, нельзя категорично утверждать, что Соловьев отрекся от точки зрения, согласно которой, нравственность имеет религиозное содержание. Он говорит о совершенствовании нравственности путем воцарения на земле в будущем идеалов богочеловечества.

В «Оправдании добра» обнаруживается немалое сходство с немецкой классической философией непосредственно в изложении правовых взглядов. Подобно Канту и Гегелю, Соловьев полагает, что в основе права лежит свобода. Дефиниции права, предложенные Соловьевым, перекликаются с кантовскими и гегелевскими. Он видит в праве «свободу, обусловленную равенством». В конечном итоге формулируется достаточно универсальное понятие права, как «требования реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла».

В вопросах построения общественного организма Соловьев придерживается взглядов близких Гегелю. Структурирование нравственности Соловьевым, ее схематизация, разговоры об общем и индивидуальном элементах для нравственности напоминает гегелевскую философию. В согласии с Гегелем, Соловьев рассматривает в качестве позитивного явления и ступени на пути к прогрессу создание государств, называя государство «действительным и могучим» общественным целым. Гегель ниспровергает мораль индивидов, превознося общественные нравы. Соловьев согласен с тем, что развитие человеческой нравственности возможно для лица только в общественной среде через взаимодействие с нею. Однако, в соответствии со взглядами Соловьева, личность не может быть ничтожным элементом общества, так как общество не состоит из «нравственных нулей». Вызывает интерес синтез Соловьевым различных подходов Канта и Гегеля относительно индивидуальной и общественной морали и формирование им своих идей по этим вопросам, да еще и с точки зрения религиозного подхода и особых представлений о роли церкви. Таким образом, в этот период между немецкими идеалистами и Соловьевым в решении проблем нравственности и права были как единодушие, так и расхождение. Резкая критика Соловьевым идеалов вселенской теократии в «Трех разговорах» (1900) свидетельствует о том, что проблема взаимосвязи нравственности и права логически должна была оставаться для него центральной в рассмотрении существования как индивидуальных социально-политических организмов, так и всеобщей истории в целом, актуализируя внимание к наследию немецкой классической философии.

2. Кантовское учение об автономии морали и ее взаимосвязи с правом оказало существенное влияние на формирование воззрений Соловьева, который, однако, синтезирует эту проблематику собственным видением человека и общественной жизни в ключе религиозной философии всеединства.

Признавая значительность категорического императива Канта для нравственной философии и для правовой мысли, русский философ неустанно повторял о необходимости выполнения христианской заповеди любви к ближнему. По сути, это имеет схожий смысл с категорическим императивом и шопенгауэровским девизом «никого не обижать и всем помогать». Подобно Канту Соловьев не принимал деления людей на «своих» и «чужих». Оба философа понимали, что отведение «групповым этикам» определяющей роли в какой-то мере понижает личную ответственность за совершаемые поступки. И немецкий и русский философы желают утверждения универсальных безусловных нравственных принципов. Границами распространения такой нравственности, согласно взглядам данных философов должен стать весь земной шар. Различие заключается в том, что для Канта идеал – это международный союз государств и достижение «Вечного мира». Соловьев же, не останавливаясь на кантовских перспективах, в своих суждениях находит место разговору о воплощении идеалов богочеловечества (возможности каждого человека совершенствоваться до такого уровня) и установлении Царства Божия на земле. В случае, если с помощью духовного преображения человечества, с помощью развития науки и с помощью реализации в жизни христианских принципов нечто подобное и произойдет, - тогда, по мысли Соловьева, всякая потребность в государстве и праве отпадает вовсе. Имманентная противоречивость воззрений Соловьева приводит, однако, к крушению идеала вселенской теократии, а, значит, сам ход его мысли о возможности отказаться от совершенствования нравственно-правовых основ в жизни человечества опровергается им же.

3. Учение Гегеля о морали, нравственности и праве существенно отличается от кантовских представлений. Ввиду этого и восприятие Соловьевым Гегеля имеет свои особенности. Гегель в отличие от Канта и Соловьева, разделяет понятия нравственности и морали. Право и государство (как вершина права в гегелевском понимании) полностью отнесены им к сфере нравственности. В то время как нравственность понимается как всеобщий образ действий, как нравы, мораль представляется как субъективное чувство. Гегель усматривал значение нравственности в том, что она лишает мораль индивидуального субъективизма. Соловьев соглашаясь с тем, что без должной нравственной организации общества уровень индивидуальной морали неизбежно понижается, не разделяет однозначно мнение Гегеля о первостепенном значении коллективной нравственности. Соловьев полагал, что настоящий вопрос - в нравственности осуществленной или неосуществленной, но никак не в нравственности общей или индивидуальной (мораль в узком смысле). Аналогия с Гегелем проявляется в размышлениях Соловьева относительно объективации нравственности. В отличие от Канта, защищающего отвлеченный нравственный закон, Соловьев прилагает усилия к проработке вопросов реализации, воплощения нравственных принципов в жизни. Соловьев, как и Гегель, определяет три формы, в которых проявляет себя нравственность. У Гегеля это – семья, гражданское общество, государство. У Соловьева – семья, народ, человечество (включающее государство, церковь и экономическое общество или земство). Предложенные Соловьевым формы объективации нравственности выстроены почти по той же схеме, что и у Гегеля, несмотря на отличие некоторых элементов конструкций. С достаточным основанием некоторые авторы называют Гегеля этатистом (государственником). В равной степени такую характеристику можно отнести и на счет Соловьева. Однако, как видно, в учении Соловьева не нашлось места понятию «гражданского общества» в привычном понимании. Причина тому следующая: несмотря на множество позитивных аспектов гражданского общества, данный институт представляет собой все-таки разделение людей на корпоративные группы по интересам. Отсюда неизбежность деления людей на «своих» и «чужих». Такое устройство взаимоотношений не вписывается в учение Соловьева, в его идею о всеединстве, не согласовывается с его христиански-универсальным мировоззрением, охватывающем все человечество.

Единодушие и совпадение взглядов Соловьева и Гегеля, однако, проявляется в ряде некоторых других аспектов. Оба философа признают прогресс в нравственности и праве. Они замечают многие позитивные события, произошедшие на протяжении истории, ведущие к несомненному утверждению силы права, а не права силы (к примеру, отмена рабства в Америке и отмена крепостного права в России). Взгляды философов несколько разнятся в том, что Гегель рассматривал современный ему германский мир как полное достижение нравственного идеала и правового порядка, а Соловьев указывал на необходимость решения еще очень многих задач в данном направлении. Путь к формированию правового государства, к утверждению истинного христианства (не только в церковной, но и в светской жизни), к окончательному преображению человечества, - никогда не казался ему простым и близким.

4. В «Оправдании добра», написанном в последний период творческой карьеры Соловьева и воплотившем в полной мере его размышления о дилеммах кантовского и гегелевского учений, русский философ со всей основательностью изложил собственные взгляды на соотношение нравственности и права. «Оправдание добра» - это и есть главное выражение его нравственной философии, первая в России сформированная теоретически этическая система.

Три составляющие добра (как должного отношения всего ко всему) выделяет Соловьев - стыд, жалость и благоговение (религиозное благочестие). Именно на указанных трех элементах базируется добро, возводимое Соловьевым в обязательную категорию определения нравственного смысла жизни. Все остальные возможные добродетели (щедрость, храбрость, вера, надежда, любовь и др.) мыслитель расценивает как различные видоизменения названных первичных трех основ. Благодаря стыду¸ жалости и благоговению реализуется Добро в тех или иных сферах жизни. Третье чувство благоговения (отношения к чему-то превосходящему) рассматривается как способность людей к религиозному почитанию. В конце концов, философом делается умозаключение о том, что осознание зависимости всего происходящего от Абсолюта составляет то, что, собственно говоря, называется естественною религией.

И в отличие от положительной религии от естественной религии, зависят требования нравственности. Поэтому Соловьев относится к естественной религии как источнику нравственных законов, и понимает ее как имманентную нравственному сознанию. Для окончательного торжества Добра и универсальных задач христианства, по учению русского мыслителя, необходимо требуется совершенствование правового механизма. Последний может и должен отвечать актуальному во все времена нравственному принципу уважения человеческой личности. Ни в коей мере непозволительным считает Соловьев отказ вообще от права и от государственного устройства, поскольку в учении Христа и его апостолов не обнаруживается и намека на необходимость такого отказа. А отсутствие в христианском учении упоминания о правовых нормах объясняет Соловьев тем, что земные законы существовали еще задолго до нашей эры и потребности в их повторном создании христианством не имелось. Человечеству был привнесен новый идеал и определено направление дальнейшего совершенствования. А нормы как морально-нравственного порядка, так и права, должны всего лишь соответствовать заданному направлению. При этом, как непреложно требуемые подготовительные ступени к откровению Царства Божия на земле Соловьеву видятся право и государство, а точнее - совершенные право и государство. И он изображает, какими должны быть в его понимании формы объективации нравственности, а также, каким способом должно быть организовано государство, достойное именовать себя христианским.

5. Размышляя о взаимосвязи человека, общества и государства Соловьев непрестанно обращается к положениям учений Канта и Гегеля о взаимосвязи нравственности и права. Существенным моментом в философии Соловьева является то, что он не просто желает воцарения Добра в мире, но показывает каким образом, этот замысел должен осуществиться. Учение Соловьева о нравственности и праве во многом построено на противопоставлении толстовским взглядам, несмотря на то, что прямой критики трудов знаменитого писателя он практически не дает. Сам отказ от какого-либо государственно-правового устройства для Соловьева неприемлем. Общество и государство выступают непременными предпосылками для осуществления конечных христианских идей и понимаются Соловьевым как формы организации людей, в которых проявляют свое значение и нравственность, и право. Однако Соловьев не считает объективные формы организации человечества исключительными источниками создания нравственных и правовых норм. Несомненно, что то или иное человеческое поведение и конкретные поступки могут иметь социальное значение и признание только при сопоставлении с общественным целым или внутри этого целого. Признавая за формами нравственной организации человечества (прежде всего, обществом и государством) способность поддерживать, и даже в какой-то степени регулировать индивидуальную мораль, Соловьев не переходит к тому, чтобы придавать этим организующим силам безусловное значение. Правильнее будет сказать, что общество и государство как коллективные организации, видятся мыслителю как некие оболочки, в которые облекаются, и в которых находят выражение мораль и право. Подобный ход мыслей Соловьева свидетельствует о попытке синтетического осмысления подходов к этой проблеме Канта и Гегеля.

Соловьев предостерегает от недооценки значимости механизма государственного устройства. Разумеется, в будущем, при условии полной реализации заложенных в христианстве идеалов надобность в государственных механизмах отпадет. Но, до указанного момента отказ от государственно-правовых установлений видится ему недопустимым. Понимая, очевидно, тот факт, что до полного воплощения заданных идеалов еще далеко, Соловьев задумывается о конкретной организации государственной власти и способах ее гуманизации. Однако предлагаемый им вселенский проект государства с царем, первосвященником и пророком во главе, т.е. всеми теми лицами, которых соединил в себе Христос, также далек от конкретного решения этой проблемы, о чем свидетельствует финальное разочарование русского философа в идеале слияния светской и религиозной власти во всемирном масштабе.

6. Отправляясь от синтеза воззрений Канта и Гегеля на базе философии всеединства, Соловьев решительно отстаивает взаимосвязь нравственности, права и правоприменения. Естественно-правовые концепции в данной связи ему ближе, нежели позитивистские. Соловьев принимал активное участие в развернувшейся полемике между позитивистами и защитниками естественно-правового направления. Он одним из первых в России начал выступать на стороне синтетической теории, обусловливающей право моралью. Столетием раньше в Европе Кант, а затем Гегель формировали эти идеи. И в том, что в российских ученых кругах, хотя и с опозданием, была осознана значимость естественно-правовых подходов, несомненно, влияние Соловьева.

В философии права Соловьева в центре внимания находится личность с ее неотчуждаемыми правами, и прежде всего, с правом на свободу. Соответствие и согласованность права и правоприменения с нравственными нормами является непременным условием, признаком соловьевского проекта государства. Соответствие права нравственности, по мнению Соловьева, должно достигаться в самых различных сферах – в национальном вопросе, в вопросах наказания преступников, в вопросах экономики. Международные отношения и международное право, как считает Соловьев, вообще должны строиться в русле любви к другим народам, как к своему собственному. Что же касается уголовного права, то Соловьев верил в возможность отмены смертной казни в России. И, как видно, оказался прав. Совершенствование и прогресс в праве, происходившие в период его жизни, он также принимал и признавал. В целом же, значение и смысл учения Соловьева о нравственности как основании правовой регуляции жизни общества состоит в том, что воплощение в жизнь идей христианства, он напрямую связывал с необходимостью совершенствования земных законов, постоянного их приближения к безусловным нравственным нормам.



III. ИСТОРИКО-НАУЧНАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Научно-практическая значимость исследования. Работа представляет собою историко-философский анализ решения проблемы взаимосвязи нравственности и права в философии В.С. Соловьева в свете осмысления им теоретического наследия И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Выводы осуществленного диссертационного исследования имеют научно-практическое значение при анализе вопроса о перспективах утверждения начал правовой государственности в рамках глобального сообщества и в России. Теоретические выводы диссертационной работы могут найти применение в практике преподавания истории философии, теории и истории государства и права, социальной философии, политологии, культурологии и ряда других вузовских курсов.

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в одиннадцати публикациях автора. Они доложены на всероссийской научной заочной конференции «Образование в ХХI веке» (Тверь, 2009 г., 2010 г.), а также на постоянно действующем научно-практическом семинаре кафедры философии и теории культуры Тверского госуниверситета.

Публикации:

  1. Хохлов С.В. Проблема обоснования естественного и гражданского права в философии И. Канта // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 5. № 12 [72], 2008. С. 69-77. (Общий объем 0,6 а.л.).

  2. Хохлов С.В. Взгляды И. Канта на проблему взаимосвязи морали и права как источник философских воззрений В.С. Соловьева // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 7. № 36 [96], 2008. С. 95-104. (Общий объем 0,7 а.л.).

  3. Хохлов С.В. Взгляды И. Канта на проблему взаимосвязи морали и права как источник философских воззрений В.С. Соловьева // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. № 97. СПб, 2009. С.161-165 (0,4 а.л.).

  4. Хохлов С.В. Проблема взаимосвязи морали и права в философии И. Канта и В.С. Соловьева // Образование в ХХI веке. Материалы всероссийской научной заочной конференции. Вып. 9. Тверь, 2009. С.4-7 (0,2 а.л.).

  5. Хохлов С.В. Учение Г.В.Ф. Гегеля о нравственности и праве как источник философского синтеза В.С. Соловьева // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 2 (10). № 21, 2009. С. 86-99. (Общий объем 1 а.л.).

  6. Хохлов С.В. Эволюция воззрений В.С. Соловьева на роль немецкой классической философии в решении проблемы взаимосвязи морали и права // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 4 (12). № 42, 2009. С. 57-68. (Общий объем 0,8 а.л.).

  7. Хохлов С.В. Мораль как обоснование правовой регуляции жизни общества в философии В.С. Соловьева // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 1 (13). № 10, 2010. С. 61-73. (Общий объем 0,7 а.л.).

  8. Хохлов С.В. Общество и государство в понимании В.С. Соловьева // Образование в ХХI веке. Материалы всероссийской научной заочной конференции. Вып. 10. Тверь, 2010. С.33-36 (0,2 а.л.).

  9. Хохлов С.В. Эволюция воззрений В.С. Соловьева на роль немецкой классической философии в решении проблемы взаимосвязи морали и права // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. № 123. СПб, 2010. С.100-104 (0,3 а.л.).

  10. Хохлов С.В. Оправдание добра как основы жизнедеятельности личности в философии Вл. Соловьева // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Философия. Выпуск 4 (16). № 39, 2010. С. 53-62. (Общий объем 0,8 а.л.).

  11. Хохлов С.В. Нравственность как основание правовой регуляции жизни общества в философии В.С. Соловьева // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия Философия. 2011. Том 9, вып. 3. (Общий объем 0,5 а.л.).




1 См.: Лопатин Л.М. Философские характеристики и речи. М., 1995; Лукьянов С.М. О Вл.С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Книга третья. Выпуск I. Петроград. 12 Государственная типография. Вас. Остр., 9 лин., № 12. 1921; Лукьянов С.М. О Вл.С. Соловьеве в его молодые годы. Материалы к биографии. Книга первая. Петроград. Сенатская типография. 1916; Макшеева Н. Воспоминания о В.С. Соловьеве // Вестник Европы. Журнал науки-политики-литературы, Книга 8-я. – АВГУСТ, 1910. – С.164-177; Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. – М., 1996; Новгородцев П. Кант и Гегель, в их учениях о праве и государстве. Два типических построения в области философии права. М., 1901; Новгородцев П.И. Сочинения / Сост. вступит. статья и прил. М.А. Колерова, Н.С. Плотникова. – М., 1995; Радлов Э.Л. Владимир Соловьев. Жизнь и учение. СПБ, 1913; Трубецкой Е.Н. Миросозерцание В.С. Соловьева. – М., 1995; Трубецкой Е.Н. Труды по философии права / Вступит. ст., сост. и примеч. И.И. Евлампиева. – СПб, 2001; Чичерин Б.Н. О началах этики. Оправдание добра, нравственная философия Владимира Соловьева. – Право и нравственность, очерки из прикладной этики, его же // Философские науки. № 1, 1990; Эрн В.Ф. Христианское отношение к собственности (Посвящается памяти В.С. Соловьева) // Вопросы экономики, апрель 1990. № 4; Ященко А.С. Философия права Владимира Соловьева. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государства / А.С. Ященко; Вступит. ст., коммент. и сост.: А.П. Альбов. – Науч. Изд. – СПб., 1999 и др.

2 См.: Прот. В.В. Зеньковский. История русской философии. Т.II. YMCA-PRESS 11 ru de la Montagne-Ste-Genevieve 75005 Paris 1989; Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т. Л., 1991; Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа/ Сост. П.В. Алексеева. М.: Республика, 1997; Мочульский К.В. Владимир Соловьев. Жизнь и учение. Издание второе. YMCA-PRESS. Париж, 1951 и др.

3 См.: Асмус В.Ф. Иммануил Кант/ В.Ф. Асмус. – М., 2005; Гулыга А. Владимир Сергеевич Соловьев: [О рус.философе] // Лит.газ. 1989. 18 янв. (N3); Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2001; Гулыга А.В. Философия любви // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т.I / Сост., общ. ред. и вступ. ст. А.Ф. Лосева и А.В. Гулыги; Примеч. С.Л. Кравца и др. – М., 1988; Лосев А.Ф. Вл. Соловьев. М., 1994; Лосев А.Ф. Владимир Соловьев. М., 2000; Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время / Предисл. А.А. Тахо-Годи. – М., 2000; Лосев А.Ф. Из размышлений о Владимире Соловьеве/Беседу вел Ю.Ростовцев // Поэзия. 1990. N55; Поляков А.В. Естественно-правовая концепция В.С. Соловьева // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1987, июль-август, № 4 и др.

1 См.: Апресян Р.Г. Категорический императив: мораль – право – история (К выходу в свет книги Э.Ю. Соловьева «Категорический императив нравственности и права») // Вопросы философии. 2007. № 7; Гайденко П.П. Искушение диалектикой: пантеистические и гностические мотивы у Гегеля и Вл. Соловьева // Вопросы философии. 1998. № 4; Гайденко П.П. Человек и человечество в учении В.С. Соловьева // Вопросы философии. 1994. № 6; Гальцева Р.А. К столетию со дня смерти Владимира Соловьева // Вопросы философии. 2000. № 11; Лазарев В.В. Этическая мысль в Германии и России. Кант - Гегель - Вл. Соловьев. – М., 1996; Протоиерей Александр Мень. Мировая духовная культура. Христианство. Церковь. Лекции и беседы. Издание второе, исправленное. М., 1997; Сербиненко В.В. Вл. С. Соловьев. М., 2000; Сербиненко В.В. Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В.С. Соловьева. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г. Серия «Symposium», выпуск 32. СПб, 2003 и др.

2 См.: Мотрошилова Н.В. Работы разных лет: избранные статьи и эссе. – М., 2005; Нерсесянц В.С. Философия права Гегеля. – М., 1998; Ойзерман Т.И. Амбивалентность великих философских учений (К характеристике философских систем Канта и Гегеля) // Вопросы философии. 2007. № 10; Ойзерман Т.И. Кант и Гегель (опыт сравнительного исследования) / Т.И. Ойзерман. – М., 2008; Ойзерман Т.И. Кант и Гегель как исторические личности // Вопросы философии. 2006. № 11; Ойзерман Т.И. Философия Гегеля как учение о первичности свободы // Вопросы философии. 1993. № 11 и др.

3 См.: Besançon A. The Falsification of the Good : Soloviev and Orwell. London, 1994; Bosco N. Vladimir Soloviev : esperienza religiosa e ricerca filosofica: corso di filosofia della religion. Torino, 1976; Copleston, F.C. Russian Religious Philosophy: Selected Aspects Tunbridge Wells; Notre Dame, 1988; Pöllinger S. Die Ethik Wladimir Solowjews. Wien, 1985; Walicki A. A History of Russian Thought: from the Enlightenment to Marxism. Stanford, 1979, etc.


Каталог: aspirants -> abstracts -> docsNew -> 212.263.07 -> 09.00.03
docsNew -> Датировка в лирике: типология и поэтика
docsNew -> Русский национальный характер в малой прозе ф. А. Абрамова
docsNew -> Проза а к. тОлстого: проблемы жанровой эволюции
docsNew -> Русская классическая литература в восприятии и. А. Бунина и м. А. Алданова >10. 01. 01 Русская литература
docsNew -> А. А. Фет и Я. П. Полонский: биографические и творческие связи
docsNew -> М. Л. Макаров Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
docsNew -> Датировка в лирике: типология и поэтика
docsNew -> Физико-химические свойства и строение реакторных порошков, гелей и ориентированных волокон из сверхвысокомолекулярного полиэтилена 02. 00. 04 Физическая химия
docsNew -> Универсалии поэтического (стихотворного) перевода
09.00.03 -> Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса

  • Специальность 09.00.03. – история философии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук
  • Тверь - 2011 Диссертация выполнена на кафедре философии и теории культуры Тверского государственного университета. Научный руководитель
  • Губман Борис Львович Официальные оппоненты
  • Михеев Михаил Игоревич Ведущая организация: Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (г.Москва)
  • Актуальность темы исследования.
  • Степень разработанности проблемы
  • Цель и задачи исследования.
  • Методологические основы исследования.
  • Структура диссертации и ее основное содержание.
  • Глава I «Наследие немецкой классической философии как источник формирования воззрений В.С. Соловьева на соотношение нравственности и права»
  • Глава 2 « Нравственный универсум личности и сфера государственно-правовой жизни в философии В.С. Соловьева»
  • II. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ Научная новизна
  • Основные положения, выносимые на защиту
  • III. ИСТОРИКО-НАУЧНАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ Научно-практическая значимость исследования.
  • Апробация результатов исследования.
  • Публикации: Хохлов С.В.