Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Повесть о беге стр Александр Кузнецов ● Воспоминания ●




страница1/6
Дата03.07.2017
Размер0.77 Mb.
  1   2   3   4   5   6

- повесть о беге - стр

Александр Кузнецов ● Воспоминания ●




Повесть

о

беге

Первый старт 3

ШИСП 16

Письма 31



Первый разряд 36

Виктор Михайлович Четков 38

Основные вехи биографии 45

Пока будет радость, я буду бегать 45

Бег после спорта 49

К моим друзьям 50

Таблицы 52

На первой странице обложки – автор в августе 1998

На последней странице – школьные друзья и я. Чёрно-белые фото оцвечены автором.

На большой врезке – Камиль Файзуллин на фоне Чёрного моря

Октябрь – декабрь 2002

Предисловие


Простая и обычная жизнь самого простого, ничем не выдающегося человека вряд ли заслуживает внимание общества. Мы читаем воспоминания великих людей, чем-то особо отличившихся или оказавшихся в ситуации общественно значимой. Однако в жизни одного человека его воспоминания играют главную роль. Это то, что связывает нас с прошлым, делает нас индивидуальностью и помогает в жизни. Прошлое помогает в будущем прежде всего нам самим, нашим детям и самым близким людям. Оно обогащает их нашим личным опытом, переживаниями, чувствами. С течением времени забываются события, путаются годы и факты. Приходит время, когда надо вспомнить всё, чтобы жить дальше. Современные средства хранения и обработки информации позволяют оставить свои воспоминания для будущего каждому. Каждый может написать о себе и сохранить всё до того момента, когда это кому-нибудь понадобится. А понадобится обязательно, потому что в жизни каждого человека наступает период, когда он должен для себя выяснить, кто он, кто его предшественники и что они находили в жизни. Он должен получить поддержку знакомых, родных, и – вообще, людей, бывших до него.

Я использую эту возможность, чтобы рассказать о своём увлечении – беге и немного о себе. Я пишу это в первую очередь для себя и своих знакомых. Я уверен, что когда-нибудь кто-то прочтёт это с большим интересом. Я пишу для себя и для Вас.

Александр Кузнецов

Нижний Тагил

Декабрь 2002 года.

Повесть о беге


ПЕРВЫЙ СТАРТ

Летом 1969 или 1968 года (то есть я был в средней или подготовительной группе детского сада) нас вывели на расположенное за забором «школьное поле», представлявшее действительно малоформатный стадион с земляной дорожкой длиной 330 метров и футбольным полем. Тогда он представлялся мне огромным… Какой-то дяденька отмерил 30 метров и мы стали бегать наперегонки группами по несколько человек. В своём забеге я всех перегнал, и бежал ещё раз с теми, кто тоже выйграл свои забеги. В этом финале (а я тогда конечно же не знал, как это называется) я был вторым или третьим. Вечером меня забрал из садика папа, и с большим интересом выслушал мой рссказ об этих моих первых в жизни соревнованиях.

Я не помню, чтобы в садике ещё когда-то были соревнования. Тот раз, похоже, был единственным. Но зато в футбол играли – и в садике, и во дворе дома на спортплощадке. Летом это были матчи просто до полного изнурения. Двигательная активность свойственна всем детям, но благодаря тому формальному старту теперь я могу сказать, что от природы был на уровне всё же выше среднего. Зимой обязательно ходили с родителями на лыжах, на горе Долгой катались с гор, бегали по лыжне. Есть фото 1970 года – поднимаемся на Голый Камень, у самой вершины, и хорошо видно, как радостно и активно шагает тот карапуз, которым был я. Катались на лыжах с горы приземления 25-метрового трамплина, а папа даже прыгал с него (на беговых-то деревяшках! – Есть фото). Каких-то дальних походов на лыжах не помню – да и в то время я наверное, и не мог ходить далеко.

Помню, ходили на Тагильский пруд – на корабельный мыс, там были горки (ямы) на пути к Старателю, катались с них. Недавно я об этом вспомнил, и решил их найти – а оказалось, искать их не надо, они прямо на ныншней трассе, только заросли деревьями. Но чаще (и много лет) ходили на овраг, он расположен на Старой Гальянке, и кататься там было очень удобно – едешь вниз и по инерции – вверх, так что забираться до самой вершины было совсем недалеко. Там строили трамплины и прыгали с них. О моих физических кондициях той поры можно составить впечатление по следующему факту: зачастую с этих оврагов меня везли на буксире (соединяли лыжные палки, и я за них держался). А ведь от набережной пруда со стороны улицы Пархоменко, где мы жили (19-7) до оврагов чуть более километра… Запомнилось, что это были массовые вылазки: ходили с соседями, знакомыми – тогда лыжи были массовым занятием. Устраивали из каждого выходного праздник – с вечера готовили пельмени, запасали водку (рассказывал папа), и с утра все – на лыжах. Или на пруду, или на Долгой (помню, что уехать туда на автобусе была проблема – сколько лет прошло, а и сейчас, идя утром с лыжами на остановку автобуса, я не уверен – уеду ли). Приходили с лыж, сразу за стол. В доме праздничная амосфера, я занимаюсь своими играми. Ещё в начале 90-стых, когда наступило моё «второе пришествие» на лыжи, я видел в выходные просто демонстрации – так много людей каталось, и ходили очень далеко – за реку Чёрную. Теперь народу почти нет, занимаются одни спортсмены, массовых стартов – никаких. На Долгой и Голом Камне катают круг 5 – 10 километров, а вот лыжню, как раньше, топтать некому. А тогда мы использовали любую возможность для лыж – ходили даже вечером, и зачастую возвращались уже в синих сумерках. Так что в том первом соревновании по бегу вполне возможно, сказалась эта подготовка.

Осенью 1969 года я пошёл в первый класс, и последующие 3-4 года вёл такую же активную спортивную жизнь, формально спортом не занимаясь. Зимой – лыжи, летом – футбол и походы в лес. С каждым годом ходили всё дальше и дальше – моя подготовка уже позволяла. Зимой, по лыжне, разведывали с папой грибные места – летом туда шли за грибами. Удивительно – весь лес был испещрён лыжнями, можно было идти куда угодно. Катили уже далеко – раз увидели большую гору, и решили обязательно до неё добраться – а сейчас я думаю, что это была гора Елевая, и значит мы доходили до газопровода и высоковольтки. На эту гору мы так и не сходили, хотя думали об этом не один год, а потом и думать перестали. На то, мне кажется, были объективные причины – Елевая в 2 раза дальше высоковольтки, там нет дорог, просек, лыжни, идти туда по целине – дело безнадёжное. Даже сейчас, когда городская «Снежинка» (единственный массовый старт) проходит в этих местах (с одного участка Елевую хорошо видно, но чтобы достичь её, надо спуститься вниз, пересечь реку Полудёнку, потом подниматься) я об этом не помышляю, тем более что лес в завалах с 1995 года. Но даже сами эти планы говорят о том, что мы ходили уже далеко. И ещё именно в эти годы я полюбил именно весенние походы на лыжах по насту.

Большинство любителей зимних лыж зачехляли их уже в конце марта, а мы катались и март, и апрель. Помню, ранним утром идём на автобусную остановку – а в городе снег да и то уже почерневший остался только на газонах – и встречаем папиного знакомого, Прохора, который завидев нас с лыжами, с сомнением качает головой. Ну а в лесу – зима, белый снег, крепкий наст. Проходим по своей Поляне, выкатываем на поле, и едем по насту как на коньках! До изобретения «конькового» хода ещё оставалось лет 20, а мы им уже вовсю гоняли весной! Днём температура выше нуля, мы раздеваемся по пояс, катаемся и загораем! Я и сейчас иногда так делаю, надо только соблюдать осторожность: чтобы небыло ветра, чтобы было достаточно тепло и – яркое солнце. Солнечный свет отражается от снега, и ты словно в фокусе гигантского зеркала – простыть невозможно. Иногда вижу по телевизору – люди в Альпах катаются в плавках, а в этом нет ничего необычного, и эти люди вовсе не моржи – это просто тонкое понимание погодных условий. Такое возможно и у нас. Итак, едем по полю, прокатываем его вдоль и поперёк, идём дальше. Температура выше нуля, и лес наполняется запахами набухающих почек и весны. Ближе к полудню теплеет настолько, что наст уже не держит, проламывется. Обратный путь обычно намного труднее.

Итак, по сути спортом благодаря родителям я занимался с самого детства, задолго до того, как формально пришёл в секцию лёгкой атлетики. И главной целью была радость движения, можно сказать – радость от жизни. Недавно (в октябре этого, 2002 года) ездил на автобусе на Долгую, бегал по лесу. На обратном пути встретил встретил знакомого – тренировался когда-то у Сураева – спрашивает, к чему я готовлюсь. А я давно ни к чему не готовлюсь, просто получаю удовольствие от пробежки по лесу. Скоро ляжет снег, и на лыжне встречу старых друзей, тоже бегают для себя и для удовольствия. Однако многие этого не понимают.

В эти же годы мне попадает в руки книга Владимира Куца – «повесть о беге». Описывает, как начал заниматься и стал олимпийским чемпионом и мировым рекордсменом. Так увлекательно описаны все перипетии тактической борьбы на длинных дистанциях, что я загораюсь длинным бегом. Дома был секундомер, и я стал с ним бегать вокруг дома. Помню, круг самое лучшее проходил за 30 с небольшим секунд, а на 3 круга всё пытался «выбежать» из 2 минут – но всё было 2 с «копейками». Бегом заразился весь двор и все бегали под диктовку моего секундомера. Как-то раз парень с соседнего подъезда, Андрей Шестаков (друг Саньки Курносова, они были на год меня старше, но тогда год очень много значил) стал доказывать, что вечером в темноте он пробежит намного лучше. Мы дождались темноты и побежали все вместе. Невероятно! Асфальт налетал на нас с удивительной быстротой! Но… Пробежали хуже, чем днём. Ночная скорость оказалась иллюзией. Секундомер показал, что своим чувствам в полной мере доверять нельзя. Может быть, уже с того времени я начал критически воспринимать любую информацию. Это ведь сейчас я знаю, что критическое восприятие – основа объективности…

О том, чем мы занимались во дворе, наверное можно написать отдельно. Помню вечерние игры в «ляпы» в кустах, что росли у тротуара ниже нашего дома. Они теперь выросли и намного выше меня. Помню вечернюю беготню осенью в темноте с фонариками. Зимнее катание на лыжах с горки, хоккей на спортплощадке, которой теперь нет, на её месте построили дом. Гонял на велосипеде. А сколько продолжалось бегание с секундомером, сказать нельзя. Возможно, только одно лето. Одно лето в детстве – это ведь целая жизнь.

В июле 1971 г. выйграл в лагере «Лесной ручеёк» 60 метров среди младших отрядов с результатом 10,1 сек, хотя в предварительных забегах показывал 9,7. Я хорошо помню это лето. Утром по горну бежали на зарядку. Купались в открытом бассейне. Играли в игру «зарница» (срывали друг у друга бумажные погоны). Помню громадный прощальный костёр. И как бежал эти 60 метров: на старте была толкучка, старт дали неожиданно, и я сразу отстал. Но потом догнал. И даже такого неудачного бега хватило для победы. Впрочем, медали получили очень многие – кто за что. Некоторые по несколько штук. За первое место давали красную, за второе и третье – жёлтые и голубые. Такие простые пластмассовые медальки, но как они важны для детей.

В 1973 году пробыл в лагере не до конца, папа забрал меня – мы собирались ходить за грибами. А я успел уже выйграть кросс на 1000 метров в лесу – сказалось «вокругдомовская» подготовка. Но ничего не получил – награждали в конце смены.

Наконец меня надоумили сходить записаться в спортивную секцию. Пошли с Санькой Курносовым. Было это в сентябре 1974. Пришли на стадион «Строитель» (теперь – «Юность»). Тренер Леонид Евгеньевич Векшин осмотрел нас и сказал Саньке Курносову – завтра приходить, а мне – не надо. Я здорово расстроился, но помогли родители. Мама попросила папу сходить со мной и поговорить с тренером. На следующий день пошли. Леонид Евгеньевич согласился, хотя и с неохотой, взять меня. В этот же день бежали на время 100 метров, и я почти всех в секции обогнал. На вид был щуплый и нескладный, а на бег резвый. Тренер сразу меня оценил и в этот же день сказал мне передать отцу, что меня берут.

И вот первые тренировки. Бежим очень медленно все вместе по стадиону. Круг, второй, третий. Потом разминка – упражнения на рстягивание, ускорения. Потом «работа» (она так и называлась) – бегаем отрезки на скорость, или на выносливость, или прыгаем по трибунам, или ОФП (обще-физическая-подготовка) – штанга, тяжести, приседания, отжимания и т. д. Часто играли в футбол, зимой в зале – в баскетбол. Каждая тренировка была праздник. Приходили заранее и бесились в зале на кольцах. Каждый кросс на улице кончался «зарубоном». Это значит кто-то один резко прибавлял и убегал вперёд, кто мог, тянулись за ним и начиналась борьба не на жизнь, а на смерть. Никто не хотел уступать, обычный кросс превращался в соревнование. Иногда Леонид Евгеньевич специально предупреждал: бежать спокойно. Но кто-нибудь «зарубался», и начиналось. Впрочем, старшие ребята были не лучше. Помню такую картинку: захожу в раздевалку, а там сидит один знакомый парень (старше года на 3-4), весь в мыле. Другой его спрашивает: что такое. А он отвечает: да такой-то зарубился. С обидой говорит, потому что ведь договорились бежать спокойно. Ну а отстать конечно же уже было нельзя, пришлось зарубиться. Итак зима 1974 и весна 1975 прозанимался в секции. Дневник тренировок тогда не вёл, но есть некоторые результаты того времени: 30 м с ходу – 4,1 сек (май 1975), 60 м – 8,9 сек (апрель 1975) 100 м – 15,6 сентябрь 1974 и 15,0 май 1975; 200 м – 31,8 (май 1975). 300 м – 50,8 (февраль 1975); 600 м – 1.51,2 (апрель 1975); 1000 м – 3.27,0 (февраль 1975). Вот эту тысячу метров помню хорошо.

Соревнования были на улице, в парке стадиона «Уралец», бежали по снегу. Два круга. Белый пасмурный зимний день. Стартовали, я бегу за лидерами, среди которых и явный фаворит – Горохов, уже не помню, как его звали. Он тренировался отдельно от нас (но тоже у Векшина) и уже бегал на тренировках по часу. Итак, держусь за ними, впереди уже только два человека. На втором круге делаю рывок метров 70 и выхожу вперёд. Меня постепено догоняют, обходят. Снова делаю рывок, снова впереди – но это даётся тяжело, сковывает и руки, и ноги, нечем дышать. А Горохов меня снова достаёт и обходит. И вот хотя мне неимоверно тяжело, я снова выхожу вперёд, остаётся уже только финишная прямая. Широко открываю рот – вроде так легче дышать. Финиширую первый. Долго не могу придти в себя. В этот день я одержал победу, которую по своим силам одержать не мог. Я до сих пор считаю этот бег одним из самых тяжёлых за всё время занятий спортом. Я очень редко так выкладывался – наверное, раза два-три за всю жизнь. Но даже отдать все силы ещё совсем не значит победить. Моей целью в этот раз была победа. Я взял то, что по всем объективным показателям мне не принадлежало. В этом феврале мне исполнилось 13, и наверное, только книга Владимира Куца помогла мне это сделать. Это был мой кумир тогда и остаётся сейчас. Я вижу этот день уже смутно – тренера и судьи на финише; стайки разминающихся повсюду ребят; спины бегущих впереди соперников и снег, вылетающий из-под их обуви. Ветви тополей на финише, потому что я финишировал, запрокинув голову вверх. Сейчас кажется – этого дня не было, но он был. Наверное, мало кто его помнит, а я помню. Я описываю его сегодня, потому что годы уходят, и скоро вспомнить всё будет намного труднее.

У меня есть личный рекорд на 300 м этого февраля – видимо, бежали на следующий день в том же парке. Маем 1975 помечен результат 3.21,0 на 1000 метров, но где и когда я его показал, уже не помню. Было много прикидок и соревнований, была уже настоящая спортивная жизнь. А вот бег на 600 метров (1.51,2) в апреле этого года помню хорошо. Бежали по большому 500-метровому асфальтовому кругу на стадионе «Строитель». Был ясный солнечный день, и по-моему, я выйграл даже у многих более старших ребят.

Где-то в октябре 1975 года у меня заболела пятка, сама собой не проходила. Рентгеновский снимок выявил остеопороз (пишу по памяти, не уверен за точность). Приговор врачей – никакого бега, лечение займёт миниум год. Год!!! Для меня это была трагедия. Бег был для меня всем. Я перестал ходить на тренировки, начал упорно лечиться. Выполнял все предписания врачей. Вставал в 6 утра, чтобы до уроков успеть на процедуры. Дома каждый день делали парафиновые ванны. Раз нельзя бегать, я стал заниматься приседаниями и отжиманиями. Довёл личный рекорд по отжиманиям до какой-то фантастической цифры (а сейчас 10 раз отожмусь ли?). А вот тренеру ничего не сказал, а зря. Я помню через несколько лет с таким диагнозом к Леониду Евгеньевичу пришла одна девочка (Земфира, если тот, кто прочитает, вспомнит). Ей так же запретили бегать, но тренер просто изменил ей режим, она лечилась, потихоньку бегала, даже выступала в соревнованиях. Наверное, и мне надо было сделать так же. Но я чего-то боялся. Диагноз был для меня приговором, не подлежащим обжалованию. Это теперь я сомневаюсь, был ли диагноз правильным, и можно ли в подростковом возрасте запрещать бегать! Это ведь тоже самое, что запретить жить. Ночью я мечтал, как вылечусь и снова приду на тренировку, встречу друзей. Мечта казалось несбыточной, приговор в год - вечностью. Это действительно была Вечность.

Лечение я довёл до конца. Где-то весной 1976 пятка уже не болела, но мне назначали всё новые и новые процедуры. Летом 1976 наконец сделали повторный рентгеновский снимок и среди неразборчивых надписей я уловил – не обнаружено - . Сходил на приём к врачу и спросил, можно ли теперь бегать. Она слегка удивилась – можно. Что значил для меня её запрет год назад, она не поняла.

В сентябре 1976 снова пришёл к Векшину. По-моему, он не поверил моему рассказу о болевшей пятке. Он сказал, что сейчас я бы уже прилично бегал. С высоты своего теперешнего опыта я могу уверенно сказать, что этот пропущенный год не сказался на достижении моих лучших результатов. Вообще говоря, уровень, достигаемый спортсменом, зависит только от его здоровья, данного от рождения. Здоровому и крепкому от природы достаточно 3 лет тренировок, чтобы достичь лучших результатов. Мне кажется, это почти не зависит от юношеского спорта. Впоследствии я видел людей, которые почти без тренировок начинали с тех результатов, которые стали моим пределом. Но даже и они едва достигли уровня кандитата в мастера.

Помню, в том сентябре я пробежал 1000 м за 3.20, но в таблицу личных рекордов его не занёс, видимо потому, что показан на тренировке. За год с лишним прогресс составил только 1 секунду, но я ещё даже не втянулся, и всё было впереди. Тем же сентябрём помечен личный рекорд на 300 м – 48,7 сек. Но самое главное – я бегал, ходил на тренировки, и с тех пор перерывов в беге уже не было, за исключением двух лет в армии.

Осень 1976 года. В сентябре ещё по выходным ездили в лес на Старатель; на стадионе «Строитель» играли в футбол; потом перешли в зал ДК «Строитель» (ныне дворец молодёжи, строители видимо всего лишились, и стадионов, и дворцов). Тренировка в зале – это сначала пробежка на улице, потом в зале разминка и тренировка. Бегали короткие отрезки, круги по залу, играли в баскетбол. В записной книжке у меня помечено: 1 ноября 1976 – 3 круга в зале (300м) – 50,0 сек; 10 ноября – 10 метров (!) 2,2 сек (тренировались развивать стартовую скорость); 19 ноября 20 метров – 3,7 сек. Скоро пошли и настоящие соревнования, зимой они проходили в манеже «Спутника» с нестандартной и неудобной дорожкой длиной 137 метров (и по сей день – в 2002 г. все соревнования проходят там, город так и не обзавёлся нормальным зимним стадионом!). И вот 4 декабря я занимаю 2 место из 6 человек на 600 м с результатом 1.37,5 (а сейчас я считаю, что это хороший результат для 14 моих лет). 5 декабря даже бегу 60 метров с барьерами ! – я про это уже совсем забыл! Тренер старался развивать нас всесторонне, давал попробовать всё. В следующее воскресенье снова соревнования, бегу 1000 м за 3.02,2 . Бежать боялся, со старта пошёл неестественным для себя очень широким шагом, и почему-то так и не смог перестроиться, хотя Леонид Евгеньевич заметил это и несколько раз кричал мне – «чаще, чаще!». Но я ещё только приноравливался к длинным дистанциям, по сути, это была первая настоящая «тысяча» в соревнованиях. Хотя пришёл последним, но все были старше меня, и сам тренер назвал этот результат хорошим. На эту тысячу я сам попросил себя записать – ведь стремился к длинным дистанциям…

Я хорошо помню соревнования той зимы и следующей. Собирались обычно на стадионе «Строитель», залитый льдом, все вместе на трамвае ехали на вагонку. Там сидели на трибуне, болели за своих, пока не подходила очередь разминаться. Разминка проходила за скамейками на трибуне, там же знакомились и с предстоящими соперниками, которые потом стали друзьями на всю жизнь. За окнами солнце (в воскресенье соревнования обычно утром, в субботу вечером), снег, или уже непроглядная темень; на трибунах то и дело громкие крики болеющих за своих, все разминающиеся в предстартовом «мандраже», то и дело бегаем в туалет (чтобы меньше был вес на дистанции). Вообще, предстартовый «мандраж» - обязательное условие соревнований, без него не показать хорошего результата. Идёт адреналин, тебя всего буквально трясёт, это можно было бы назвать страхом перед предстоящим испытанием (ведь будет тяжело, и придётся потерпеть), но всё же это не страх, ведь одновременно ты и хочешь побороться, показать хороший результат. Мандраж забиваешь усиленной разминкой, ускорениями, резкими движениями. Наконец, старт! Вся предстартовая тряска выплёскивается в рывок, и пошёл! Борьба может протекать по всякому, но без этой лихорадки результат был бы значительно хуже. И так было всегда, пока выступал в соревнованиях. Вот даже в этом году (2002-ом) бежал в заводской эстафете, уж вроде бы какие соревнования, но атмосфера состязаний, вид соперников, и снова то же самое – мандраж и эмоциональный подъём! Наверное, этим и прекрасен спорт, что позволяет встряхнуться, почувствовать жизнь.

Далее у меня записаны только прикидки на тренировках: 14 февраля 1977 года бег в зале (чтобы увеличить круг, мы захватывали и коридор, для чего надо было резко поворачивать на 90°, понятно, что принимать эти результаты всерьёз нельзя) 500м – 1.30,6; 30м – 5,3; прыжок с места – 1м 95 см. 26 марта уже контрольная тренировка на «Уральце» (под трибунами, там дорожка длиной 60 метров): 30м – 4,7; 60 м – 8,5; прыжок с места – 2м 21см; с разбега – 4.33. В пасмурный снежный день 3 апреля бегу по большому асфальтовому кругу на «Строителе» (тогда там на стадионе была гаревая дорожка, в сырую погоду она размокала) 1000м за 3.13; хотя хотел бежать со старшими ребятами 2 км, но постеснялся об этом попросить. А 8 апреля в солнечную погоду там же пролетел 500 м за 1.21,4 – это уже здорово для тех условий (бежал в костюме и кедах по асфальту) и уже всех надрал. Но меня тянет на длинные дистанции, и вот 18 апреля, тайком от тренера, бегу на стадионе со своим секундомером 5000 метров! За 21.37,4 – есть первый результат! Вообще, с конца марта 1977 г я начал записывать общий объём бега за тренировку; с 20 апреля начал вести дневник тренировок, который без перерыва веду до сих пор; с этого дня все тренировки записаны, а общий объём бега документально потверждён.

Вот тренировки 20-21 апреля 1977 года перед соревнованиями в субботу и воскресенье 23-24 апреля:

Апрель 1977

20 р-2,5 км. о. ф. п. Переменный бег (300+200) 4 раза. (200+300) 4 раза.

Повторный бег 3 х 100м; 4 х 150м. З/б – 2 км

21 р-3 км. о. ф. п. Футбол

22 – отдых

23 суббота 1000м на «Уральце» 2.59,7. 1 место из 4 человек

24 воскр. 600м на «Уральце» 1.35,4 и тоже 1 место



О. ф. п. здесь означает обще-физическую подготовку, это упражнения на растягивание и силовые упражнения (не всегда). Переменный бег означает отрезки активного бега, после которого бежишь потихоньку (300м быстро, затем 200 очень лёгкой трусцой). Потом я записывал это проще: 3 х 300/200; что и означало переменный бег по 300м через 200 метров лёгкой трусцы. Повторный бег означал те же отрезки, но через ходьбу до полного восстановления. Основными двигателями тренировки (пишу для тех, кто никогда не бегал) были спокойные кроссы (трусца), быстрые кроссы (средний или темповой бег), кроссы в переменном темпе (фартлек) и работа на стадионе, бег отрезков в быстром (почти соревновательном) темпе: переменный бег (через трусцу) или повторный бег (через ходьбу). Все беговые школы (вплоть до мировых рекордсменов) используют эту систему, сочетая все эти виды бега в тех или иных пропорциях. Спринтеры (бегуны на короткие дистанции) больше применяют силовые упражнения и короткие повторные отрезки; бегуны на средние и длинные дистанции больше используют переменный бег; есть свои приёмы у марафонцев. Существуют сезонные циклы подготовки: например, подготовка к летнему сезону начинается длинными кроссами, по мере приближения сезона переходят к коротким отрезкам и т. д.; здесь всё больше зависит от индивидуальных особенностей каждого спортсмена, для чего он собственно и ведёт спортивный дневник, отмечая своё самочувствие после той или иной работы. Задача тренера заметить, что лучше для данного человека и предложить ему индивидуальный план. Но это актуально уже на уровне мастеров, а тогда мы бегали все вместе и это было интересно и весело. Перед соревнованиями играли в футбол все вместе - и мальчики, и девочки, это уже неважно, каждый бегает в игре по своим силам. Ну и потом, это уже вроде и не футбол, а почти танцы – я тогда замечал красивых девочек, но здесь об этом писать не буду. Хотя что скрывать – я ходил на тренировки не только бегать, но и повидать кое-кого и хотя бы перекинуться несколькими словами. Наверное, это и есть радость жизни – радость от движения, от общения. Естественно, были и друзья – мальчишки. Сейчас я как-то об этом позабыл, и перед тем, как писать эти строки, посмотрел и дневники, и старые письма, некоторые приведу потом. Спустя годы трудно вспомнить конкретные ситуации, но общую атмосферу на тренировках я помню – радость, приподнятость. Радость от бега осталась на всю жизнь. Помню позже, в спортшколе, прочитал книгу Рона Кларка (мирового рекордсмена), где он писал «если не будет радости, я не буду бегать». Он нашёл однако радость и в беге, и в жизни. Сейчас я могу сказать уже и про себя: бег всегда приносил радость. В том апреле мой одноклассник Сергей Воробьёв в классе удивлённо рассказывал, как он (случайно) наблюдал этот совместный футбол. А Игорь Курило случайно оказался на стадионе 24 апреля, когда я бежал свои 600 метров, и был просто поражён – он сказал, что это смотрелось очень красиво и мощно. Действительно, 1.35 надо бежать, выглядит со стороны это уже быстро. Бег добавил мне в классе авторитета.

Итак, дни 23-24 апреля того года выдались тёплыми, было +20. Несмотря на сильный ветер, я впервые выбежал из 3 минут на 1000, и финишировал первым как Куц, подняв правую руку. Соревнования были какого-то местного значения, и сильных соперников небыло.


Каталог: olderfiles
olderfiles -> Классный час «Александр Невский личность нации»
olderfiles -> 1. Основная часть. Изучение творчества Андерсена-поэта
olderfiles -> Контрольная работа по биографии и творчеству поэтов А. А. Блока, А. А. Ахматовой, С. А. Есенина, В. В. Маяковского
olderfiles -> Чернышов М. Р. Жанр молитвы в русской и английской поэзии XIX века
olderfiles -> Программа курса "История зарубежной литературы средних веков, Возрождения, XVII и XVIII веков"
olderfiles -> Биография Августина Блаженного 5 Политические учения средневековья 6
  1   2   3   4   5   6