Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Посмотреть глазами археолога




страница9/11
Дата18.01.2017
Размер1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

В годы войны в Кузнецке были сформированы несколько воинских соединений. Это 10-я армия под командованием генерала Ф.И.Голикова, 354-я стрелковая дивизия под командованием Д.Ф.Алексеева, несколько стрелковых полков. Здесь была база обучения летчиков, работали авиационные мастерские, четыре эвакогоспиталя.

Ф.И.Голиков в годы войны командовал рядом армий, войсками Брянского и Воронежского фронтов. В октябре 1941 года он был назначен командующим 10-й армией, которую еще предстояло сформировать. Формировалась она у нас, в Кузнецке.

Вот что писал Маршал Советского Союза Ф.И.Голиков к 20-летию Победы в мае 1965 года:

«26 октября 1941 года из Москвы в Кузнецк вышел специальный поезд. С ним выехали Военный совет, часть работников штаба, политотдела и ряда других органов управления армии, которую мне предстояло формировать в этом городе.

В Кузнецк мы прибыли в приподнятом настроении, полные энергии, воли, уверенности и самых радужных надежд.

Вместе с членом Военного совета товарищем Т.Л.Николаевым сразу же по приезде в Кузнецк посетили секретаря районного комитета ВКП(б) И.А.Куликова и председателя городского исполкома А.Г.Семенова.

Мы проинформировали руководителей райкома партии и горисполкома о предстоящей работе. На совещании было принято решение - оказать формируемым частям максимальную помощь.

В армию на командную и политическую работу была послана большая группа коммунистов из городского партийного актива: сто восемнадцать коммунистов и комсомольцев Кузнецкого района добровольно вступили в ее ряды.

Определенную помощь мы получили в формировании санчасти. Она пополнилась за счет медицинских работников города. На строительство и оборудование землянок для подразделений из городского фонда было отпущено 20600 кубометров леса. Часть сооруженных бойцами землянок была освещена электричеством, несмотря на нехватку в городе электроэнергии. Нам предоставили помещения для штаба и управления армии.

Жители Кузнецка встретили нас радушно. Они охотно предоставляли свои жилища для временного размещения военных. Правда, пользоваться гражданскими квартирами нам почти не приходилось, так как все мы работали и отдыхали прямо в служебных помещениях.

Вскоре Военный совет армии побывал в областных организациях Пензы, потом в Сызрани и Сердобске. Со всеми товарищами, с кем доводилось встречаться, условились о дружной совместной работе в интересах наиболее полного удовлетворения нужд и потребностей воинских частей.

В общем, командование армии и командиры всех дивизий сразу же установили самый тесный контакт соответственно с Пензенским обкомом ВКП(б) и облисполкомом, с Мордовским обкомом партии и Совнаркомом, с городскими и районными организациями.

Все местные организации и трудящиеся Кузнецка, Саранска, Сызрани, Инзы, Петровска, Сердобска старались помочь армии всем, чем могли.

Приближались холода. Было проявлено немало заботы о зимней одежде: шапках, рукавицах, валенках, теплом белье.

Так, жители Кузнецкого района собрали 2 тысячи овчинных полушубков и телогреек, 1800 пар валенок, тысячи пар шерстяных носков, варежек, перчаток.

Местная промышленность по просьбе командования 10-й армии изготовила и передала частям несколько тысяч лыж, котелков.

330-я стрелковая дивизия в дни своего формирования получила 5 тысяч пар зимних портянок, 5 тысяч котелков и 15 походных кухонь, изготовленных рабочими в сверхурочное время.

Сразу же по прибытии частей 10-й армии в район сбора колхозники по своей инициативе подвезли солому для матрацев. Войскам, расположенным по лесам в землянках и палатках, было очень трудно наладить выпечку хлеба, организовать мытье людей, стирку белья. И здесь помогли трудящиеся: для частей армии были предоставлены бани, пекарни, часть городского транспорта, чугунные котлы, а также железные бочки для отопления землянок и палаток.

В первое время мы не располагали своей типографией, нужным количеством газетной бумаги, шрифта, краски. Не было и наборщиков. Все это мешало наладить издание листовок и армейской газеты. Работники политотдела обратились за помощью в Кузнецкий горком партии, и через сутки наша редакция получила все необходимое.

Местные организации помогли нам и в культурном обслуживании воинов. В частях и подразделениях армии выступали артисты театров и коллективы художественной самодеятельности фабрик и заводов.

Колхоз «Гигант» Кузнецкого района передал в распоряжение армии клуб на 700 мест, инструменты духового оркестра, два полевых стана для размещения хозяйственной части одного из полков.

Забегая вперед, скажу, что и впоследствии, в ходе боевых действий, трудящиеся районов формирования наших соединений поддерживали с нами крепкую связь, шефствовали над дивизиями. Они присылали на фронт делегации. Задушевные встречи с ними поднимали энергию наших бойцов и придавали им больше сил. Воины получали посылки с подарками и письма. Дорогие вести приносили эти письма из родных колхозов и совхозов. И воины читали их с волнением.

Воины-кузнечане, сражавшиеся в нашей армии, хорошо зарекомендовали себя в боевой обстановке».

Наша 354-я дивизия
Есть в КУЗНЕЦКЕ улица, названная в честь воинского соединения. Табличка с именем 354-й стрелковой дивизии появилась на стене углового дома бывшей Западной улицы 25 сентября 1981 года. Ее по поручению города и своих однополчан прикрепил один из ветеранов дивизии. Было это в памятный день их встречи на кузнецкой земле в связи с 40-летием формирования здесь этой прославленной воинской части.

Штаб формируемой дивизии тогда размещался в Кузнецке, стрелковые полки - в Анненково, Липовке, Сосновоборске, другие подразделения - в Поселках, Никольском, Евлашево, Чибирлее. Штаб артполка располагался в клубе железнодорожников, дивизионы - в окрестных селах. Дивизией командовал полковник Дмитрий Федорович Алексеев, в дальнейшем генерал-полковник.

28-29 октября 1941 года в Кузнецке находился член Государственного Комитета Обороны страны К.Е.Ворошилов, отвечавший за подготовку резервов. Он уделил главное внимание состоянию 354-й стрелковой дивизии и признал ее вполне подготовленной к отправке на фронт. Тогда же он предложил именовать дивизию «Кузнецкой», установить над ней шефство со стороны местных предприятий и организаций, помочь обеспечить дивизию зимним обмундированием.

Чтобы скорее одеть дивизию, ее командир Д.Ф.Алексеев обратился с письмом к шефам. 5 ноября 1941 года Кузнецкий горком партии и исполком горсовета приняли постановление о взятии шефства над 354-й стрелковой дивизией и поручили обувной фабрике, овчинно-шубному комбинату, швейной фабрике №7 в сроки до 1 декабря изготовить 10 тысяч пар рукавиц, а к 10 декабря - 7 тысяч шапок-ушанок. 3 тысячи шапок должны были изготовить предприятия Кузнецкого района.

21 ноября 1941 года подобное решение приняли Кузнецкий райком партии и исполком райсовета. Этим же постановлением был утвержден список организаций, шефствующих над частями дивизии.

К каждому подразделению прикреплялись десять и более предприятий, колхозов, учреждений, школ и больниц.

Боевая биография дивизии с первых же дней, как говорится, опалилась в пламени войны. Ее боевой путь начался под Москвой, у знаменитой станции Крюково, вошедшей в песню. Свой первый бой она приняла 2 декабря 1941 года. На боевых позициях, обороняя столицу, она стояла плечом к плечу с прославленной панфиловской дивизией. Оба соединения входили в состав 16-й армии, которой командовал в то время генерал К.К.Рокоссовский.

В боях за Москву, за освобождение города Ржева 354-я стрелковая дивизия уничтожила более 10 тысяч вражеских солдат и офицеров. Были подбиты десятки танков, сотни орудий, минометов, выведено из строя много другой техники противника.

В 1943 году дивизияпринимала участие в боях на Курской дуге, затем очищала от врага Орловскую и Смоленскую области, освободила сотни населенных пунктов Белоруссии.В их числе - города К а л и н к о в и ч и , Бобруйск, Барановичи, Слоним и другие. Ей было присвоено почетное наименование! «Калинковичской».

Дивизия освобождала Польшу и закончила свой путь в Германии под городом Штральзунд.

Боевые подвиги дивизии 22 раза отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина. Более 10 тысяч солдат и офицеров дивизии были награждены орденами и медалями. А сама дивизия за боевые заслуги была награждена орденами Ленина, Красного Знамени и Суворова II степени.

В дивизии, созданной на кузнецкой земле, кузнечан, призванных из города и сел района, было, естественно, особенно много. Но в ее рядах сражались с врагом и призывники из множества других мест. Они все вместе отстояли нашу Родину от фашистского нашествия.

Сто пятьдесят девушек из Кузнецка и Кузнецкого района были призваны в годы войны на службу в 97-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи.

97-й отдельный батальон


Это подразделение (по своему назначению и функциям фактически часть) было сформировано не в Кузнецке, но к нашему городу оно имеет самое прямое отношение тем, что в нем служили многие девушки-кузнечанки.

Его официальное название - 97-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (сокращенно ВНОС). Свое формирование батальон начал 24 июня 1941 года (то есть на третий день войны) в Харькове. Но скоро угрожающая обстановка на фронтах потребовала его передислокации в более безопасные районы, и через три месяца он был переведен в город Ульяновск. Здесь в одном из сел области, в Ишеевке, по существу и сформировался батальон в том виде, в котором он и прошел всю войну.

В апреле 1942 года сюда стало поступать новое пополнение -девушки. В Кузнецке был сборный пункт, куда прибывали девчата, призванные по всей Пензенской области. Такие сборные пункты были и в других городах Поволжья. Постепенно они заменили в батальоне почти всех мужчин, которых отправили на фронт.

Служба батальона в Поволжье продолжалась до июня 1944 года, когда он был перебазирован на запад, где уже были освобождены многие области. Более полугода батальон находился в составе 3-го Белорусского фронта. Его штаб и роты располагались в Вильнюсе, Каунасе, Алитусе, Мариамполе, а посты - в лесах и малонаселенных пунктах. Так он и завершил свою фронтовую биографию.

После войны, когда девушки были демобилизованы, батальон снова стал мужским. Службу в Литве он продолжал до 1949 года, а затем был передислоцирован в город Керки Туркестанского военного округа. Здесь ему предстояло нести службу еще более одиннадцати лет, после чего он был расформирован.

Сейчас в Кузнецке проживают около тридцати человек из 97-го батальона ВНОС. Среди них - Зинаида Иванищева, Евдокия Старицына, Анастасия Костина, Екатерина Клейменова, Ирина Курбатова, Пана Самойлова, Любовь Тарасова, Евгения Дегтярева-Терентьева, Мария Суханова-Ломакина, Людмила Ситиикова, М.Муравьева-Рябинина и другие. А всего из Кузнецка и сел нашего района в батальон было призвано более ста пятидесяти девушек. Если учесть общую численность батальона - около девятисот человек, то можно сказать, что наши кузнечанки составляли шестую его часть.

По-разному сложилась у них судьба в послевоенное время. Многие по семейным или другим обстоятельствам стали жительницами других городов. Многих уже и нет среди нас.

В канун 50-летпя Победы в Кузнецке благодаря вниманию и поддержке администрации города вышла небольшая книга «97-й наш отдельный батальон». В ней с любовью и уважительностью собраны воспоминания ветеранов батальона. В память о боевой юности наших прекрасных землячек. В памяти о вкладе Кузнецка в нашу великую Победу. Вот один из очерков, написанный там кузнецкой журналисткой Анной Курепиной.

Боец Людмила Ситникова
Поезд в Кузнецк пришел уже поздно вечером. Перекладывая вещмешок с плеча на плечо, Людмила шла по темным, до боли знакомым улицам Кузнецка к родному дому. Шла медленно, прихрамывая (сказывалось ранение), вдыхая родной воздух, ощущая мир и спокойствие.

Уже возле дома повстречала молодую парочку. Девушка, как ни странно, ее сразу узнала: «Люда!». А ведь когда три года назад Людмила уходила на фронт, она была совсем девчушкой. У дома постояла, собралась с духом, постучала в окно. К темному стеклу припало чье-то лицо: то ли отец, то ли мама. От волнения не поняла. Тихонько проговорила: «Пустите переночевать». А когда отец открыл калитку, уже не сдерживалась, с рыданиями бросилась к нему: «Папа, я вернулась».

Даже сейчас, спустя пятьдесят лет, Людмила Петровна Ситникова не может скрыть волнения, вспоминая свое возвращение домой. Как переживает заново все пережитое ею в годы юности, которые пришлись на трагические времена Великой Отечественной войны.

О нападении на нашу страну семья Ситниковых узнала в фотоателье, куда пришла в воскресенье, 22 июня 1941 года, чтобы сделать фотографию для старшего сына, служившего в армии на Дальнем Востоке.

В то время Людмила училась в технологическом техникуме. Сразу же учащихся послали на работу в совхоз, а когда окончилась копка картошки, всех их отправили в Шемышейский район на рытье окопов. Шесть месяцев работали девчата. Тонны земли перелопатили, многое пережили.

В начале апреля 1942 года всех отпустили домой. Но не успели приступить к занятиям, как некоторым девчатам пришли повестки из военкомата. Это был первый военный призыв женщин в армию.

Помнит Л.П.Ситникова, как провожал Кузнецк эшелон призванных в армию женщин. Оркестр, речи, растерянные и заплаканные лица, судорожные объятия матерей...

Ехали в товарных вагонах. Куда, никто не знал. Только в Ульяновске выяснилось, что девушки будут служить в 97-м отдельном батальоне воздушного наблюдения, оповещения и связи.

Людмилу Ситникову распределили в группу, где обучали специальности наблюдателя-телефониста. Занятия проходили в Мелекессе (ныне Димитровград). Барак, где жили девушки, стоял на берегу реки. Но не было времени любоваться красотами природы.

До августа 1942 года постигали премудрости своей военной специальности. Привыкали к дисциплине. Свыкались с действительностью. И хотя порой девчатам так не хватало материнского тепла, ласки, они уже ощущали себя настоящими бойцами. Тем более, что наряду с освоением специальности они осваивали и солдатские навыки: учились ползать по-пластунски, стрелять, рыть окопы и землянки и т.д.

Первый пост, на котором несла службу Людмила Ситникова. находился в селе с поэтичным названием Озерки. Потом, до 1944 года, она служила на разных постах Приволжского региона. Два года всматривалась, вслушивалась в небо над приволжскими степями. По шуму моторов и силуэтам опознавала типы самолетов. Словом, несла службу боец Ситникова.

В августе 1944 года 97-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи переводят ближе к передовой, и он вливается в состав третьего Белорусского фронта. Штаб батальона должен был базироваться в Вильнюсе.

К месту дислокации ехали через всю разрушенную, разграбленную Россию. Подмосковье, Смоленщина, Белоруссия. Торчащие из-под земли трубы землянок, развороченные бомбами улицы, обвалившиеся стены зданий - вот что увидели девчата на месте сел и городов на пути следования эшелона. Сердце сжималось от боли за Родину и ненависти к врагу.

Служба в Литве коренным образом отличалась от той, что была в Ульяновской области. В Вильнюсе находился лишь штаб батальона. А посты ВНОС были разбросаны далеко от города. По шести-семи человек жили на постах, полностью себя обслуживали и круглосуточно вели наблюдение за воздухом.

Пост, где служила Людмила, находился далеко от Вильнюса, возле хутора Краснополье. Хутор - домов шесть-семь. Жили там в основном старики, женщины и дети. Занимались натуральным хозяйством. А мужчины все больше по лесам промышляли, нападали на посты, отнимали у населения продукты.

Здесь, в Литве, батальон стал нести и первые потери. Нередкими стали нападения на девушек: бандитам были нужны оружие, боеприпасы, продукты, рация. Подмогу ждать приходилось долго, оборонялись сами, как могли.

23 января 1945 года Людмила пошла на хутор, чтобы договориться о замене двух столбов: следовало исправить телефонную связь с соседним постом в Новоселках. Не успела она войти в дом хуторянина, как туда ворвались два бандита. Они требовали сведения о батальоне, о наличии оружия, боеприпасов, спрашивали, кто командир, искали документы. Но на все был один ответ: не знаю.

Один стал искать у хозяйки продукты, хлеб, а другой, взяв безоружную Людмилу за ворот телогрейки, повел ее во двор.

Как описать ее состояние в те минуты? Нет таких слов, которые полностью донесли бы состояние человека, фактически идущего на смерть, а может быть, и на мучения.

В сенях бандит замешкался, и Людмиле удалось вырваться из его рук и бежать. Вслед раздалась автоматная очередь.

Когда девчата с поста вбежали на хутор, бандиты уже скрылись. А на снегу лежала Людмила. Пули прошили ее, словно швейная машинка материал.

Первой подбежала начальник поста Ольга Радченко. Склонилась над Людмилой и услышала слабый голос: «Оля, я еще жива!». Оказали первую помощь. Но ранение было очень тяжелым. Требовалась помощь врачей. Решено было отправить ее в г.Трокай, что в двадцати километрах от хутора, в больницу. Никто из хуторян везти девушку-солдата не решался. Боялись бандитов. Но, наконец-то, уговорили одного, Юзаса Игнатавичуса.

Уже смеркалось. На телегу постелили шинель, положили на нее Людмилу. А сверху накрыли огромной охапкой сена. Старик создал видимость, что везет корм скоту. К счастью, в дороге обошлось без происшествий.

Вскоре Людмилу переправили из Трокайской больницы в госпиталь в Вильно. Здесь ей сделали первую операцию. Но требовались более тщательное лечение, новая операция, и ее на санитарном поезде отправили в город Горький.

Только такая кровопролитная война, как Великая Отечественная, могла создать такое противоестественное дело - специальные женские госпитали. Война - удел мужчин. Но в ту войну на фронтах крепко досталось и женщинам.

Четырехэтажное здание женского госпиталя в Горьком было до отказа забито ранеными. Были среди них и безногие, и безрукие, и обезображенные. Ох, война, ты, война, что ты, подлая, сделала?!

Здесь Людмила перенесла вторую операцию, встала на ноги в буквальном смысле.

День Победы Людмила Петровна Ситникова встретила в Горьком. В половине пятого утра к женскому госпиталю подъехали танкисты на двух танках, кричат: «Девчата, вставайте, Победа!». Это, действительно, был праздник.

После госпиталя Людмилу Петровну комиссовали. И поехала она в родной город Кузнецк, где не была" долгих три года.

Возвращались из армии девчата, которые вместе с ней служили в 97-м батальоне ВНОС. У каждой по-своему сложилась жизнь. Л.П.Ситникова закончила Пензенское художественное училище, год проработала в пензенской школе, а потом приехала в родной город и до ухода на пенсию работала учителем в 4-й школе.

Спокойная, скромная женщина. Увидев ее, вряд ли кто заподозрит в ней бойца, ветерана войны.

Она проделала огромную работу. Собрала воспоминания о службе в 97-м отдельном батальоне ВНОС всех девушек, кого удалось найти.

Получилась кипа рукописей. Людмила Петровна приложила максимум усилий, чтобы отпечатать, переплести и оформить художественно четыре книги о 97-м батальоне. Сейчас они как ценная реликвия пересылаются от одной однополчанки к другой. Их бережно изучают, дополняют, показывают детям, внукам, друзьям.

В нашем городе немало женщин-фронтовичек. Имена многих из них постоянно на устах. О них пишут в газетах, вспоминают на торжественных собраниях, приглашают на встречи, дарят подарки. Но есть и такие, которые своей скромностью, даже застенчивостью позволили нам, рядом живущим, редко вспоминать о них. Среди таких ветеранов Великой Отечественной войны и Людмила Петровна Ситникова. Но не померкнет слава рядовых войны, не исчезнет восхищение женщинами-воинами! Спасибо вам, Людмила Петровна, и всем ветеранам войны, за то, что вы спасли страну, победили фашизм».

На средства, собранные комсомольцами города и района, были построены два самолета: «Кузнецкий городской комсомолец» и «Кузнецкий районный комсомолец». Их 19 октября 1944 года на местном аэродроме вручили лучшим летчикам учебного авиаполка -заместителю командира полка С.Ф.Нокелайнену и пилоту А.Г.Молчанову. Оба они успешно летали на этих самолетах до конца войны, и после сражений самолеты еще послужили для обучения молодых летчиков.

Надпись на фюзеляже


В начале 1944 года в Кузнецке развернулось движение за сбор средств на постройку боевого самолета. Вначале его хотели назвать именем героя-земляка Евгения Манахова, но потом определили другое название - «Кузнецкий комсомолец». Инициаторами движения выступили комсомольцы железнодорожники, они внесли и первый денежный вклад. Горячо за дело взялись и в других комсомольских организациях. У всех в памяти еще был ответ И.В.Сталина на сообщение кузнечан, что, воодушевляемые победами Красной Армии, они внесли на вооружение 2 млн. 367 тыс. 369 рублей. Газета «Сталинский клич» выпустила благодарственную телеграмму И.В.Сталина отдельной листовкой и распространила ее по городу. Комсомольцы обувной фабрики в первый же день собрали 255 рублей, отчисляли часть своего заработка на постройку самолета и другие кузнечане.

В это же время деньги на постройку «своего» самолета собирали и комсомольцы Кузнецкого района.

Боевые машины были построены. Вручали их одновременно 19 октября 1944 года.

На аэродроме подшефной части стояли два грузовика с откинутыми бортами, служившие трибуной. На нее поднялись первые секретари горкома и райкома партии Александр Варфоломеевич Мирошниченко и Илья Иванович Кормишин, комсомольские вожаки Алексей Власов и Нина Клюева.

Молодежи - городской и сельской - было немало, хотя добираться сюда многим пришлось пешком. Но всем хотелось увидеть новенькие истребители Як-3 с яркими названиями на фюзеляжах, пожать руки летчикам, которые поведут боевые машины в бой. Истребители, в которые был вложен их труд, стали для участников митинга своеобразными символами меча, занесенного над фашистами.

В торжественной обстановке самолет «Кузнецкий городской комсомолец» был вручен майору Суле Фомичу Нокелайнену. Тридцатисемилетний заместитель командира полка финн Сула Фомич Нокелайнен был в ту пору одним из лучших летчиков части, обучил немало молодежи, воспитав из вчерашних курсантов настоящих воздушных асов. Уже в зрелом возрасте, в 1943 году, вступив в ряды ВКП(б), С.Ф.Нокелайнен считался принципиальным, честным коммунистом, который всегда старался помочь товарищам и брал на себя намного больше, чем другие.

На этом сведения о С.Ф.Нокелайнене обрываются. Известно только, что до конца войны он сделал немало боевых вылетов на самолете «Кузнецкий городской комсомолец», после войны служил в различных частях. В 1954 году стоял на учете в райвоенкомате города Сортавала Карельской АССР.

Самолет «Кузнецкий районный комсомолец» был вручен лучшему молодому летчику запасного авиаполка Алексею Молчанову.

Судьба этого человека во многом связана с Кузнецком.

Театр
Война внесла свои коррективы и в жизнь такого сугубо мирного учреждения, как театр. В 30-е годы Кузнецкий театр работал как театр колхозно-совхозного типа. С 1 октября 1939 года он стал городским драматическим театром. Здесь ставились серьезные пьесы, которые завоевывали сердца зрителей. Например, в репертуар 1941 года были включены «Платон Кречет» и «В степях Украины» А.Корнейчука, «Последняя жертва» и «Бедность не порок» А.Островского, «Дети солнца» М.Горького, «Овод» и другие - всего 15 пьес. Группа актеров была малочисленной - всего 17 человек, но сильной. Об этом было отмечено и на заседании горисполкома 22 марта 1941 года, который рассматривал работу театра.

Начавшаяся война сломала ритм жизни людей. В 1941 году Кузнецкий драмтеатр должен был гастролировать в областном центре, но уже в первые дни июля стало ясно, что война - не подходящее для гастролей время. А 18 июля решением облисполкома театр был расформирован, его имущество передано Сердобскому театру.

Однако вскоре это ошибочное решение было отменено, и театр стал готовиться к новой встрече с уже новым зрителем -посерьезневшим, обремененным тяжелыми военными заботами.

20 сентября 1941 года театр открыл свой первый военный сезон. Для премьеры была выбрана пьеса братьев Тур И Шейнина «Очная ставка». Театр был сформирован из пензенских артистов, а также из артистов Киевского, Фрунзенского, Ржевского и Смоленского театров, разными ветрами военной судьбы занесенных в тыловой Кузнецк.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11