Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«Почему ты взялся быть наставником моей душе и моему телу? Кто тебя поставил судьей или властителем надо мной? Или ты дашь ответ за мою душу в день Страшного суда? Апостол Павел говорит: «Как веруют без проповедующего и как проповедуют




Скачать 459.52 Kb.
страница1/4
Дата04.07.2017
Размер459.52 Kb.
  1   2   3   4




Два века «грозноведения»

«Почему ты взялся быть наставником моей душе и моему телу? Кто тебя поставил судьей или властителем надо мной?

Или ты дашь ответ за мою душу в день Страшного суда?

Апостол Павел говорит: «Как веруют без проповедующего и как проповедуют, если не будут на то посланы?»

Так было в пришествие Христово; ты же кем послан? И кто тебя сделал архиереем и позволил принять на себя учительский сан?»
Иван Грозный. Первое послание Курбскому. С.129

Эти слова Грозного возникают в памяти всякий раз, когда читаешь очередной «грозноведческий» труд, автор которого, пребывая в похожей на прелесть иллюзии, абсолютно уверен, что именно ему удалось «объективно» понять и раскрыть «подлинную» сущность русского царя. Исторический сочинитель, убежденный в собственном превосходстве, непогрешимости и праве выносить категорические суждения о людях, опираясь просто на свой собственный житейский опыт, либо вооружившись марксистско-ленинской теорией борьбы классов или же какой-нибудь модной научно-психологической концепцией личности, беззастенчиво препарируя поступки и мотивы деятельности царя, безапелляционно оценивает, словно трудновоспитуемого школяра, моральный облик, поведение и успеваемость самодержца, трудившегося на ниве государственного устроения Православной России почти пять веков тому назад.

Историография, посвященная правлению и личности Ивана Грозного огромна.

(Историография – 1) история исторической науки в целом, а также совокупность исследований, посвященных определенной эпохе, теме, или же совокупность исторических работ обладающих внутренним смысловым единством;2) отрасль исторической науки изучающая ее историю (накопление исторических знаний, борьбу в истолковании исторических явлений, смену методологических направлений в исторической науке, и т.п. 3) Устаревшее значение – само описание истории, исторического процесса, и в этом значении историография то же, что и история.(Энциклопедический словарь.М.,1972)

Однако в трудах, посвященных изучению времени и личности Ивана Грозного наблюдается удивительный парадокс. Выдвигаемые концепции и создаваемые на их основе на протяжении двух веков исторические и литературные сочинения, не основаны на открытии каких-либо новых архивных материалов, а являлись и являются только лишь очередной авторской интерпретацией известного корпуса источников, ранее уже введенного в оборот и к тому же существующего только в разрозненных копиях 17-18 веков.. Основная масса архивов 16 века утрачена, оригинальные документы эпохи Ивана Грозного – единицы. О событиях и людях 16 века исследователи судят по летописям и памятникам публицистики, отражавшим субъективную оценку и передачу событий, но и ведь летописные источники – это не «документы» в современном смысле слова, а литературные субъективные пересказы событий. (Лихачев Н.П. Библиотека и архив московских государей в 16 столетии. Спб.,1894; Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР с древнейших времен до конца XVIII в. М. 1969; Шмидт С.О. Царский архив и его изучение - В кн. Российское государство к середине 16 века. М.,1984.С.5-26; Он же. Издание и изучение советскими учеными источников по истории России 16 века в послевоенные годы. – В кн. Россия Ивана Грозного. С. 136-154.)

Большинство сочинений Ивана Грозного, - пишет Д.С.Лихачев, исследуя индивидуальный стиль произведений царя, - как и многие другие памятники древнерусской литературы, сохранилось только в поздних списках не ранее 17 века, и это очень затрудняет определению стиля его произведений. К счастью, некоторые сочинения Ивана Грозного, очень для него характерные, сохранились все же в оригиналах 16 века. Это – письмо Василию Грязному, послания Симеону Бекбулатовичу, Стефану Баторию 1581 года, английской королеве Елизавете Первой, список спора Грозного о вере с Яном Рокитой (Лихачев Д.С. «Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского» - В кн.: «Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1979.С.183-213.)

Вот почему «главная трудность изучения эпохи Ивана Грозного и его личного характера и значения не в том, что данная эпоха и ее главный герой сложны, а в том, что для этого исследования очень мало материалов, - подчеркивал замечательный историк Серебряного века С.Ф.Платонов в обзоре историографии Ивана Грозного. - Бури Смутного времени и знаменитый пожар Москвы 1626 года истребили московские архивы и вообще бумажную старину настолько, что события 16 века приходится изучать по случайным остаткам и обрывкам материала. Люди, не посвященные в условия исторической работы, вероятно, удивятся, если им сказать, что биография Грозного невозможна, что о нем самом мы знаем черезвычайно мало.

Биографии и характеристики Петра Великого и его отца Алексея Михайловича вполне возможны потому, что от этих интересных людей остались их рукописи: деловые бумаги, заметки, переписка – словом их архив. От Ивана Грозного ничего такого не дошло» (С.Ф.Платонов. Иван Грозный в русской историографии – В кн. С.Ф.Платонов. Иван Грозный. Р.Ю.Виппер. Иван Грозный.М.,1998.С.19-29)

Совершенно неудивительно, что уже в начале 17 века персона царя Ивана Васильевича была окружена ореолом легенды.

Первым решился составить «психологический портрет» Ивана Грозного, обобщив известные на тот период сведения о нем и его царствовании, знаменитый историк и государственный деятель золотого века Екатерины Великой князь М.М.Щербатов. Допущенный по личному повелению императрицы в святая святых Дома Романовых - царские архивы, князь пришел к следующему выводу: «прошед историю сего государя», вынес впечатление, что Грозный «в столь разных видах представляется, что часто не единым человеком является».

Озадаченный противоречиями исторических источников, Щербатов приписал эти противоречия и личности своего героя. Получился следующий амбивалентный «портрет» - «в ком самовластие, соединенное с робостью и низостью духа находится, в том обыкновенно оно производит следствия непомерной горячности, недоверчивости и сурового мщения». Отмеченным недостаткам Грозного историк противопоставил и положительные черты – «проницательный и дальновидный разум».

Похожий «портрет» Грозного, опираясь на ту же информационную базу данных, но с большей фантазией и литературно-художественным мастерством сочинил Н.М.Карамзин в «Истории государства Российского».

«Какой славный характер для исторической живописи», - предвкушая радость творчества, писал другу первый русский писатель-романтик, приступая к сочинению истории эпохи Ивана Грозного. Трагические события 16 века русской истории воспринимались Карамзиным только лишь как литературный занимательный сюжет, он и изобразил его с большим художественным талантом и литературным мастерством. Правда характер Грозного писатель, также как и князь-историк, не уловил, хотя и пытался обнять его «умозрением», что и не скрывал. «Несмотря на все умозрительные изъяснения, - вещал он в «Истории…», - характер Иоанна, героя добродетели в юности, неистового кровопийцы в летах мужества и старости, есть для ума загадка».

«Загадка» Карамзина, - замечал С.Ф.Платонов, - была изложена им замечательно картинно и красноречиво. Эпоха Грозного ожила под его искусным пером и читалась с большим увлечением. Естественно было попытаться на материале, данном в «Истории» Карамзина, построить более удачное и тонкое изображение личности Ивана Грозного, чем то, какое дал сам Карамзин.

Подобную попытку сделали московские славянофилы, обсуждавшие характер Грозного, по-видимому, всем своим кружком где-нибудь в тиши деревенской помещичьей усадьбы за коллективным чаепитием между разговорами о тяжелых судьбах русского народа и ценой на перекупленного у соседнего помещика крепостного повара. То, что созрело в их суждениях, было явлено благородной публике в печати К.Аксаковым и Ю.Самариным.

Самарин в нескольких словах очертил следующую славянофильскую «концепцию личности» Грозного. «Тайна Иоанна лежит в его собственном духе: чудно совмещались в нем живое сознание всех недостатков, пороков и порчи того века с каким-то бессилием и непостоянством воли». Это «страшное противоречие» в Грозном его умственного превосходства со слабостью воли есть основное его свойство, объясняющее весь характер.

Аксаков, стоя на той же точке зрения, что и Самарин, но «диагносцировал» интеллект, структуру личности и мотивы деятельности царя более развернуто. «Отсутствие воли и необузданная воля – это все равно», - определял он индивидуальные психологические особенности и моральный статус Ивана Грозного, указывая, что «порча в Иоанне» и его нравственное падение произошли тогда, когда он «сбросил с себя нравственную узду стыда» и ударился в произвол, открыв дорогу дурным на себя влияниям. Ослабление воли в сочетании с силою острого ума – одно из основных свойств Ивана Грозного. Но столь же основною, по мысли славянофилов, была и еще одна черта. «Иоанн Четвертый был природа художественная в жизни», - говорит Аксаков. Образы и картины господствовали над душою Грозного, влекли его своею красотою, заставляли его осуществлять их в жизни. Любоваться ими. Не трезвая мысль, а поиск красоты, «художественность» владели Грозным и увлекали его к самым диким и к самым низким поступкам. Таким образом, в Грозном «много было двигателей его духа», осложнивших его духовную природу.

«Эти попытки славянофильского кружка развить карамзинский взгляд и сделать его более цельным положили начало длинному ряду художественных воспроизведений характера Грозного. За славянофилами пошел Н.И.Костомаров, обращавшийся к Грозному не раз в своих исторических популярных произведениях. За ними же следовал граф Алексей Толстой в «Князе Серебряном» и «Смерти Иоанна Грозного». Созданное ими представление о царе стало ходячим. И когда Антокольский, Репин и Васнецов воплотили этот взгляд в определенную фигуру, всем стало казаться, что Грозный понятен и ясен, что все в нем доступно психологу и психопатологу…И вот понемногу создалась значительная врачебная литература о Грозном. Она внимательно изучена и охарактеризована Н.П.Лихачевым (…).

Серьезному историку и психологу вся эта литература представляется в высшей степени дилетантской, а диагнозы – произвольными и построенными на совершенно умозрительных и беспочвенных допущениях. Нет никаких серьезных оснований верить заключениям медиков, когда они через триста лет после смерти пациента, по непроверенным слухам и мнениям, определяют у него «паранойю», «дегенеративную психопатию», «неистовое умопомешательство», «бредовые идеи» и в общем ведут нас к тому, чтобы признать Ивана Грозного больным и совершенно невменяемым человеком. Данный вывод – «естественный финал для того научно-литературного направления, которое в изучении эпохи Грозного ограничивает свой интерес центральной личностью и в характере лица видит ключ к разумению исторического момента во всей его сложности» ( С.Ф.Платонов. Указ.соч. С. )

Во всех концепциях этого направления изучения Ивана Грозного его личность, понимаемая по отдельным разновременным поступкам человека, безусловно, довлеет над политическими событиями царствования, которые отодвигаются на второй план и выступают чаще всего как механическое материализованное продолжение и воплощение тех или иных свойств личности царя.

Во второй половине 19 века Н.К.Михайловский, известный публицист-народник, в статье “ Иван Грозный в русской литературе”, пытаясь разобраться в научно-литературном творчестве «грозноведов» отмечал, что при чтении трудов, посвященных Грозному, “выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья “без руля и ветрил”, то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени”. Н.К.Михайловский удивлялся и не мог объяснить почему «солидные историки, отличающиеся в других случаях чрезвычайною осмотрительностью, на этом пункте (т.е. в суждениях о Грозном) делают смелые и решительные выводы. Не только не справляясь с фактами, им самим хорошо известными, а даже прямо вопреки им, умные, богатые знанием и опытом люди вступают в открытое противоречие с самыми элементарными показаниями здравого смысла; люди, привыкшие обращаться с историческими документами, видят в памятниках то, чего там днем с огнем найти нельзя, отрицают то, что явственно прописано черными буквами по белому полю». (Михайловский Н.К. Сочинения. Т. 6. Статья «Иван Грозный в Русской литературе». 1897. С. 186-187.).)


  1   2   3   4

  • Или ты дашь ответ за мою душу в день Страшного суда Апостол Павел говорит: «Как веруют без проповедующего и как проповедуют, если не будут на то посланы»
  • Так было в пришествие Христово; ты же кем послан И кто тебя сделал архиереем и позволил принять на себя учительский сан» Иван Грозный. Первое послание Курбскому. С.129