Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии




страница5/35
Дата25.06.2017
Размер7.79 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

72

ПРИВЕТСТВИЕ I МЕЖДУНАРОДНОМУ КОНГРЕССУ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ И ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ СОЮЗОВ41

18/VII. Тов. Рыков!

Очень прошу вас передать делегатам Международного конгресса профсоюзов сле­дующее:

Я от всей души благодарю их за переданное мне через вас предложение прибыть на съезд. Глубоко сожалею, что не могу по болезни исполнить этого, так как должен был по предписанию врача уехать из Москвы на месячный отпуск.

Прошу вас передать делегатам мое приветствие и горячее пожелание успеха съезду. Трудно найти слова, чтобы выразить всю важность Международного съезда профсою­зов. Завоевание членов профсоюзов идеями коммунизма идет всюду неудержимо впе­ред, во всех странах, во всем мире. Идет неправильно, нерегулярно, неравномерно, преодолевая тысячи препятствий, но неудержимо идет вперед. Международный съезд профсоюзов ускорит это движение. Коммунизм победит среди профсоюзов. Никакие силы в мире не удержат краха капитализма и победы рабочего класса над буржуазией.

С горячим приветом и с уверенностью в неизбежной победе коммунизма.

Н. Ленин

Написано 18 июля 1921 г.

Напечатано в 1921 г. в книге «1-й Международный конгресс революционных

профессиональных и производственных Печатается по рукописи

союзов. Стенографический отчет». Москва, изд. пресс-бюро конгресса

73

ЗАПИСКА Л. Б. КАМЕНЕВУ С ПОПРАВКАМИ К ПРОЕКТУ ТЕЗИСОВ О ПРОВЕДЕНИИ В ЖИЗНЬ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ42

Товарищу Каменеву

Предлагаю следующие поправки к Вашему черновому наброску тезисов о проведе­нии в жизнь экономической политики:



  1. — В параграфе 1-ом слово «катастрофическое» (положение народного хозяйства)
    заменить словом «тяжелое».

  2. — В том же параграфе слово «катастрофичность» (в следующей фразе) заменить
    словом «тяжелое положение».

  3. — В параграфе 2-ом, подпункт «А», после слова «благодаря трехлетней военной
    обстановке» вставить слова «и крайнему разорению страны».

  4. — В том же параграфе в подпункте «Е» к слову «снабжения» прибавить в скобках
    «как продовольствием, так и проз- и спецодеждой».

  5. — В параграфе 5-ом в конце вместо слов «переводятся на существующее общего­
    сударственное снабжение» вставить слова «переводятся на другие работы».

  6. — В параграфе 6-ом слово «спокойно» заменить словом «правильно», в подпункте
    первом.

  7. — В параграфе 8-ом после слов «требуют интересы» сказать «восстановления на­
    родного хозяйства вообще и денежного обращения в частности».

21. VII. 21 г.

Предсовнаркома В. Ульянов (Ленин)



Продиктовано по телефону

Впервые напечатано в 1932 г. Печатается по записи секретаря

в Ленинском сборнике XX

74

ПРЕДЛОЖЕНИЕ В ЦК РКП(б)43

Предлагаю:


  1. временно решить вопрос (сегодня же, 28/VII.) в пользу Сиббюро;

  2. постановить выговор Сиббюро за явное нарушение партдолга, которое вырази­
    лось в том, что Сиббюро не прислало одновременно текста предложений обоих других
    течений. Сиббюро обязано было формально и заблаговременно затребовать для ЦК от
    обоих других течений текст их предложений;

  3. запросить из Омска по телеграфу тотчас краткую формулировку предложений
    обоих течений их представителями;

  4. отложить партконференцию до 15/8;

  5. постараться найти члена ЦК для посылки на конференцию 15/8.

28/7.

Написано 28 июля 1921 г.

Впервые напечатано в 1959 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXVI

75

ОБРАЩЕНИЕ К МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРОЛЕТАРИАТУ44

В России в нескольких губерниях голод, который, по-видимому, лишь немногим меньше, чем бедствие 1891 года.

Это — тяжелое последствие отсталости России и семилетней войны, сначала импе­риалистской, потом гражданской, которую навязали рабочим и крестьянам помещики и капиталисты всех стран.

Требуется помощь. Советская республика рабочих и крестьян ждет этой помощи от трудящихся, от промышленных рабочих и мелких земледельцев.

Массы тех и других сами угнетены капитализмом и империализмом повсюду, но мы уверены, что, несмотря на их собственное тяжелое положение, вызванное безработицей и ростом дороговизны, они откликнутся на наш призыв.

Те, кто испытал на себе всю жизнь гнет капитала, поймут положение рабочих и кре­стьян России, — поймут или почувствуют инстинктом человека трудящегося и экс­плуатируемого необходимость помочь Советской республике, которой пришлось пер­вой взять на себя благодарную, но тяжелую задачу свержения капитализма. За это мстят Советской республике капиталисты всех стран. За это готовят они на нее новые планы похода, интервенции, контрреволюционных заговоров.

76 В. И. ЛЕНИН

С тем большей энергией, мы уверены, с тем большим самопожертвованием придут на помощь к нам рабочие и мелкие, живущие своим трудом, земледельцы всех стран.

2. VIII. 1921 г. Н. Ленин



«Правда» №172, б августа 1921 г. Печатается по тексту газеты

«Правда», сверенному с рукописью

77

ОБРАЩЕНИЕ К КРЕСТЬЯНАМ УКРАИНЫ

Правобережная Украина в этом году собрала превосходный урожай. Рабочие и кре­стьяне голодного Поволжья, которые переживают теперь бедствие, немногим более слабое, чем ужасное бедствие 1891 г., ждут помощи от украинских земледельцев. По­мощь нужна быстрая. Помощь нужна обильная. Пусть не останется ни одного земле­дельца, который бы не поделился своим избытком с поволжскими голодающими кре­стьянами, которым нечем засеять полей.

Пусть из каждого уезда, обеспеченного хлебом, пошлют хотя бы двух-трех выбор­ных от крестьян в Поволжье, чтобы отвезти туда хлеб, чтобы своими глазами увидеть размеры бедствия, нужды, голода, чтобы рассказать, по возвращении, своим землякам о необходимости спешной помощи.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В. Ульянов (Ленин) Москва, Кремль. 2. VIII. 1921 г.

«Правда» №172, б августа 1921 г. Печатается по тексту газеты

«Правда», сверенному с рукописью

78

ПИСЬМО Г. МЯСНИКОВУ45

5/VIII. 1921.

т. Мясников!

Прочитал только сегодня обе ваши статьи. Каковы были ваши выступления в перм­ской (кажись, пермской?) организации и в чем конфликт с ней, я не знаю. Об этом не могу говорить. Это дело разберет Оргбюро, которое, как я слышал, выбрало специаль­ную комиссию.

Моя задача иная: оценить ваши письма как литературные и политические докумен­ты.

Интересные документы!

Статья «Больные вопросы» особенно наглядно показывает, по-моему, вашу основ­ную ошибку. И я считаю долгом все сделать, чтобы постараться вас убедить.

В начале статьи вы правильно применяете диалектику. Да, кто не понимает смены лозунга «гражданская война» лозунгом «гражданский мир», тот смешон, если не хуже. Да, в этом вы правы.

Но именно потому, что вы в этом правы, меня удивляет, как вы забыли вами самим правильно примененную диалектику при своих выводах.

«... Свободу печати от монархистов до анархистов включительно...» Очень хорошо! Но, извините, все марксисты и все думавшие над четырехлетним опытом нашей рево­люции рабочие скажут: разберемся в том, какую свободу печати? для чего? для какого класса?

Мы в «абсолюты» не верим. Мы над «чистой демократией» смеемся.



ПИСЬМО Г. МЯСНИКОВУ 79

Лозунг «свободы печати» стал всемирно великим в конце средних веков и вплоть до XIX века. Почему? Потому что. он выражал прогрессивную буржуазию, т. е. ее борьбу против попов и королей, феодалов, помещиков.

Нет ни одной страны в мире, которая бы так много делала и делает для освобожде­ния масс от влияния попов и помещиков, как РСФСР. Эту задачу «свободы печати» мы выполняли и выполняем лучше всех в мире.

Свобода печати во всем мире, где есть капиталисты, есть свобода покупать газеты, покупать писателей, подкупать и покупать и фабриковать «общественное мнение» в пользу буржуазии.

Это факт.

Никто никогда не сможет его опровергнуть.

А у нас? Может ли кто отрицать, что буржуазия разбита, но не уничтожена? что она притаилась? Нельзя этого отрицать.

Свобода печати в РСФСР, окруженной буржуазными врагами всего мира, есть сво­бода политической организации буржуазии и ее вернейших слуг, меньшевиков и эсе­ров.

Это факт неопровержимый.

Буржуазия (во всем мире) еще сильнее нас и во много раз. Дать ей еще такое оружие, как свобода политической организации (= свободу печати, ибо печать есть центр и ос­нова политической организации), значит облегчать дело врагу, помогать классовому врагу.

Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем.

Мы ясно видим факт: «свобода печати» означает на деле немедленную покупку ме­ждународной буржуазией сотни и тысячи кадетских, эсеровских и меньшевистских пи­сателей и организацию их пропаганды, их борьбы против нас.

Это факт. «Они» богаче нас и купят «силу» вдесятеро большую против нашей на­личной силы.

Нет. Мы этого не сделаем, мы всемирной буржуазии помогать не будем.

80 В. И. ЛЕНИН

Как вы могли с общеклассовой оценки, т. е. с точки зрения оценки отношений между всеми классами, скатиться до оценки сентиментально обывательской? Это для меня загадка.

В вопросе «гражданский мир или гражданская война», в вопросе о том, как мы за­воевывали и продолжим «завоевание» крестьянства (на сторону пролетариата), в этих двух важнейших, коренных, мировых (= касающихся сути мировой политики) вопро­сах (коим посвящены обе ваши статьи) вы сумели встать на точку зрения не мещан­скую, не сентиментальную, а на марксистскую. Вы сумели там по-деловому, трезво учесть взаимоотношения всех классов.

А тут вдруг скатились в пропасть сентиментализма.

«... У нас куча безобразий и злоупотреблений: свобода печати их разоблачит...»

Вот на чем, насколько я могу судить по двум статьям, вы сбились. Вы дали себя по­давить известному числу печальных и горьких фактов и потеряли способность трезво учесть силы.

Свобода печати поможет силе мировой буржуазии. Это факт. Не очистке коммуни­стической партии в России от ряда ее слабостей, ошибок, бед, болезней (куча болезней есть, это бесспорно) послужит «свобода печати», ибо этого не хочет мировая буржуа­зия, — а свобода печати станет оружием в руках этой мировой буржуазии. Она не умерла. Она жива. Она стоит рядом и караулит. Она уже наняла Милюкова, коему Чер­нов и Мартов (частью по глупости, частью по фракционной злобе на нас, а главным об­разом по объективной логике их мелкобуржуазно-демократической позиции) служат «верой и правдой».

Вы «шли в комнату, попали в другую».

Вы хотели лечить коммунистическую партию и стали хвататься за лекарство, несу­щее верную смерть — не от вас, конечно, а от мировой буржуазии (+ Милюков + Чер­нов + Мартов).

Вы забыли мелочь, совсем малюсенькую мелочь, именно: мировую буржуазию и ее «свободу» покупать



ПИСЬМО Г. МЯСНИКОВУ 81

себе газеты, покупать себе центры политической организации.

Нет. По этой дороге мы не пойдем. Из тысячи сознательных рабочих девять­сот по этой дороге не пойдут.

Болезней у нас много. Такие ошибки (наши общие ошибки, все ошиблись, и СТО, и СНК, и ЦК), как с распределением топлива и продовольствия осенью и зимой 1920 года (громадные ошибки!!), еще во много раз обострили болезни нашего положе­ния.

Нужда и бедствия велики.

Голод 1921 года их усилил дьявольски.

Вылезем с трудом чертовским, но вылезем. И начали уже вылезать.

Вылезем, ибо политика у нас в основе правильная, учитывающая все классовые силы в международном масштабе. Вылезем, ибо не прикрашиваем своего положения. Знаем все трудности. Видим все болезни. Лечим их систематически, упорно, не впадая в па­нику.

Вы позволили себя увлечь панике и по этой наклонной плоскости докатились до то­го, что выходит нечто похожее на основание вами новой партии или на ваше самоубий­ство.

Нельзя впадать в панику.

Оторванность комячеек от партии? Есть. Зло, бедствие, болезнь.

Есть. Тяжелая болезнь.

Мы ее видим.

Лечить ее надо не «свободой» (для буржуазии), а мерами пролетарскими и пар­тийными.

То, что вы говорите о поднятии хозяйства, об «автоплуге» и проч., о борьбе за «влияние» на крестьянство и т. д., содержит в себе много верного, много полезного.

Отчего бы вам не выделить этого? Мы сойдемся и будем работать дружно в одной партии. Польза будет громадная, но не сразу, а очень медленно.

Оживлять Советы, привлекать беспартийных, проверять беспартийными рабо­ту партийных —

82 В. И. ЛЕНИН

вот это абсолютно верно. Вот где работы тьма. Непочатый угол работы.

Почему бы вам этого не развить деловым образом? в брошюре для съезда?

Почему бы за это не взяться?

Почему бы испугаться черной работы (злоупотребления травить через ЦКК46, че­рез партийную прессу, через «Правду»)? От неверия в черную работу, медленную, трудную, тяжелую, люди впадают в панику и ищут «легкого» выхода: «свобода печа­ти» (для буржуазии).

Почему вам настаивать на своей ошибке, явной ошибке, на непартийном, антипро­летарском лозунге «свобода печати»? Почему вам не взяться за менее «блестящую» (буржуазным блеском блестящую) работу черную, деловой чистки злоупотреблений, деловой борьбы с ними, деловой помощи беспартийным?

Где вы указали Центральному Комитету такое-то злоупотребление? и такое-то средство его исправить, искоренить?

Ни разу.


Ни единого разу.

Вы увидали кучу бедствий и болезней, впали в отчаяние и бросились в чужие объя­тия, в объятия буржуазии («свобода печати» для буржуазии). А мой совет в отчаяние и в панику не впадать.

У нас и у сочувствующих нам, у рабочих и крестьян, сил еще бездна. Здоровья еще много.

Мы плохо лечим болезни.

Мы плохо проводим лозунг: выдвигайте беспартийных, проверяйте беспартийными работу партийных.

Но мы можем сделать и сделаем в этой области во сто раз больше теперешнего.

И я надеюсь, что, подумав трезво, вы не станете из ложного самолюбия настаивать на явной политической ошибке («свобода печати»), а, выправив нервы, поборов в себе панику, вы возьметесь за деловую работу: помочь связи с беспартийными, помочь про­верке беспартийными работы партийных.

ПИСЬМО Г. МЯСНИКОВУ 83

На этой работе дела тьма. И на этой работе болезнь можно (и должно) лечить, мед­ленно, но действительно лечить, а не туманить себе голову «свободой печати», этим «блестящим» болотным огоньком.

С коммунистическим приветом

Ленин

Напечатано в 1921 г. в книге «Дискуссионный материал (Тезисы

тов. Мясникова, письмо тов. Ленина, Печатается по рукописи

ответ ему, постановление Организ.

бюро Цека и резолюция мотовилихинцев) ». Москва

84

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

К ВЫВОДАМ Ф. Э. ДЗЕРЖИНСКОГО О СОСТОЯНИИ ТРАНСПОРТА47

§ 1. Обратить больше внимания на изыскание мер и т. д.



24 Оргбюро при участии т. Рудзутака рассмотреть в самом срочном порядке вопро­сы.

5— Разработать и провести в советском порядке.

6— О мерах подъема транспорта и об усилении связи партийного аппарата с железно-

дорожным.



Написано 8 августа 1921 г.

Впервые напечатано в 1959 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXVI

85

ТОВАРИЩУ ТОМАСУ БЕЛЛУ

Дорогой товарищ!

Большое спасибо за Ваше письмо от 7 августа. Вследствие болезни и перегруженно­сти работой я в последние месяцы ничего не читал об английском движении.

Ваше сообщение чрезвычайно интересно. Может быть, это начало настоящего мас­сового пролетарского движения в Великобритании в коммунистическом смысле. Бо­юсь, что до сих пор в Англии имелись лишь несколько слабых обществ пропаганды коммунизма (считая в том числе и Английскую компартию ), но нет действительно массового коммунистического движения.

Если федерация горняков Южного Уэльса решила 24 июля большинством 120 голо­сов против 63 примкнуть к III Интернационалу, то возможно, что это — начало новой эры. (Сколько горняков в Англии? Больше 500 000? Сколько в Южном Уэльсе? 25 000? Сколько горняков было действительно представлено в Кардиффе 24 июля 1921 г.?)

Если эти горняки представляют не слишком уже незначительное меньшинство, если они братаются с солдатами и начинают действительную «классовую войну», — мы должны сделать все возможное для развития и укрепления этого движения.

Экономические мероприятия (вроде общественных кухонь) хороши, но они не осо­бенно важны теперь, до победы пролетарской революции в Англии. Теперь важнее всего политическая борьба.

86 В. И. ЛЕНИН

Английские капиталисты хитры, умны, коварны. Они поддержат (прямо или кос­венно) общественные кухни для того, чтобы отвлечь внимание от политических це­лей.

Важно (если я не ошибаюсь) следующее:


  1. Создать в этой части Англии очень хорошую, настоящую пролетарскую, настоя­
    щую массовую компартию, т. е. такую партию, которая в действительности была бы
    руководящей силой во всем рабочем движении этой части Англии (применить в этой
    части вашей страны принятую III конгрессом резолюцию об организации и работе пар­
    тии).

  2. Начать издавать ежедневную рабочую газету для рабочего класса этой части Анг­
    лии.

Начать это дело не как коммерческое предприятие (как обыкновенно бывает в газет­ном деле в капиталистических странах), не с большим капиталом, не обычным обще­принятым манером, а как экономическое и политическое орудие ма с с в их борьбе.

Или горняки этого района способны платить полпенса в день (вначале, если хотите, раз в неделю) за свою собственную ежедневную (или еженедельную) газету, — пусть она даже будет очень и очень мала — это не существенно, — или же подлинное массовое коммунистическое движение не началось в этой части Англии.

Если компартия в этом районе не в состоянии собрать несколько фунтов для издания ежедневно маленьких листков, из которых могла бы развиться настоящая пролетарская коммунистическая газета, — если дело обстоит так и не каждый горняк заплатит за этот листок свой пенс, то значит там нет серьезного, подлинного присоединения к III Интернационалу.

Английское правительство пустит в ход самые хитроумные средства, чтобы заду­шить всякое начинание этого рода. Поэтому мы должны быть (вначале) очень осторож­ны. Газета не должна быть вначале слишком революционной. Если вы хотите иметь трех редакторов, то по меньшей мере один из них должен быть не коммунистом. По мень­шей мере двое должны быть настоящими рабочими. Если 9/ю рабочих не будут поку­пать



ТОВАРИЩУ ТОМАСУ БЕЛЛУ 87

газеты и 2/3 не будут вносить специальных взносов (например, один пенс в

^120 + 63 )

неделю) для своей газеты, то эта газета не будет рабочей газетой.

Я был бы очень рад, если бы вы мне черкнули по этому вопросу пару строк, и прошу извинения за мой плохой английский язык.

С коммунистическим приветом

Ленин

Написано 13 августа 1921 г.

Впервые напечатано на английском

языке 21 января 1927 г. Печатается по рукописи

в газете «Workers' Weekly» № 205 Перевод с английского

На русском языке впервые

напечатано 27января 1927 г.

в газете «Правда» № 21

ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ

Уважаемые товарищи!

Я намеревался в обстоятельной статье изложить свой взгляд на уроки III конгресса Коммунистического Интернационала. К сожалению, мне не удалось по болезни взяться за эту работу до сих пор. Назначение съезда вашей партии, «Объединенной коммуни­стической партии Германии» (V. К. P. D.) , на 22-ое августа заставляет меня поспе­шить с этим письмом, которое я должен закончить в несколько часов, чтобы не опо­здать отправить его в Германию.

Насколько я могу судить, положение коммунистической партии в Германии особен­но тяжело. Это понятно.

Во-первых и главным образом, международное положение Германии чрезвычайно быстро и резко обострило, начиная с конца 1918 года, ее внутренний революционный кризис, толкая авангард пролетариата на немедленное завоевание власти. В то же время и немецкая и вся международная буржуазия, великолепно вооруженные и организован­ные, обученные «русским опытом», обрушились на революционный пролетариат Гер­мании с бешеной ненавистью. Десятки тысяч лучших людей Германии, ее революци­онных рабочих, перебиты и замучены буржуазией, ее героями, Носке и К0, ее прямыми слугами, Шейдеманами и т. д., ее косвенными и «тонкими» (и потому особенно для нее ценными) пособниками, рыцарями «IIV2 Интернационала», с их подлой бесхарактерно­стью, колебаниями,



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 89

педантизмом, мещанством. Вооруженная буржуазия ставила ловушки безоружным ра­бочим, убивала их массами, убивала их вождей, систематически подкарауливая одного за другим, великолепно используя при этом контрреволюционный вой из среды социал-демократов обоих оттенков, и шейдемановского и каутскианского. А действительно революционной партии у немецких рабочих ко времени кризиса не оказалось, вследст­вие опоздания с расколом, вследствие гнета проклятой традиции «единства» с продаж­ной (Шейдеманы, Легины, Давиды и К ) и бесхарактерной (Каутские, Гильфердинги и К0) бандой лакеев капитала. В каждом честном, сознательном рабочем, который при­нимал Базельский манифест 1912 года за чистую монету, а не за «отписку» негодяев «II» и «IIV2» разряда, с невероятной остротой просыпалась ненависть к оппортунизму старой германской социал-демократии, и эта ненависть — самое благородное, самое великое чувство лучших людей из угнетенной и эксплуатируемой массы — ослепляла людей, не позволяла им рассуждать хладнокровно, вырабатывать свою правильную стратегию в ответ на превосходную стратегию вооруженных, организованных, обучен­ных «русским опытом», поддержанных Францией, Англией, Америкой капиталистов Антанты, эта ненависть толкала на преждевременные восстания.

Вот почему развитие революционного рабочего движения в Германии шло, начиная с конца 1918 года, особенно тяжелым и мучительным путем. Но оно шло и неуклонно идет вперед. Постепенная передвижка налево рабочей массы, настоящего большинства трудящихся и эксплуатируемых в Германии, как организованных в старые, меньшеви­стские (т. е. служащие буржуазии) профсоюзы, так и неорганизованных совсем или почти совсем, — это факт неоспоримый. Не терять хладнокровия и выдержки; — сис­тематически исправлять ошибки прошлого; — неуклонно завоевывать большинство среди рабочих масс и в профсоюзах и вне их; — терпеливо строить крепкую и умную коммунистическую партию, способную действительно

90 В. И. ЛЕНИН

руководить массами при всех и всяких поворотах событий; — вырабатывать себе стра­тегию, стоящую на уровне наилучшей международной стратегии самой «просвещен­ной» (вековым опытом вообще, «русским опытом» в особенности) передовой буржуа­зии, — вот что надо делать и вот что будет делать немецкий пролетариат, вот что га­рантирует ему победу.

С другой стороны, в данную минуту тяжелое положение Коммунистической партии Германии еще более затруднено отколом плохеньких коммунистов слева («Коммуни­стическая рабочая партия Германии», К. А. Р. D.) и справа (Пауль Леви со своим жур­нальчиком: «Наш Путь» или «Совет» ).

«Левые», или «ка-а-писты», получили от нас достаточно предупреждений на между­народной арене, начиная с II конгресса Коммунистического Интернационала. Пока еще не выработались, по крайней мере в главнейших странах, достаточно крепкие, опыт­ные, влиятельные коммунистические партии, участие полуанархистских элементов на наших международных съездах приходится терпеть, и оно даже до известной степени полезно. Полезно постольку, поскольку эти элементы служат наглядным «устрашаю­щим примером» для неопытных коммунистов, а также постольку, поскольку сами они еще способны учиться. Во всем мире анархизм распадается — и не со вчерашнего дня, а с начала империалистской войны 1914—1918 годов — на два течения: за — советское и противосоветское, за диктатуру пролетариата и против, нее. Надо дать этому процес­су распада анархизма назреть и дозреть. В Западной Европе почти нет людей, пере­живших сколько-нибудь крупные революции; опыт великих революций там почти со­вершенно забыт; а переход от желания быть революционным и от разговоров (и резо­люций) о революции к действительной революционной работе есть очень трудный, медленный, мучительный переход.

Разумеется, однако, что лишь в меру можно и должно терпеть полуанархистские элементы. В Германии мы их терпели очень долго. III конгресс Коммунистического Интернационала поставил им ультиматум с точным



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 91

сроком. Если они теперь сами ушли из Коммунистического Интернационала, тем луч­ше. Во-первых, они избавили нас от труда исключать их. Во-вторых, перед всеми ко­леблющимися рабочими, перед всеми, кто имел тяготение к анархизму из ненависти к оппортунизму старой социал-демократии, теперь продемонстрировано с особой об­стоятельностью и особой наглядностью, доказано точными фактами, что Коммунисти­ческий Интернационал был терпелив, что он вовсе не изгонял анархистов немедленно и безусловно, что он внимательно их выслушивал и помогал им учиться.

Теперь надо поменьше обращать внимания на ка-а-пистов. Мы делаем только им рекламу своей полемикой с ними. Они слишком неумны; брать их всерьез неправильно; сердиться на них не стоит. Влияния в массах они не имеют и не получат, если мы сами не будем делать ошибок. Предоставим этому теченьицу вымереть естественной смер­тью; рабочие сами разберутся в его несостоятельности. Будем пообстоятельнее пропа­гандировать и применять на деле организационные и тактические решения III конгрес­са Коммунистического Интернационала и поменьше делать рекламу ка-а-пистам поле­микой с ними. Детская болезнь левизны проходит и пройдет с ростом движения.

Точно так же и Паулю Леви мы напрасно помогаем теперь, напрасно делаем ему рекламу полемикой с ним. Ему только того и хочется, чтобы мы с ним спорили. Надо забыть о нем после решения III конгресса Коммунистического Интернационала и все внимание, все силы направить на мирную (без склоки, без полемики, без вспоминания вчерашних драк), деловую, положительную работу в духе решений нашего III конгрес­са. Против этого общего и единогласного решения III конгресса немало грешит, по мо­ему убеждению, статья тов. К. Радека: «III Всемирный конгресс о мартовском выступ­лении и дальнейшая тактика» (в Центральном органе Германской объединенной ком­мунистической партии «Красное Знамя» , №№ от 14 и 15 июля 1921 г.). Статья эта, присланная мне одним товарищем из кругов польских коммунистов, без всякой надоб­ности —

92 В. И. ЛЕНИН

и с прямым вредом для дела — заострена не только против Пауля Леви (это было бы совсем еще неважно), но и против Клары Цеткиной. А Клара Цеткина сама заключила в Москве, во время III конгресса, «мирный договор» с Цека («Централе») Объединенной коммунистической партии Германии о дружной, нефракционной работе! И этот дого­вор был одобрен всеми нами. Тов. К. Радек в своем неуместном полемическом усердии договорился до такой прямой неправды, что приписал Цеткиной мысль, будто она «от­кладывает» (verlegt) «всякое выступление партии» (jede allgemeine Aktion der Partei) «до того дня, когда поднимутся великие массы» (auf den Tag, wo die grossen Massen aufstehen werden). Разумеется, что такими приемами тов. К. Радек оказывает такую ус­лугу Паулю Леви, лучше которой ему нельзя бы и желать. Паулю Леви только того и хочется, чтобы споры бесконечно затягивались, чтобы в споры втягивалось побольше народу, чтобы Цеткину старались оттолкнуть от партии полемическими нарушениями того «мирного договора», который она же заключила и который всем Коммунистиче­ским Интернационалом был одобрен. Тов. К. Радек дал своей статьей прекрасный об­разчик того, как «слева» помогают Паулю Леви.

Здесь я должен объяснить немецким товарищам, почему я так долго защищал Пауля Леви на III конгрессе. Во-первых, потому, что я познакомился с Леви через Радека в Швейцарии в 1915 или 1916 году. Леви уже тогда был большевиком. А я не могу не пи­тать известного недоверия к тем, кто пришел к большевизму лишь после его победы в России и ряда побед на международной арене. Но, разумеется, эта причина сравнитель­но неважная, ибо я все же знаю Пауля Леви лично весьма мало. Несравненно важнее была вторая причина, именно та, что Леви прав по существу во многом в своей критике мартовского выступления 1921 года в Германии (конечно, не в том, будто это выступ­ление было «путчем»: это утверждение Пауля Леви есть вздор).

Правда, Леви сделал все возможное и много невозможного для того, чтобы ослабить и испортить свою



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 93

критику, чтобы затруднить себе и другим понимание существа дела массой мелочей, в которых он явно неправ. Леви облек свою критику в недопустимую и вредную форму. Леви, проповедующий другим осторожную и обдуманную стратегию, сам наглупил хуже всякого мальчишки, пустившись в бой так преждевременно, так неподготовленно, так нелепо, так дико, что он наверняка проигрывал «бой» (и на долгие годы портил или затруднял себе работу), хотя этот «бой» можно и должно было выиграть. Леви посту­пил как «интеллигентский анархист» (если я не ошибаюсь, это называется по-немецки Edelanarchist), вместо того чтобы поступить как организованный член пролетарского Коммунистического Интернационала. Леви нарушил дисциплину.

Этим рядом невероятно глупых ошибок Леви затруднил сосредоточение внимания на существе дела. А существо дела, т. е. оценка и исправление многочисленных ошибок, допущенных Объединенной коммунистической партией Германии при мартовском вы­ступлении 1921 года, имело и имеет громадную важность. Для разъяснения и исправ­ления этих ошибок (которые кое-кем возводились в перл марксистской тактики), надо было стоять на правом крыле во время III конгресса Коммунистического Интернацио­нала. Иначе линия Коммунистического Интернационала была бы неверна.

Я защищал и должен был защищать Леви, поскольку я видел перед собой таких про­тивников его, которые попросту кричали о «меньшевизме» и «центризме», не желая видеть ошибок мартовского выступления и необходимости их разъяснить и исправить. Такие люди превращали революционный марксизм в карикатуру, борьбу с «центриз­мом» в смешной спорт. Такие люди грозили принести величайший вред всему делу, ибо «никто в мире не в состоянии скомпрометировать революционных марксистов, — если они сами себя не скомпрометируют».

Я говорил таким людям: допустим, что Леви стал меньшевиком. Мало зная его лич­но, я не стану упираться, если мне докажут это. Но пока это еще не дока-

94 В. И. ЛЕНИН

зано. Пока доказано только то, что он потерял голову. За это одно объявлять человека меньшевиком есть ребяческая глупость. Выработка опытных и влиятельнейших вождей партии — долгое, трудное дело. А без этого диктатура пролетариата, «единство воли» его останутся фразой. У нас в России выработка группы руководителей шла 15 лет (1903—1917), 15 лет борьбы с меньшевизмом, 15 лет преследований царизма, 15 лет, среди коих были годы первой революции (1905), великой и могучей революции. И все же у нас бывали печальные случаи «потери головы» даже превосходнейшими товари­щами. Если западноевропейские товарищи воображают, что они застрахованы от по­добных «печальных случаев», то это такое ребячество, с которым нельзя не бороться.

Леви должен был быть исключен за нарушение дисциплины. Тактика должна была быть определена на основе подробнейшего разъяснения и исправления ошибок мартов­ского выступления 1921 года. Если после этого Леви захочет вести себя по-старому, то­гда он подтвердит правильность его исключения, тогда тем с большей силой, тем с большей убедительностью для колеблющихся или неуверенных рабочих будет доказа­на полнейшая правильность решений III конгресса о Пауле Леви.

И чем осторожнее подходил я на конгрессе к оценке ошибок Леви, тем с большей уверенностью могу я сказать теперь, что Леви поторопился подтвердить худшие пред­положения. Передо мной лежит № 6 его журнальчика «Наш Путь» (от 15. VII. 1921). Из редакционного заявления, которое напечатано во главе журнала, видно, что решения III конгресса Паулю Леви известны. Его ответ на них? Меньшевистские словечки о «вели­ком отлучении» (grosser Bann), о «церковном праве» (kanonisches Recht), о том, что он будет «обсуждать» эти решения «с полной свободой» (in vollstandiger Freiheit). Какая уже тут свобода может быть полнее, если человек освобожден от звания члена партии и члена Коминтерна! А писать у него, Леви, будут, видите ли, члены партии анонимно!



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 95

Сначала — подвох против партии, драка из-за угла, порча работы партии.

Потом — обсуждение решений конгресса по существу.

Это великолепно.

Но этим Леви и убивает себя окончательно.

Паулю Леви хочется продлить драку.

Величайшей стратегической ошибкой будет удовлетворение этого желания. Я бы посоветовал немецким товарищам: запретить полемику с Леви и с его журнальчиком на страницах ежедневной прессы партии. Не надо делать ему рекламы. Не надо позволять ему отвлекать внимание борющейся партии от важного на неважное. В случаях край­ней необходимости полемизировать в еженедельных, ежемесячных журналах или бро­шюрах и, по возможности, не доставлять ка-а-пистам и Паулю Леви удовольствия, ко­торое они испытывают, когда называют их по имени, а говорить просто о «некоторых не очень умных критиках, желающих непременно считать себя за коммунистов».

Мне сообщают, что на последнем заседании расширенного Центрального комитета (Ausschuss) даже левый Фрисланд вынужден был резко выступить против играющего в левизну и желающего упражняться в спорте «травли центристов» Маслова. Неразум­ность (говоря мягко) поведения этого Маслова сказалась и здесь, в Москве. Право, сле­довало бы немецкой партии откомандировать годика на два в Советскую Россию этого Маслова и двух-трех его единомышленников и соратников, явно не желающих соблю­дать «мирного договора» и усердствующих не по разуму. Мы бы им нашли полезное дело. Мы бы их переварили. А польза для международного и для немецкого движения была бы явная.

Во что бы то ни стало немецкие коммунисты должны кончить внутреннюю драку, отсечь драчливые элементы с обеих сторон, забыть о Пауле Леви и о ка-а-пистах, за­няться настоящим делом.

Дела много.

96 В. И. ЛЕНИН

Тактическая и организационная резолюции III конгресса Коммунистического Ин­тернационала знаменуют, по-моему, большой шаг движения вперед. Все силы надо на­прячь, чтобы на деле провести обе эти резолюции в жизнь. Это трудно. Но это можно и должно сделать.

Сначала коммунисты должны были на весь мир провозгласить свои принципы. Это сделано на I конгрессе. Это первый шаг.

Вторым шагом было организационное оформление Коммунистического Интерна­ционала и выработка условий приема в него, — условий отделения на деле от центри­стов, от прямых и косвенных агентов буржуазии внутри рабочего движения. Это сдела­но на II конгрессе.

На III конгрессе надо было начать деловую, положительную работу, определить конкретно, учитывая практический опыт начатой уже коммунистической борьбы, опре­делить, как именно работать дальше, в отношении тактическом и в отношении органи­зационном. Этот третий шаг мы и сделали. Мы имеем армию коммунистов во всем ми­ре. Она еще плохо обучена, плохо организована. Величайшим вредом для дела было бы забвение этой истины или боязнь признать ее. Эту армию надо деловым образом, с ве­личайшей осторожностью и строгостью проверяя себя, изучая опыт своего собственно­го движения, как следует обучить, как следует организовать, испытать на всяческих маневрах, на разнообразных сражениях, на операциях наступления и отступления. Без этой долгой и тяжелой школы победить нельзя.

«Гвоздем» положения в международном коммунистическом движении летом 1921 года было то, что некоторые из лучших и влиятельнейших частей Коммунистического Интернационала не совсем правильно поняли эту задачу, чуточку преувеличили «борь­бу с центризмом», чуточку перешли ту грань, за которой эта борьба превращается в спорт, за которой начинается компрометация революционного марксизма.



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 97

В этом был «гвоздь» III конгресса.

Преувеличение было небольшое. Но опасность его была громадная. Бороться с ним было трудно, ибо преувеличение совершали действительно лучшие, преданнейшие элементы, без которых, пожалуй, и вовсе не было бы Коммунистического Интернацио­нала. В тактических поправках, напечатанных в газете «Москва»53 на немецком, фран­цузском и английском языках за подписью делегаций немецкой, австрийской и италь­янской, это преувеличение сказалось вполне определенно, — тем более определенно, что поправки внесены были к законченному уже (после долгой и всесторонней подго­товительной работы) проекту резолюции. Отклонение этих поправок было выпрямле­нием линии Коммунистического Интернационала, было победой над опасностью пре­увеличения.

А преувеличение, если бы его не исправить, погубило бы Коммунистический Интер­национал наверняка. Ибо «никто в мире не сможет скомпрометировать революционных марксистов, если они сами себя не скомпрометируют». Никто в мире не сможет поме­шать победе коммунистов над II и II /г Интернационалами (а это значит, в условиях За­падной Европы и Америки XX века, после первой империалистской войны, — победе над буржуазией), если сами коммунисты не помешают ей.

А преувеличить, хотя бы чуточку, это и значит помешать победе.

Преувеличить борьбу с центризмом значит спасти центризм, укрепить его положе­ние, его влияние на рабочих.

Вести победоносную борьбу с центризмом мы, в интернациональном масштабе, нау­чились за период с II до III конгресса. Это доказано делом. Эту борьбу мы продолжим (исключение Леви и партии Серрати) до конца.

Но вести борьбу против неправильных преувеличений в борьбе с центризмом мы еще не научились в интернациональном масштабе. Но мы этот свой недостаток поняли, как доказал ход и исход III конгресса. И именно

98 В. И. ЛЕНИН

потому, что мы свой недостаток сознали, мы от него избавимся.

А тогда мы будем непобедимы, ибо без опоры внутри пролетариата (через буржуаз­ных агентов II и IIV2 Интернационала) буржуазия в Западной Европе и Америке удер­жать власть не в состоянии.

Более тщательная, более солидная подготовка к новым, все более решающим битвам как оборонительным, так и наступательным, — вот в чем основное и главное в решени­ях III конгресса.

«... Коммунизм станет в Италии массовой силой, если Коммунистическая партия Италии, борясь не­прерывно, непреклонно против оппортунистической политики серратизма, в то же время окажется в со­стоянии связаться с массами пролетариата в профсоюзах, в стачках, в сражениях против контрреволюци­онных организаций фашистов, слить вместе движения всех организаций рабочего класса, превратить его самопроизвольные выступления в тщательно подготовленные сражения...»

«... Объединенная коммунистическая партия Германии тем успешнее будет в состоянии проводить массовые выступления, чем лучше в будущем станет она приспособлять свои боевые лозунги к действи­тельной ситуации, тщательнейшим образом изучать эти ситуации, осуществлять выступления наиболее объединенно, дисциплинированно...»

Таковы существеннейшие места тактической резолюции III конгресса.

Завоевание на нашу сторону большинства пролетариата — вот «главнейшая задача» (заглавие § 3 в тактической резолюции).

Это завоевание большинства мы, конечно, не понимаем формально, как понимают рыцари мещанской «демократии» из II /г Интернационала. Когда в Риме в июле 1921 года весь пролетариат пошел за коммунистами против фашистов, и реформистский пролетариат из профсоюзов, и центристский из партии Серрати, это было завоевание большинства рабочего класса на нашу сторону.

Это было еще далеко, далеко не решающее, только частичное, только мимолетное, только локальное завоевание. Но это было завоевание большинства. Такое завоевание возможно — даже тогда, когда большинство



ПИСЬМО К НЕМЕЦКИМ КОММУНИСТАМ 99

пролетариата формально идет за вождями из буржуазии или за вождями, проводящими буржуазную политику (каковы все вожди II и II /г Интернационалов), или когда боль­шинство пролетариата колеблется. Такое завоевание неуклонно во всем мире подвига­ется всюду и всячески вперед. Будем солиднее и тщательнее подготовлять его, не упус­тим ни одного серьезного случая, когда буржуазия заставляет пролетариат подниматься на борьбу, научимся правильно определять моменты, когда массы пролетариата не мо­гут не подняться вместе с нами.

Тогда победа обеспечена, как бы ни были еще тяжелы отдельные поражения и от­дельные переходы в нашем великом походе.

Наши тактические и стратегические приемы отстали еще (если судить в интерна­циональном масштабе) от превосходной стратегии буржуазии, которая научилась на примере России и не даст себя «взять врасплох». Но сил больше, неизмеримо больше за нами, тактике и стратегии мы учимся, мы подвинули вперед эту «науку» на опыте ошибок мартовского выступления 1921 года. Мы одолеем эту «науку» целиком.

Наши партии еще в громадном большинстве стран далеко, далеко не таковы, како­выми должны быть настоящие коммунистические партии, настоящие авангарды дейст­вительно революционного и единственно революционного класса, с поголовным уча­стием всех членов партии в борьбе, в движении, в повседневной жизни масс. Но мы знаем этот наш недостаток, мы его вскрыли с наибольшей наглядностью в резолюции III конгресса о работе партии. И мы этот недостаток преодолеем.

Товарищи немецкие коммунисты! Позвольте мне закончить пожеланием, чтобы ваш партийный съезд 22 августа покончил твердой рукой и навсегда с мелкой борьбой с от­коловшимися влево и вправо. Довольно внутрипартийной борьбы! Долой всякого, кто пожелает еще прямо или косвенно затягивать ее. Мы знаем теперь свои задачи много яснее, конкретнее, нагляднее, чем вчера; мы не боимся указывать открыто на свои



100 В. И. ЛЕНИН

ошибки, чтобы исправлять их. Мы отдадим теперь все силы партии на ее лучшую орга­низацию, на повышение качества и содержания ее работы, на создание более тесной связи с массами, на выработку все более и более правильной и точной тактики и стра­тегии рабочего класса.

С коммунистическим приветом

Н. Ленин 14 августа 1921

Напечатано на немецком языке

22 августа 1921 г. в газете «Die

Rote Fahne»№ 384

На русском языке напечатано 21

октября 1921 г. в «Бюллетене Не-

полнителъного Комитета Комму- Печатается по рукописи

нистического Интернационала»

3

101

НОВЫЕ ВРЕМЕНА, СТАРЫЕ ОШИБКИ В НОВОМ ВИДЕ



Каждый своеобразный поворот истории вызывает некоторые изменения в форме мелкобуржуазных шатаний, всегда имеющих место рядом с пролетариатом, всегда проникающих в той или иной мере в среду пролетариата.

Мелкобуржуазный реформизм, т. е. прикрытое добренькими демократическими и «социал-демократическими фразами и бессильными пожеланиями лакейство перед буржуазией, и мелкобуржуазный революционаризм, грозный, надутый, чванный на словах, пустышка раздробленности, распыленности, безголовости на деле — таковы два «потока» этих шатаний. Они неизбежны, пока не устранены самые глубокие корни капитализма. Форма их видоизменяется теперь в связи с известным поворотом эконо­мической политики Советской власти.

Основной мотив у меныпевиствующих: «Большевики повернули назад, к капитализ­му, тут им и смерть. Революция все же оказывается буржуазной, и Октябрьская в том числе! Да здравствует демократия! Да здравствует реформизм!». Говорится ли это чис­то по-меньшевистски или по-эсеровски, в духе II или IIV2 Интернационалов, суть одна и та же.

Основной мотив у полуанархистов, вроде немецкой «коммунистической рабочей партии», или той части нашей бывшей рабочей оппозиции, которая ушла из партии или отходит от нее: «Не верят теперь



102 В. И. ЛЕНИН

большевики в рабочий класс!». Лозунги отсюда выводятся более или менее похожие на «кронштадтские» весны 1921 года.

Как можно трезвее и точнее противопоставить учет фактических классовых сил и бесспорные факты нытью и панике филистеров от реформизма и филистеров от рево-люционаризма — такова задача марксистов.

Припомните главные этапы нашей революции. Этап 1-й, чисто политический, так сказать, от 25 октября до 5 января, до разгона учредилки. За какие-нибудь 10 недель мы сделали во 100 раз больше для действительного и полного уничтожения остатков фео­дализма в России, чем меньшевики и эсеры за восемь месяцев (февраль — октябрь 1917 г.) их власти. Меньшевики и эсеры, а за границей все герои IIV2 Интернационала, были в то время жалкими пособниками реакции. Анархисты либо растерянно стояли в сторонке, либо помогали нам. Была ли тогда революция буржуазной? Конечно, да, — постольку, поскольку законченным делом нашим было довершение буржуазно-демократической революции, поскольку еще не было классовой борьбы внутри «кре­стьянства». Но в то же время мы сделали гигантски многое сверх буржуазной револю­ции, для социалистической, пролетарской революции: (1) Мы развернули, как никогда, силы рабочего класса по использованию им государственной власти. (2) Мы нанесли всемирно ощутимый удар фетишам мещанской демократии, учредилке и буржуазным «свободам», вроде свободы печати для богатых. (3) Мы создали советский тип госу­дарства, гигантский шаг вперед после 1793 и 1871 годов.

2-й этап. Брестский мир. Разгул революционной фразы против мира, — полупатрио­тической фразы у эсеров и меньшевиков, «левой» у части большевиков. «Коли помири­лись с империализмом, погибли», — твердил в панике или с злорадством мещанин. Но эсеры и меньшевики мирились с империализмом, как участники буржуазного грабежа против рабочих. Мы «мирились», отдавая грабителю часть имущества, для спасения власти рабочих, для нанесения еще более сильных

НОВЫЕ ВРЕМЕНА. СТАРЫЕ ОШИБКИ В НОВОМ ВИДЕ 103

ударов грабителю. Фраз, будто бы мы «не верим в силы рабочего класса», наслушались мы тогда вдоволь, но не дали себя обмануть фразой.

3-й этап. Гражданская война от чехословаков и «учредиловцев» до Врангеля, 1918— 1920 годов. Наша Красная Армия не существовала в начале войны. Эта армия и теперь ничтожна против любой армии стран Антанты, если сравнить материальные силы. И, тем не менее, мы победили в борьбе с всемирно-могущественной Антантой. Союз кре­стьян и рабочих, под руководством пролетарской государственной власти, поднят — как завоевание всемирной истории — на невиданную высоту. Меньшевики и эсеры иг­рали роль пособников монархии, как прямых (министры, организаторы, проповедники), так и прикрытых (наиболее «тонкая» и наиболее подлая позиция Черновых и Марто­вых, которые якобы умывали руки, а на деле работали пером против нас). Анархисты также беспомощно метались: часть помогала нам, часть портила работу криками про­тив военной дисциплины или скептицизмом.

4-й этап. Антанта вынуждена прекратить (надолго ли?) интервенцию и блокаду. Не­слыханно разоренная страна едва-едва начинает оправляться, только теперь видя всю глубину разорения, испытывая мучительнейшие бедствия, остановку промышленности, неурожаи, голод, эпидемии.

Мы поднялись до самой высокой и вместе с тем до самой трудной ступени в нашей всемирно-исторической борьбе. Враг в данную минуту и на данный период времени не тот, что вчера. Враг — не полчища белогвардейцев под командой помещиков, поддер­живаемых всеми меньшевиками и эсерами, всей международном буржуазией. Враг — обыденщина экономики в мелкокрестьянской стране с разоренной крупной промыш­ленностью. Враг — мелкобуржуазная стихия, которая окружает нас, как воздух, и про­никает очень сильно в ряды пролетариата. А пролетариат деклассирован, т. е. выбит из своей классовой колеи. Стоят фабрики и заводы — ослаблен, распылен, обессилен про­летариат. А мелкобуржуазную стихию внутри государства

104 В. И. ЛЕНИН

поддерживает вся международная буржуазия, все еще всемирно-могущественная.

Ну, как же тут не струсить? Особенно таким героям, как меньшевики и эсеры, как рыцари IIV2 Интернационала, как беспомощные анархисты, как любители «левой» фра­зы. «Большевики поворачивают к капитализму, конец большевикам, революция и у них тоже не вышла за рамки буржуазной революции». Этих воплей слышим мы довольно.

Но мы уже к ним привыкли.

Опасности мы не преуменьшаем. Мы глядим ей прямо в лицо. Мы говорим рабочим и крестьянам: опасность велика — больше сплоченности, выдержки, хладнокровия, вы­кидывайте с презрением вон меныпевиствующих, эсерствующих, паникеров и крику­нов.

Опасность велика. Враг гораздо сильнее нас экономически, как вчера он был гораздо сильнее нас в военном отношении. Мы это знаем, и в знании наша сила. Мы сделали уже так гигантски много и для очистки России от феодализма, и для развития всех сил рабочих и крестьян, и для всемирной борьбы против империализма, и для международ­ного пролетарского движения, освобожденного от пошлостей и низостей II и II /г Ин­тернационалов, что панические крики на нас не действуют. Свою революционную дея­тельность мы «оправдали» уже полностью и с излишком, доказав делами всему миру, на что способна пролетарская революционность в отличие от меныпевистско-эсеровской «демократии» и трусливого реформизма, прикрытого парадными фразами.

Кто боится поражения перед началом великой борьбы, тот может называть себя со­циалистом лишь для издевательства над рабочими.

Именно потому, что мы не боимся смотреть в лицо опасности, мы лучше используем свои силы для борьбы, — мы трезвее, осторожнее, расчетливее взвешиваем шансы, — мы делаем все уступки, усиливающие нас и раздробляющие силы врага (как увидел те­перь даже последний дурак, что «Брестский мир» был



НОВЫЕ ВРЕМЕНА. СТАРЫЕ ОШИБКИ В НОВОМ ВИДЕ 105

уступкой, усилившей нас и раздробившей силы международного империализма).

Меньшевики кричат, что продналог, свобода торговли, разрешение концессий и го­сударственного капитализма означают крах коммунизма. К этим меньшевикам приба­вился за границей бывший коммунист Леви; этого Леви надо было защищать, пока на­деланные им ошибки можно было пытаться объяснить реакцией на ряд ошибок, допу­щенных «левыми» коммунистами, особенно в марте 1921 года в Германии; этого Леви нельзя защищать, когда он, вместо признания своей неправоты, докатывается до мень­шевизма по всей линии.

Кричащим меньшевикам мы укажем просто хотя бы на то, что еще весной 1918 года коммунисты провозгласили и защищали идею блока, союза с государственным капита­лизмом против мелкобуржуазной стихии. Три года тому назад! В первые месяцы боль­шевистской победы! Трезвость была у большевиков уже тогда. И с тех пор никто не мог опровергнуть правильности нашего трезвого учета сил, имеющихся в наличности.

Докатившийся до меньшевизма Леви советует большевикам (победу капитализма над коими он «предсказывает» так же, как все мещане, демократы, социал-демократы и пр. предсказывали нашу гибель в случае разгона нами учредилки!) обратиться за по­мощью ко всему рабочему классу! Ибо, изволите видеть, до сих пор помогала им лишь часть его!

Здесь Леви совпадает замечательным образом с теми полуанархистами и крикунами, отчасти с некоторыми из бывшей «рабочей оппозиции», которые любят говорить гром­кие фразы на тему о том, что большевики теперь «не верят в силы рабочего класса». И меньшевики и анархистствующие превращают это понятие «силы рабочего класса» в фетиш, не умея подумать об его фактическом, конкретном содержании. На место изу­чения и анализа этого содержания ставится декламация.

Господа из IIV2 Интернационала, желая называться революционерами, на деле ока­зываются при всяком серьезном положении контрреволюционными, ибо они боятся на­сильственного разрушения старого государ-

106 В. И. ЛЕНИН

ственного аппарата, они не верят в силы рабочего класса. Когда мы это говорили про эсеров и К0, у нас это не было фразой. Всякий знает, что Октябрьская революция на де­ле выдвинула новые силы, новый класс, — что лучшие представители пролетариата те­перь управляют Россией, создали армию, вели ее, создали местное управление и т. д., руководят промышленностью и пр. Если в этом управлении есть бюрократические из­вращения, то мы этого зла не скрываем, а разоблачаем его, боремся с ним. Кто из-за борьбы с извращением нового строя забывает его содержание, забывает, что рабочий класс создал и ведет государство советского типа, тот просто не умеет думать и бросает слова на ветер.

Но «силы рабочего класса» не безграничны. Если теперь слаб, иногда очень слаб приток свежих сил из рабочего класса, если вопреки всем декретам, призывам, агита­ции, вопреки всем приказам о «выдвигании беспартийных» приток сил все же слаб, то тут уже отделываться декламацией о «неверии в силы рабочего класса» значит опус­каться до пустого фразерства.

Без известной «передышки» этих новых сил нет; иначе как медленно они не нарас­тут; иначе как на базе восстановленной крупной индустрии (т. е., говоря точнее и кон­кретнее, на базе электрификации) им взяться неоткуда.

После величайших, невиданных в мире напряжений рабочему классу в мелкокресть­янской разоренной стране, рабочему классу, пострадавшему в больших размерах от де­классирования, необходим промежуток времени, чтобы новые силы могли подрасти, подтянуться, чтобы старые и изношенные могли «отремонтироваться». Создание воен­ного и государственного аппарата, который способен был победоносно выдержать ис­пытания 1917—1921 годов, — дело великое, занявшее, захватившее, исчерпавшее ре­альные (не в декламации крикунов существующие) «силы рабочего класса». Надо по­нять это и считаться с необходимостью, вернее: с неизбежностью замедленного при­роста новых сил рабочего класса.

НОВЫЕ ВРЕМЕНА. СТАРЫЕ ОШИБКИ В НОВОМ ВИДЕ 107

Когда меньшевики кричат о «бонапартизме» большевиков (на войско-де и аппарат опираются, против воли «демократии»), то этим прекрасно выражается тактика бур­жуазии, и Милюков правильно поддерживает ее, поддерживает «кронштадтские» (вес­ны 1921 г.) лозунги. Буржуазия правильно учитывает, что действительные «силы ра­бочего класса» состоят сейчас из могучего авангарда этого класса (Российской комму­нистической партии, которая не сразу, а в течение 25 лет завоевала себе делами роль, звание, силу «авангарда» единственно революционного класса), плюс элементы, наибо­лее ослабленные деклассированием, наиболее податливые меньшевистским и анархи­стским шатаниям.

Под лозунгом «побольше доверия к силе рабочего класса» проводится сейчас на деле усиление меньшевистских и анархистских влияний: Кронштадт весной 1921 года со всей наглядностью доказал и показал это. Всякий сознательный рабочий должен разо­блачать и гнать прочь кричащих о нашем «неверии в силы рабочего класса», ибо эти крикуны — на деле пособники буржуазии и помещиков, проводящие им выгодное ос­лабление пролетариата путем расширения влияния меньшевиков и анархистов.

Вот где «зарыта собака», если вникнуть трезво в действительное содержание поня­тия «силы рабочего класса»!

Где ваша работа, любезные, где ваши дела по реальному выдвиганию беспартийных на главнейший современный «фронт», на фронт экономический, на дело хозяйственно­го строительства? Вот какой вопрос должны сознательные рабочие ставить крикунам. Вот как всегда можно и должно разоблачить крикунов, доказать, что на деле они не помогают, а мешают строительству хозяйства, не помогают, а мешают пролетарской революции, проводят не пролетарские, а мелкобуржуазные стремления, служат службу чужому классу.

Наш лозунг: долой крикунов! долой бессознательных пособников белогвардейщины, повторяющих ошибки несчастных кронштадтцев весны 1921 года! К деловой практиче­ской работе, умеющей понять своеобразие



108 В. И. ЛЕНИН

текущего момента и его задачи! Не фразы, а дело нам нужно.

Трезвый учет этого своеобразия и действительных, не сфантазированных, классовых сил говорит нам:

— После периода невиданных еще миром достижений в области пролетарского творчества военного, административного, общеполитического, наступил не случайно, а неизбежно, не по вине лиц или партий, а в силу объективных причин, период гораздо более медленного нарастания новых сил. В хозяйственной работе неизбежно строи­тельство более трудное, более медленное, более постепенное; это вытекает из существа этой работы по сравнению с военной, административной, общеполитической. Это вы­текает из ее особой трудности и более глубокой, если можно так выразиться, почвенно­сти.

Поэтому с величайшей, тройной осторожностью постараемся определить свои зада­чи на этом новом, высшем этапе борьбы. Поскромнее определим эти задачи; побольше сделаем уступок, конечно, в пределах того, что может уступить пролетариат, остава­ясь господствующим классом; возможно быстрый сбор умеренного продналога и воз­можно больше свободы развитию, укреплению, восстановлению крестьянского хозяй­ства; отдадим не абсолютно необходимые нам предприятия арендаторам, в том числе и частным капиталистам и заграничным концессионерам. Нам необходим блок или союз пролетарского государства с государственным капитализмом против мелкобуржуазной стихии. Осуществить этот союз надо умело, по правилу: «Семь раз примерь, один — отрежь». Оставим непосредственно себе поменьше область работы, лишь то, что абсо­лютно необходимо. Сосредоточим на меньшем ослабленные силы рабочего класса, но зато укрепимся потверже, проверим себя не раз и не два, а много раз практическим опытом. Шаг за шагом, вершок за вершком — иначе двигаться вперед по такой трудной дороге, в такой тяжелой обстановке, при таких опасностях, такое «войско», как наше, сейчас не может. Кому «скучна», «неинтересна», «непонятна» эта работа, кто морщит нос или

НОВЫЕ ВРЕМЕНА. СТАРЫЕ ОШИБКИ В НОВОМ ВИДЕ 109

впадает в панику, или опьяняет себя декламацией об отсутствии «прежнего подъема», «прежнего энтузиазма» и т. п., — того лучше «освободить от работы» и сдать в архив, чтобы он не мог принести вреда, ибо он не желает или не умеет подумать над своеобра­зием данной ступени, данного этапа борьбы.

При условиях громадного разорения страны и истощения сил пролетариата рядом усилий почти сверхчеловеческих, мы беремся за самое трудное: за фундамент действи­тельно социалистической экономики, за правильный товарообмен (вернее: продукто­обмен) промышленности с земледелием. Враг еще гораздо сильнее нас; анархический, мешочнический, индивидуальный товарообмен срывает нашу работу на каждом шагу. Мы ясно видим трудности и систематически, упорно будем преодолевать их. Больше почина и самостоятельности местам, больше сил туда, больше внимания к их практиче­скому опыту. Рабочий класс может залечить свои раны, восстановить свою пролетар­скую «классовую силу», крестьянство может укрепиться в своем доверии к пролетар­скому руководству не иначе, как в меру фактического успеха восстановления промыш­ленности и создания правильного государственного продуктообмена, выгодного и кре­стьянину и рабочему. В меру этих успехов мы получим и приток новых сил, может быть, не так скоро, как каждому из нас хотелось бы, но мы его получим.

За работу, более медленную и осторожную, более выдержанную и настойчивую!

20 августа 1921 г.

«Правда» № 190, 28 августа 1921 г. Печатается по тексту газеты

Подпись: Н. Ленин «Правда», сверенному с гранками,

правленными В. И. Лениным

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35