Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


От истоков до конца столетия эволюция научного мифа




страница1/41
Дата30.06.2017
Размер6.96 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41
Илья Петрович Ильин.

Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа

Постструктурализм.Деконструктивизм.Постмодернизм

Илья Петрович Ильин. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа

Илья Ильин

ОТ ИСТОКОВ ДО КОНЦА СТОЛЕТИЯ

ЭВОЛЮЦИЯ НАУЧНОГО МИФА

ИЛЬИН Илья Петрович. ПОСТМОДЕРНИЗМ от истоков до конца столетия: эволюция

научного мифа.

Москва: Интрада. 1998.

Новая книга Ильи Ильина продолжает его работу "Постструктурализм.

Деконструктивизм. Постмодернизм" (Интрада: 1996), составляя с ней

дилогию о постмодерне. Если в первой книге автор расматривает в

общих чертах концептуальный материал, послуживший основой по-

стмодернизма, то в новой работе углубленно-исторически исследован

сам постмодернизм в тридцатилетней перспективе своего существова-

ния. В новой книге на первый план выдвинуты психологические тео-

рии Жака Лакана и их восприятие теоретиками постмодерна, левый

деконструктивизм, английский постструктурализм, теории

"социального текста" и "культурной критики", феминизм,

"необарочность" современной культуры, новая театральная культура

(и, соответственно, театральность как свойство современного мира), а

также вопрос о "начале и конце" постмодерной эпохи -- проблема ее

исторических границ, ее исчерпанности и открываемых ею новых

перспектив.

Посвящается моей матери


Вместо предисловия: ХИМЕРА ПОСТМОДЕРНА
Существуют ли химеры? Наука не отводит им места даже

среди оживших чудовищ парка юрского периода -- но зато их

охотно могла бы приютить одна из тех фантазийных классифика-

ций, которые так любил разыскивать в архивах исторических

курьезов великий ироник двадцатого века Борхес, подрывавший,

как пишет Фуко, "устойчивость и надежность нашего тысячелет-

него опыта Тождественного и Иного" (41, с. 28). В такой клас-

сификации -- цитирую по ритуальной книге современной мысли,

"Словам и Вещам" Мишеля Фуко, -- Борхес ссылается на

"некую китайскую энциклопедию", где говорится, что "животные

подразделяются на: а) принадлежащих Императору, б) баль-

замированных, в) прирученных, г) молочных поросят, д) сирен,

е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включенных в нашу класси-

фикацию, и) буйствующих, как в безумии, к) неисчислимых,

л) нарисованных очень тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти,

м) и прочих, н) только что разбивших кувшин, о) издали кажу-

щихся мухами" (там же).

Именно в такой классификации химеры и могут обрести свое

достойное место, и не только как сказочные существа, подарен-

ные нам "буйным, как в безумии" воображением древних греков,

но и как вечно сопровождающие человека причудливые порожде-

ния его фантазии, где реальное и нереальное переплелись на-

столько тесно, что никакой скальпель аналитической мысли не

способен рассечь их на зерна неоспоримой мысли и плевелы до-

сужих вымыслов. Ибо так устроена человеческая мысль (хорошо

этo или дурно, вопрос иной: в рамках данной работы проблема

4 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

повышенной сослагательности русского менталитета с его посто-

янным стремлением переоценивать реальность прошлого и на-

стоящего с точки зрения предположительного не рассматривает-

ся): любое явление неизбежно сопровождается длинным шлейфом

интерпретаций и окутано туманной аурой исторического коллек-

тивного бессознательного, укорененного в символико-

мифологизирующей природе человеческого сознания. И в этом

смысле химеры были, есть и, очевидно, будут всегда -- и не

только в виде ужасающих своей ненормальностью призраков,

"снов разума", косвенно напоминающих о вытесненных в бессоз-

нательное страхах дня, но и как феномены культуры и цивилиза-

ции, наглядные в своей настойчивой осязательности.

Химера сама по себе, конечно, плод фантазии, но ее скульп-

турное изображение вполне реально. История человечества, пол-

ная религиозных и просто завоевательных войн, к сожалению,

слишком хорошо знает, насколько реальны могут быть последст-

вия, казалось бы, совершенно химерических представлений о пра-

ве на господство в той или иной его форме. И все же без химер,

прочно укорененных в самом способе человеческого мышления,

человечество обходиться не может.

У древних греков "химайра" (ximaipa) была сначала всего

лишь козой, которая затем то ли по злобности характера, то ли от

нестерпимого зуда эллинского воображения превратилась в басно-

словное огнедышащее чудовище с головой льва, туловищем козы

и хвостом дракона. Гомер в мудрой своей простоте культурного

первопроходца описывал ее довольно незамысловато: "Лев голо-

вою, задом дракон и коза серединой" (Илиада, V, 181, перевод

Н. Гнедича). Поскольку под драконом греки понимали змею, то

позднейшие скульпторы превращали конец хвоста в голову змеи,

а на плечи громоздили рогатую голову козы. Самое же впечат-

ляющее описание Химеры дал Гесиод, описывая, как Ехидна,

забеременевшая от Тифона, "разрешилась ... изрыгающей пламя,

Мощной, большой, быстроногой Химерой с тремя головами:

Первою -- огненного льва, ужасного видом. Козьей -- другою,

а третьей -- могучего змея-дракона. Спереди лев, позади же

дракон, а коза в середине; Яркое, жгучее пламя все пасти ее из-

вергали" (Теогония, 319-324). Химера обитала в малоазиатской

Ликии, где и была убита народным героем Коринфа Беллеро-

фонтом. Будучи сестрой не менее примечательных созданий --

двуглавого пса Ортра, девятиголовой Лернейской Гидры и других

устрашающих существ, в основном ставших жертвами героических

деяний Геракла, -- Химера оказалась живучее их всех, живучее
ХИМЕРА ПОСТМОДЕРНА 5

даже и Лернейской Гидры, у который вместо отрубленной головы

вырастали две. Химера как существо, обладающее природой фан-

тазма, имеет, если верить Фрейду, своей основой не материаль-

ную, а психическую реальность, гипотетически принадлежащую

так называемой "первофантазии" -- явлению, выходящему за

рамки индивидуального опыта и наследуемого генетически. Как

писал Фрейд в "Толковании сновидений", "сталкиваясь с бес-

сознательными желаниями в их наиболее четком и истинном вы-

ражении, мы вынуждены будем утверждать, что психическая

реальность -- это особая форма существования, которую нельзя

смешивать с материальной реальностью" (34, с. 552).

Об одной из таких химер я и хотел бы, без какой-либо пре-

тензии на лавры первооткрывателя, поговорить в этой книге. Имя

ее -- постмодернизм. Химеричность постмодерна обусловлена

тем, что в нем, как в сновидении, сосуществует несоединимое:

бессознательное стремление, пусть и в парадоксальной форме, к

целостному и мировоззренчески-эстетическому постижению жиз-

ни, -- и ясное сознание изначальной фрагментарности, принци-

пиально несинтезируемой раздробленности человеческого опыта

конца XX столетия. Противоречивость современной жизни тако-

ва, что не укладывается ни в какие умопостигаемые рамки и по-

неволе порождает, при попытках своего теоретического толкова-

ния, не менее фантасмагорические, чем она сама, объяснительные

концепции. Едва ли не самой влиятельной из таких концеп-

ций-химер и является постмодернизм. Родившись вначале как

феномен искусства и осознав себя сперва как литературное тече-

ние, постмодернизм затем был отождествлен с одним из стили-

стических направлений архитектуры второй половины века, и уже

на рубеже 70-х -- 80-х годов стал восприниматься как наиболее

адекватное духу времени выражение и интеллектуального, и эмо-

ционального восприятия эпохи.

Сходство постмодерна с его греческим прототипом, пожалуй,

нагляднее всего просматривается в его литературной практике,

ибо типовое произведение постмодернизма всегда по своей сути

представляет собой высмеивание, варьирующееся от снисходи-

тельной иронии до желчного трагифарса, трех одинаково непри-

емлемых для него форм эстетического опыта: модернизма, реа-

лизма и массовой культуры; подобно древней химере, постмодерн

грозно рьхчит на растиражированные шаблоны высокого модер-

низма, бодает идею реалистического мимесиса и своим ядовитым

хвостом злобно жалит жанровые штампы развлекательного чтива

и Других форм индустрии развлечений.

6 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Возникнув как рефлексия на новые явления в сфере искусст-

ва, постмодернизм постепенно превратился в специфическую фи-

лософию культурного сознания современности и в поисках теоре-

тической основы обратился к концепциям постструктурализма.

Становление и развитие постмодернизма с 70-х годов до его со-

временного состояния и составляет предмет настоящей книги. В

этом плане она является продолжением моего предыдущего ис-

следования " Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодер-

низм" (М.: Интрада. 1996), если не просто вторым его томом. В

новой книге я рассматриваю именно постмодернизм в тридцати-

летней перспективе его существования, а весь тот концептуальный

материал, который послужил для него основой (в том числе пост-

структурализм и деконструктивизм), рассматривается не как в

себе самоценный, что имело место в первой книге, а с точки зре-

ния его влияния на облик постмодерна. Это привело и к измене-

нию общей концептуальной канвы книги: на первый план выдви-

нуты проблема хронологии постмодерна, психологические теории

Жака Лакана и их восприятие теоретиками постмодерна, феноме-

ны левого деконструктивизма, английского постструктурализма,

феминизма, "необарокко", театральной культуры (и, соответст-

венно, "театральности" современной культуры как ее отличитель-

ного свойства).

Первый раздел во многом носит вводный характер: в нем

дается краткая характеристика основных общетеоретических ком-

понентов и этапов вызревания постмодерна в рамках методологи-

ческих предпосылок постструктурализма.

Во втором разделе рассматривается один из самых спорных

вопросов истории постмодернизма -- вопрос о размежевании его

постструктуралистской основы со структурализмом, осложненный

тем, что, несмотря на весь негативный пафос по отношению к

своему предшественнику, постмодернизм обязан ему не только

происхождением, но и многими общими методологическими уста-

новками.

С третьего раздела начинается вторая глава книги, где гово-

рится об усвоении и переосмыслении постмодернизмом различных

версий деконструктивистской практики. Открывается вторая глава

анализом концепций Жака Лакана и их восприятия постмодерной

мыслью. Лакановская концепция языкового сознания оформилась

впоследствии в самый, пожалуй, характерный постулат постмо-

дернистской теории -- в постулат о нарративности, повествова-

тельности человеческого сознания -- одну из самых модных, если

не навязчивых фантасциентем современной культурологии.

ХИМЕРА ПОСТМОДЕРНА 7

Четвертый и пятый разделы посвящены американскому ле-

вому деконструктивизму, английскому постструктурализму и фе-

минизму. Первые два в значительной степени предопределяли

теоретические пристрастия 80-х годов в сфере гуманитарных на-

ук; что же касается феминизма, то он по-прежнему остается од-

ним из наиболее влиятельных факторов интеллектуальной жизни

современного западного общества и как крупномасштабное явле-

ние социально-культурного порядка выходит далеко за пределы

своих постструктуралистских и постмодернистских аспектов. В

целом эти главы заполняют ту лакуну предыдущей книги, где об

этих направлениях было лишь только заявлено (27, с. 195-197).

В трех разделах последней главы я пытаюсь охарактеризо-

вать облик постмодерной культуры так, как она существовала в

течение последнего десятилетия и существует на настоящий мо-

мент; я рассматриваю ее в ракурсах, которые представляются мне

наиболее значимыми: речь пойдет о ее двусмысленных отношени-

ях отталкивания-притяжения с массовой культурой и о тех ее осо-

бых чертах, которые охватываются понятиями "необарокко" и

"театральность ".

Культурное сознание любой эпохи, принимаемое большинст-

вом современников как нечто само собой разумеющееся, тем не

менее никогда не дается им в виде абсолютно ясной для них са-

мих и непротиворечивой системы идей. Но вряд ли оно дается в

полной ясности и тем, кто усомнился в его очевидности, -- фило-

софам и культурологам, "критикам" собственной современности:

пытаясь объяснить механизмы функционирования современного

им культурного бессознательного, они лишь дополняют новыми

красками миф своей эпохи -- ту совокупность представлений,

которая кажется очевидной, но не дает прояснить свои основы.

Так, руками ученых, эпоха создает миф собственного самообъяс-

нения -- и чем призрачнее, химеричнее эпоха, тем фантастичнее

этот миф. Едва ли не самому причудливому из таких научных

мифов, за тридцать лет существования уже не раз удивлявшему

капризами своей эволюционной траектории, и посвящена данная

работа.


ГЛАВА I. РОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ

"Он приходит сверху". Пауль Клее

К ВОПРОСУ ОБ ИСТОКАХ
В настоящем исследовании предпринята попытка проследить

процесс возникновения того странного смешения литературы, кри-

тики и философии, которое столь характерно для

"постмодернистской чувствительности" конца XX в., когда писа-

тели на страницах своих произведений рассуждают о теории его

возникновения, а теоретики литературы и философы утверждают,

что только беллетристическими, художественными средствами

способны достичь своих специфически научных целей. Собствен-

но, главным и основным предметом исследования и является этот

феномен проникновения во все сферы гуманитарной мысли (и

даже научно-естественной) от философии и психологии до науч-

но-критической деятельности чисто художественного способа

мышления, когда любой научный анализ начинает оформляться по

законам художественного творчества, как "нарратив", т. е. рас-

сказ со всеми его свойствами и признаками беллетризированного

повествования.

Как и в предыдущей книге, здесь обосновывается существо-

вание единого комплекса представлений -- постмодернизма, де-

конструктивизма и постструктурализма. Этот комплекс представ-

ляет собой влиятельное интердисциплинарное по своему характеру

идейное течение в современной культурной жизни Запада, про-

явившееся в различных сферах Гуманитарного знания и связанное

определенным единством философских и общетеоретических

предпосылок и методологии анализа. Теоретической основой

этого комплекса являются концепции, разработанные главным

образом в рамках французского постструктурализма такими его

представителями, как Ж. Лакан, Ж. Деррида, М. Фуко,

М.-Ф. Лиотар и др. Привлечение постструктуралистами для де-

монстрации своих положений и постулатов прежде всего литера-

турного материала обусловило значительную популярность их

10

ГЛАВА I


идей среди литературоведов и породило феномен деконструкти-

визма, который в узком смысле этого термина является теорией

литературы и специфической практикой анализа художественных

произведений, основанных на общетеоретических концепциях

постструктурализма.

Национальные различия в терминологии

Однако, несмотря на почти тридцатилетнее существование

постструктурализма и двадцатилетнее -- деконструктивизма,

в современной западной специ-

альной литературе наблюдается существенный разнобой в содер-

жательной характеристике этих терминов, которые очень часто

употребляются как синонимы. Так, в США, где деконструкти-

визм впервые оформился как особая школа в литературоведении,

резко противопоставившая себя остальным литератур-

но-критическим направлениям (в лице так называемой Йельской

школы деконструктивизма), большинство исследователей предпо-

читают применять термин "деконструктивизм", даже когда речь

идет о явно общетеоретических постструктуралистских предпо-

сылках литературоведческих деконструктивистских концепций. В

Великобритании, наоборот, сторонники этой новой теоретической

парадигмы за редким исключением называют себя постструктура-

листами, а в ФРГ иногда употребляют термин "неострук-

турализм".

Тем не менее основания для отождествления постструктура-

лизма и деконструктивизма вполне реальны, поскольку

"герменевтический" и "левый" американский деконструктивизм

по своим общеметодологическим ориентациям гораздо ближе

постструктуралистским установкам и постоянно выходит за пре-

делы чисто литературоведческой проблематики.

Несколько позднее, на рубеже 70 -- 80-х годов, выявились

общемировоззренченские и методологические параллели, а затем и

генетическое родство также и между постструктурализмом и по-

стмодернизмом. Оформившись первоначально как теория искус-

ства и литературы, пытавшаяся освоить опыт различных неоа-

вангардистских течений за весь период после второй мировой

войны и свести их к единому идейно-эстетическому знаменателю,

постмодернизм со второй половины 80-х годов стал осмысляться

как явление, тождественное постструктурализму (или, по крайней

мере, как наиболее адекватно описываемое теориями постструкту-

рализма), вплоть до того, что в новейших исследованиях

М. Сарупа, С. Сулейман, В. Вельша и др. (261, 271, 246)

11

РОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ



постструктурализм и постмодернизм характеризуются практически

как синонимические понятия.


Постмодернизм как межнациональный синтез

Необходимо различать пост-

модернизм как художественное

течение в литературе (а также

других видах искусства) и по-

стмодернизм как теоретическую

рефлексию на это явление, т. е.

как специфическую искусствоведческую методологию, позволяю-

щую говорить о существовании особой критической школы или

направления и в этом смысле отождествляемую с постструктура-

лизмом. Постмодернистская критика только тогда и обрела свое

место среди других ныне существующих школ, когда вышла за

пределы выявления и фиксации специфических признаков литера-

турного направления постмодернизма и стала применять вырабо-

танную ей методику разбора и оценки постмодернистских текстов

к художественным произведениям самых различных эпох.

Вся история этого влиятельного комплекса представлений

(постструктурализма, деконструктивизма, постмодернизма) свиде-

тельствует о том, что он является результатом активного творче-

ского взаимодействия различных культурных традиций. Так, пе-

реработанное во французском структурализме теоретическое на-

следие русского формализма, пражского структурализма и новей-

ших по тем временам достижений структурной лингвистики и

семиотики было затем переосмыслено в постструктуралистской

доктрине в середине 60-х -- начале 70-х годов в работах

Ж. Дерриды, М. Фуко, Р. Барта, Ю. Кристевой, Ж. Делеза,

Ф. Гваттари и Р. Жирара. Возникновение постструктурализма

как определенного комплекса идей и представлений мировоззрен-

ческого порядка, а затем и соответствующих ему теорий искусства

и литературы было связано с кризисом структурализма и актив-

ной критикой феноменологических и формалистических концеп-

ций. К тому же времени относится и появление во Франции пер-

вых опытов по деконструктивистской критике, самым примеча-

тельным из которых явился "S/Z" (1970) Ролана Барта (11).

Если первоначально постструктурализм рассматривался как

чисто французское явление, поскольку для обоснования своей

сущности и специфики опирался почти исключительно на матери-

ал французской национальной культуры, то к концу 70-х годов

он превратился в факт общемирового (в рамках всей западной

культуры) значения, породив феномен американского деконструк-

12

ГЛАВА I



тивизма, укорененного прежде всего в своеобразии национальных

традиций духовно-эстетической жизни США.

В свою очередь, происходивший в США и Западной Евро-

пе, но уже в сфере деконструктивистских представлений, пере-

смотр практически всего западного послевоенного искусства (и

определение его как искусства постмодернизма) был осмыслен

прежде всего во Франции в работах Ж.-Ф. Лиотара и лишь по-

сле этого получил окончательное оформление в трудах американ-

ских исследователей И. Хассана и М. Заварзаде. На основе

обобщений этих ученых и произошло становление специфической

философии постмодернизма, исходящей из убеждения в существо-

вании единого постструктуралистско-постмодернистского комплек-

са представлений и установок (в трудах В. Вельша,

Ж. Бодрийара, Ф. Джеймсона и др.).

Это было вызвано также и тем обстоятельством, что, офор-

мившись первоначально в русле постструктуралистских идей, этот

комплекс стал развиваться в сторону осознания себя как филосо-

фии постмодернизма. Тем самым он существенно расширил как

сферу своего применения, так и воздействия. Дело в том, что

философский постмодернизм стал сразу претендовать как на роль

общей теории современного искусства в целом, так и наиболее

адекватной концепции особой постмодернистской чувствительно-

сти как специфического постмодернистского менталитета. В ре-

зультате постмодернизм начал осмысляться как выражение духа

времени во всех сферах человеческой деятельности: искусстве,

социологии, науке, экономике, политике и пр.

Хотя все ученые, как активно пропагандирующие этот ком-

плекс, так и просто захваченные его влиянием, используют более

или менее единый понятийный аппарат и аналитический инстру-

ментарий вплоть до того, что не всегда можно с достаточной сте-

пенью логического обоснования провести линию разграничения

между, например, постструктуралистом и деконструктивистом, с

одной стороны, или деконструктивистом и постмодернистом -- с

другой, тем не менее внутри общего постструктуралист-

ско-постмодернистского комплекса существуют отдельные течения

или группы критиков с ярко выраженными идей-

но-теоретическими и эстетическими ориентациями, существенно

отличающимися друг от друга. Наличие подобного рода разногла-

сий и позволяет в большинстве случаев выделять как собственно

постструктуралистов, деконструктивистов, постмодернистов, так и

отдельные школы или направления, например, явственно обозна-

чившиеся внутри американского деконструктивизма.

15

РОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ



Как уже отмечалось, общетеоретические предпосылки основ-

ных представлений этого комплекса были заложены в концепциях

постструктурализма. Постструктурализм, если рассматривать его

в целом, выступил как широкое идейное течение западной гума-


Каталог: data -> 2011
2011 -> Книга объясняет тайны удивительных явлений, связанных с языком, таких как «мозговитые»
2011 -> Программа дисциплины «История и теория литературы»
2011 -> Г. В. Гриненко история философии
2011 -> Дэвид Ванн, Томас X. Нэйлор, Джон Де Грааф Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру
2011 -> Жильсон Этьен Философия в средние века
2011 -> Выражаем глубокую признательность Международному фонду «Культурная инициатива» и лично Джорджу Соросу за финансовую поддержку серии Лики культуры
2011 -> Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41