Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Общие вопросы




страница1/23
Дата24.06.2018
Размер4.06 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Арнольд И.В. Стилистика соврменного английского языка. М.: Просвещение, 2002

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ

§ 1. Предмет и задачи стилистики

Стилистикой называется отрасль лингвистики, исследующая принципы и эффект выбора и использования лексических, грамматических, фонетических и вообще языковых средств для передачи мысли и эмоции в разных условиях общения.

В этой главе будут рассмотрены различные принципы подразделения этой обширной и разветвленной науки: стилис­тика языка и стилистика речи, лингвостилистика и литерату­роведческая стилистика, стилистика от автора и стилистика восприятия, стилистика декодирования и др.



Стилистика языка исследует, с одной стороны, специфику языковых подсистем, называемых функциональными стилями и подъязыками и характеризующихся своеобразием словаря, фра­зеологии и синтаксиса, и, с другой стороны, — экспрессивные, эмоциональные и оценочные свойства различных языковых средств. Стилистика речи изучает отдельные реальные тексты, рассматривая, каким образом они передают содержание, не только следуя нормам, известным грамматике и стилистике язы­ка, но и на основе значащих отклонений от этих норм.

Для того чтобы яснее представить себе предмет стилистики, заметим, что в разных ситуациях язык как средство общения ис­пользуется по-разному. Сообщение об одном и том же факте действительности может принимать разные формы в зависимо­сти от того, например, происходит ли общение в официальной, деловой или бытовой обстановке, от того, каковы социальная принадлежность собеседников и отношения между ними, от того, каково субъективное, эмоциональное отношение говоря­щего к предмету разговора, и от того, наконец, как он расце­нивает обстановку. Все эти прагматические факторы коммуни­кативной ситуации факультативны, т. е. в акте общения они не­обязательно проявляются все одновременно.

При толковании текста важно помнить, что информация в речи может быть двух видов:

а) информация, не связанная с обстановкой акта коммуни­кации, а составляющая самый предмет сообщения;

б) информация дополнительная, связанная с условиями и участниками акта коммуникации.

Рассматривая, соответственно, информацию, содержащуюся в сообщении на уровне слов, можно заметить, что слова, на­ряду с денотативным значением, указывающим на предмет речи, имеют еще коннотативное значение (коннотации), которое скла­дывается из эмоционального, экспрессивного, оценочного и функционально-стилистического компонентов. Так, например, слова girl, maiden, lass, lassie, chick, baby, young lady имеют одинаковое денотативное значение и могут называть одну и ту же девушку, но употребление того или иного слова из этого ряда будет определяться не только и не столько свойствами самой девушки, сколько отношением к ней говорящего и социальной ситуацией. Первое из этих слов girl стилистически нейтрально и является доминантой всего синонимического ряда, т. е. может заменить все остальные. Узуальных, закрепившихся в языке кон­нотаций оно не имеет. Все остальные слова этой группы имеют какую-нибудь коннотацию. Maiden — архаичное и поэтическое слово. Lass и особенно lassie имеют эмоциональную коннотацию: это ласковые слова, кроме того, они принадлежат диалекту. Богаты коннотациями и другие слова ряда. Chick и baby при­надлежат сленгу, причем baby имеет положительную оценочную коннотацию, обозначая преимущественно хорошенькую девуш­ку. Young lady нередко иронично. Как денотативные, так и коннотативные значения могут быть узуальными языковыми и окказиональными, т. е. зависеть от контекста. Коннотации как часть лексического значения не следует смешивать с ассоциа­циями, которые может вызывать в данной культуре обозначае­мый предмет и которые называются импликационными связя­ми или импликационалом. Обо всем этом будет подробно ска­зано в главе о лексической стилистике.

Указанное различие двух типов информации можно предста­вить себе и в несколько ином плане, а именно исходя из функ­ций языка. Первый вид информации связан с интеллектуаль­но-коммуникативной функцией языка. Второй, т.е. дополнитель­ная информация (ее также называют прагматической), — со всеми остальными функциями, а именно: с эмотивной функцией, т.е. с передачей чувств говорящего, с волюнтативной функци­ей, т.е. с волеизъявлением и побуждением адресата к желаемо­му действию, аппелятивной функцией, т.е. привлечением вни­мания слушателя, побуждением его к восприятию сообщения, с контактоустанавливающей функцией — в ситуациях, когда целью высказывания является не передача сообщения, а только проявление внимания к присутствию другого лица (например, в формулах вежливости), и, наконец, с эстетической функцией, т.е. воздействием на эстетическое чувство. Разные авторы (К. Бюлер, Р. Якобсон и другие) предлагали разные классификации функций языка. Однако предложенная выше классификация оказывается достаточно полной для рассматриваемого в стили­стике круга вопросов, и поэтому ею можно ограничиться.

В последнее десятилетие эти вопросы вошли в компетенцию прагмалингвистики. Интерес к изучению языка в прагматиче­ской функции непрерывно растет, но не следует забывать, что прагмалингвистика находится в стадии становления, а функцио­нирование языка как важнейшего средства общения всегда со­ставляло основу языкознания.

Задачей стилистического описания и стилистического ана­лиза текста является рассмотрение взаимодействия предметно-логического содержания сообщения, т.е. информации первого рода с информацией второго рода, т.е. с проявлениями эмотив­ной, волюнтативной, аппелятивной, контактоустанавливающей и эстетической функций языка, с выражением субъективного отношения говорящего к предмету высказывания, собеседнику и ситуации общения. Стилистическое описание требует рассмот­рения текста во всем богатстве текстовых, языковых и экстра­лингвистических связей, изучения взаимодействия коннотативных и денотативных значений слов и конструкций, их связей и их роли в художественном целом.

Важно подчеркнуть, что, признавая возможность разграни­чить информацию первого и второго рода, денотативные и коннотативные значения, субъективное и объективное в сообщении, мы делаем это только для целей анализа, для удобства познания; в действительном же тексте они образуют единство, разные стороны одного целого, и ни о каком двойственном характере сти­ля, ни о каком делении на форму и содержание они не говорят. Чтобы пояснить задачи стилистики примером, обратимся к стилистическому анализу начала оды П.Б. Шелли «К жаворонку».

ТО A SKYLARK

Hail to thee, blithe spirit!

Bird thou never wert, That from heaven, or near it,

Pourest thy full heart In profuse strains of unpremeditated art. Higher still and higher,

From the earth thou springest, Like a cloud of fire;

The blue deep thou wingest, And singing still dost soar, and soaring ever singest.

Поэт называет птицу «счастливым духом», обожествляет ее. Это же признание у птицы сверхъестественной божественной силы подчеркивается появлением возвышенного слова heaven, а не его нейтрального синонима sky. Дело в том, что в число значений слова heaven входит значение сфера, где обитают боги. Лингвисты назы­вают такой тип значения отраженным. Явление отраженного зна­чения состоит в том, что когда многозначное слово употреблено в одном из своих вариантов, то другие его значения могут ока­заться не полностью элиминированными, особенно, если эти дру­гие варианты имеют ярко выраженные коннотации. В данном слу­чае, хотя heaven употреблено в значении небо, читатель знает о существовании у него мифологического варианта; так получается некоторое семантическое согласование со словом spirit, что уси­ливает торжественность и приподнятость тона.

Предметно-логическая информация состоит в том, что вы­соко в небе парит и поет свою песню жаворонок. Но содержа­ние строфы этим не исчерпывается. Образ, выбранный П.Б. Шел­ли, и форма его воплощения говорят о настроении и миросо­зерцании поэта. Обращение к жаворонку звучит торжественно благодаря коннотациям употребленных слов и форм. Лингвис­тический подход помогает стилисту обратить внимание на лек­сический архаизм hail и архаические грамматические формы второго лица единственного числа: to thee, thou never wert, pourest thy heart, thou springest, thou wingest, thou singest.

В маленькой птице, поднявшейся высоко в небо, мы видим дух жизни и свободного творчества. Тема искусства вводится си­стемой образов и употреблением слова art: в своей песне птица изливает свое сердце в богатых мелодиях непосредственного ис­кусства (in profuse strains of unpremeditated art). Читатель ассо­циирует с этим взлетом птицы высокое назначение поэта. Срав­нение с облаком огня относится и к птице, и к поэту. Ода про­никнута радостью жизни. Восхищение единством и красотой природы выражается не только в словах, но и в самом ритме оды, и читатель не может не ощутить этого.

Концентрируя внимание на взаимодействии выбора образов, слов, морфологических форм, синтаксических структур при пе­редаче содержания, мы можем глубже проникнуть в суть про­изведения и составить себе понятие о мировоззрении и настро­ении, выраженных в оде1.

Роль читателя состоит в глубоком и тонком понимании литературного текста и сопереживании. Величайший художник слова Л.Н. Толстой писал: «Искусство есть деятельность чело­веческая, состоящая в том, что один человек сознательно из­вестными внешними знаками передает другим испытываемые им чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и пережи­вают их»2.

Американский ученый М. Риффатер, пользуясь понятиями

и терминологией современной теории связи и теории инфор-

~мации, дает обобщенную формулировку задач стилистики, оп-

8г ределяя ее как науку, которая изучает те стороны высказыва-

чния, которые передают лицу, принимающему и декодирующе-

^му сообщение, образ мыслей лица, кодирующего сообщение3.

fs Так возникает термин стилистика декодирования. Противопо-

| ставлению стилистики от автора (стилистика кодирования) и

стилистики восприятия (стилистика декодирования) посвящен

в дальнейшем специальный параграф. Нам предстоит неодно-

кратно пользоваться теоретико-информационной трактовкой стилистических проблем. Здесь же необходимо указать, что, при­нимая предложенный М. Риффатером термин «стилистика де­кодирования», мы считаем его формулировку неполной. В действительности, как ясно из слов Л.Н. Толстого, сообщение, заключенное в произведении искусства, передает декодирующе­му не только образ мыслей, но и чувства отправителя сообще­ния. Задача стилистики декодирования, представленной в этой книге, состоит в том, чтобы помочь развитию высокой культу­ры чтения на основе изучения кодов литературы и создания некоторого подобия алгоритмов декодирования для разных уров­ней языка. Подробнее о кодах как о системах значимых единиц и правил их соединения при передаче сообщений по заданным каналам речь пойдет ниже, в § 4. Здесь мы заметим только, что язык художественного произведения образует целую систему кодов, важнейшим из которых является тот национальный язык, на котором написано произведение. Материал для описания этих кодов уже в значительной степени подготовлен в рамках сти­листики языка и литературоведческой стилистики, о которых пойдет речь в следующем параграфе.

В заключение данного параграфа необходимо отметить, что понятие код было принято лингвистической наукой далеко не сразу, до сих пор раздаются голоса, возражающие против упот­ребления этого термина1. О том недоразумении, на котором это возражение основано, будет сказано ниже. Здесь достаточно от­метить, что в работах большинства стилистов этот термин те­перь принят как нечто само собой разумеющееся. (См. работы И.Р. Гальперина, Ю.М. Лотмана, В.А. Кухаренко, Е.И. Ризель, Е.И. Шендельс и др., а за рубежом — С. Левина, Дж. Лича, М. Риффатера, Р. Якобсона и очень многих других.)

§ 2. Лингвостилистика и

литературоведческая стилистика. Уровни анализа

Стилистику принято подразделять на лингвостилистику и ли­тературоведческую стилистику, причем существуют разные ва­рианты их объединения и первая может служить базой для второй. При разработке стилистики восприятия необходимы и та и другая. Они становятся двумя аспектами одной проблемы, и надо уметь не только видеть различие, но и единство между ними.



Лингвостилистика, основы которой были заложены Ш. Балли, сравнивает общенациональную норму с особыми, харак­терными для разных сфер общения подсистемами, называемы­ми функциональными стилями и диалектами (лингвостилистика в этом узком смысле называется функциональной стилистикой) и изучает элементы языка с точки зрения их способности вы­ражать и вызывать эмоции, дополнительные ассоциации и оценку. В приведенном выше анализе начала оды Шелли использо­вался предложенный и разработанный Ш. Балли метод иденти­фикации, который состоит в сопоставлении изучаемого элемента текста с логически эквивалентным ему, но стилистически и эмоционально нейтральным элементом. Ш. Балли, однако, использовал этот метод только для лингвостилистики, а к сти­листике литературоведческой относился скептически.

Интенсивно развивающейся отраслью стилистики является сопоставительная стилистика, параллельно рассматривающая стилистические возможности двух и более языков. Поскольку сопоставительная стилистика неразрывно связана с художе­ственным переводом, она, так же как стилистика восприятия, не может быть изолирована от стилистики литературоведческой2.



Литературоведческая стилистика изучает совокупность средств художественной выразительности, характерных для ли­тературного произведения, автора, литературного направления или целой эпохи, и факторы, от которых зависит художествен­ная выразительность. Существует немало работ советских и за­рубежных литературоведов по стилистической системе и языку Шекспира, Спенсера, Мильтона, Байрона, Китса и других. Поскольку значительная часть стилистических анализов посвя­щена разбору художественных текстов, то этой своей частью стилистика входит в поэтику и теорию литературы. Поэтикой называется наука о строении литературных произведений и о

системе используемых в них эстетических средств1. Существует и более узкое понимание поэтики как науки, исследующей по­этический язык. В этом случае не стилистика является частью поэтики, а напротив, поэтика есть часть стилистики, которая занимается спецификой использования языка в разных сферах общения, в том числе спецификой языка ученых сочинений, газет, рекламы и т.д. Много труда положили литературоведы на исследование таких проблем поэтического языка, как отноше­ние писателей к родному языку, сближение поэтической речи с живой народной речью, эстетические взгляды писателей, тра­диция и новаторство в языке писателей, проблема образности, языковой образ автора-повествователя, способы передачи речи персонажей и т.д.2

Подразделение на лингвостилистику и литературоведческую стилистику частично, но не полностью, совпадает с другим важ­ным подразделением, а именно с делением на стилистику языка и стилистику речи, о котором уже говорилось выше. Стилисти­ка речи рассматривает не только художественные, но и вообще любые речевые произведения. Соотношение стилистики языка и стилистики речи является одной из основных проблем извест­ной книги по стилистике под редакцией О.С. Ахмановой. Важ­нейшее различие между этими двумя типами стилистики состоит в том, что лингвостилистика исследует выразительные возмож­ности языка, а литературоведческая стилистика — особеннос­ти использования этих возможностей тем или иным автором, направлением или жанром.

Литературоведческая стилистика, изучая языковые и другие средства литературно-художественного изображения действи­тельности, является, как и поэтика, разделом теории литера­туры и занимает важное место в истории литературы.

Художественная литература изучается не только стилисти­кой, но и, прежде всего, историей и теорией литературы, а

также эстетикой, психологией и другими науками. Каждая из них имеет свои специфические задачи, свой подход, свой метод рассмотрения, но каждая использует или, во всяком случае, должна использовать результаты, полученные остальными. Ос­мысление художественного произведения с помощью трех род­ственных гуманитарных дисциплин: литературоведения, исто­рии и языкознания — позволяет вскрыть общественно-истори­ческие и общественно-идеологические основы индивидуальных стилистических особенностей.

Описывая язык и стиль художественного произведения, стилистика опирается на изучение общественной жизни в пе­риод написания произведения, страны, в которой оно созда­но, культуры и языка эпохи. Задача литературоведческой сти­листики — глубокое проникновение в творческий метод автора и в своеобразие его индивидуального мастерства1. При этом сти­листический анализ и последующий стилистический синтез не должны сводиться к историческим, генетическим и другим воз­можным комментариям. Комментирование необходимо, но оно не заменяет изучения самого произведения как идейно-художе­ственного целого2.

Разные авторы предлагают разные способы подразделения лингвостилистики и литературоведческой стилистики. Для це­лей данного курса представляется целесообразным подразделе­ние, принятое в лингвистике, а именно: подразделение по уров­ням на лексическую, грамматическую и фонетическую стилис­тику.

Это, так сказать, горизонтальное сечение надо дополнить некоторыми общими проблемами: описанием функциональных стилей, теорией образов, теорией контекста и контекстуальных приемов выдвижения, рассмотрением проблемы нормы и откло­нений от нее и некоторыми другими.

Подразделение по уровням оправдано потому, что язык, бу­дучи важнейшим средством общения, представляет собой слож­ную знаковую систему, в которой при ее изучении выделяется несколько подсистем, уровней, или ярусов, каждый из кото­рых имеет свою основную единицу, свою специфику, свои ка­тегории. Уровни взаимосвязаны и отдельно друг от друга фун-

кционировать не могут. Между единицами одного уровня суще­ствуют дистрибутивные отношения и кодовые правила, опре­деляющие их сочетаемость. Между единицами смежных уровней отношения оказываются интегративными: единицы каждого низшего уровня служат как бы кирпичиками, из которых по определенным правилам строятся единицы следующего. В лин­гвистике не существует единства в отношении классификации, номенклатуры и числа уровней, но само деление по уровням возражений не вызывает, и в стилистике сохраняется наиболее широко распространенное подразделение.

Лексическому уровню соответствует лексическая стилисти­ка. Она изучает стилистические функции лексики и рассматри­вает взаимодействие прямых и переносных значений. Лексиче­ская стилистика, как литературоведческая, так и лингвистиче­ская, изучает оазные составляющие контекстуальных значений слов, и в особенности их экспрессивный, эмоциональный и оценочный потенциал и их отнесенность к разным функцио­нально-стилистическим пластам. Диалектные слова, термины, слова сленга, разговорные слова и выражения, неологизмы, архаизмы, иностранные слова и т.д. изучаются с точки зрения их взаимодействия с разными условиями контекста. В стилистике находит применение не только описательная синхронная лек­сикология, но и историческая лексикология, особенно в связи с тем, что некоторые авторы возрождают старые значения слов, и тогда этимологические сведения могут способствовать более полному раскрытию экспрессивности текста. Лексическая сти­листика может также изучать экспрессивный потенциал неко­торых словообразовательных моделей, некоторых типов сокра­щений, моделей словосложения и т.д. Каждый раздел лексико­логии может дать очень полезные для стилистики сведения. Важ­ную роль в стилистическом анализе играет разбор фразеологи­ческих единиц и пословиц.



Грамматическая стилистика подразделяется на морфологиче­скую и синтаксическую. Морфологическая стилистика рассмат­ривает стилистические возможности различных грамматических категорий, присущих тем или иным частям речи. Здесь рассмат­риваются, например, стилистические возможности категории числа, противопоставлений в системе местоимений, именной и глагольный стили речи, связи художественного и граммати­ческого времени и т.д. Для английского языка этот раздел только начинает разрабатываться. Синтаксическая стилистика исследует

экспрессивные возможности порядка слов, типов предложения, типов синтаксической связи. Эта область имеет вековые тради­ции и богатую литературу. Важное место здесь занимают так называемые фигуры речи — синтаксические, стилистические или риторические фигуры, т.е. особые синтаксические построе­ния, придающие речи добавочную выразительность. К синтак­сической стилистике относятся также исследования структуры и свойств абзаца и рассмотрение других структур, размеры ко­торых превышают размеры предложения. Как в лингвостилис­тике, так и в литературоведческой стилистике много внимания уделяется разным формам передачи речи повествователя и пер­сонажей: диалог, несобственно-прямая речь, поток сознания и другие вопросы, лежащие на границе стилистики и теории тек­ста, рассматриваются во многих работах.



Фоностилистика, или фонетическая стилистика, включает все явления звуковой организации стихов и прозы: ритм, аллитерацию, звукоподражание, рифму, ассонансы и т.п. — в связи с проблемой содержательности звуковой формы, т.е. на­личия стилистической функции.

Сюда же относится рассмотрение нестандартного произно­шения с комическим или сатирическим эффектом для показа социального неравенства или для создания местного колорита1.

Художественные закономерности звуковой формы стиха изучаются очень давно, по ним существует богатейшая литера­тура и множество различных теорий. В курсах стилистики обыч­но даются краткие данные о стиховедении, главным образом по разделу эвфонии (благозвучия) и метрики; в дальнейшем мы их также коснемся, но не как автономных систем, а в плане вы­явления содержания текста.

Поскольку задачи данного курса не исчерпываются анали­зом языка произведения, а он должен помочь будущему учите­лю охватить все элементы формы и содержания литературного текста в их единстве, мы не можем оборвать толкование про­изведения на чисто лингвистических уровнях. Необходимо учесть и те уровни, которые изучаются литературоведением.

События, идеи, характеры, пейзажи и другие составные ча­сти литературного произведения выражаются в словах и пред-

ложениях и иначе как словами выражены быть не могут. Для со­поставления языковой подсистемы, представленной разбирае­мым литературным произведением, с общим языковым узусом периода, в котором это произведение написано, стилисту не­обходима серьезная лингвистическая подготовка. Анализировать литературный текст можно только с учетом его лингвистиче­ской основы и вместе с тем как произведение искусства, не сме­шивая с фактами действительности, которые в тексте представ­лены. Поскольку мысли и чувства автора кодируются при по­мощи языка, то, естественно, и при декодировании надо опи­раться прежде всего на факты языка. Американские специалис­ты по теории литературы Р. Уэллек и А. Уоррен, образно пояс­няя эту мысль, пишут: «Язык является материалом писателя в самом буквальном смысле слова. Каждое литературное произве­дение является, так сказать, выборкой из данного языка совер­шенно так же, как мраморная скульптура может рассматриваться как глыба мрамора, от которой отколоты некоторые куски»1.

Академик Л.В. Щерба писал, что целью толкования художест­венных произведений «является показ тех лингвистических средств, посредством которых выражается идейное и связанное с ним эмоциональное содержание литературных произведений. Что лингвисты должны уметь приводить к сознанию все эти средства, в этом не может быть никакого сомнения. Но это долж­ны уметь делать и литературоведы, так как не могут же они до­вольствоваться интуицией и рассуждать об идеях, которые они, может быть, неправильно вычитали из текста»2.

Лингвостилистический анализ литературы выявляет взаимо­действие и единство содержания и выражающих его языковых средств. Другими словами, создание высокой культуры чтения требует толкования, объединяющего черты лингвостилистики и литературоведческой стилистики.

Это требует расширенного, по сравнению с приведенным выше, понимания термина уровень. В таком расширительном смысле уровень есть иерархическая ступень в организации фор­мы и содержания текста.

При таком подходе литературное произведение может рассматриваться на следующих уровнях, перечисленных ниже

таким образом, что каждый предыдущий оказывается содержа­нием последующего, а каждый последующий — формой для предыдущего.

1. Идейно-тематическое содержание литературного произведе­ния — весь комплекс философских, нравственных, соци­альных, политических, психологических и других проблем и жизненных фактов и событий, которые изображает ху­дожник, а также тех эмоций, которые эти факты и идеи в нем вызывают.

2. Композиция и система образов, в которых это содержание раскрывается: фабула, характеры, обстановка. Выражение «раскрывается» привычно, но неточно. В действительнос­ти на этом уровне происходит компрессия полученной от жизни информации.

3. Лексическое и грамматическое выражение системы обра­зов — речевые изобразительные и выразительные средства. На этом уровне происходит дальнейшая компрессия ин­формации и ее кодирование.

4. Звучание текста и его графическое изображение, т.е. следующий уровень кодирования.

Приведенный порядок уровней соответствует подходу от ав­тора, читатель идет обратным путем. Он мысленно переводит графические знаки в звуковую речь, далее в слова, оформлен­ные грамматически, затем в образы, чувства и мысли и подхо­дит к строю идей произведения и к их оценке с позиций свое­го времени и своего мироощущения.

Третий и четвертый уровни требуют для своего изучения на­учно-лингвистической базы. Эта база должна быть специализи­рованной: особенно важное место в ней занимают лексиколо­гия и синтаксис. Морфология, фонетика, этимология, диалек­тология также могут оказаться необходимыми. Язык текста срав­нивается с нормой языка, различными функциональными сти­лями, диалектами и другими подсистемами языка. Стилистичес­кую функцию языкового элемента в тексте можно установить только зная, в чем его отличие или совпадение с языковой нор­мой. Это — дело лингвистической стилистики.

Необходимо подчеркнуть, что в тексте все уровни существу­ют в единстве. Между уровнями, рассматриваемыми лингвисти­кой и теорией и историей литературы, для читателя пропасти

быть не может. Уровни тесно взаимосвязаны и для лингвисти­ки, поскольку современная наша лингвистика исходит из при­знания общественной природы языка и диалектической связи между его внешней обусловленностью и внутренней структурой. И лингвостилистика и литературоведческая стилистика рассмат­ривают языковые элементы на фоне их окружения, но для лин­гвостилистики упор делается на парадигматическом окружении и роли данного элемента в системе языка, а для литературовед­ческой — на синтагматическом окружении и роли элемента в структуре данного текста.

Стилистическая теория, которой посвящена эта книга, направлена на толкование текста и имеет свои задачи, свои осо­бые проблемы, синтезирующие задачи и проблемы как лингви­стической, так и литературоведческой стилистики и непосред­ственно вытекающие из цитированных выше слов Л.В. Щербы.

В дальнейшем изложении нам предстоит учитывать оба типа отношений.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

  • § 2. Лингвостилистика и литературоведческая стилистика. Уровни анализа
  • Литературоведческая стилистика
  • Грамматическая стилистика
  • Синтаксическая стилистика