Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


О. Ю. Артемова Отечественная теория «первобытности» и социальная организация австралийских аборигенов




страница3/4
Дата18.01.2017
Размер0.49 Mb.
1   2   3   4

Кому же, возникает законный вопрос, был нужен род как производственный коллектив: первобытным охотникам и собирателям или ведущим советским этнографам?

По мере своего развития спор о том, род или общину нужно считать «основной социально-экономической ячейкой первобытного общества», осложнился еще и вопросом о собственности на «основное средство производства» — кормовую территорию (применительно к охотникам и собирателям). Сторонники «родовой теории» объявляли собственником род (поэтому — вдобавок к 75-процентному совпадению с общиной — его и следовало считать производственным коллективом и основной социально-экономической ячейкой). Сторонники «общинной теории» — общину, за родом признавалась же лишь «номинальная», а не реальная собственность на землю.

Представляется, что этот ракурс придал полемике некоторое сходство с войной между остроконечниками и тупоконечникми — войной в одном лагере по второстепенным и не самым принципиальным причинам при игнорировании методологических проблем первостепенной важности и невыясненности основных концептуальных категорий и социологических понятий.

Да простят мне мои дорогие учителя — В.М.Бахта и В.Р.Кабо, — но, оторвавшись от твердой почвы собственно австралийской этнографии и тех, критических по отношению к официальной схеме «классической первобытности», суждений (сугубо негативного свойства), которые австралийской этнографией надежно подкрепляются (нет пережитков группового брака, нет доказательств примата рода или примата матрилинейности: стало быть, схема, по меньшей мере, не может претендовать на универсальность), и вступив на зыбкую почву положительных суждений о том, что было в скрытые от нас времена (община была основной ячейкой, община была собственницей земли, род выполнял лишь брачно-регулирующие функции), — суждений, основанных на проекциях в глубочайшую древность преимущественно или одних только австралийских материалов, — они оказались в одном лагере со своими противниками. В лагере классического эволюционизма с его представлением об универсальных формах «базовых» социальных институтов на ранних этапах истории. Как будто некогда существовала «первобытность вообще», неважно именовать ли ее «стадией раннепервобытной общины» (применительно к охотникам и собирателям51) или «одним общим историческим типом охотников и собирателей».52

Конечно, единая модель «первобытности», опиравшаяся на конкретную этнографическую реальность, была в те годы гораздо «прогрессивнее» модели, сконструированной из «пережитков», которые черпались у самых разных народов в самых разных эпохах и связывались воедино логическими мостиками. Но методологически оба подхода роднил поиск комплекса универсалий, основанный на априорной установке, что таковой должен был быть.

Далее, как о чем-то само собой разумеющемся и не нуждающемся в специальном прояснении применительно к людям, не имевшим производящего хозяйства, говорилось о производстве, средствах производства, собственности на средства производства, производственных отношениях и производственных коллективах, или ячейках. И, наконец, не было никакой ясности в понимании рода как особого социологического феномена, даже при том, что этнография — как, например, в случае с аборигенами Австралии, — обеспечивала условия, если не для окончательного прояснения этого вопроса, то, по крайней мере, для его серьезной теоретической постановки и обстоятельного рассмотрения в одном или нескольких из возможных вариантов.

В.М.Бахта, Н.А.Бутинов, В.Р.Кабо. Т.В.Сенюта уверенно ограничивали функции рода «номинальным» владением территорией и регулированием брачных отношений. Но что это была за группа? В русскоязычных работах 1960-70-х годов мы не найдем сколько-нибудь детального ее описания. По-видимому, все отечественные исследователи доверялись в этом вопросе С.А.Токареву и считали австралийским родом тотемическую группу. Но Токарев определенно отмечал, что тотемические группы не регулировали браки53. А в зарубежной австраловедческой литературе уже давно тотемическая группа трактуется как объединение сугубо культового характера, не владевшее ничем кроме тотемических святилищ и реликвий, состоявшее по существу из одних только мужчин и не всегда формировавшееся на основе унилинейного десцента.54 Вместе с тем, имеются указания на сосуществование нескольких типов унилинейных родственных групп (с разными, но весьма существенными функциями) в одних и тех же австралийских сообществах. Эти указания советскими авторами не анализировались, и «австралийский род» оставался чем-то абстрактным и темным.

Все вышеотмеченное не должно прозвучать как упрек австраловедам старшего поколения. Они сделали самое большее, что можно и нужно было сделать в тех условиях — возродили традицию полемизировать, опираясь на обширный фактический материал, подобранный по строгим научным принципам. В тех условиях — и в силу общей политической обстановки в стране, и в силу идеологической «зашоренности» этнографического и исторического мышления, наблюдавшейся (в большей или меньшей степени) у всех советских ученых без исключения, — нельзя было сразу поднять все острые вопросы и круто развернуть мировоззренческую перспективу. Я лишь хотела подчеркнуть, что боролись они тогда не только и не столько за научную истину, сколько за право ее высказывать. И борьба эта была успешной. Она имела огромное моральное значение, особенно для тех, кто начинал этнографическую работу под руководством В.М.Бахты и В.Р.Кабо (или, по крайней мере, не без их влияния) — А.А.Казанкова, И.Ж.Кожановской, А.Н.Кожановского, А.А.Никишенкова, Т.В.Сенюты и автора этих строк.

Преимущественно моральное значение имели выступления радикальных участников знаменитой дискуссии об «австралийской контроверзе». Характерно, что и эту дискуссию спровоцировали В.Р. Кабо и его единомышленники, среди которых, помимо В.М.Бахты и Н.А.Бутинова, были М.В. Крюков и М.А. Членов. В разных их публикациях нашла отражение точка зрения, согласно которой род может возникнуть как в матрилинейной так и в патрилинейной форме или даже - отцовский род предшествует материнскому. Ссылки на австралийские материалы были в числе главных аргументов. Тогда Ю.И. Семенов еще раз предпринял попытку разрешить "австралийскую контроверзу", оставаясь на позиции первичности материнского рода.55

Он обратился непосредственно к источникам, и первым, насколько мне известно, привлек внимание советских этнологов, к тому факту, что в некоторых районах Австралии (преимущественно в северных) у аборигенов сосуществовали унилинейные родственные группировки разных типов. В частности, патрилинейные кланы (термины австралийских ученых) уживались с матрилинейными кланами. Причем, матрилинейные кланы в северных районах страны, представляли собой нечто иное, чем матрилинейные тотемические группы юго-востока, известные по материалам А. Хауита и других ранних исследователей. Это были сравнительно недавно обнаруженные А. Элькином, Р. и К. Берндтами, М. Мэггитом и рядом других полевых этнологов образования. Однако Ю.И. Семенов ограничился констатацией факта их существования и не попытался выяснить, выполняют ли они какие-то реальные функции в жизни аборигенов, т.е. понять, зачем они нужны людям, имеющим одновременно и патрилинейные кланы. Он просто объявил их пережиточной формой господствовавшего некогда у аборигенов материнского рода. По выдвинутой им гипотезе, в силу неких особых условий у аборигенов рано сформировался отцовский род, и именно в результате наслоения отцовскородовой организации на материнскородовую получился такой специфически австралийский институт как брачные классы, или секции. Эта гипотеза вызвала дискуссию, в ходе которой были выставлены альтернативные гипотезы, стремившиеся дать иные объяснения происхождению секций и тем самым показать, что анализ секционных систем не дает ключа к разрешению "австралийской контроверзы". 56

Однако никто из участников дискуссии не анализировал конкретные данные о структуре, функциях и географическом распределении различных родственных институтов аборигенов Австралии хотя бы с той степенью подробности как это делал А.Н. Максимов в 1908, 1909, 1912, 1913, 1930 гг.57 Теоретические построения опирались главным образом на логические реконструкции механизма образования австралийских секций путем скрещивания или какого-то иного преобразования неких гипотетических "исходных родов". А ведь к 1970-м гг. фактический материал по этому предмету чрезвычайно разросся и усложнился. Да и теоретические работы, в которых, в частности, двойной десцент рассматривался как явление функциональное и отнюдь не исключительное, уже были давно написаны. 58 Кроме того, вряд ли к данной теме можно подходить только с позиций австраловедения и вряд ли можно ограничивать полемику сравнительно второстепенным вопросом о матри- патрилинейности, не поднимая острых вопросов, связанных с теорией родовой организации в целом. Словом, дискуссия как в зеркале отразила тяжелые последствия сорокалетнего подавления отечественного исследовательского процесса.

Но в одном оппоненты Ю.И.Семенова по этой дискуссии были правы: «австралийскую контроверзу» он не разрешил. Утверждая в 2001 г. обратное, он ошибается, равно как и весьма некорректно подкрепляет свои утверждения ссылками на факты и литературу.

Так, Ю.И. Семенов пишет, что «практически у большинства, если ли не у всех австралийцев, обнаружено сосуществование материнских и отцовских родов, т.е. двойная филиация».59 Это не так. Относительно многих районов, изучавшихся ранними авторами, мы просто не знаем, имелись ли там унилинейные десцентные группы вообще. Относительно значительной части страны доподлинно известно, что патрилинейные родственные структуры, именуемые кланами преобладали. Матрилинейные кланы были более редкими даже в сочетании с патрилинейными. Встречались также билатеральные и амбилинейные структуры. Были районы, в которых существовал исключительно патрилинейный десцент: патрилинейными были и кланы, и тотемические группы и половины (фратрии). Например, северо-восток Арнемленда. В подавляющем большинстве обществ аборигенов, достоверно изученных этнографически, именно патрилинейные родственные связи регулировали землепользование. Однако даже патрилинейные десцентные группы в значительной своей части пребывали в дисперсном состоянии: так называемое локализованное патрилинейное ядро составляло меньшую часть локальной группы (общины), не только женщины, но и многие мужчины, связанные патрилинейным родством, жили в разных местах и входили в состав разных локальных групп. Высокая степень дисперсии патрилинейных десцентных групп побудила даже некоторых исследователей не считать их дискретными социальными единицами и говорить не о патрилинейных кланах, а лишь о выраженной патрилинейной идеологии аборигенов. Патрилинейные связи играли ведущую роль в социальной организации большинства австралийских обществ, но не формировали устойчивых корпоративных объединений, которые в отечественной этнологии привычно связывать с понятием «рода». Все австралийские матрилинейные родственные группы, известные этнографам, были экстерриториальны: даже малочисленные «локализованные ядра» не зафиксированы; члены матрилинейных десцентных групп всегда распределялись по обширным территориям дисперсно.60 Этого достаточно, хотя можно было бы и продолжить. Отметим только, что вышеприведенное обобщение Ю.И.Семенов никакими ссылками на источники не подкрепляет.

Далее, Ю.И.Семенов утверждает, что нигде в мире не зафиксированы переходы от патрилинейности к матрилинейности, но во множестве зафиксированы обратные переходы и что наличие двойного десцента есть неоспоримое свидетельство идущего процесса перехода от матрилинейности к патрилинейности.61 В подтверждение он дает ссылки на «Социальную структуру» Дж.Мердока. Заметим, книга была издана в 1949 г. Но что же на самом деле пишет Мердок на указанных Ю.И.Семеновым страницах?

Мердок — убежденный «антиэволюционист» — на с. 190, 206, 207, 216, 217 добросовестно анализирует приводившиеся его единомышленниками (другими антиэволюционистами) примеры перехода от матрилинейности к патрилинейности и признает их неубедительными. Неубедительность конкретных примеров перехода от матрилинейности к патрилинейности не равноценна утверждениям об отсутствии таких примеров вообще, хотя Мердок и высказывает очень интересные соображения о том, почему прямой переход от патрилинейности к матрилинейности «затруднен» или даже практически невозможен. Именно то, что прямой переход от матрилинейности к патрилинейности в принципе не реален, пишет Мердок, разрушает «последний бастион эволюционистской теории», так как отсутствие фактов, которых быть не может, никак нельзя считать доказательством «приоритета матрилинеата».62

Сказанное, однако, не значит, что переход от патрилинейности к матрилинейности вообще исключен. Но такому переходу, по Мердоку, как правило, должна предшествовать «стадия» временной билатеральности или двойного десцента. Прямые же переходы от матрилинейности к патрилинейности «не затруднены» и действительно наблюдались исследователями. Далее, он пишет о двойном десценте как о явлении весьма распространенном в так называемых традиционных обществах и могущем свидетельствовать о протекании процесса перехода от одного типа линейности к другому. При этом, считает он, если в одном обществе сосуществуют матрилинейные и патрилинейные институты и если известно, что они генетически связаны между собой, то можно быть уверенным, что матрилинейные возникли раньше патрилинейных, а не наоборот. Это, однако, отнюдь не значит, что такая последовательность универсальна, т. е. что патрилинейные структуры всегда возникают после матрилинейных. Заключает же все это Мердок следующими фразами, которые мы приводим в переводе (а в примечании даем английскую цитату): «Эти обобщения, конечно, ни в коем случае не могут быть использованы в поддержку эволюционистской теории о приоритете матрилинеата. Напротив, поскольку социальная организация предков почти всех групп, которые уцелели до сего дня, должна была претерпеть множество преобразований в течение длительного течения человеческой истории, постольку тот факт, что последним был переход от матрилинейности к патрилинейности или к двойному десценту ни в коем случае не означает, что матрилинеат был самой первой формой в серии сменявших друг друга форм».63 Как–то очень лукаво опирается Ю.И.Семенов на Мердока.

Если с одним Мердоком дело обстоит именно так, то стоит ли всерьез рассматривать формулировки вроде: «как признают практически все западные этнографы…»?64 «Все западные этнографы» редко признают одно и то же, тем более по таким сложным и недостаточно обеспеченным информацией вопросам. Аналогично следует отнестись и к формулировкам типа: «Вряд ли сейчас следует доказывать универсальность не просто даже рода, но дуально-родовой организации в прошлом человечества. Об этом свидетельствуют все собранные к нашему времени этнографией данные. Во всех безродовых первобытных обществах без исключения обнаружены пережитки родовой организации».65 Надо еще, чтобы «все без исключения исследователи» признали «пережитками», то, что Ю.И.Семенов считает таковыми. Но это вряд ли.

Не можем мы обойти и один частный момент. Обвиняя Кабо и его единомышленников в «фальсификаторстве», Ю.И.Семенов ограничивается примером одного Кабо, который якобы универсализировал (распространил на весь австралийский континент) модель общинной структуры, описанную М.Мэггитом и Л. Хайэтом для валбири и гидингайли (сообщества двух несоприкасающихся районов Северной территории). В.Р.Кабо этого не делал. Может быть, в работе 1968 г. он придал новым в то время материалам Мэггита и Хайэта слишком большое значение, но и тогда не рассматривал их модель как универсальную для Австралии. В книге же «Первобытная доземледельческая община» (1986) он приводит эту модель как один из множества различных вариантов структуры австралийских общин — вариантов, рассматриваемых на удивленье скрупулезно и даже дотошно.66 Отметим, что эта книга была первой в нашей литературе (и до сих пор остается единственной) работой, автор которой стремился к возможно более полному охвату накопленного к тому времени материала по зарубежным охотничье-собирательским культурам. Там анализируются не только общины аборигенов Австралии и охотнков-собирателей Северной и Южной Америки, но и африканских пигмеев, бушменов и хадза, а также охотников Южной и Юго-Восточной Азии. Кроме того, в книге предпринята попытка сопоставить этнографические материалы с археологическими и реконструировать доисторические формы общин. Мне трудно понять, как один человек смог охватить такое количество источников и сделать это столь добросовестно. Единственный упрек: В.Р.Кабо здесь также уклонился от анализа родственных структур аборигенов Австралии и не пошел дальше темной лошадки «тотемического рода», прилагая этот «эпитет» к явно разным структурам, и именуемым, и описываемым австралийскими исследователями различно. Но надо же было что-то оставить и для последующих поколений.

И наконец, последнее. Хочется прояснить вопрос с эволюционистами и «антиэволюционистами». Эволюционистами в этнологии принято называть приверженцев однолинейных схем социальной эволюции, основанных на представлении об универсальных моделях развития человеческих обществ (по крайней мере, на ранних этапах истории), а. «антиэволюционистами» — противников таких схем. Следовательно, в этнологии «антиэволюционисты» — это отнюдь не те, кто отрицают эволюцию социальных систем. Они отрицают лишь определенного типа концепции социальной эволюции. Ю.И.Семенов неверно именует Бахту, Бутинова, Кабо «антиэволюционистами».67 В 1960-70-е и даже в начале 1980-х они, также как и Ю.И.Семенов, были приверженцами универсалистских моделей «первобытного общества». Спор между ними и их противниками шел о частных положениях абстрактных конструктов: скажем, род или община являлись «производственными коллективами или основными социально-экономическими ячейками первобытного общества». Замечено, что бои в одном лагере всегда бывают особенно ожесточенными. Однако в отличие от Ю.И.Семенова, многие его коллеги с тех пор эволюционировали в сторону антиэволюционизма и отошли от упрощенных представлений о «первобытности вообще». Произошло это и с В.Р.Кабо. Уже в книге «Первобытная доземледельческая община», которую Ю.И.Семенов почему-то упорно игнорирует,????

Еще дальше отошел Кабо от классического эволюционизма в недавних работах, опубликованных а в Австралии. Его исследовательские интересы развивались в соответствии некоей внутренней логикой интеллектуальных процессов в гуманитарных науках. Начав с материальной культуры, он постепенно пришел к социальной организации, а затем — к духовной жизни. В последние годы он опубликовал (на русском и английском языках) несколько работ по первобытной религии, а также религии, мифологии и изобразительному искусству коренных австралийцев.68 Среди них есть весьма оригинальные, даже экстравагантные. Например, «Ванджина и икона. Живопись аборигенов Австралии и русская иконопись».

Будучи горячей сторонницей взыскательной аналитической критики, я готова приветствовать суровость и резкость суждений или даже безжалостную насмешку над нелепой идеей, коль скоро отрицательные оценки подробно аргументированы. Но совершенно неприемлемыми представляются: выход за пределы академической корректности, стремление ложно дискредитировать оппонента, "уязвить" его или извратить его взгляды. Тогда «не могу молчать».

Чрезвычайно признательна своим учителям, В.М.Бахте и В.Р.Кабо, за многое, но более всего — за стремление привить мне преданность этнографическому факту. Отчасти могу считать себя ученицей С.А.Токарева. Он проявлял участие к моей работе и оказал на меня большое влияние. Очень обязана А.И.Першицу, который руководил сектором Истории первобытного общества московского Института этнографии АН СССР (в этом секторе я начинала свою научную работу) и неизменно поддерживал меня, в том числе — в попытках противостоять официальным доктринам.

Выражаю также признательность Н.Н.Садомской за хорошие советы при подготовке этой статьи.




1 Подробнее см. Артемова О.Ю. А.Н.Максимов и его исследования. Нетускнеющее обаяние критического ума // Максимов А.Н. Избранные труды. М.,1997, с.453-496.

2 Напр.:Золотарев А.М. Происхождение экзогамии // ИГАИМК, т. 10, вып. 2-4, 1931, с.1-67; Преображенский П.Ф. Первобытный монотеизм у огнеземельцев // УЗИИ, 1929, т.1, с.201-253. Токарев С.А. О системах родства австралийцев // Этнография, 1929, No 1.

3Гиренко Н.М. Динамика биосоциальной системы// Africana. Африканский этнографический сборник. Вып.15. ТИЭ АН СССР. Т.116. Л., 1991, с.6.

4 Максимов А.Н. К вопросу о методах изучения семьи // ЭО, 1899, N.4 с.1-35. Цит. по: Максимов А.Н.Избранные труды, с.22.

5 Там же.

6 Тумаркин Д.Д. К вопросу о формах семьи у гавайцев в конце XVIII- начале XIX века//СЭ, 1954, №4; Монгайт А.Л., Першиц А.И. Некоторые проблемы первобытной истории в советской литературе послевоенных лет// Вопросы истории, 1955, №1; Семенов Ю.И. «”Происхождение семьи частной собственности и государства” Ф.Энгельса и современные данные этнографии»// Вопросы философии, 1959, №7.

7 Ольдерогге Д.А. Эпигамия // Эпигамия. Избранные статьи. М., 1983. (Впервые работа была опубликована в 1978 г.).

8 Ошибается Т.Д.Соловей, когда пишет, что А.Н.Максимов был ученым, одинаково хорошо владевшим как методикой полевых исследований, так и теоретическим анализом: Соловей Т.Д. "Коренной перелом" в отечественной этнографии (дискуссия о предмете этнографической науки: конец 1920-х - начало 1990-х годов) // ЭО, 2001, № 3, с.101-120.

9 Максимов А.Н. Брачные классы австралийцев // ЭО, 1909, N. 2-3, с.1-32; он же. Cистемы родства австралийцев // ЭО, 1909, N. 1-2, с.35-100.

10 См. напр.: Keen I. Twenty-five years of Aboriginal kinship studies // Social Anthropology and Australian Aboriginal Studies. A Contemporary Overview. Canberra, 1988, с.97-100.

11 Ввиду ограниченности объема статьи и относительно частного характера проблемы мы не имеем возможности излагать его аргументацию и отсылаем заинтересованного читателя непосредственно к работе Максимова: Максимов А.Н. Групповой брак // ЭО,1909,N.3, с.1-48. Цит. по: Максимов А.Н. Избранные труды. М.,1997.

12 Преображенский П.Ф. К вопросу о природе брачно-групповых отношений в Австралии// Труды этнографо-археологического музея 1-го МГУ, 1927, вып.3.

13 Максимов А.Н. Материнское право в Австралии. М., 1930. Цит. по: Максимов А.Н. Избранные труды.

14 Подробнее об этом: Артемова О.Ю. А.М.Золотарев: трагедия советского ученого// Репрессированные этнографы. Вып.2, М., 2003.

15 Максимов А.Н. Теория родового быта // Сборник в честь 70-летия Д.Н.Анучина. М.,1913. Цит по: Максимов А.Н. Избранные труды.; Артемова О.Ю. В очередной раз о «родовом быте» и об «австралийской контроверзе»// Ранние формы социальной организации. СПб, 2000.

16 Золотарев А.М. Происхождение…, с.31.

17 Там ж, с. 33 и др.

18 Keen I. Op.cit., p. 99.

19Максимов А.Н. Брачные классы…, с.30 –32; Семенов Ю.И. Проблема перехода от материнского рода к отцовскому (опыт теоретического анализа) //СЭ, 1970, №1.

20 Золотарев А.М. Происхождение…,с.55.

21 Keen I. Op.Cit., с.98-99.

22 Быковский С.Н. Предисловие// Золотарев А.М. Происхождение…,с.3-7.

23 Он выступил против моргановской периодизации первобытной истории, против отказа от новых данных в угоду ложным представлениям о непоколебимости идущих от Энгельса представлений, а также против гипотезы о кровнородственной семье: Золотарев А.М. "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельса и современная наука // Историк-марксист, 1940, № 12, с.27-46; он же. К истории ранних форм группового брака//Ученые записки Московского областного педагогического института. Т.2. М., 1940, с.154.

24 Бутинов Н.А. С.А.Токарев — австраловед и океанист // Благодарим судьбу за встречу с ним. О Сергее Александровиче Токареве — ученом и человеке. М,1995, с.118-133.

25 Токарев С.А. Современное австраловедение (Библиографический очерк)// Этнография, 1928, №1. Цит. по: Токарев С.А. Избранное. Теоретические и историографические статьи по этнографии и религиям народов мира. Т.1, М.,1999, с.5-35.

26 Токарев С.А. О системах родства…

27 Бутинов Н.А. С.А. Токарев — австраловед…, с.119.

28 Токарев С.А .Общественный строй меланезийцев// Этнография, 1929, № 2; он же. Родовой строй в Меланезии// СЭ, 1933, № 2-6.

29 Напр.: Кричевский Е.Ю. Рец. С.А.Токарев. Родовой строй в Меланезии // ПИДО, 1934, № 4.

30 Бутинов Н.А. С.А. Токарев — австраловед…, с.120-125.

31 Токарев С.А. Народы Австралии и Тасмании //Народы Австралии и Океании. М.,1956, с.165-168; 254-259.

32 Там же, с.165-168.

33 В шутку сформулировал этот принцип В.М.Бахта гораздо позднее — на одной из университетских лекций (1974) в ответ на мой вопрос о том, как советские этнологи увязывают низкий статус женщин у австралийских аборигенов с догматическим положением о первобытном равенстве полов.

34 Там же, с.173-174; с.201.

35 Там же, с.162

36 Крюков М.В. Система родства китайцев. М., 1972.

37 Токарев С.А.Народы Австралии…, с. 204-205.

38 Бахта В.М. Общественное производство аборигенов Австралии и папуасов Восточной Новой Гвинеи. М., 1963. (Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук); Кабо В.Р. Каменные орудия австралийцев // Проблемы истории и этнографии народов Австралии, Новой Гвинеи и Гавайских островов. ТИЭ АН СССР, т.80, М.-Л., 1962; он же. Происхождение и ранняя история аборигенов Австралии. М., 1969; он же. Тасманийцы и тасманийская проблема. М.,1975.

39 Бахта В.М. Папуасы Новой Гвинеи: производство и общество//ПИДО, 1968;Бутинов Н.А. Первобытнообщинный строй (основные этапы и локальные варианты)//там же; Кабо В.Р. Первобытная община охотников и собирателей//там же, и др.

40 Кабо В.Р. История первобытного общества и этнография (К проблеме реконструкции прошлого по данным этнографии)// Охотники, собиратели рыболовы. Проблемы социально-экономических отношений в доземледельческом обществе. М.,1972; он же. Австралийская община//Прошлое и настоящее Австралии и Океании. М.,1979;он же. Первобытная доземледельческая община. М., 1986 и др.

41 Семенов Ю.И. Разработка проблем истории первобытного общества в Институте этнографии АН СССР в “эпоху” Бромлея (воспоминания и размышления)//ЭО, 2001, № 6, с.3-20; Ю.И. Семенов писал об этом и раньше: он же. О различии между доказательствами ad veritatem и ad hominem, о некоторых моментах моей научной биографии и эпизодах из истории советской этнографии и еще раз о книге Н.М.Гиренко «Социология племени» // ЭО, 1994, No 6, с.3-19. Почти то же самое повторил, правда, в более сдержанном тоне, Ю.И.Семенов и в публикации 2003 г.: он же. О моем «пути в первобытность»//Академик Ю.В.Бромлей и отечественная этнология в 1960-1990-е годы. М., Наука, 2003, с. 164-211.

42 Семенов Ю.И. Разработка проблем…, с.9-11.

43 Кабо В.Р. Письма издалека//

Каталог: sites -> default -> files
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Планы семинарских занятий для студентов очного обучения неисторических специальностей Челябинск 2014 ббк т3(2). я7 В676
files -> Бочарникова Наталья Викторовна Перевод названий текстов массовой культуры как инструмент лингвистического маркетинга
files -> Транскрибированный текст
files -> Биография арвинд джейн адрес: f 144 Нанакпура
files -> Ученая степень: кандидат исторических наук Другие должности: Сопредседатель Республиканской партии России Член попечительского совета «Федерации Интернет-образования»
1   2   3   4