Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Носир Бухори и развитие газели в Х1У веке 10. 01. 03 -литература народов стран зарубежья




страница1/4
Дата27.02.2017
Размер0.82 Mb.
  1   2   3   4


На правах рукописи

Исрофилов Шарифмурод Рахимович
Носир Бухори и развитие газели в Х1У веке
10.01.03 –Литература народов стран зарубежья

(таджикская литература)

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук


Душанбе – 2009

Работа выполнена на кафедре истории таджикской литературы Таджикского национального университета

Научный консультант: доктор филологических наук,

профессор Сатторов Абдунаби
Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Ходжамуродов Олим

член – корреспондент АН РТ,доктор

филологических наук, профессор

Назриев Джурабек
доктор филологических наук,

профессор Мардонов Тоджиддин

Ведущая организация: Института востоковедения и письменного наследия АН Республики Таджикистан.
Защита диссертации состоится 8 апреля 2010 г. в 13.30

часов на заседании диссертационного совета Д737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете (734025, г.Душанбе, пр. Рудаки,17)
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета(734025,г.Душанбе, пр.Рудаки, 17).


Автореферат разослан «____» ______________ 2010г.
Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор Нагзибекова М.Б

Общая характеристика работы
Актуальность темы. Носир Бухори является одним из выдающихся поэтов-лириков начала ХIV в., однако несмотря на это до настоящего времени его жизни, творчеству и месту в истории персидско-таджикской литературы не было посвящено ни одного сколько-нибудь серьёзного исследования. Следует отметить, что заслуга Наира Бухори в развитии любовно- мистической газели огромна. Самые великие поэты этого периода, такие, как Хафиз и др., находились под влиянием его поэзии. Причиной отсутствия исследований о Носире Бухори является недоступность экземпляров его дивана и отсутствие полного собрания его стихов.

Авторы литературных источников, упоминавших Носира, представляют его как поэта-лирика, достигшего истины, как талантливого поэта, славившегося сладкоречием. Носир Бухори вышел на арену творческой деятельности в такое время, когда суфизм (исламский мистицизм) достигает кульминационной точки своего развития и усовершенствуются два стиля газелесочинения: гностические газели Джаллалуддина Руми и любовные газели Саади Шерози. Носир ещё до Хафиза смешивает эти два стиля сочинения газелей, и его газель является, таким образом, смесью этих двух разновидностей газели.

Носир является поэтом и мистиком, и эти два качества направляют его в написании любовно-мистических газелей, которые определяют его место в поэзии и в мистике. Тарджеъбанд и таркиббанд, касыды и китъы, рубаияты и маснави, особенно его газели, являются выражением его лирических и религиозных, политических и социальных мыслей, а также его индивидуального поэтического стиля.

Для правильного понимания поэзии Носира необходимо быть осведомлённым в суфийских и гностических учениях, религиозных тенденциях его времени. В качестве первоисточника по этой проблеме могут послужить трактаты, посвящённые суфизму, таких гностиков, как Шакик Балхи, Абухамид Газоли, Ахмад Газоли, Худжвири, Мухиддин Ибн Араби, Наджмуддин Рози, Абдуррахман Сулами, Махмуд Шабустари, Шамсуддин Лохиджи, Маъсумшах Шерози и др.

Следует отметить, что рассмотрению различных сторон суфизма и его роли в литературе посвящено большое количество исследовательских работ как отечественных, так и зарубежных учёных, работ, способствующих познанию наследия поэтов-лириков, в том числе стихов Носира. К таким работам можно отнести исследования таких учёных, как Касим Гани, В.А. Жуковский, Б. Фурузонфар, А.Дж. Арбери, Р.А. Никольсон, Е.Э. Бертельс, А. Зарринкуб, Н. Пурджаводи, Т. Пурномдориён, Б. Хуррамшохи, Партави Алави, Дж. Нурбахш, Р. Ходизода, К. Олимов, М. Хазраткулов, А. Мухаммедходжаев и др.

Для всестороннего исследования темы предпринята попытка установить культурные основы эпохи Носира, состояние суфийской литературы в городах и странах, где жил поэт-гностик, его отношения с поэтами и правителями, а также связи с людьми тариката. Посредством последней достигает научной трактовки творческая биография поэта. Для определения места поэта в истории персидской литературы объектом глубокого научного изучения должны стать этапы формирования личности Носира в качестве поэта-гностика, жанровый состав, идейное содержание его поэзии, стиль и методы творчества, особенности риторики, подражание прежним поэтам и его сотрудничество с современниками. Наряду с этим, необходимо сравнить идейное содержание газелей Носира, стиль и особенность выражения, а также его тарикат и гностические размышления с величайшим поэтом-лириком персидской литературы – Хафизом, так как эти два поэта имеют сходные стили и методы. Всё это позволяет установить этапы эволюции любовно-мистической газели и определить место Носира в истории персидско-таджикской литературы, в особенности в написании газелей, откуда и вытекает выбор темы исследования.



Цель и задачи исследования. Для всестороннего исследования темы мы ставим следующие задачи:

- изучение политической, социальной и литературной жизни эпохи Носира на основе существующих сведений первоисточников и современных научных исследований, а также установление культурных основ его творчества;

- установление направлений путешествий поэта-лирика и описание политического, социального и литературного положения в городах и странах, где побывал он;

- установление лиц, которых восхвалял поэт, а также государственных и культурных деятелей, наставников суфийских тарикатов, с кем Носир имел связи, и кому из них он посвящал свои оды;

- определение состояния общественно-философских направлений, в частности мистических школ и отношения к ним Носира;

- сравнение и сопоставление сообщений литературных, исторических и географических источников, рассмотрение результатов исследований современных ученых с целью восстановления подробной научной биографии Носира Бухори;

- выявление и установление экземпляров рукописи Носира, хранившихся в библиотеках различных стран, в том числе в библиотеках Таджикистана, Узбекистана, России и Азербайджана, оставшихся за пределами внимания учёных, а также даказательство их научной ценности;

- сопоставление рукописей дивана Носира с существующими экземплярами в Иране и Турции, а также восстановление авторского экземпляра;

- критическое изучение опубликованных диванов и избранных произведений, рассмотрение научного и критического текста его наследия;

- анализ и исследование наследия Носира с точки зрения литературных жанров, а также их изобразительных и смысловых особенностей;

- выяснение причин, по которым Носир обратился к хвалебным стихам, определение отличительных черт его хвалебных касыд от касыд других поэтов;

- анализ мастерства поэта в каждом поэтическом жанре и определение тем и мотивов его поэтических сочинений;

-исследование религиозно-вероисповедческих, философских (калямских), политических и социальных воззрений Носира;

- анализ тематики газелей Носира и определение его гностических позиций;

- уточнение духовного наставника (пири тариката – ‘духовный путеводитель’), мазхаба и секты Носира;

- исследование поэтики стихов поэта - размеров, рифмы, рефрена, структуры и видов газелей, использования поэтических фигур, стиля выражения и т.д.;

- рассмотрение влияния предшественников - таких, как Анвари, Захир, Саади, Хокони, Мавлави, Санои, Низоми, - на Носира и его подражание произведениям поэтов-негностиков, таких, как Фирдавси, Адиб Собир, Амир Муиззи и другие;

- определение поэтического таланта Носира в ответных стихах, аргументация и иллюстрация его следования традициям и новаторства в них;

- сопоставление стихов Носира с поэтическими сочинениями поэтов-современников - Хафиза, Салмона, Камола; установление влияния его стихов на творчество других поэтов;

- решить проблему атрибуции стихов Носира и Хафиза, Носира и Салмона.



Методологической и теоретической основой работы послужили труды отечественных и зарубежных авторов, а также общетеоретические работы классических и современных литературоведов. Для решения поставленных в работе проблем использовался метод историко-сравнительного анализа, использовались нормативная поэтика, текстологические критерии и методы.

Источники и материалы исследования. Работа выполнена на основе привлечения широкого круга первоисточников и лирического наследия Носира Бухори, Хафиза Шерози, Хакима Санои, Шайха Аттора, Джалолид-дина Руми, Ироки, Салмона Соваджи, Камола Худжанди, а также наследия поэтов, не имевших мистических взглядов: Фирдавси, Амир Муиззи, Адиб Собир, Асджади, Анвари, Захир Фороби и мн. др.

Степень разработанности проблемы. Исследование жизни и творчества Носира Бухори в основном начинается со второй половины ХIХ на Западе с научных сообщений востоковедов-библиографов Х. Эте (9,674)1, Дж. Риё (20,598) и Е. Блошер (4,372).

На Востоке о Носире впервые упоминает Шибли Нуъмани в своём комментарии к эпохе Салмона Саваджи как об известном поэте-панегерике этого времени (28, 154), а позже - С. Айни с опорой на сведения «Тазкиратушшуаро» Давлатшаха Самарканди приводит краткую информацию о времени поэта и образцы из его поэзии (2, 72).

Первое сравнительно серьёзное исследование о Носире принадлежит перу Парвиза Нотила Хонлари, который установил влияние стихов Носира на творчество Хафиза, а также рассказал о его жизни и литературных трудах, стиле выражения и поэтических особенностях (15,929). Махди Дурахшон на основе экземпляров диванов Носира, хранившихся в Иране, составил относительно полный диван поэта, написал подробное введение, сообщающее о биографии поэта, его родословной, месте проживания и путешествиях, количестве стихов, стиле выражения и других аспектах произведений Носира (7). После издания дивана (1353/1974) в Иране до настоящего времени опубликовано несколько статей, которые были посвящены также и поэзии других поэтов эпохи Носира. Одна из них принадлежит перу Б. Хуррамшахи, утвердившего влияние Носира на Хафиза (28, 73), а автором другой работы является С. Муджаррад, который раскрывает сотрудничество Носира Бухори с Салмоном (18, 31).

В исследовательских работах по персидско-таджикской литературе, принадлежащих З.Сафо (21, 995), Яну Рипке (19, 472), И.С. Брагинскому и Х. Мирзозаде (14, 57), даны краткие сведения о биографии и литературном наследии Носира. Работа З.Сафо является более полной и действительно научной.

И. Абдуллаев после обнаружения копии дивана Носира в Намангане (Узбекистан) написал несколько статей по представлению этого дивана, эпохи и произведений Носира (1, 44). Позднее С. Курбанов на основе этого дивана написал кандидатскую диссертацию на тему «Лирическое наследие Насыра Бухари» (13). В 1990 г. А. Хабибов издал «Избранное» из поэзии Носира (23).

В энциклопедических источниках, изданных в Таджикистане, Иране, Афганистане, Узбекистане на персидском, таджикском и узбекском языках, приведены очень краткие сведения о Носире и его стихах.

Несмотря на вышесказанное, до сих пор не осуществлено ни одного глубокого монографического исследования о Носире и его поэзии. Большинство упомянутых работ содержит лишь общеознакомительные сведения, в которых Носир представляется как поэт второго и третьего ранга.

Наиболее серьёзной работой является монография С. Курбанова «Лирическое наследие Насыра Бухари». Недостатком этой работы, однако, является то, что в ней не уделено внимания гностическим, богопознавательным, а также религиозно-вероисповедческим воззрениям Носира, составляющим наибольшую часть его поэзии. Кроме того, Курбанов говоря о жизни и творчестве Носира, ограничился источниками, находящимися в его распоряжении.

Учитывая вышесказанное, можно утверждать, что жизнь и наследие поэта-гностика Носира Бухори до настоящего времени должным образом не изучены, не раскрыто его поэтическое мастерство и его гностический мир, не установлено также его место в персидко-таджикской литературе. Сведения о нём в научно-литературных источниках и существующих многочисленных копиях дивана поэта позволяют нам устанавить место Носира в гностицизме, говорить о его поэтическом мастерстве, а также определить его роль в развитии персидско-таджикской литературы, в особенности в написании газелей.

Научная новизна. Диссертация является первым монографическим исследованием, посвященным творческой биографии, культурной, литературной и общественно-политической обстановке, в которой жил и творил Носир Бухори, изучению тематики, стиля и поэтики, а также художественных особенностей наследия поэта. Впервые в отечественном литературоведении предпринята попытка исследовать мистическую и философскую концепцию лирика Носира Бухори. В работе критически рассматриваются и обобщаются сведения из средневековых источников, сообщения составителей каталогов, мнения современных учёных по разным аспектам биографии и поэтического творчества поэта. Изучая степень разработанности темы, мы пришли к выводу, что в предыдущих научных работах литературоведов затронуты лишь отдельные аспекты изучаемой темы, к тому же они полны ошибок и недочётов и не охватывают всей проблемы.

Данная диссертация, кроме того, является первой попыткой в таджикском литературоведении рассмотреть индивидуальный поэтический стиль Носира Бухори в общем контексте поэтического искусства эпохи поэта, определить его место в поэтическом мире.

В работе впервые на основе сведений литературных и исторических источников всесторонне исследовано окружение поэта, восстановлена наиболее полная научная биография Носира, изучено его творческое наследие благодаря привлечению рукописных копий его стихов в фондах Ирана, Турции, Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана и России.

Впервые всё литературное наследие Носира целиком стало предметом научного исследования и определено идейное содержание этого наследия, а также его художественно-эстетическая ценность. Помимо этого, впервые газели поэта подверглись исследованию по тематике, идейному содержанию, метрике, рифме, рефрене и художественным средствам. Большое внимание было уделено также художественным символам в наследии поэта. Изучение данной темы привело нас к выводу о том, что лирика Носира подготовила почву для создания индийского стиля, в результате чего определено истинное место Носира Бухори в персидско-таджикской литературе.



Теоретическое и практическое значение работы. Теоретическая и практическая методика настоящего исследования может быть использована при рассмотрении художественной и мистической лирики других персоязычных поэтов, а также послужить отправной точкой при их сравнении. Полученные результаты позволяют расширить научные представления о месте Носира в истории литературы и могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории персидско-таджикской литературы.

Материал, содержащийся в диссертации, может быть использован в процессе изучения истории персидско-таджикской литературы и особенно этапов развития мистической литературы. Выводы и результаты предпринятого исследования обогатят персидско-таджикское литературоведение и поспособствуют решению многих теоретических проблем жанровых форм, особенно газели. Этим обусловливается практическая ценность исследования.

На основе материалов диссертации в языковых и востоковедческих вузах и на филологических факультетах университетов республики, в целях углублённого изучения истории развития мистической литературы, можно ввести спецкурсы и специальные семинары, посвящённые жизни и творчеству Носира Бухори, вопросам проникновения мистицизма в светскую литературу и т.д. Поскольку жизнь и творчество Носира исследуются на фоне широкого пространства культурного взаимодействия, то это открывает новые возможности для изучения вклада таджикского народа в сокровищницу мировой литературы.

Наконец, выводы и результаты исследования могут послужить важным источником для учёных, занимающихся изучением исторической и литературной жизни персоязычных народов других регионов.

Работа в целом представляется полезной литературоведам, историкам, специалистам по истории персидско-таджикской литературы, преподавателям высших и средних учебных заведений, где преподаётся персидско-таджикская литература.

Апробация работы. Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры истории таджикской литературы Таджикского национального университета (20-го октября 2009 г., протокол № 18).

Основное содержание диссертации отражено в четырёх монографиях и в более чем 20 научных статьях, опубликованных в Таджикистане, Казахстане и Иране на таджикском, персидском и русском языках, а также в комментариях к произведениям поэтов-мистиков - таких, как Низоми Ганджави, Шайх Аттор, Джалал ад-дин Руми, Хафиз Шерози и, конечно, Носир Бухори.

Основные положения диссертации были изложены в выступлениях на международных и региональных симпозиумах, научных конференциях и семинарах (Душанбе 1991, 1995, 2008 гг.; Тегеран 1997, 1999, 2008 гг.; Шероз 2000 г.; Мешхед 2008 г.; Алматы 2004, 2006 гг.; Медина 2006 г.), а также на ежегодных научных конференциях профессорско-преподавательского состава Таджикского национального университета и Таджикского государственного института языков (1995-2009 гг.).

Объём и структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии.

Основное содержание работы
Во введении обоснованы актуальность проблемы, степень её изученности, определены цели и задачи работы, методологические основы диссертации, объект и источники исследования, аргументируются теоретическая и практическая значимость исследования, его новизна и обосновывается структура диссертации.

Первая глава названа: «Эпоха и культурная среда творчества Носира Бухори » - и состоит из двух разделов.

В первом разделе - «Эпоха Носира Бухори» - на основе детального изучения исторических, литературных и географических средневековых источников, исследовательских работ современных ученых показана политическая, социальная и литературная жизнь XIV в. в Бухаре и других городах, странах, которые посетил во время своих путешествий Носир Бухори. На основе стихов поэта и сведений первоисточников составлена карта его путешествия из Бухары до Хиджаза, его беседы и встречи с гностиками, видными представителями тариката и другими литераторами. Мысли и произведения Носира Бухори являются продуктом различных влияний и факторов: времени, места, политических, социальных, религиозных, философских, суфийских положений и ситуаций. Наука и искусство эпохи Носира Бухори, повлиявшие на него, имели большое значение в формировании его мастерства, таланта, мыслей и взглядов.

Творческая деятельность Носира приходится на период правления последнего представителя монгольских Ильханидов - Султана Абусаида, после смерти которого его страна раздробляется между его преемниками. Самой известной династией, правившей после свержения Ильханидов до формирования государства Тимуридов, являются Ильканиды или Аль Джалаир (династия Джалаир). Носир имел непродолжительные связи с Султаном Увайсом и его сыном – Султаном Хусайном, из числа эмиров этой династии. Он написал две касыды, посвящённые отцу, и одну касыду - его сыну. Однако больше всего он имел отношения с одним из эмиров – правителем Шарвана – Хушангшахом, во дворце которого в течение определённого времени он занимался секретарским делом. Одной из причин его связей с шарваншахами являлось то обстоятельство, что, в отличие от других шахов его времени, шарваншахи были по происхождению иранцами. Поэт посвятил Хушангшаху 17 касыд, 3 таркиббанда и одну китъу.

Носир не принадлежал к числу дворцовых поэтов и поэтому не оставался надолго ни в одном из дворцов. Несколько позже он остановился у Малика Муизуддина Хусайна из династии Аль Карт, из родословной маликов (правителей) Ирана, правивших там с начала XIII в. до конца XIV в., где столицей всегда был г. Герат. Во время своего путешествия Носир устанавливает хорошие отношения с Маликом Муиззуддином Хусайн Картом, которому посвящает две касыды.

У Носира имеются две касыды, обращённые к Султану Искандару, в связи с чем и согласно предположению М. Дурахшона, «можно допустить, что поэт писал хвалебные оды Исканадару Ильясу или упомянутому Искандару, падишаху (правителю) Самарканда» (8, 32). Однако сведения Дурахшона относительно путешествия Носира и его хвалебных стихов, посвящённых Искандару ибн Ильясу, не имеют под собой научной основы и остаются лишь предположениями. Содержание касыды также не подтверждает того факта, что султан Искандар Углон был правителем Самарканда. Вероятно, Джалауддавла Искандар ибн Таджуддавла был из числа падишахов Мазандарана, который был правителем в течение 27 лет.

Носир имел беседы с шейхами, сейидами (потомками пророка ислама), некоторые из которых являлись государственными деятелями и имели чины, а другие - предводителями суфийских тарикатов. Некоторым из них он посвятил свои касыды. К примеру, у него есть касыда «В восхваление Шайха Сафиуддина Ардабили», которую он написал во время своего пребывания в Ардабиле, когда он имел беседу с сыном этого шейха – Ходжой Садриддином. Другим человеком, которому Носир посвятил хвалебные стихи, был Ходжа Гиесуддин Каджаджи – шейхулислам времени правления Султана Увайса и Султана Хусайна Джалаира, обладавший поэтическим даром, о чём Носир упоминает в двух своих касыдах, посвящённых ему.

Кроме того, Носир Бухори был знаком с Тоджиддином Кози Шайхом Али, который, согласно сведениям исторических первоисточников, являлся одним из крупных кадиев и шейхов времени Султан Увайса и Султан Хусайна Джалаира; он занимался государственными делами во дворце Хушангшаха – основного восхваляемого человека Носира. Поэт был близким другом этого шейха и посвятил ему четыре касыды.

Также упоминается Ходжа Шамсуддин, имевший титулы визиря и казия. Возможно, им является Ходжа Шамсуддин Закария, который имел должность руководителя министерства (согласно высказыванию Хондамира) во время правления эмира Шайха Хасана Илькани, Султан Увайса и Султан Хусейна. Носир посвятил Ходже Шамсуддину три касыды.

У Носира есть также китъа, посвящённая Ходже Ходжаги, в которой он просит у него лошадь. М. Дурахшон считает, что Ходжа Ходжаги был одним из заместителей Султана Ахмада (8, 42). Поскольку Носир не имел никаких отношений с Султаном Ахмадом, то он получает в подарок лошадь от Ходжи Ходжаги. Анализ стихов поэта подтверждает, что Ходжа Ходжаги является одним из приближённых лиц Хушангшаха. Доказательством тому являются два китъы стихов, в которых поэт жалуется шаху по поводу гибели своей лошади и неимения вьючного животного.

Кроме того, Носир написал касыды и марсию (элегию) в качестве посвящения таким людям, как визирь Ходжа Убайдуллах, Ходжа Носируддин, а также выдающиеся люди Ирака: шах Абулмаоли, с которым он встретился в день праздника Курбан (жертвоприношения) в Мекке; Шайх Шихабуддин - визирь Авазшах; Ходжа Халил, Малик Фахруддин, Авджадуддин, Масъудшах, личности которых доподлинно не известны. Из содержания касыд, посвящённых им, явствует, что некоторые из них являлись сейидами, а не влиятельными чиновниками.

Второй раздел называется «Культурная среда творчества Носира». В этой части диссертации приводятся краткие сведения о научных кругах и мыслительных течениях, литературных, исторических и географических книгах и монографиях, а также о различных науках, распространённых в XIV в. в Мавераннахре, Хорасане, Иране, Аравии и других мусульманских странах, аргументируется их влияние на Носира. Также, наряду с упоминанием исторических наук, сообщающих о событиях периода нашествия монголов до прихода к власти Тимуридов, рассмотрена культурно-литературная жизнь тех городов, в которых побывал во время своих путешествий Носир. В частности отмечается, что, хотя Носир родился в Бухаре и вырос в этом городе, однако большая часть его жизни проходит в путешествиях.

Поэт-дервиш (отшельник), Носир Бухори видит совершенство человека в путешествиях по миру и придаёт огромное значение странствованиям. Носир посетил многие крупные города того времени – Багдад, Табриз, Шероз, Мекка, Медина, Шарван, Герат, Мешхед, Дамаск, Ардабиль, Шомрон, Неджеф, Исфахан и другие, где жил в течение некоторого времени. Поэтому нельзя соединить его культурную среду с каким-либо одним городом или одной страной.

Относительно особенностей культурной жизни этих городов существует много сведений в литературных, исторических первоисточниках и исследовательских работах. Авторы некоторых из этих первоисточников являлись современниками Носира и сообщают о событиях, которые приходятся на годы жизни Носира. В частности, «Таърихи вассоф» Абдуллоха Шерози, «Низмултаворих» Умара Байзави, «Таърихи гузида» и «Зафарнома» Хамдуллаха Маставфи, «Маджмаъулансоб» Мухаммада Ибна Али Шубукараи дают сведения о событиях периода монгольского господства до прихода к власти Тимуридов. Другим автором является Ибн Батута, который был ровесником Носира; он приводит сведения о многих городах и краях, в которые путешествовал поэт. Книги Хафиза Абру, Шарафуддина Али Язди, Камолиддина Абдураззока Самарканди, Хонамира, Мирхонда рассказывают о событиях прихода к власти Тимуридов, когда Носир проживал последние годы своей жизни.

Литературные центры того периода: Багдад, Шероз, Табриз, Шарван, Мешхед, Бухара, Самарканд, Исфахан, Герат, Мекка, Медина, Дамаск - после завоевания монголов и обращения к исламу их ханов постепенно восстанавливались, а в эпоху Тимура они уже стали крупными культурными, литературными и воспитательными центрами.

Культурная среда творчества Носира берёт своё начало из нескольких источников. Во-первых, Носир, как известный поэт и выдающийся суфий-гностик, имел несомненно совершенное знание о всём литературном и суфийском наследии предшественников своего времени. В частности, из числа мистических произведений суфийских поэтов он разбирал стихи Санои, Аттор, Мавлави, Ироки, Рузбехон Букли, Ибн Араби и несколько других. К тому же, Носир был знаком с поэтическими диванами и прозаическими произведениями персоязычных поэтов и писателей - начиная с Рудаки и до современников, таких, как Салмон, Камол, Хафиз, Убайд.

Вполне можно предположить, что он, хотя и был поэтом-гностиком, тем не менее, читал литературные наследия поэтов-негностиков: «Шахнаме» Фирдавси, стихи Унсури, Фаррухи, Асджади, Манучехри, Анвари, Захир, Муиззи, Адиб Собир и др. Носир, будучи известным суфием и одним из учёных и просветителей своего времени, помимо того, что он обладал чувствительной литературной природы, был также осведомлённым в науках, существовавших в его время. Особенно хорошо он знал коранические науки и риторику.

Носир окончил медресе, где в то время изучались такие книги, как «Кашшоф» Замахшари и комментарии, посвящённые ей, «Кимиёи саодат» Имома Газоли, «Мирсодулибод» Наджимиддина Рози, «Мифтохулулум» Саккоки и другие религиозные книги, а также книги по риторике. Более того, Носир был осведомлён о распространённых в его время науках - астрономии и медицине, к их научным терминам и книгам он часто обращается, испытывал интерес к музыке. Он знал арабский язык и был хорошо сведущим в арабской литературе. Доказательством может служить широкое использование арабских слов и заимствований, словообразований на этом языке, упоминание крупных арабских поэтов, таких, как Сахбон, Хасон, Джарир, Аъша Ибн Кайс. Носир жил в течение некоторого времени и был тесно связан с литературной и культурной жизнью таких городов, как Мекка и Медина, Сирия и Дамаск, Багдад, и других крупных арабских городов, являвшихся крупными культурными центрами исламского мира.

Кроме того, Носир, будучи талантливым поэтом, также являлся критиком. Среди наук его времени его больше всего привлекало изучение науки риторики. Он часто упоминает о своих знаниях в области поэзии и высокого статуса своих стихов с использованием терминов риторической науки.

Всё это оказало сильное влияние на формирование индивидуальности Носира как талантливого поэта и известного гностика.

Вторая глава - «Биография Носира Бухори и его литературное наследие» - состоит из трёх разделов. На основе сведений, представленных в литературных и исторических первоисточниках, в частности дивана поэта, установлена научная биография Носира. На основании свидетельств поэта в его стихах в диссертации отвергается предположение М. Дурахшона относительно года рождения поэта, а также сведения антологий и исследователей о годе смерти поэта.

В первом разделе - «Биография Носира Бухори» - говорится о том, что Носир родился в Бухаре, однако об имени его отца, родословной, кунии ничего не известно. Авторы тазкиры называют его Шахом, Ходжой и Дарвешом Носиром Бухори. Давлатшах Самарканди помещает его в один ряд с такими поэтами и гностиками времени правления Султана Абусаида, как Салмон Саваджи, Ходжу Кирмони, Убайд Зокони, Алауддавла Симнони и Шайх Абдурраззок Коши. Ильханид Султан Абусаид правил в 716/1315-736/1335 гг., и Носир в маснави «Хидоятнома», который он завершает в 767/1365 г., жалуется на свой старческий возраст. Всё это указывает, что поэт родился не в период между 715/1314-720/1319 гг., о которых упоминает М. Дурахшони, а раньше того времени, до 710/1309 г., скорее всего, он родился в период между 705/1304-710/1309 гг. Эта дата соответствует всем тем сведениям, на которые указывают составители антологий и тем, которые сам поэт приводит в своих стихах.

Из указаний поэта следует, что его родители и предки были из числа учёных людей и духовенства его времени. Носир получил своё начальное образование из наук, преподаваемых в медресе, у своего учителя Хамидуддина и своего дяди Шарафуддина Мухаммада, о чём он упоминает в одной из своих касыд (7, 91). Из сообщений первоисточников и указаний самого поэта становится ясным, что Носир родился в семье образованных людей, в которой он смог свободно заняться наукой и достичь положения выдающихся учёных своего времени. Во-вторых, в науках, в особенности в шариатских науках, он достигает такого положения, что, согласно мнению Такиуддина Коши, «в велаятах Балха и Бухары не было никого, кто мог бы в науке быть равным ему и понимать его слова. Поэтому «шайхи Балха и Бухары посчитали целесообразным, чтобы Носир отправился в Багдад и занялся распространением своих литературных и мистических идей, так чтобы его слова были отчеканены» (21, 996).

Причина путешествия и обращения к тасаввуфу Носира заключалась в нескольких факторах: во-первых, он намеревался усовершенствовать свои знания и достичь совершенства в науках; во-вторых, после достижения высокого положения в науке он оказывается не в состоянии из-за суеты времени и среды постигать истину. То, что он удастаивается бесед с крупными представителями тасаввуфа, подтверждает эти слова. Нельзя оставить вне поля зрения основную причину, на которую указали авторы тазкиры, то есть намерение посетить Мекку и совершить паломничество. Из содержания касыд поэта вытекает, что Носир в 744/1343-745/1344 гг.х. находился в доме Ходжы Гиёсуддина Али Калъаи в Табризе. Вероятно, что до прихода в Табриз он посещает в Мешхеде мавзолей Имома Ризы. После этого, в период между 745/1344-746/1345 гг., в Ардабиле он удостаивается беседы с Шайхом Садруддин Ардабили. В месяце рамадан 747/1346 г., который пришёлся на зиму, он находился у визиря Шамсуддина в Табризе. В праздник иди Курбон 750/1349 г., который приходился на месяц хамаль, мы видим его в Герате в беседе с Муизуддином Хусайном падишахом Аль Карт. Между годами 751-753 он был в доме Шаха Абулмаоли. Шах Абдулмаоли не был правителем, он являлся потомком сейидов, которые большей частью занимались нравоучениями и пропагандой ислама. После посещения Каабы Носир удостаивается беседы с этим потомком сейидов. После 754/1353 г. мы встречаем Носира в Ираке в беседе с визирем Ходжой Убайдуллохом. Между 759/1357-762/1360 гг. он пребывал в городах Сирии и Ирака. По предположению М. Дурахшона, между 762-776 гг. «возможно, в период этих четырнадцати лет он совершил путешествия в Исфахан, Хорезм, Самарканд или Индию» (8, 21).

В том, что Носир был в Исфахане и Самарканде, нет сомнений, в силу того, что на это указывал сам поэт. О своём решении путешествовать в Хорезм Носир упоминает в своём кратком маснави. Но доказательства путешествия поэта в Индию, которые приводит М. Дурахшон, не находят подтверждения. В нашем распоряжении нет свидетельств, подтверждающих факт путешествия поэта в Индию. Согласно словам самого поэта, он написал «Хидоятнома» в Бухаре в 767/1365 г. Из этого становится ясно, что Носир жил в эти годы не в Индии, а в Бухаре. Вероятно, он оставался большую часть времени в своём родном городе, а потом опять отправлялся в путешествие, во время которого мы увидим его в 776/1374 г. в Багдаде.

Большинство авторов тазкиры упоминают о встрече Носира с Салмоном Саваджи в 776/1374 г. Если некоторые из них утверждают, что «он встретился с Салмоном по пути в Байтуллах (Дом Аллаха), то другие отмечают его встречу с Салмоном «после посещения величественной Мекки» и возвращения в Багдад. Из анализа сообщений антологий становится ясно, что, кроме Такиуддина Кошани, большинство авторов тазкиры повторяют лишь те же сведения Давлатшаха, но в иной манере, а некоторые из них, вроде авторов тазкиры Индии, смешивали его странствия с похождениями Казия Носира Бухори. Детальное изучение сообщений антологий и их сопоставление со сведениями исторических первоисточников и дивана поэта показали, что Носир до 776/1374 г. прибывает в Багдад, и его знакомство с Салмоном происходит до этой даты, и возможно, при участии Салмона он был приглашён во дворец Султана Увайса. Эта встреча приходится на время первого путешествия поэта. В 776/1374 г. поэт действительно находился в Багдаде, и это его путешествие, по крайней мере, происходило во второй раз после посещения Мекки. Ярким доказательством этому является бейт, в котором, так же как и в газели «Даљларо имсол рафтори аљаб мастона буд» (Тигр в этом году имел удивительно хмельное поведение), речь идёт о разливе воды реки Тигр:

Ироќро чу аз туѓёни об чашм расид,

Маро зи хуни љигар Даљла дар канор омад.

(8, 44)

Ирак был разрушен из-за разлива воды,

Из-за кровоточащего сердца Тигр пробрался ко мне*2.

Подобным этому является сообщение Хондамира, которое соответствует истине (24, 242). Носир после смерти Увайса и знакомства с поведением и образом жизни наместника его времени Султана Хусейна полностью разрывает свои отношения с Аль Джалаиром и направляется в Шарван. Возможно, отношения Носира с Хушангшахом произошли между 747/1345-777/1375 гг. Поэт в течение некоторого времени служит писарем во дворце этого эмира, однако не останавливается там надолго. Поэт после каждого своего путешествия прибывал во дворец Хушангшаха и в качестве «гостинца» посвящал ему касыды. До смерти Хушангшаха (784/1382) Носир намеревается в 782/1380 г. ещё раз отправиться в путешествие, об истории которого он сообщает:



Сол бар њафсаду њаштоду ду аз њиљрат буд,

К-ин муборак ба сар омад ба тариќи эъљоз.

(7, 65)

Был год восемьдесят второй от хиджры,

Когда этот благословенный пришёл необычайным образом.

Что касается года смерти поэта, то составители каталогов и современные исследователи не имеют единого мнения, часто повторяют 772, 773 и 779 гг., о которых упоминали авторы тазкиры. М. Дурахшон и С. Курбанов высказывают предположение о годе смерти поэта между 784/1382-790/1388 гг. То, что Носир был при жизни до 782/1380 г., является бесспорным фактом. Именно в этом 782/1380 г. Тимур притягивает свои войска в Хорасан. Носир, вопреки Камолу и Хафизу, ни разу не упоминает о Тимуре. Поэтому можно предположить, что Носир умер до образования государства Тимуридов, примерно между 782/1380-785/1383 гг., по пути в хадж. При этом весьма правдоподобной представляется информация Такиуддина Кошони о том, что «он ещё раз отправился в путешествие хаджа, и в этом путешествии он распрощался с жизнью» (21, 997).

Второй раздел второй главы называется «Диван Носира Бухори и копии его рукописи», он состоит из двух параграфов. Носир в течение пятидесяти лет занимался стихотворчеством и оставил после себя диван, состоящий из касыд, газелей, рубаиятов, таркиббандов, тарджиатов, мухаммасатов, мусамматов, мукаттаъатов, муфрадатов и маснави. Письменные копии его дивана хранятся в библиотеках Ирана, Турции, России, Таджикистана, Азербайджана и Узбекистана. Возможно, они существуют и в библиотеках других стран, таких, как Индия, однако достоверно, что по сравнению с диванами других поэтов своей эпохи, копии дивана Носира являются очень редкими, раритетными.

В первом параграфе второго раздела этой главы, который называется «Копия дивана Носира Бухори», представлены копии дивана поэта, хранящиеся в библиотеках упомянутых стран. Кроме того, с научной точки зрения изучены своды и другие сборники, в которых приведены стихи поэта. Самой ранней копией, в которой приведены стихи Носира, является копия под номером 884, хранившаяся в Институте письменного наследия и востоковедения имени академика А. Мирзоева АН РТ. В действительности, эта рукопись является диваном Котиби, на его полях записаны стихи Носира Бухори, Шохи, Бисоти, Хаёли и Озари. 289 газелей Носира помещены на полях листов 88б, 100б –106б; 117а–163б; 165а – 208б; маснави «Хидоятнома» помещены на листах 209а-226а; 3 тарджеъбанда помещены на листах 226б-233б.

Его написание завершилось в месяце рамадан 850/1446 г. Часть листов этой копии передвинулась на копию 628. Более полной копией дивана поэта является экземпляр Намангана. Этот диван начинается с короткого введения, на листах 2б-7а помещены две касыды о единственности Бога и две касыды по описанию качеств (наът) пророка ислама, а на листах 7б-86б помещены касыды, затем помещены таркиббанд, тарджеъбанд, десять китъа, два маснави вплоть до листа 112б. На листах 112б-255а помещены 460 газелей, а на листах 225а-256б помещены семь рубаиятов.

Диван состоит из 256 листов и включает 7000 бейтов, которые переписаны в 858/1454 в Шерозе Махмудом Котибом. Копия «Малик», хранящаяся в библиотеке Тегеранского университета, написана в 859/1455 г. Копия библиотеки «Фотех» Стамбула, написанная в 864/1460 г., содержит 6600 бейтов, и составленный диван М. Дурахшона основан на этой копии. Таким образом, изучены другие копии дивана и избранное поэта, а также копии упомянутых поэтических сводов и сборников поэта, хранящихся в библиотеках различных стран. В общем, стихи Носира, выявленные в многочисленных копиях, составляют почти 10 000 бейтов.

Во втором параграфе второго раздела – «Издание и публикация поэзии Носира Бухори » - исследуется диван, избранные стихи и образцы поэзии поэта, опубликованные в Иране, Таджикистане и Узбекистане, показаны их достоинства и недостатки. В особой степени был подвергнут критическому рассмотрению диван поэта, который один раз был опубликован в Иране и один раз в Таджикистане в виде «Избранного».

Третий раздел называется «Классификация и анализ литературных жанров поэзии Носира». В нём каждый поэтический жанр творений поэта в отдельности становится объектом тщательного анализа.



Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> 2010 -> announcements -> filolog
filolog -> Поэтика современной башкирской прозы
filolog -> Дагестанская публицистика ХХ века: формирование, развитие, тенденции
filolog -> Английская литературная автобиография: трансформация жанра в XX веке
filolog -> Традиция экзистенциализма в польской прозе второй половины XX века
filolog -> А. А. Фет и русская поэзия первой трети ХХ века
filolog -> Традиции андрея платонова в философско-эстетических исканиях русской прозы второй половины ХХ начала ХХI вв
filolog -> Русская рецепция альфреда теннисона 10. 01. 01 русская литература
filolog -> Проблемы историко-культурного контекста в научной биографии А. С. Пушкина
  1   2   3   4

  • (таджикская литература) Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук
  • Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Сатторов Абдунаби Официальные оппоненты: доктор филологических наук
  • Защита диссертации состоится 8 апреля 2010 г. в 13.30
  • С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета(734025,г.Душанбе, пр.Рудаки, 17).
  • Цель и задачи исследования.
  • Методологической и теоретической основой работы
  • Источники и материалы исследования.
  • Степень разработанности проблемы
  • Теоретическое и практическое значение работы.
  • Объём и структура работы.
  • Первая глава названа: «Эпоха и культурная среда творчества Носира Бухори »
  • Культурная среда творчества Носира».
  • «Биография Носира Бухори и его литературное наследие»
  • - «Биография Носира Бухори»
  • «Копия дивана Носира Бухори»
  • «Издание и публикация поэзии Носира Бухори »
  • «Классификация и анализ литературных жанров поэзии Носира».