Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


(По материалам А. Седова)




страница20/28
Дата16.01.2017
Размер7.1 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

(По материалам А. Седова)

Среди иллюзионистов и фокусников всех времён и народов француз Буатье де Кольта — один из самых известных. Он сыграл выдающуюся роль в развитии этого вида искусства, и многим казался не просто талантливым артистом, но настоящим магом и чародеем. Да и неудивительно. Представьте, что на арене цирка стояла высокая лестница, удерживаемая боковыми растяжками. Буатье подходил к ней и начинал медленно подниматься. Когда артист находился уже почти на самом верху лестницы, он вдруг исчезал, словно растворялся в воздухе. Как это происходило? Ведь лестница стояла в центре манежа, в лучах прожекторов, окружённая со всех сторон зрителями. Спрятаться Буатье никуда не мог. Номер выглядел чудом, недаром иллюзион этот назывался «Тайна».

Буатье начал показывать фокусы как любитель. Его трюки с картами в кафе города Лиона вызывали восхищение. Недаром посетители кафе прозвали Буатье человеком с пальцами феи. Потом он стал демонстрировать и более сложные фокусы: извлекал из платка горящие свечи, писал слова и цифры на чёрной доске, не прикасаясь к ней.

Был тогда Буатье ещё совсем юным. Отец его, преуспевающий торговец шёлком, мечтал увидеть сына священником. Будущий иллюзионист некоторое время учился в семинарии, но вскоре оставил её и поступил в Академию художеств. Отец смирился. Однако фокусы всё больше и больше захватывали Буатье. Однажды в кафе, где он выступал, к нему подошёл бродячий фокусник, венгерский эмигрант Юлиуш Видош де Кольта. Странствующий циркач сразу же разгадал, какой талант кроется в фокуснике-любителе. В тот важный для Буатье вечер они проговорили за бутылкой вина несколько часов. Кольта пригласил молодого фокусника в свою труппу.

Буатье был согласен. Будущий великий артист мужественно перенёс гнев отца, и ушёл из дома без гроша в кармане, сопровождаемый проклятиями. Спустя несколько дней Буатье вместе с Юлиушем уже держал путь в Швейцарию.

С 1870 года Буатье побывал в Италии, Германии, Англии. Очень скоро по мастерству он превзошёл своего хозяина и учителя и вскоре стал ведущим артистом труппы, а Юлиуш, видя такой успех своего талантливого ученика, из фокусника превратился в администратора.

Наконец настало время, когда Буатье почувствовал, что ему тесно в рамках бродячей труппы. Его всё больше привлекали масштабные, сложные иллюзионы. Буатье покидает Юлиуша и начинает самостоятельные гастроли. Но, видно, в знак признательности тому, кто направил его на верную дорогу, он к своей фамилии присоединяет ещё одну. С тех пор на цирковых афишах и появилось новое имя: Буатье де Кольта.

Буатье гастролировал во многих странах. Можно сказать, что он объехал весь мир; побывал и в России. И везде он демонстрировал всё новые и новые иллюзионные трюки. Он показывал только номера, изобретённые им самим, традиционных, исполняемых другими иллюзионистами, Буатье не признавал. По количеству созданных оригинальных номеров он являлся рекордсменом. Одни из трюков этого непревзойдённого выдумщика вошли в золотой фонд иллюзионного искусства и до сих пор демонстрируются на аренах цирков, тайна других и по сей день не раскрыта.

Замечателен был, к примеру, номер под названием «Исчезающая клетка». Буатье держал в руках клетку с живой птицей. По мановению палочки клетка и птица внезапно исчезали на глазах у зрителей. После этого Буатье быстро снимал с себя сюртук и бросал зрителям для осмотра. Получив сюртук обратно, он как ни в чём не бывало извлекал из него клетку с птицей. Столь загадочный трюк Буатье разрабатывал около трёх лет и остался единственным его исполнителем. Надо заметить, что таинственные исчезновения вообще стали коньком этого волшебника.

Не менее загадочным был номер под названием «Растворяющаяся женщина». Ассистентка садилась на стул. Чтобы снять все подозрения, её просили на минуту встать и под ножки стула подкладывали развёрнутую газету, таким образом отделяя стул от пола. Затем на ассистентку накидывали большое яркое покрывало. Спустя мгновение Буатье сдёргивал его, и все видели: стул по-прежнему стоит на газете, а женщина исчезла, «растворилась». Этот номер Буатье впервые продемонстрировал в 1882 году в Гамбурге. Роль ассистентки исполняла (впрочем, как и во многих других номерах) его жена.

В Лондоне он показывал удивительный номер, «Чёрный кабинет», в котором предметы, подчиняясь воле иллюзиониста, сами собой передвигались по воздуху. Из висящего в пространстве графина вода выливалась в подлетающий стакан. Неведомая сила поднимала в воздух столы, стулья и другие предметы, а затем всё это мгновенно исчезало. Темп исполнения был так высок, что ошеломлённые зрители не успевали даже задуматься над тем, как же делаются эти чудеса.

Фантазия Буатье, казалось, не знала границ. Он изобрёл десятки великолепных номеров и трюков. Секреты их он никогда не раскрывал и не передавал другим иллюзионистам. Соперники, разумеется, не раз пытались выкрасть очередную тайну Буатье. Известен случай, когда они пробрались в его артистическую уборную, вырезали отверстие в ящике с реквизитом и подсмотрели-таки устройство диковинной аппаратуры. Тогда Буатье начал брать на свои фокусы патенты. Увы, это требовало много времени, да и не было возможности уследить за всеми мошенниками. Пришлось махнуть рукой и действовать по-другому. Узнав, что секрет номера похищен, Буатье изобретал новый трюк. Благо в идеях он недостатка никогда не испытывал.

Буатье де Кольта доводилось выступать перед самыми высокопоставленными особами. Например, в конце 90-х годов XIX века во время гастролей в Англии он дал представление в Виндзорском замке, летней королевской резиденции, перед принцем де Галлем, будущим королём Эдуардом VII. Особенно восхитил принца номер «Растворяющаяся женщина», исполненный несколько иначе, чем раньше, но с прежним мастерством.

Трюк с исчезающей женщиной стал как бы первой ступенькой к ещё более выдающемуся номеру с таинственным кубиком. На создание столь сложного номера Буатье понадобилось более семи лет. Только в 1902 году он решил, что загадочный кубик можно показывать публике. Считается, и не без основания, что именно этот номер позволил Буатье де Кольта навсегда остаться в истории иллюзионного искусства.

Он, как и все таинственные трюки великого иллюзиониста, внешне был необычайно прост. Артист выходил на манеж с небольшим чемоданчиком, из которого доставал кубик, свободно размешавшийся на ладони.

— В кубике, — объявлял Буатье, — находится моя жена. Не верите?

Эти слова, конечно же, вызывали смех зрителей.

Иллюзионист ставил кубик на прозрачный столик, делал повелевающее движение рукой, и кубик… начинал быстро увеличиваться в размерах, рос на глазах, пока не превращался в огромный куб. Артист поднимал его. И правда, под лёгким пустотелым кубом сидела, скрестив ноги, мадам Буатье.

Хотя его нередко называли и называют великим учителем многих чародеев иллюзионного искусства, учеников, в полном смысле слова, у Буатье никогда не было. Он считал, что талант иллюзиониста, как и любой другой, — от Бога, и его нельзя передать. Каждый вступающий на нелёгкий путь факира должен сам, собственным трудом и умом добиваться успеха, если, конечно, способен на это.

Буатье умер внезапно, во время гастролей в США, в Новом Орлеане. Жена артиста, согласно его завещанию, предала огню все записи и весь реквизит мужа. Вместе с ними сгорели и секреты загадочных трюков. От гениального иллюзиониста осталось лишь его имя — Буатье де Кольта и тайна.

Александр Ваттемар и другие вентрологи

(По материалам Г. Черненко)

В конце XIX века в одном из берлинских ресторанов разыгралась любопытнейшая сценка. Посетителей было мало. В глубине зала за столиком сидел человек средних лет, а у ног его лежала собака, не сводившая с хозяина глаз. Тот отправлял в рот кусок за куском. И вдруг собака ясно и громко сказала: «Что же ты ничего мне не даёшь? Я ведь тоже проголодалась». «Можешь и подождать. Марш под стол», — строго ответил хозяин. Собака повиновалась, но из-под стола продолжала высказывать своё неудовольствие: «Ты мне всегда говоришь: подожди, а потом бросишь голую кость — и всё. И вообще, обращаешься со мною плохо. Пользуешься тем, что я собака. Это просто бессовестно с твоей стороны».

Сидевший невдалеке англичанин раскрыл рот от удивления. Ещё бы! Собака говорила человеческим голосом. Он попросил продать ему говорящую собаку. Хозяин её запросил огромные деньги, но англичанина это не смутило. Собака почуяла неладное и стала визжать. А когда англичанин одел на неё ошейник и собрался увести, отчётливо произнесла: «Ну раз так, то с этой минуты я не скажу больше ни слова». И только теперь тайна раскрылась. Собака была самой обыкновенной, а говорил за неё хозяин, известный немецкий артист-вентролог Шрейбер.

То, что можно говорить не шевеля губами, было известно с давних времён. Способность разговаривать с закрытым ртом древние греки называли «энгастрименте», то есть «пророчество из живота». Отсюда и пошло русское — «чревовещание» и латино-греческое «вентрология»: «вентер» — живот, «логос» — слово. Но все эти термины — неверны, потому что животом, чревом, «вещать» невозможно. Вентрологи, как и все люди, пользуются голосовыми связками.

Вентрология в древности была окутана покровом таинственности и служила для культовых целей и пророчеств. Искусство чревовещания использовали, например, египетские жрецы. Когда требовалось разрешить какой-либо важный и трудным государственный вопрос, они обращались к священным камням и статуям, и те давали ответы необычными голосами. Конечно, отвечали не камни и статуи, а сами жрецы-чревовещатели.

Около трёх тысяч лет назад в Древней Иудее жила знаменитая гадалка и колдунья Эндора. Предсказания свои она произносила, не раскрывая рта, странным, «загробным» голосом, что ещё больше усиливало впечатление от её пророческих слов.

Зрелищем, развлечением вентрология стала много-много веков спустя. Первым профессиональным артистом-вентрологом считается англичанин Стивен, удивлявший публику своими выступлениями лет двести назад. Сначала Стивен был драматическим актёром, но заметного успеха добиться не смог. Слава пришла к нему, когда он стал вентрологом. «Лекция о головах» — так назывался номер Стивена, с которым он выступал сотни раз, и всегда к большому удовольствию зрителей.

Вот как всё происходило. На сцене устанавливались бюсты из папье-маше. Нижняя челюсть у всех была подвижной. Каждый бюст изображал человека, принадлежавшего какому-нибудь сословию. Были тут придворные врачи, адвокаты, лавочники, крестьяне, рыбаки. Артист прогуливался между бюстами и разговаривал с ними. Бюсты тоже не молчали (за них, понятно, говорил Стивен) — бросали реплики, спорили с артистом и друг с другом.

Интерес номера заключался не только в искусном чревовещании Стивена, большого мастера вентрологии, но и в том, что высмеивались человеческие пороки: властолюбие, жадность, продажность и тому подобное.

Пожалуй, первым вентрологом, появившимся в России, был французский артист Александр Ваттемар. Он приехал в Петербург в 1832 году, побывал также в Москве и своими необычайно яркими выступлениями наделал много шума. Приезжал он и позже, в 1834 году. Ваттемар был не только вентрологом, но ещё и трансформатором, то есть актёром, играющим сразу несколько ролей, меняя облик и чрезвычайно быстро переодеваясь. Один из очевидцев выступления этого талантливого артиста рассказывал: «Был на представлении Александра, чревовещателя, мимика и актёра. Удивительный человек! Он играл пьесу „Пароход“ где исполнял семь ролей, и всё превосходно. Быстрота, с которой он обращается из одного лица в другое, переменяет костюм, физиономию, голос, просто изумительна. Не веришь своим глазам. Он действует за десятерых. В одно время бывает здесь и там. Необычайное искусство!»

Но «коньком» Ваттемара была всё же вентрология. Его мастерство чревовещателя поразило Пушкина, не только видевшего выступление француза, но и познакомившегося с ним. В конце мая 1834 года Пушкин писал жене: «К нам в Петербург приехал вентролог, который смешил меня до слёз: мне, право, жаль, что ты его не услышишь».

Великий поэт сделал лестную запись в альбоме артиста (Ваттемар был заядлым собирателем автографов) и даже подарил листок с двумя своими стихотворениями. Ваттемар даже побывал в гостях у поэта. Шурин Пушкина, Сергей Гончаров, живший в комнате над кабинетом Александра Сергеевича, вспоминал, что нередко слышал его мерный или тревожный шаг. «Но раз, — продолжал Гончаров, — к моему удивлению, наверху раздались звуки нестройных и крикливых голосов. Когда все собрались к обеду, я спросил, что происходило у него в кабинете. „Жаль, что ты не пришёл, — отвечал Пушкин, — у меня был вентролог“».

Искусству Ваттемара удивлялись все. Сохранилось письмо известного московского аристократа Александра Булгакова своему брату. «Я тебе не рассказал странное моё приключение в понедельник у Марии Васильевны Обресковой. Сижу я у неё вечером, время прекрасное, окно открыто. Вдруг на улице кричит кто-то: „Александр Яковлевич!“ Я подбежал к окну — гляжу — никого нет, к другому — нет. Тот же крик, все смеются. Посылаю человека за ворота посмотреть, а между тем говорю: „Может быть, это и не меня кличут: он не называет фамилии моей, а только — Александр Яковлевич?“ Едва я сказал это, как опять раздался крик: „Александр Яковлевич Булгаков, поди-ка сюда! Булгаков!“ Я не знал, что и думать, но взглянув на незнакомое лицо какого-то француза, тут же сидевшего, я вспомнил вдруг, что ты мне писал о каком-то славном вентрологе, ударил себя по лбу и закричал: „Верно это вентролог!“ Тут все бывшие в секрете захохотали».

Известность Ваттемара в России росла. Уже не только аристократы, но и простолюдины испытали на себе магическое действие его чревовещания. Известный знаток старины Михаил Пыляев рассказывал о Ваттемаре: «Много чудесного в народе говорили про одного наезжавшего в Петербург иностранца-чревовещателя. Про него говорили, что он раз довёл будочника, стоявшего на часах у будки, до того, что тот стал тыкать будку алебардой, полагая, что в углу скрывается нечистый. В другой раз довёл бабу, нёсшую в охапке дрова, до полного отчаяния, разговаривая с ней из каждого полена».

Наверное, не было на свете вентролога, которому не задавали бы вопрос: можно ли любому человеку научиться вентрологии, или для этого требуются какие-то особенные качества? Раньше считали, да и теперь кое-кто считает, что вентрологом может стать всякий человек, было бы желание. Но опыт свидетельствует об обратном. Для того чтобы говорить не шевеля губами, надо по меньшей мере иметь особое строение голосового аппарата. Это подтверждается тем, что и в семьях профессиональных вентрологов дети далеко не всегда оказываются способными к чревовещанию.

По мнению врачей, гортань, голосовые связки одарённого вентролога имеют в своём устройстве какие-то отклонения от нормы, незаметные человеческому глазу. Этого, однако, мало. Чревовещатель должен уметь правильно, экономно расходовать при разговоре набранный в лёгкие воздух. Дыхание чревовещателя — настоящее искусство, и научиться ему может не всякий человек.

Обыкновенные люди произносят слова при участии языка и губ. Вентрологу пользоваться губами нельзя, он может применить лишь так называемую «внутреннюю дикцию». Она формируется посредством усиленной работы гортани, мягкого нёба, языка. При этом настоящий чревовещатель должен владеть самыми разными голосами: ребёнка, старика, мужчины, женщины, а также уметь найти «свой» голос для того или иного «говорящего» предмета.

Вентролог говорит, не двигая губами. Но это совсем не значит, что лицо его должно быть лишено мимики, выражения.

Если лицо актёра — застывшая маска, это не чревовещатель. И ещё одно, может быть, самое загадочное качество вентролога — способность придавать голосу «полётность». Опытный вентролог может заставить звук лететь в любом направлении, так, чтобы «заговорил» книжный шкаф, стол, стулья. И зрителям будет казаться, что звук исходит именно из этого предмета. Без абсолютного слуха особого дара полётности тоже невозможно добиться.

Большим мастерством управлять полётностью голоса обладал английский вентролог Фредерик Маккабей, живший в середине XVIII века. Он выходил на сцену и разыгрывал роль очень застенчивого, робкого человека. Смущаясь, Маккабей обращался к зрителям с просьбой не мешать ему, пока он будет разговаривать со своим приятелем Джоном, якобы сидящем на пятом ярусе. Глядя вверх, артист спрашивал: «Джон, ты там?» Не услышав ответа, спрашивал снова: «Джон, ты где?» И тут из партера кто-то выкрикивал густым басом: «Наверху никого нет!» Это, конечно, произносил сам вентролог, но звук слышался из партера (вот она — «полётность»!).

Маккабей опять просил публику не мешать ему. Тогда из ближнего ряда слышался сердитый женский голос: «Да нас просто одурачивают». И в этот момент со всех концов зала раздавались возгласы возмущённых «зрителей», почём зря ругавшие артиста. Понятно, что и эти возгласы тоже произносил разными голосами Маккабей, не раскрывая рта. Он вконец «смущался» и покидал сцену под гром аплодисментов.

Большую известность приобрёл и другой английский чревовещатель Туртон. Он обладал редким уменьем очень похоже (при помощи чревовещания, конечно) воспроизводить голоса животных. Сцена имела вид комнаты с закрытым окном. Артист подходил к окну, открывал его, и в комнату врывались голоса животных: мычала корова, ржала лошадь, лаяла собака, гоготали гуси. Имитация была бесподобной. При этом лицо Туртона оставалось совершенно спокойным. Ничто его не выдавало, а ведь это он сам мычал, лаял, гоготал. А когда он медленно закрывал окно, голоса животных тоже стихали постепенно.

Первым русским профессиональным вентрологом стал Григорий Михайлович Донской. Он родился в 1865 году, рос в нищете, без отца. Как и многие цирковые артисты того времени, убежал из дома, пристал к балагану и прошёл все ступени нелёгкого пути к мастерству. Увидев, ещё мальчишкой, выступление заезжего вентролога, он решил во что бы то ни стало научиться чревовещанию. Уменье пришло не сразу, тем более что учиться было не у кого; до всего приходилось доходить самому. В конце концов Донской стал замечательным чревовещателем, выступавшим не только во многих русских городах, но и за границей.

Григорий Михайлович чаще всего работал с двумя куклами: Джоном — комиком в рыжем парике, и Паулиной — дамой в буклях, вечернем платье и длинных перчатках. Куклы затевали спор, высмеивали друг друга. Донской вмешивался в эту перепалку. Публика хохотала от души. Потом Донскому пришла мысль ввести в номер живую «говорящую» собаку. Он усаживал её за стол и вёл с ней разговоры на пяти иностранных языках. Иллюзия, что собака говорит, раскрывая пасть, была полная. Со своей «чудо-собакой» — «собакой-полиглотом» Донской объехал чуть ли не всю Европу.

Григорий Михайлович прожил долгую жизнь. Умер он в 1956 году на девяносто втором году жизни. Конечно, он мечтал, чтобы кто-то из его детей тоже стал артистом-вентрологом. Этот дар проявился лишь у одной из его дочерей — Марии. Она стала достойной преемницей отца, замечательной чревовещательницей. А ведь вентрология раньше считалась мужским жанром.

Многие видели выступления Марии Донской с её любимым «партнёром» куклой Андрюшей — бойкой и озорной. Талантливым вентрологом оказалась и дочь Марии Григорьевны — Евгения. Нередко они выступали вместе, и всегда с неизменным успехом.

Анна Аббот — женщина, носившая мужчин на руках

Петербургские газеты конца XIX века иногда писали о феноменально сильных представительницах слабого пола. Например, о симпатичной женщине средних лет, поднимающей тяжёлую телегу с шестью полновесными мужчинами и после этого скромно улыбающейся любопытствующей публике. Так «женщина-геркулес» зарабатывала себе на жизнь, демонстрируя свою гигантскую силу; она, безусловно, могла за себя постоять.

В это же время недюжинная сила обнаружилась у молодой красавицы американки Анны Аббот из штата Джорджия. Эта молодая, тридцатилетняя женщина, весившая всего 40 килограммов, называла себя «маленьким живым магнитом».

После своих многочисленных сенсационных выступлений в Америке она приехала в Европу. Первые её выступления состоялись в лондонском театре «Альгамбро». Ещё не успела Анна Аббот пересечь океан, как все газеты Старого Света на первых полосах оповестили европейцев о чудодейственной силе этой хрупкой женщины, которую не могут сдвинуть с места 7–8 здоровенных мужчин. В то же время она только прикосновением мизинца могла свалить с ног самого сильного мужчину.

Для того чтобы убедить публику в отсутствии каких-либо подвохов и в правдоподобности сообщения, в театре был дан специальный сеанс, на котором присутствовало около 400 учёных и журналистов. Все они, как один, были поражены увиденным: на глазах научной комиссии маленькая женщина без каких-либо приспособлений, оптических и других устройств совершала чудеса.

Вначале по предложению Анны один из присутствующих, мужчина атлетического телосложения, принял стул на уровень груди. Но как только хрупкая женщина слегка коснулась пальцем стула, мужчина моментально был прижат к земле. После этого уже шесть человек из выбранной комиссии ухватились за стул, но лёгкого прикосновения пальчиков американки было достаточно, чтобы все они отлетели от стула, выделывая невероятные пируэты. Затем все они пристроились на стуле, и хрупкая женщина легко, без видимого усилия подняла их над собой, хотя вес «груза» был не менее 500 килограммов.

Во втором опыте никто из присутствующих не мог отобрать у Анны бильярдный кий, который она держала в руке. Кстати сказать, в письме известного физика Джона Бэррота, посвящённому этому опыту и опубликованном в газете «Таймс», отмечалось, что рядом с Аббот он чувствовал в руке сотрясение, подобное тому, какое ощущаешь от динамо-машины.

В третьем опыте несколько сильных мужчин безуспешно пытались сдвинуть Анну с места и поднять её, в то время как она этого не хотела. Сама же она легко поднимала любого желающего, положив только на его голову свои руки. Особенность силы молодой американки заключалась и в том, что она могла как бы «передавать» её другим. Так, несмотря на соединение усилий всех членов комиссии, им не удавалось сдвинуть с места маленького мальчика, пока он держался за руку Анны.

Многие учёные того времени считали, что огромная сила Анны Аббот связана с электромагнитными явлениями и свойствами, которыми наделила её природа. Но первейший авторитет в области электротехники, американец Томас Эдисон, посмотрев опыты своей соотечественницы, заявил, что явления, связанные с феноменальной силой Анны Аббот, науке неизвестны.

Благодаря дотошности журналистов удалось кое-что узнать о прошлом Анны. У её родителей было 13 детей, но только одна Анна была одарена такой чудесной силой. Дар этот обнаружился, когда ей было всего шесть лет. Однажды, когда она раскапризничалась и начала, плача и крича, кататься по полу, отец хотел взять её на руки, но, к своему удивлению, не смог даже оторвать её от пола. Эта сила так и осталась у Анны на всю жизнь.

Дальнейшая судьба этой женщины неизвестна. Можно с большой уверенностью утверждать, что, несмотря на все достижения современной науки, феномен Анны Аббот и в настоящее время не удалось бы разгадать.

Гарри Гудини, проходивший сквозь стены

Гудини, величайший в мире мастер побегов и освобождений, а также снискавший международную известность иллюзионист, родился в городе Апплетон, штат Висконсин, 6 апреля 1875 года (по документам реальные дата и место рождения — 24 марта 1874 года, Будапешт). Сын Рэбби Майера Самуэля Вейса, юный Гудини, или, как его звали в детстве, Эрик Вейс, пристрастился к магии в возрасте шести лет. Вначале это было для него лишь увлечением. Но потом он решил сменить имя Эрик Вейс на псевдоним, созвучный с именем своего кумира Робэра-Гудэна. Одним из первых номеров, которые исполнял Гудини, заключался в том, чтобы заставить высушенную горошину появиться под одной из трёх чашек. Этот фокус известен как «Игра с горошиной». В течение десяти последующих лет он сменил множество самых разных занятий: был слесарем, чистильщиком обуви, разносчиком газет. Но чем бы он ни занимался, всё свободное время он посвящал магии.

Самым интересным был номер, по исполнению напоминавший цирковое представление. Шоу, заимствованное из цирка, заключается в том, что фокус или трюк, демонстрируемый иллюзионистом, сопровождается, например, жонглированием или каким-нибудь другим эффектным зрелищем.

А вот фокус с наручниками не имел особого успеха, поскольку зрителям казалось, что эти наручники не настоящие и всё, что происходит, заранее тщательно подготовлено.

В начале своей карьеры он уделял внимание лишь совершенствованию своего профессионализма, абсолютно забывая о необходимости постановки эффектного шоу. Похожее на цирковую программу выступление выглядело беспорядочным, обрывочным и бесцветным. В 1891 году Гарри Гудини объединился со своим братом, и они получили известность как братья Гудини. Весь 1890 год они провели, создавая собственное шоу, и уже на следующий год были готовы к гастрольному туру. То, что они подготовили, нельзя было назвать шоу в полном смысле этого слова: во-первых, оно состояло из дешёвых трюков, а во-вторых, даже таких трюков было мало.

Основную ставку братья Гудини делали на фокус под названием «Метаморфоза» (известный широкому зрителю как «Сундук перемещений»). Это был новый вариант номера, который впервые исполнялся иллюзионистом Джоном Маскелином в 1864 году. Вот как это выглядело в интерпретации Гудини. Тео связывали руки, после чего его запирали в деревянный ящик. Гарри вставал на крышку этого ящика, а затем вокруг всего «сооружения» задёргивалась занавеска. По счёту три занавеску отдёргивали — и перед глазами изумлённых зрителей представал Тео, стоящий на том самом месте, где ещё минуту назад стоял Гарри. После этого ящик открывали, и оттуда появлялся связанный верёвкой Гарри Гудини.

Увы, но всё, что они зарабатывали, совершенно не покрывало расходов. Гарри и Тео принимали любые приглашения, которые сулили какую-нибудь выгоду, но выступления в местных маленьких клубах по-прежнему не приносили никакого дохода. К лету 1892 года энтузиазм у Гарри значительно поубавился. Положение осложнялось ещё и тем, что тяжело заболел его отец. Рабби Вейс умер в октябре 1892 года, оставив на попечении Гарри мать, брата и сестру. Гудини тогда ещё не было и 18 лет.

Братья Гудини отправились на поиски работы и вскоре оказались в Чикаго, штат Иллинойс. Там они быстро прославились, поскольку показывали «Метаморфозу» практически на всех сценах, мало-мальски для этого подходивших. Зарабатывали они в то время около 10 долларов в неделю. Гарри научился в Чикаго искусству взламывания замков у одного местного грабителя и стал подумывать о том, как это можно бы было использовать в своих выступлениях. Первые замки, которые ему пришлось вскрывать, были частью полицейских наручников. Он предлагал местным полицейским надеть на него наручники, с тем чтобы он потом от них освободился.

Весной 1894 года, выступая в Нью-Йорке, Гудини познакомился с Бесс, девушкой, которая через некоторое время стала его женой. Вскоре Тео стал выступать отдельно, а Гарри — с Бесс; дуэт назывался супруги Гудини.

В конце концов в 1898 году Гудини поссорился с руководством газеты, делавшей ему рекламу. Поэтому в 1899 году карьера Гудини пошла на убыль, и тогда они вместе с Бесс отправились на теплоходе в Европу. Европейская публика никогда не видела ничего похожего на выступление супругов Гудини. В их шоу было очень мало магии, зато оно изобиловало номерами, суть которых заключалась во всевозможных освобождениях. Разумеется, «Метаморфоза» по-прежнему оставалась центральным трюком их программы.

Добившись широкой популярности в Европе, Гудини всё-таки с ностальгией вспоминал Америку. В Соединённые Штаты он вернулся, будучи уже звездой первой величины, а его гонорары были несравнимы с теми суммами, которые когда бы то ни было получал фокусник. Где бы он ни выступал, всегда производил фурор.

Однажды во время гастролей в Монреале, в Канаде, к нему в гримёрную вошёл студент. Он сказал, что слышал, будто Гудини может выдержать несколько сильных ударов в область живота, ничего при этом не почувствовав, и, дабы убедиться в достоверности этого, нанёс растерявшемуся магу два или три удара. В возрасте пятидесяти лет Гудини уже не мог похвастаться такими железными мышцами, как в молодые годы. Эти удары спровоцировали разрыв и без того уже нездорового аппендикса, и несколько дней спустя в канун празднования Хэлоуина Гарри Гудини умер в Детройте, штат Мичиган. Это произошло в 1926 году.

К сожалению, брак Гудини оказался бесплодным. О его жизни ходило много легенд, он сам давал повод к этому, окружая свою жизнь тайной. В отличие от других иллюзионистов того времени он часто устраивал публичные выступлениям, стараясь сделать так, чтобы их увидело как можно больше людей и чтобы они широко освещались в газетах. Его самый известный номер заключался в том, что его подвешивали вниз головой на одном из самых высоких зданий или мостов, облачив предварительно в смирительную рубашку, и по ходу исполнения трюка он освобождался из неё.

За первые двадцать пять лет XX века почти ежедневно в газетах появлялись статьи, благодаря которым жизнь этого удивительного фокусника обрастала невероятным числом сплетен, распространявшихся его завистливыми коллегами. Эти периодически муссировавшиеся в прессе выдумки, относившиеся то к одному, то к другому его номеру, прекрасно подошли бы для сюжета какой-нибудь мыльной оперы. Снова и снова отважный герой Гудини отвечал на выпады против него и ценой, по-видимому, сверхчеловеческих усилий одерживал над ними верх.

Гудини, почитаемый миллионами людей во всём мире, был настолько популярен, что в своё время его имя даже было занесено в словарь. В нём его имя связывалось со способностью освобождаться из плена наручников, смирительной рубашки и др. И несмотря на то что его имя больше не значится в словарях, оно так и осталось в языке именем нарицательным, которое можно встретить в справочниках, энциклопедиях, а также в любой дискуссии о магических фокусах, поражающих воображение трюках или тайнах неизведанного.

Он выбирался из всех мыслимых заточений, преодолевал любые преграды, которые только смогла изобрести человеческая фантазия. 6 апреля 1974 года, в столетний юбилей со дня рождения Гарри Гудини, американские газетчики ждали сенсации: должно было быть вскрыто завещание артиста с раскрытием тайн его трюков. Их ожидания не оправдались: ни в известных юридических конторах, ни в банках — нигде никакого завещания не нашли. Это был последний трюк великого фокусника.

Фёдор Молодцов, огненный рыцарь



Каталог: files -> tomII
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
tomII -> Лев Николаевич Толстой Воспитание и образование Толстой Лев Николаевич Воспитание и образование
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

  • Александр Ваттемар и другие вентрологи (По материалам Г. Черненко)
  • Анна Аббот — женщина, носившая мужчин на руках
  • Гарри Гудини, проходивший сквозь стены
  • Фёдор Молодцов, огненный рыцарь