Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Николай Кузнецов – человек – легенда. Из фондов школьного музея




Скачать 188.73 Kb.
Дата15.01.2017
Размер188.73 Kb.
МБОУ «Катайская средняя общеобразовательная школа№ 1»

школьный историко – краеведческий музей имени Бориса Фёдоровича Мартюшева.












Я отдаю свою жизнь за святое и правое дело,

за настоящее и цветущее будущее нашей Родины.

Кузнецов Н.И.

Николай Кузнецов – человек – легенда. Из фондов школьного музея.







Песня о Кузнецове


Сл. Аземишь муз. Ершова
Милый дом, зеленая околица,

Старый тополь шелестит листвой,

Тихий угол каждому припомнится.

В час военной бури боевой.

Далеко от Ровно город Талица,

Поперек путей грохочет фронт,

Родина, работая сражается,

Сыновей на подвиги зовёт.

Тяжелы минуты расставания,

В грозный час родной Урал суров.

Победить и выполнить задание.

Клятву дал разведчик Кузнецов.

По дорогам дым пожарищ стелется,

Враг разбит, свободен город Львов

Кто с войной придти сюда осмелится,

Где погиб геройски Кузнецов.

Далеко от Ровно город Талица

Ясен день и дали широки,

Мир хранят суровые уральцы

Верные друзья и земляки.



А кто такой Николай Кузнецов? В советскую эпоху такой вопрос был бы немыслим. Но нынешняя эпоха далеко уже не советская – вот уж второе поколение подрастает тех, кто родился после распада СССР. Поэтому необходимо разъяснение.


«Я люблю жизнь. Я ещё молод, но если для Родины, которую я люблю, как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью. Я сделаю это… пусть я умру, но в памяти моего народа патриоты бессмертны!»

Н.Кузнецов.
В годы Великой Отечественной войны советские люди совершали многогероических подвигов, как на фронте, так и в тылу врага.

Известны имена многих тысяч героев, но подвиг отважного партизана – разведчика уральца Николая Ивановича Кузнецова – явление совершенно исключительное.

Действуя под видом офицера гитлеровской армии, Николай Кузнецов проводил разведывательную работу в оккупированных фашистами городах Ровно и Львове. Человек огромной силы воли и высокой собранности, бесстрашный и находчивый, он добывал ценнейшие секретные сведения о противнике, о планах фашистского командования.

Он был разведчиком высшего класса.Помимо разведывательной работы, Николай Кузнецов по заданию командования отряда совершил ряд неслыханных по смелости и отваге подвигов по уничтожению высших чинов военной администрации.

Подвиг был его стихией.

Николай Кузнецов прожил короткую жизнь, всего 32 года, но исключительно яркую и содержательную.

В его жизни, в его борьбе нашли воплощение все те качества патриота, которые могут служить неповторимым примером для всех поколений. Имя его стало легендой.

Человек – легенда. Легендарный советский разведчик.

Николай Иванович Кузнецов.
Разведчик-нелегал СССР №1




Когда специалистов по истории советских спецслужб или ушедших в отставку агентов просят назвать самого высокопрофессионального разведчика-нелегала, почти все называют Николая Кузнецова. Нисколько не ставя под сомнение их компетентность, зададимся вопросом: откуда такое единодушие?



Кто такой разведчик-нелегал



Завербованный агент живет в знакомой ему с детства стране. Документы его подлинны, ему не нужно напрягаться, чтобы вспомнить те или иные моменты своей биографии. Иное дело — заброшенный разведчик-нелегал. Он живет в чужой ему стране, чей язык редко является для него родным, все окружающие признают в нем чужака. Поэтому нелегал всегда выдает себя за иностранца. Чужестранцу многое прощается: он может говорить с акцентом, не знать местных обычаев, путаться в географии. Разведчик, забрасываемый в Германию, выдает себя за прибалтийского немца, работающий в Бразилии агент по легенде — венгр, разведчик, живущий в Нью-Йорке по документам датчанин.
Нет для нелегала большей опасности, чем встретить «соотечественника». Малейшая неточность может стать фатальной. Подозрение вызовет несоответствующее легенде произношение (как абсолютно по-разному говорят на одном украинском языке уроженцы Львова и Харькова), ошибка в жесте и т.д.


Все тонкости легенды предугадать просто невозможно: ни в одном справочнике не напишут, что Гретель, одна из многих университетских лаборанток, — местная знаменитость, и не знать ее просто нельзя. Поэтому каждый лишний час, проведенный в обществе «земляка», увеличивает риск провала.


Свой среди чужих

Николай Кузнецов, общаясь с немцами, выдавал себя за немца. С октября 1942 по весну 1944, почти 16 месяцев, он находился в занятом гитлеровцами Ровно, вращался в одном и том же кругу, постоянно расширяя число контактов. Кузнецов не просто изображал немца, он стал им, заставлял себя даже думать по-немецки. СД и гестапо заинтересовались Зибертом лишь после того, как появились свидетельства, что обер-лейтенант имеет отношение к череде проведенных в Ровно и Львове терактов. Но Пауль Зиберт как немец никогда и ни у кого не вызывал подозрений. Владение языком, знание немецкой культуры,обычаев, поведение – всё было безупречно.



И это все при том, что Кузнецов никогда не был в Германии и даже никогда не выезжал за пределы СССР. И работал он в оккупированном Ровно, где каждый немец на виду, где СД и гестапо работают по ликвидации подполья, и под подозрением находится практически каждый. Ни один другой разведчик не смог продержаться в подобных условиях так долго, так глубоко внедриться в среду, обрасти столь значимыми связями. Вот почему «бойцы невидимого фронта» в один голос называют Кузнецова разведчиком-нелегалом № 1.
Откуда он взялся?



Да, действительно, откуда? Для большинства биография знаменитого разведчика начинается с его появления в отряде Медведева в октябре 1942 года. До этого момента жизнь Кузнецова — не просто белые пятна, а сплошное белое поле. Но гениальные разведчики не появляются ниоткуда, их взращивают, долго подготавливают. Путь Кузнецова к вершинам профессионализма был долгим и не всегда прямолинейным.

Николай Кузнецов родился в д. Зырянка Пермской губернии в 1911 году в крестьянской семье. В его родословной нет ни дворян, ни иностранцев. Откуда у мальчика, родившегося в пермской глубинке, талант лингвиста — загадка.

Ветры революции забросили в талицкую школу-семилетку Нину Автократову, получившую образование в Швейцарии. У нее и получил Николай первые уроки немецкого языка.

Но мальчику этого было мало. Его друзьями стали местный аптекарь австриец Краузе и лесник — бывший пленный германской армии, у которого Кузнецов нахватался ненормативной лексики, которой нет ни в одном учебнике немецкого языка. В библиотеке талицкого лесного техникума, где он учился, Николай обнаружил «Энциклопедию лесного хозяйства» нанемецком языке и перевёл её на русский.

Удары судьбы.

В 1929 году Кузнецова обвинили в сокрытии «белогвардейско-кулацкого происхождения». Теперь уже нельзя определить, что за страсти бушевали в талицком техникуме, в какие интриги оказался втянут Кузнецов (не был его отец ни кулаком, ни белогвардейцем), но Николая исключили из техникума и из комсомола. Будущий разведчик на всю жизнь остался с неполным средним образованием.


В 1930 году Николай устроился на работу в земельное управление. Восстановился в комсомоле. Обнаружив, что начальство занимается воровством, заявил об этом в органы. Расхитителям дали по 5-8 лет и 1 год Кузнецову — за компанию, правда, без отсидки: наказание заключалось в надзоре и удержании 15% от заработка (советская власть была сурова, но справедлива). Кузнецов был повторно исключен из комсомола.





Внештатный агент ОГПУ




По долгу службы Николай колесил по глухим деревням Коми, попутно овладел местным языком, завел множество знакомств. В июне 1932 года на него обратил внимание оперуполномоченный Овчинников, и Кузнецов сталвнештатным агентом ОГПУ.


Коми начала 30-х годов было местом ссылки кулаков. Ярые враги Советской Власти и несправедливо репрессированные убегали в тайгу, собирались в банды, отстреливали почтальонов, таксаторов, селькоров — всех, кто хоть сколько-нибудь представлял власть. Подвергался нападениям и сам Кузнецов. Имели место восстания. ОГПУ нужна была местная агентура. Созданием агентурной сети и поддержанием связи с ней и занимался лесоустроитель Кузнецов. Вскоре на него обратили внимание вышестоящие органы. Талантливого чекиста забрали в Свердловск.
На «Уралмаше»




С 1935 года Кузнецов — расцеховщик конструкторского бюро на «Уралмаше». На заводе работало множество иностранных специалистов, в большинстве своем немцев. Не все работавшие на заводе иностранцы были друзьями СССР. Некоторые из них демонстративно выражали свои симпатии Гитлеру.
Среди них и вращался Кузнецов, заводил знакомства, обменивался грампластинками и книгами. Обязанностью агента «Колониста» было выявление среди иностранных специалистов скрытых агентов, пресечение попыток вербовки советских служащих, нахождение среди немцев лиц, готовых пойти на сотрудничество с советской разведкой.


Попутно Николай совершенствовал свой немецкий, усваивал привычки и свойственную немцам манеру поведения. Кузнецов овладел шестью диалектами немецкого языка, научился по первым фразам определять, уроженцем каких мест является собеседник и сразу же переходил на родной немцу говор, чем приводил того просто в восторг. Выучил польский и эсперанто.
Не обошли Кузнецова и репрессии. В 1938 году он был арестован, и несколько месяцев провел в тюрьме, но его непосредственный куратор сумелотбить своего подопечного.


«Его надо взять в Москву!»

В 1938 году крупному ленинградскому партийному чиновнику Журавлеву, прибывшему с инспекцией в Коми, один из сотрудников аппарата НКВД представил особо ценного агента: «Смел, находчив, инициативен. В совершенстве владеет немецким, польским, эсперанто, языком коми.Исключительно результативен».

Журавлев поговорил с Кузнецовым несколько минут и тут же позвонил заместителю ГУГБ НКВД Райхману: «Леонид Федорович, есть тут человек — особо одаренный агент, его надо взять в Москву». В тот момент у Райхмана в кабинете находился разведчик, недавно прибывший из Германии; Райхман передал ему трубку: «Поговори». После нескольких минут разговора на немецком языке разведчик спросил: «Это из Берлина звонят?» Судьба Кузнецова была решена.
Нелегал в родной стране.

Когда начальник секретно-политического отдела ГУГБ НКВД Федотов увидел документы прибывшего к нему Кузнецова, он схватился за голову: две судимости! Дважды исключен из комсомола! Да такая анкета — прямая дорога в тюрьму, а не в органы НКВД! Но и он оценил исключительные способности Кузнецова и оформил того как «особо засекреченного спецагента», спрятав его анкету от кадровиков за семь замков в свой личный сейф.
Чтобы уберечь Кузнецова, отказались от процедуры присвоения звания и выдачи удостоверения. Спецагенту оформили советский паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта, по которому чекист и жил в Москве. Вот так советский гражданин Николай Кузнецов вынужден был скрываться в родной стране.








В конце 30-х в СССР зачастили немецкие делегации всевозможных раскрасок: торговые, культурные, общественно-политические и пр. В НКВД понимали, что 3/4 состава этих делегаций — разведчики. Даже в составе экипажей «Люфтганзы» летали не красотки-стюардессы, а бравые стюарды с военной выправкой, меняющиеся через каждые 2-3 рейса. (Так штурманы Люфтваффе изучали районы будущих полетов).

В кругу этой разношерстной публики и вращался «тоскующий по фатерланду» советский немец Шмидт, незаметно выясняя, кто из немцев, чем дышит, с кем

устанавливает контакты,кого вербует.

Кузнецов-Шмидт водил дружбу с дипломатами, вошел в окружение военно-морского атташе Германии в СССР. Дружба с фрегаттен-капитаном НорбертомБаумбахом закончилась вскрытием сейфа последнего и фотографированием секретных документов. Частые встречи Шмидта с немецким военным атташе Эрнстом Кестрингом позволили чекистам установить прослушку в квартире дипломата.


Самоучка.



При этом поставляющий ценнейшую информацию Кузнецов так и оставался нелегалом. Все предложения руководства отправить столь ценного работника на какие-либо курсы Федотов пресекал на корню, тщательно скрывая анкету «Шмидта» от посторонних глаз. Никаких курсов Кузнецов никогда не проходил. Основы разведки и конспирации, вербовка, психология, фотодело, вождение автомобиля, немецкий язык и культура — во всех областях Кузнецов был 100% - м самоучкой.


Кузнецов никогда не был членом партии. Одна только мысль, что Кузнецов должен будет рассказать на партбюро при приеме свою биографию, бросала

Федотова в холодный пот.





Разведчик Кузнецов




С началом войны Кузнецов был зачислен в «Особую группу при НКВД СССР», возглавляемую Судоплатовым. Николая отправили в один из подмосковных лагерей для немецких военнопленных, где он отсидел несколько недель, влезая в шкуру немецкого обер-лейтенанта Пауля Зиберта. Летом 1942 года Кузнецов был направлен в отряд Дмитрия Медведева. В столице рейхскомиссариата г. Ровно за 16 месяцев Кузнецов уничтожил 11 высших чинов оккупационной администрации.

Но не стоит воспринимать его работу исключительно как террористическую. Главной задачей Кузнецова было добывание разведданных. Он один из первых сообщил о грядущем наступлении гитлеровцев на Курской дуге, определил точное местонахождение ставки Гитлера «Вервольф» под Винницей. Один из офицеров абвера, задолжавший Зиберту крупную сумму денег, обещал расплатиться с ним персидскими коврами, о чем Кузнецов сообщил в центр. В Москве информацию восприняли более чем серьезно: это было первое известие о подготовке немецкими спецслужбами операции «Длинный прыжок» — ликвидации Сталина, Рузвельта и Черчилля в ходе Тегеранской конференции.

Гибель и посмертная слава.




Кузнецов не мог «держаться» вечно. СД и гестапо уже искали террориста в форме немецкого обер-лейтенанта. Застреленный им чиновник львовского штаба военно-воздушных сил перед смертью успел назвать фамилию стрелявшего: «Зиберт». На Кузнецова началась настоящая охота. Разведчик и два его товарища ушли из города и стали пробираться к линии фронта. 9 марта 1944 года Николай Кузнецов, Иван Белов и Ян Каминский в с. Боратин

нарвались на отряд УПА и погибли в бою.

Похоронен Н. Кузнецов на Холме Славы в г. Львове. В 1984 году его именем был назван молодой город в Ровенской области. Николаю Кузнецову были поставлены памятники в Ровно, Львове, Екатеринбурге, Тюмени, Челябинске.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. Николаю Ивановичу Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым сотрудником внешней разведки, удостоенным звания Героя Советского Союза.
На родине героя, в г. Талица Свердловской области, установлен памятник. О героизме Николая Ивановича Кузнецова написано много книг, снят художественный фильм "Сильные духом". В Центральном музее Вооруженных Сил хранятся документы, фотографии и личные вещи Кузнецова, которые свидетельствуют о героической жизни разведчика. Благодарная Россия помнит своего беззаветно храброго защитника.




 

Отправляясь на опаснейшее задание, бесстрашный--разведчик понимал,что ему придется пожертвовать своей жизнью. Н.И.Кузнецовнаписал письмо-завещание,на конверте было написано: "Моему другу майору Стехову С.Т.

« Вскрыть только после моей гибели»

Завтра исполняется одиннадцать месяцев моего пребывания в ты­лу врага.

25 августа 1942 года в 24 часа 05 минут я спустился на парашю­те, чтобы беспощадно мстить за кровь и слезы наших матерей и брать­ев, стонущих под ярмом германских оккупантов.

Одиннадцать месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром немец­кого офицера, пробирался в самое логово сатрапа - германского тирана на Украине Эриха Коха. Теперь я перехожу к действиям.

Я люблю жизнь, я еще очень молод. Но если для Родины, которую я люблю как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью, во имя ос­вобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и больше­вик! Пусть запомнят фашистские главари, что невозможно покорить русский народ, как невозможно погасить солнце.

Фашистские кретины Гитлер и компания думали уничтожить наш великий Советский народ. По своему скудоумию они надеялись, что в море крови можно потопить русский и другие братские народы Советского Союза.

Они забыли или не знали истории, эти дикари XX века. Но они еще поймут это! Пусть я умру, но в памяти моего народа патриоты бессмертны... «Пускай ты умер !. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету !» Это мое любимое произведение Горького, пусть чаще читает его наша молодежь, в нем я черпал силы для подвига.

Ваш Н.Кузнецов

24 июля 1943 г.
Из воспоминаний учителя Талицкого ФЗС В.Чащихина

Меня просили написать воспоминания о Герое Советского Союша


Н.И.Кузнецове, о том времени, когда он учился в Талицкой семилет­ке.
Это было давно, прошло уже около 27 лет. Многое я забыл, так как перед моими глазами и моим сознанием за 40 лет учительской работе много прошло молодых людей.

Из всех мальчиков, с которыми я имел дело во время моей рабо­ты в Талицкой ФЗС, мне помнятся только четыре человека. Но троих из них я помню не по каким-либо причинам, связанным с их характе­рами или отношением к учебе, а причинам совершенно внешним: один был моим племянником, другой был однорукий, а третий запомнился, видимо, потому, что он побывал в детстве со своими родителями в разных странах, вплоть до Гавайских островов в Тихом океане.

А вот Кузнецов, Никоша, как его называли соученики, запомнил­ся мне как незаурядный ученик. Могут подумать, что я даю хорошую оценку Кузнецову потому, что он Герой Советского Союза. Нет, он действительно был учеником, выделявшимся среди других, горячим стремлением к знаниям: настойчивостью и желанием быть в учебе впереди всех! Если случилось, что при решении какой-либо задачи Никоша не оказывался первым из числа решивших задачу, то он с досадой произносил свое ругательство: "Вот Николай Романов!". Это же ругательство Кузнецов иногда употреблял по адресу некото­рых нарушителей дисциплине. Многим в настоящее время может пока­заться странным это выражение. Оно было придумано самим Никошей и характеризовало его политическое настроение: ненависть, презре­ние к свергнутому революцией Николаю кровавому.

Я преподавал тогда обществоведение. Этот предмет включал в себя историю рабочего движения, Конституцию РСФСР (текшие поли­тические события, как внутренние, так и внешние). Учащиеся очень интересовались обществоведением, так как все молодые люди стремят к новому. Они жили в такое время, когда многие окружавшие их ещё относились скептически к начинаниям Советской Власти и похва­ливали старое. К рассказам о мрачном прошлом жизни народов царской России, о целях и достижениях Коммунистической партии и Советско­го государства учащиеся жадно прислушивались.

Самый большой интерес к обществоведению проявлял Кузнецов. Он был активным слушателем, у него всегда находился запас дополнительных вопросов. Иногда он делал удачные предложения или да­вал толкование событиям из далекого прошлого».

Вот все, что я помню о Н.И.Кузнецове.

1962 г. учитель В.Чащихин.
Воспоминания о Николае Ивановиче Кузнецове.

Николая Ивановича Кузнецова я знал с 1935-года. Вместе с ним работал в конструкторском отделе Урадмащзавода; он в группе технологических маршрутов, а я вбюро прокатного оборудования. Мы часто встречались с ним на работе. Много времени проводили вместе, гуляли, ходили в лес, в кино, часто заходили ко мне и мы чи­тали на немецком языке, тренировались в разговоре. Николай Иванович увлекался изучением немецкого языка. Он всегда имел при себе какую - нибудь книжку, которую читал в свободную минуту.

Для усовершенствования в немецком языке Кузнецов использовал любой случай. В свободное время он встречался с иностранными специалистами, которые работали тогда на заводе, а также беседовал со своими сослуживцами, знающими язык.

Обычно при встрече, где бы она ни проходила - на работе, в трамвае, Николай Иванович начинал говорить на-немецком, Благодаря такой настойчивости, он быстро изучил язык, приобрел достаточный запас слов и овладел разговорной речью.

Ещё одна черта была у Николая – он любил одеваться с претензией на иностранца. Помню, одно время он носил серую шляпу, серебристого цвета плащ и брюки - бриджи.

По характеру Николай Иванович был веселым, жизнерадостным и остроумным. Он был хорошим собеседником, Можно сказать, что он обладал искусством непринужденно вести беседу, легко находя тему для разговора. С ним интересно бшю говорить, он мог заинтересо­вать собеседника. Эта черта, это умение вести беседу, мне кажется, впоследствии помогли ему в работе разведчика.

Последний раз мне довелось встретить Николая случайно в авгус­те 1941 года в Москве. Война уже шла. Я только что вернулся из Германии, где был в командировке. Там и застала меня война. Вско­ре гитлеровцы обменяли меня и других интернированных граждан Советского Союза на своих соотечественников. Так я оказался в Москве. Встреча с Кузнецовым произошла на московских улицах. Я шел по направлению к площади Дзержинского, когда меня кто-то громко окликнул, это был Кузнецов. Он и здесь сразу же заговори по-немецки и когда узнал, что я только что вернулся из Германии, начал расспрашивать меня с большим интересом о впечатлениях и пригласил поехать к нему на квартиру. Мы сели в трамвай и поехали. Долго беседо­вали у него дома. Он очень подробно интересовался тем, что я видел в Германии, задавал много вопросов. Мне было, что расска­зать ему. Когда я уходил, он сказал мне, что принят в десантные части и в скором времени ждет отправки на фронт. Видно бело, что он рад и давно ждал этого.

Так состоялась моя последняя встреча с. Николаем Ивановичем Кузнецовым. Через несколько дней я уехал в Свердловск.


инженер-конструктор Урал маш зав ода

Л.К. Грабовский


Мои воспоминания о Кузнецове.

Работаю я в конструкторском отделе Уралмашзавода с 1934 го­да. В то время состав нашей группы расцеховки состоял из молоде­жи, в основном девушек.

В 1935 году к вам в группу пришёл работать молодой человек Николай Иванович Кузнецов.

С первых же дней в отделе Николай Иванович стал увлекатьсяизучением немецкого языка . Делалон это с огромным, поразитель­ным упорством, отдавая своему увлечению все свободное время. Изучая немецкий язык, он уже тогда старался освоить разговорнуюречь, причем тщательно следил за произношением, Николай Ивановичиспользовал любой случай поговорить по-немецки - в трамвае, наулице, в парке, а также в нашей группе.В то время в отделе работали немецкие -специалисты, да и среди наших специалистов многие знали немецкий язык. Николай Ивано­вич к ним всегда обращался на немецком языке. Он не расставался с немецким разговорником, и всегда носил его в кармане.

Начальник группы тов. Голосной как-то спросил у него:«Зачем вы так тщательно изучаете немецкий язык?» Кузнецов ответил: «Отношения с Германией у нас не совсем приятные, на случай войны он мне пригодится, я ещё молод, и на фронте мне побывать придется».Очень часто он говорил: « Современному человеку недостаточно - знать только свой родной язык». В свободное время Николай Иванович- увлекался и танцами, в основном западными.

Николай Иванович был широкоплечий, высокого роста, блондин со светло-серыми глазами. Поражала его аккуратность, он был при­мером для молодежи. Николай Иванович носил белоснежные накрахма­ленные сорочки. Не было случая, чтобы он явился на работу небритым. А жилось ему тогда трудно. Уралмаш только строился, и Нико­лай Иванович занимал комнату в неблагоустроенном доме.

Любимым писателем Николая Ивановича Кузнецова был Горький. Он часто говорил нам: «Девушки, любите Горького». По условиям ра­боты нашей группе часто приходилось задерживаться вечерами. Си­дим, бывало, и за полночь, уставшие, и вдруг встает Николай Ива­нович и начинает декламировать «Песню о Соколе».

В обращении с нами он всегда был прост, любил переброситься шуткой, был очень отзывчивым товарищем. Как-то поздней осенью начальник группы послал меня с Николаем Ивановичем в цеха заво­да исправлять техническою документацию. Канава на заводской пло­щадке была покрыта льдом. Нам не захотелось её обходить, и мы отправились прямиком. Лед под нами не выдержал и Николай Ивано­вич, проваливаясь по колено в студеную воду, подхватил меня и вынес на сушу, хотя сам основательно вымок.

В 1936 году Николай Иванович с завода уволился, Уже после окончания войны к нам на завод приезжал полковник Медведев - командир партизанского отряда, в котором служил Кузнецов, Д.Н. Медведев рассказал, каким бесстрашным и умным разведчиком ока­зался Николай Иванович. Нам было приятно узнать, что таким легендарным героем стал наш земляк, сослуживец. Прошло с тех пор много лет, но мы никогда не забудем его простоту, чуткость, вни­мание к людям.

Приказом директора завода от 9 мая 1960 года имя Героя Советского Союза Николая Мвановича Кузнецова навечно внесено в списки сотрудников отдела прокатного оборудования.

Экономист

отдела главного конструктора прокатного оборудования Уралмашзавода В.Ларионова.



ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА

Директора ордена Ленина, ордена Красного Знамени и ордена Трудового Красного Знамени Уралмашзавода.


№ 215

г.Свердловск 9 мая 1960 года


Сегодня весь советский народ, а вместе с ним и все прогрессивные люди мира отмечают 15 – ю годовщину Победы над гитлеровской Германией в Великой Отечественной войне.

Незабываемую светлую память о себе оставил работник нашего завода, с небывалым мужеством сражавшийся в тылу врага, Герой Советского Союза – Кузнецов Николай Иванович.

В ознаменование 15 – й годовщины Великой Отечественной войны,
ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Увековечивая память воинов Великой Отечественной войны:

а) занести навечно в списки конструкторского отдела завода Героя Советского Союза Кузнецова Николая Ивановича.

п/п Директора завода - В.Кротов


верно:



Каталог: Muzei
Muzei -> Вопросы и задания к викторине по жизни и творчеству Серафима Алексеевича Попова
Muzei -> Оглавление Музей вчера, сегодня, завтра
Muzei -> Результаты нашей поисковой работы в сайтах, архивах, Книгах
Muzei -> «встань вровень с героями»
Muzei -> Музей истории российско-французских отношений
Muzei -> Борис Мокеевич Думенко родился в 1888 г на хуто­ре Казачий
Muzei -> Методические рекомендации «структура, состав, учет и хранение музейных фондов»
Muzei -> Музеи образовательных учреждений Республики Карелия
Muzei -> Сергей Половников

  • Николай Кузнецов – человек – легенда. Из фондов школьного музея.
  • Разведчик-нелегал СССР №1
  • Кто такой разведчик-нелегал
  • «Его надо взять в Москву!»
  • Нелегал в родной стране.
  • Гибель и посмертная слава.