Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мищенко Татьяна Владимировна




страница1/31
Дата03.07.2017
Размер3.31 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


Мищенко Татьяна Владимировна


г. Иркутск

Победитель в номинации


«Лучший творческий дебют»

ГОРМОНАЛЬНАЯ РАПСОДИЯ


Сущность маниакального бреда

состоит в непрерывно вибрирующей

чувствительности.

Поль Мишель Фуко



ВСТУПЛЕНИЕ.
Я придумала чрезвычайно полезную игру – развлечение. Рано утром, на рассвете, следовало, скинув с себя бесполезную одежду, прийти к трём соснам, растущим под окном моего дома, встать лицом к восходу, воздеть руки вверх и произнести заклинание. Заклинание, правда, было придумано не сразу. Бессонница, в последний месяц особенно бурно атаковавшая мозг, всё не сдавалась и с маниакальной настойчивостью посещала меня, вертя мыслями, пробуждая в организме чувства, доселе неведомые. Устав бороться с непрошеной гостей, уступив её настойчивости, я отпустила сознание, позволяя манипулировать им в той мере, в которой было угодно безумной негодяйке.

Воодушевясь лёгкой победой, она, празднуя триумф, чуть ослабила хватку, притупив бдительность. В этот короткий промежуток времени меня и посетила мысль о заклинании. Думалось, что если найдется своё собственное средство способное укротить столь грозного противника, то можно справившись для начала с ним, преодолевать и другие преграды.

Заклинание должно звучать как-то загадочно, и отлично от всех придуманных доселе. Глубокими знаниями в области заклинаний, похвастаться я не могу, но по твёрдому внутреннему убеждению, это должны быть какие-то особенные ни на что не похожие слова. Дней десять промучилась над составлением короткого предложения, но так ничего и не придумала. Получалась полная белиберда, лишённая всякого смысла. В какой то момент даже почувствовала, что проигрываю, настолько жалким и беспомощным было моё состояние. Проревев два часа кряду, отупев от тщетности попыток, я, готовясь отойти ко сну, стала надевать ночную сорочку. И в этот момент вдруг мозг пронзила одна простая и ясная мысль: заклинание необязательно вовлекать в словесную форму. При выполнении определённого ритуала, нужно было восстановить в себе тишину.

В предвкушении нового дня, смиренно встретила приход ночной постоялицы. Уж я то знала, что она доживает последние часы свои и завтра, максимум послезавтра, от неё не останется и следа. И опять я ошиблась. Определённые ритуальные действия родились спонтанно, как бы сами собой. Необходимость оголить тело была вызвана тем, что одежда, несёт в себе много лишней, информационной нагрузки и будет лишь мешать энергообмену. Восход – символизирует новую жизнь, возрождение, встретив его в голом виде, да ещё софически помолчав - и новое качество жизни будет гарантировано.

Утром лил дождь. Солнце надолго скрылось с небосклона, соответственно возможность приближения новых ощущений отодвигалась на неопределённый срок. «А она сильней, чем я думала вначале» - размышляя над оказией с плохой погодой, разочарованно констатировала я. Но, взбодрив себя, мыслю, что рано или поздно солнце всё же появиться из–за горизонта, принялась тренировать волю на предмет наступления внутренней тишины.

Вначале, мешали мысли. Их как всегда было множество. Каждая непременно хотела вступить в разговорный контакт. Было нелегко, одновременно поддерживая беседу, молчать внутри себя.

Доселе я не разу не размышляла на тему, для чего собственно нужен мозг. Задумавшись над этим вопросом, пришла к выводу, что мозг, используется людьми исключительно для разговоров. Как внутренних, так и наружных. Неужели это единственное его предназначение? Вовлекать чувства, ощущения, переживания - в слова? Но думать так не хотелось. Если серое вещество, заполняющее голову, действительно беспрестанно загружается лишь банальными фразами и словами, то причина людского неустройства - найдена. Но ох как не хочется использовать небольшое скопление трепетной мягкой массы, лишь для словообразования! Отсюда можно сделать вывод - если причина скуки и неудовлетворённости лишь в перегруженности сознания разговорами, нужно искать ответ на вопрос: а каково же собственно прямое предопределение разума? Этот вопрос и предстояло выяснить экспериментальным путём. Можно было конечно, каким то образом лишившись значительной части сознания, превратиться в совершенное растение (медицина, шагнувшая далеко вперёд, стоит лишь озвучить причину беспокойства, сама того не ведая справиться с этой задачей быстро и эффективно так что через полгода можно будет сидеть, поджав под себя ноги весело улыбаться и пускать слюни). Но крайностей всё же не хотелось. И потом, зачем-то же я откладывала в мозговую копилку свой жизненный опыт. Привычка не разбрасываться наработанным давала о себе знать. Быть может это элементарная жадность? Над нежеланием отключать сознание до состояния полнейшей беспомощности, я долго думать не стала. А потому незамедлительно приступила к тренировкам.

Вытянувшись солдатиком, закрыв глаза – стала слушать себя. Мысли не оставляли. К размышлениям над собственной удачливостью – неудачливостью, примешивались слабые физиологические позывы тела. Вот ещё наказание! Мало того, что работа над собственным сознанием находиться ещё только в самом начале, так ещё и бренное (хоть и красивое тело) всякий раз напоминает о себе в самый неподходящий момент. Оно должно бы понимать, что пред лицом великой миссии его низменные потребности должны естественным образом зачахнуть на корню. Ан нет! Оно действует, работает, и порой даже вопит о себе, диктуя условия. Вначале, просто зачесалась пятка. Решив не обращать на сиё мелкое недоразумение внимания, уже через пять минут, поняла, что проигнорировать сей факт, не удастся. Лучше уж почесать пятку, а потом, ни на что, не отвлекаясь, думать (или пытаться не думать) о вещах, которые должны будут вывести на качественно – новый, образовательно–самопознавательный уровень.

Почесав пятку, приняла прежнее положение. Продержавшись без движения пару минут – захотела курить, причем со страшной силой. Сказав себе, что выпивка и курение – главные враги человека, дала зарок больше не притрагиваться ни к тому, ни к другому. В самом деле, что может быть унизительней физиологической зависимости? Ясно сознавая, какой вред несёт в себе выкуренная сигарета, и опрокинутая в недра желудка рюмка – другая водки, тем не менее, ждёшь, ищешь повод, для того, что бы выкурить и опрокинуть. Неприятности – выпить. Нервность – выкурить. Несчастная любовь – опрокинуть. Оскорбление – выкурить. И далее по списку.

Внимание! Наступает торжественный момент: с этой минуты бросаю курить и злоупотреблять спиртными напитками! Может во вредных привычках отравляющих мозг и кроется причина всех недоразумений со словоблудием? Расслабляясь, организм, выпускает на свободу речевой орган под название язык – предоставляя ему право комфортного безнаказанного существования. Или причина кроется совсем в другом? Кому суждено курить тот, и курит, а кому на роду написано сделаться алкоголиком – обязательно сделается. Человек, ограниченный и неинтересный, подлый и грубый в обыденной жизни навевает скуку. Компенсаторные силы организма, под воздействием винных паров высвобождаются, делая его более привлекательным и удобоваримым для общества. Даже если он, в дальнейшем превратившись в скотину, не взывает ничего кроме брезгливости, всё равно факт пьянства – является извинительным мотивом: он человек то неплохой, да вот водка сгубила!

Выкурив сигарету, вновь приняла позу спелёнанного младенца. Кстати, для чего пеленают этих несчастных, беззащитных человечков? Думаю, родители, воспользовавшись первым детским замешательством, пытаются отложить как можно больше собственной негативной информации на чистый детский рассудок. Они торопятся, осознавая, что вскоре маленькая личность распознав манёвр, в дальнейшем практически на протяжении всей жизни будет избавляться от родительских навязанных комплексов, в том числе, перекладывая их на своих детей.

Думая о судьбах тысяч объегоренных младенцев, незаметно для себя заснула. Победа над бессонницей была столь обыденна, что не принесла ожидаемого удовлетворения. К тому же казалось, что проведение сжалившись надо мной, даруя сон и негу, просит далее не предпринимать попыток мозговых экспериментов. Но идти нужно до конца. До какого именно, я ещё не знала, но определённость должна была наступить. Выбор был сделан, жалеть не о чем.

Тишина собственно не являлась самоцелью. Вполне возможно, что в большей степени необходим был ритуал. Утро следующего дня, сжалившись надо мной, подарило ясную, безоблачную погоду. Встав в шесть часов утра, я с радостью и внутренним волнением констатировала, что с этой минуты, наступает другой уровень жизни, и ощущений. Остановившись перед зеркалом, критически оглядела себя с ног до головы. Кружевная коротенькая сорочка органично гармонировала со стройными длинными ногами. Она, скроенная и сшитая по всем законам портновского искусства и полёта дизайнерской мысли, способна была удовлетворить самый взыскательный вкус. В меру, прикрывая ажурным полотном женскую грудь, будя в мужчине необузданные желания и поднимая из глубин мужского подсознания первобытные инстинкты. Но, несмотря на свою эфемерность, сорочка не вписывалась в ритуал, а потому, резко и решительно была скинута с тела. Оказавшись оголённым, оно, тот час сконфузилось. Глаза хаотично сновали боясь встречи со своим отражением, словно их хозяйка занималась чем-то противозаконным. В самом деле, никогда прежде, так тщательно я не рассматривала своё тело. И оно, не привыкшее к такому повышенному к себе интересу, скукожилось, и опало.

Нет, так дело не пойдёт. Лицемерие не самое лучшее человеческое качество. Нужно вначале научиться быть честным и открытым с самим собой, и тогда никто и никогда не сможет осудить тебя или высмеять. Внутренний собственный конфуз, безусловно, передаётся окружающим, и они с остервенением набрасываются на то, что ты тщательно защищаешь. Собственно я не сошла с ума, и вовсе не думала, что три молоденьких сосны, начнут глумиться надо мной, но, тем не менее, они являются сторонними наблюдателями, и быть может память о моём поступке перейдёт в их древесное сознание, оставшись там навеки. В том, что сосны переживут меня, я не сомневаюсь. А потому, нужно выглядеть достойно. Решившись наконец, подняла глаза, и тщательно, сантиметр за сантиметром принялась изучать своё пока ещё молодое, не рожавшее тело. Всё как у всех, наверное. Следует для начала отметить недостатки, чтобы, зная о них, раз и навсегда избавиться, вычеркнуть из сознания, а уж затем отметить достоинства и помнить лишь о них.

Итак недостатки: бёдра, пожалуй, чуть широковаты, выпирает небольшой, но уже заметный животик, грудь – в порядке, но слишком уж великовата (или для женской груди большой размер не является недостатком?), шея хоть и не лебединая, но достаточно красивая. Лицо меня не интересовало, по той простой причине, что оно практически ежедневно выставляется для всеобщего обозрения. В этой связи, волей-неволей, на нём запечатлеваются следы коварства и ненависти, обид и иронии, защиты, и отчаяния. Эта часть тела менее всего может характеризовать хозяина. Я полжизни положила на то что бы уметь держать лицо. Так старалась при этом, что напрочь забыла, како же собственно его первоначальное выражение. Так что оставим эту часть тела в покое, и сделаем выводы. Поучается, что я практически лишена недостатков? Но ведь этого не может быть! Недостатки имеются у каждой женщины. Другое дело, какими глазами ты на них смотришь. Видимо я так хорошо отношусь к себе и созданному природой телу, что не вижу отрицательных сторон. Может это и к лучшему? Но для полноты картины, всё же хотелось разобраться до конца в отрицательных нюансах своей фигуры.

У меня были мужчины. Не знаю много или мало (понятие то это относительное), но они были. Нужно просто припомнить, их отзывы относительно моих физических данных.

Так, помню один пылкий мальчик, очень давно назвал меня грациозной ланью. Больше он ничего не говорил, а только любил меня. А я его. Но вот спросить, за что собственно он меня любит, я тогда так и не догадалась. О чём сейчас очень сожалею. Будем исходить из того, что имеем. Лань действительно красивое изящное, грациозное животное с влажными умными глазами, тонкими ногами, и довольно объёмной бочкообразной тушкой. Интересно, что тот мальчик имел в виду, сравнивая меня с этим парнокопытным? Получается, что мои тонкие ноги едва ли гармонируют с выпирающим животом. Да, наверное, так и есть. Для собственного успокоения подумала, что комплимент (комплимент ли?) этот был отвешен мне лет десять назад, на заре вступления во взрослую половую жизнь. Надо сказать, что за время интенсивных спаррингов, я накачала икроножные и бедренные мышцы, и ломкие голенастые ножки обросли некоторым слоем мышц. Истина так и не прорисовывается. Перебирая в голове мужчин, с которыми мне приходилось иметь дело, с ужасом осознала, что на самом то деле, высказываний позитивного толка в отношении моей фигуры и внешности я практически не слышала.

Это что же получается? Я законченный урод? Но ведь все они (или практически все) говорили о любви ко мне. Одно из двух: либо мужчины лицемерили в своих признаниях, либо они законченные остолопы не умеющие произносить комплименты. Хрен редьки не слаще.

Но тут я вспомнила ещё одного приятеля Серёжу, который, однажды устало бухнувшись на подушку, тяжело дыша и вымученно улыбаясь сказал, что во мне есть изюминка. Я попросила уточнить какая именно, но Серёжа, был так ослаблен, что пообещал, сделать расшифровку своего заявления утром. И исчез. Ну не искать же, в самом деле, его сейчас, что бы он, припомнив наше непродолжительное знакомство, наконец, внёс ясность.

Кстати, у меня ведь и муж был. Как я могла о нём забыть! Ему по статусу полагалось нашёптывать супруге нежные и ласковые слова. Морща лоб, собирая извилины в кучу, скрипя не проснувшимися ещё мозгами, силилась вспомнить высказывания мужа которые бы имели отношение к изучаемому предмету. Но ничего кроме «кошечки», «цапельки», «шалуньи» и «лапочки» не вспоминалось. Нет, безусловно, были и оскорбительные эпитеты, их справедливости ради нужно сказать было гораздо больше, но они тоже не имели отношения к физической оболочке, скорей к чертам характера. Уж если собственный родной муж не соизволил в своё время просветить меня на этот счёт, чего уж пыжиться и вспоминать остальную гвардию?

Какова бы не была причина мужского партизанского молчания, факт остаётся фактом: я имею весьма приблизительное представление о своих прелестях и недостатках. Что ж придется руководствоваться собственными представлениями о красоте и безобразии. Вынеся вердикт, что в обнажённом виде мне не зазорно появиться пред тремя соснами, я решительно отправилась утру и солнцу навстречу. Дом ещё спал. Ступая босыми ногами по ковровым мягким напольным покрытиям, почувствовала себя ребёнком, у которого уже появилась своя первая взрослая тайна.

Незакалённый организм, сразу воспротивился туманной колкости, и росистой предрассветной сырости. Ноги, едва я ступила на шёлковую иссиня-зеленую травку, стали в одноминутье мокрыми, причиняя дискомфорт. Фигура съёжилась, и я была немало раздосадована тем, что пришлось, скрючившись, схватив в охапку голое тело, красться на носочках к так давно вожделённому месту. В мечтах, я приходила сюда летящей походкой, с блуждающе рассеянной улыбкой на устах, и гордо поднятой независимой головой. Практика показывала, что мечты и реальность порой сильно разняться. Ничего, в следующий раз я думаю уже вполне буду готова. Учесть все нюансы без практического воплощения, видимо не представляется возможным. А потому, будем считать это всего лишь репетицией.

А вот и мои милые, стройные беззащитные как я, сосны. Они спят. Ветер – шалун, пользуясь их дремотой, запускает невесомые пальцы в кроны- причёски пытаясь вызвать беспорядок, понимая впрочем, тщетность своих попыток. Единственное что ему удаётся сделать, это сбросить пару – тройку перезревших колючих шишек. Одна, из них довольно чувствительно щёлкнула меня по макушке.

Место было выбрано, рассвет поднял голову, и я, оторвав руки от груди, воздела их кверху, для пущего эффекта запрокинув голову назад. Время шло, становилось всё холодней, а ожидаемое состояние не приходило. Я уже собралась вернуться в дом, как неожиданно услышала насмешливый мужской голос:



  • Очень эффектная поза! – похвалил мужчина.

Он стоял, и бессовестно рассматривал меня. Я не испугалась, а лишь замерла, опустив руки по швам.

  • И часто вы так упражняетесь? – словно и, не видя наготы, счёл возможным задать он вопрос.

  • Сегодня первый день, - честно ответила я, и на всех парах рванула к дому.

Прибежав в спальню, перво-наперво выглянула в окно. Естественно мужчина стоял, и смотрел на моё окно, вернее на меня в окне. Дыхание, всё никак не желавшее приходить в норму, сбивало ритм всего организма: сердце колотилось, грудь вздымалась, горло пересохло, слюна с трудом глоталась. Насмотревшись на меня, он, сорвав высокую травинку, сунув её в уголок красиво – чувственного рта, удалился, послав напоследок воздушный поцелуй.

Кто он? Откуда? Почему я никогда его раньше не видела? Я непременно бы запомнила его.

И тут мне открылась первопричина ночных беспокойств – несвоевременная отдача последнего долга.
ЧАСТЬ I

Глава 1

Однажды, выяснив, что муж стойко и систематически ходит налево, я приуныла. Естественно, что ни одна уважающая себя женщина не проигнорирует этот факт. Собственно догадки, и предположения, возникли очень давно, но я успокаивала себя тем, что, перебесившись, суженный, в конце – концов, вернется в лоно семьи, и мы будем жить долго и счастливо.

Но муж всё никак не хотел насыщаться, и теперь уже редкий вечер находился, дома резвясь и выплёскивая свою сексуальную энергию на кого угодно кроме жены. Пару – тройку раз всплакнув для порядка, призвала мудрость в союзницы, которая и посоветовала мне не обращать на сей факт внимания, а заниматься исключительно своей собственной персоной. Всё бы нечего, но благоверный, желая усилить эффект, стал приводить пассий к нам в дом, и беспокойный мой сон, сопровождался теперь звуками чужого оргазма.

Слушая в ночи нечеловеческие вопли, стала задумываться, над тем, отчего в моей семье сложилась такая ситуация.

Перво-наперво посетила мысль о собственной неполноценности. Ковыряя сердечные раны, старалась изыскать причину мужниного неудовольствия. Поливая собственные душевные и физические качества грязью, сделала вывод, что самокопание, в конце концов, ни к чему хорошему не приведёт. Нужно исправлять ситуацию. Но как это сделать?

Муж не интересовался мною как женщиной уже месяцев восемь, и настроить его на свою волну будет ох как трудно! Но отчаиваться, тоже не следует.

Скупив всевозможные глянцевые журналы пропагандирующие здоровый образ жизни, с тщательностью радивой студентки взялась грызть гранит женской науки. Нагрузившись полезной информацией, приступила к осуществлению советов: записалась в фитнес клуб, регулярно раз в неделю посещала сауну, массажный и косметический салоны. Когда поняла что достаточно подготовлена для встречи с любимым, явилась без приглашения к нему в спальню (у него случайно выдался свободный вечерок).


  • Здравствуй любимый! – томно приветствовала я супруга.

  • Мы вроде сегодня здоровались, - не отрывая голову от экрана компьютерного монитора, молвил супруг.

Внутри образовался стопор. Дурочка! Ведь я полагала, что милый, как только увидит меня в этом умопомрачительном, сексуально фонтанирующем белье, мгновенно наброситься аки лев, и станет любить без устали до самого утра. Вероятно почувствовав, дискомфорт, Андрей всё же оторвался от экрана и взглянул на меня. Он всё понял. Немного смутился, и тихо так посоветовал:

  • Иди спать.

  • Но я хотела поговорить с тобой на сон грядущий, - попыталась исправить я ситуацию.

  • Я устал, и не расположен к разговорам.

Краткий отпор, пинок под дых.

Тон, которым муж произнёс эти хлёсткие обидные слова, не оставлял не малейших шансов на реабилитацию. Уже уходя, услышала в след:



  • Извини…

Я ждала, что будут, какие-то объяснения, но Андрей не произнёс более ни слова.

Придя в свою комнату, распласталась на ковре, и стала тупо обозревать потолок. Стыд, боль и страх. Я упустила момент, я проиграла, с этим придется мириться. Надо отметить, что мысль о разводе даже не приходила в голову. Я и представить не могла, что мы, когда-то будем жить отдельно. Да, муж игнорирует меня как женщину, позволяет себе вольности, которые причиняют мне лишь страдания, но во всём остальном, у нас образцово – показательная семья. Для окружающих – мы идеальная пара. Муж – довольно состоятельный человек, известный в мире городского бизнеса. Ну, а я молодая не безынтересная жена богатого человека. Сотни тысяч женщин, мечтали бы оказаться на моём месте.

В самом деле, проблем материального толка у меня никогда не было, и надеюсь, не будет. Я и в страшном сне представить не могла, что нужно будет, подскакивая каждое утро в семь часов плестись на службу, восемь часов корпеть над бумагами (или чем–нибудь ещё) выслушивать при этом оскорбления начальства и терпеть наветы коллег. Нет, ни о каком разводе и речи быть не может. Тем более Андрей никогда и не требовал ничего подобного.

В соседней спальне муж говорил по телефону. Спустя час, спальня осветилась светом автомобильных фар. Из машины выпорхнула молодая красотка и без тени смущения направилась к дому. Водитель, заглушив двигатель, остался сидеть в машине. Накинув халат, опрометью сбежала в холл, с тем, что бы первой встретить ночную визитёршу. Похоже, Андрей не услышал приезда машины, или просто заснул, утомлённый ожиданием. Девица отпрянула от меня как чёрт от ладана.



  • Вы кто такая? – замогильным шёпотом поинтересовалась она.

  • Я жена Андрея, - вежливо проговорила я.

  • Какого ещё Андрея? – всё ещё не оправившись от шока, полюбопытствовала молодая кокотка.

Я поняла, что она не знакома с моим мужем, и по всей вероятности является лишь девушкой по вызову.

- Извините, что напугала вас, я просто хотела поговорить.



  • О чём? – искренне не поняла она.

  • Ну, так о жизни. О делах.

Девица попятилась, ища пути к отступлению. Пресекая манёвр, я крадучись, зашла к ней за спину, и захлопнула дверь.

  • Не кричите только, - предупредила я, - мы лишь поговорим с вами, поверьте, я не причиню вам зла.

Девица, напряглась ещё больше. Она, судорожно взялась рыться в сумке, что-то бормоча себе под нос. Достав сотовый телефон, пригрозила:

  • Думаете голыми руками взять меня? Фигушки! Я вот сейчас позвоню охране, и через пять – десять минут, приедут бравые ребята, которые так вас поколотят, что вы…- она так и не подобрала слов, которые бы точно выразили последствия, которые непременно произойдут в случае заступничества бравых охранников. Я, проворно выхватив из её рук телефон, сквозь стиснутые зубы проревела:

  • Никуда ты не позвонишь! Курица безмозглая! Мы поговорим, и всё. Мне больше ничего от тебя не нужно! Поняла или нет? А потом, пойдешь, обслужишь клиента, и получишь гонорар. Или как это у вас называется? К тому же если будешь тихо вести себя, я тоже заплачу. Ясно?

Колебалась она недолго. Меркантильные интересы возобладали над чувством самосохранения. Тайком на цыпочках мы пробрались в мою спальню.

  • Как вас зовут? – протягивая бокал с довольно большой коньячной порцией, спросила я.

  • Марина – хрипящим шёпотом ответила девушка, единым махом влив в себя содержимое бокала.

Я наполнила ещё.

  • Пейте Марина, не стесняйтесь.

Но Марина, отказавшись от второй порции, преданно глядя в глаза, замерла на месте, всем своим видом показывая, что готова к беседе:

  • Вы поговорить хотели, - напомнила девушка.

«Убить бы тебя сейчас тварь порочная» - подумала я, и даже улыбнулась своим мыслям. Но в то же время, понимала, что Марина собственно ни в чём не виновата. Она даже не знает моего мужа. Сейчас, после нашего, в общем-то, никому ненужного разговора она обслужит клиента, и отправиться восвояси, забыв о маленьком ночном происшествии навсегда. Виновата я. Это, несомненно.

Девушка при первом рассмотрении не вызвала никаких отрицательных эмоций, Её образ трудно было идентифицировать с образом разбитной, падшей женщины. Златые кудри спускались до плеч, на лице – минимум косметики, большие ясные, чистые васильковые глаза невинны априори. Тоненькая, хрупкая, почти подростковая фигурка так трогательна, что, вероятно, вызывает у мужчин лишь одно желание – защищать обладательницу невесомого тела до конца дней своих, сдувая пылинки. Словом не девочка – сказка!



  • Марина, сколько вам лет? – решилась, наконец, я задать вопрос.

  • Двадцать, - не моргнув глазом, соврала она.

  • Полноте, я ведь не полиция нравов, и не надо меня обманывать, - ободряюще улыбнувшись, посоветовала я.

  • Ну….Эта…восемнадцать скоро будет.

Всё! Полное фиаско! Значит, моему мужу нравятся молоденькие (даже чересчур молоденькие девушки), против этого не попрёшь. Охота беседовать пропала, и лишь по инерции держа лицо, задавала свои никому не нужные вопросы:

  • Вы давно в профессии?

  • Нет. В этом агентстве – полгода. Меня сюда подруга порекомендовала, это ведь одно из самых элитных агентств. Понимаете? Мы зарабатываем неплохо, ну и вообще клиенты чистые, богатые. У нас одна девочка в прошлом году даже с одним дядькой…

  • Вы учитесь где–нибудь? - прервала я поток ненужной информации.

  • Да, я ведь собственно на учёбу зарабатываю.

  • Похвально, – вставая с кресла, молвила я, давая понять, что разговор окончен.

Протягивая деньги, пожелала неспокойной ночи, и даже проводила до двери спальни мужа. А сама меж тем, оглоушив полбутылки коньяка, заснула мертвецким сном.

Каталог: upload -> docs
docs -> Музей авинова – сокровищница воинскои славы!
docs -> Презентация выставки «Это всё мне родное и близкое…»
docs -> Города тюмени
docs -> Основная образовательная программа начального общего образования моу прогимназии «Кристина» на период 2011 -2016г г. Томск, 2011
docs -> Правила поведения и этикет Додзекун и его значение Словарь каратиста (терминология) Поясная система «Киокушинкай каратэ» Символика Киокушинкай каратэ Высказывания М. Оямы
docs -> Сборник методических разработок Сыктывкар 2015 ббк 68. 9 О60 Составитель
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

  • Мищенко Татьяна Владимировна
  • Поль Мишель Фуко