Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Структура и организационно-методические аспекты ПФИ с использованием полиграфных устройств




страница5/10
Дата15.05.2017
Размер1.72 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

5. Структура и организационно-методические аспекты ПФИ с использованием полиграфных устройств
В 30—60-е годы прошлого века, проверка на полиграфе традиционно подразделялась на 3 крупных этапа, а именно на:

  1. предтестовую беседу;

  2. непосредственный опрос;

  3. послетестовую беседу.

В 70-е годы американские полиграфологи Гордон Барланд и Дэвид Раскин добавляют еще один этап — экспертную оценку результатов.

К 1985 году как отдельная единица выделяется этап подготовки к обследованию и, таким образом, проверка подразделялась уже на 5 стадий.

В настоящее время структура мероприятия по «детекции лжи» представляется еще более дифференцированной и включает в себя 9 этапов или стадий.
Первый этап представляет собой общее ознакомление с фабулой дела и принятие специалистом решения о возможности или невозможности проведения ПФИ с использованием полиграфа.

Прежде всего, специалист выясняет, дает ли лицо (лица), подлежащее проверке на полиграфе, свое добровольное согласие на ее проведение, насколько срочно необходимо провести полиграфную проверку и каков круг (число) лиц, которых предполагается подвергнуть процедуре «детекции лжи». Также специалист предварительно выясняет, находится ли объект (объекты) ПФИ в адекватном данной процедуре психическом, физическом и функциональном состоянии. Затем специалист должен понять, какую, собственно, цель ставит перед ним инициатор (заказчик) проверки. Цель ПФИ должна быть определена инициатором ясно и четко. У специалиста и инициатора в этом вопросе должно быть полное взаимопонимание.

Когда все вышеуказанные аспекты предварительного анализа ситуации проработаны, то специалист принимает для себя решение о возможности (невозможности) проведения мероприятия.

С того момента, как четко определена цель проверки, уточнены все рабочие моменты и специалист официально принял решение (зафиксированное письменно) о проведении им (в установленные контрактом или положением ведомственной инструкции сроки) ПФИ в отношении определенного лица (лиц), вся ответственность за успешное проведение мероприятия ложится целиком и полностью на полиграфолога.


Второй этап ПФИ с использованием полиграфаэтап детального изучения всех материалов дела.

На этом этапе специалисту-полиграфологу необходимо самым тщательным образом проанализировать всю массу информации, имеющую отношение к расследуемому событию, и провести подробную беседу с лицом (оперативным работником, следователем, сотрудником службы безопасности или работником отдела кадров и т. д.), ведущим данное расследование. Если специалист чувствует, что от него что-то умышленно скрывается, то он должен в жесткой форме потребовать предоставление ему всех фактов, имеющих отношение к устанавливаемому событию.

В противном случае незнание специалистом определенных моментов по фабуле дела может привести его к ошибочному выводу по результатам мероприятия. Из материалов дела специалист выбирает для себя все данные, которые он предполагает затем использовать в ходе проведения полиграфной проверки. При этом информация по устанавливаемому событию делится на три категории:


  1. информация, относящаяся к проверочной теме, т. е. к тому, из-за чего собственно и проводится ПФИ;

  2. нейтральная информация, используемая для составления нейтральных вопросов (для формирования фонового уровня полиграмм). Данную информацию необходимо отбирать крайне тщательно, причем только из достоверных (независимых) источников, а не от лица, подлежащего проверке;

  3. контрольная информация, т. е. та информация, которая используется для составления контрольных вопросов и обеспечивает методическую корректность проведения мероприятия при использовании тестов методики контрольных вопросов.

При сборе информации по проверочной тематике надо исходить из общепринятых требований (операциональная сторона преступного деяния), а именно необходимо учитывать следующие моменты:

  1. условия совершения преступления: место, время суток, характерные погодные условия;

  2. проникновение и отход преступника: каким способом он проник в зону совершения преступления и как он уходил после совершения преступления (дверь, крыша, окно, балкон, и т. д.);

  3. нанесенный ущерб жертве, предметам, объектам: повреждение дверей, окон, крыши, забора, стен, мебели и т. д.; виды и места повреждений на теле жертвы; место расположения трупа и его поза;

  4. орудия совершения преступления: орудия убийства, технические приспособления для вскрытия объектов, специальная техника и т.д.;

  5. наличие особых примет на объекте и месте совершения преступления: что мешало совершению преступления (решетки, забор и т. д.), что помогало совершить преступление (отсутствие освещения, близость зеленых насаждений, овраг и т. д.);

  6. характерные признаки жертвы: пол, возраст, телосложение, волосы, особые приметы на теле, вид и цвет одежды и т. д.;

  7. улики, оставленные на месте преступления: личные вещи, отпечатки пальцев, обувь, кровь, орудие преступления и т. д.;

  8. предметы, изъятые преступником с места происшествия, их количество, возможные места их сокрытия;

  9. места первоначального нахождения похищенного;

  10. транспорт, который был использован при совершении преступления.


Третий этап ПФИ с использованием полиграфатрансформация материалов дела в конкретные тесты, т. е. составление вопросника.
Четвертый этап — этап организационного обеспечения мероприятия.

В ходе него прорабатываются все вопросы, связанные с помещением, которое инициатор предоставляет для проведения проверки (температурный режим, наличие шумоизоляции, наличие розеток, необходимое освещение, наличие стола, стульев и т. д.).

Четко рассчитываются временные рамки тестирования. Временные затраты рассчитываются очень точно, практически поминутно.

Определяется резервный день для повторного или дополнительного мероприятия.

Выясняется, в каком физическом и психическом состоянии находится обследуемый (спал человек накануне или нет, накормлен или голоден и т. д.). Все эти вопросы согласуются с инициатором.

При этом специалист должен жестко требовать от инициатора выполнения всех необходимых, на его взгляд, требований для квалифицированного исполнения мероприятия.


Пятый этаппроведение предтестовой беседы.

Предтестовая беседа является, пожалуй, самым важным этапом полиграфной проверки. Практически она и определяет ее исход.

Предтестовая беседа имеет обязательный набор пунктов, которые категорически запрещено обходить. К ним относятся:


  • Подтверждение добровольного согласия на прохождение ПФИ с использованием полиграфа.

Необходимо выяснить у человека, действительно ли он дал свое согласие добровольно без психологического и, тем более, физического давления со стороны инициатора мероприятия. Если человек сообщает, что свое согласие он дал под принуждением, то специалист должен провести психокоррекционную беседу и убедить человека в том, что полиграфная проверка проводится исключительно в его собственных интересах. Следует пояснить, что специалист никого не оправдывает и не обвиняет, что он полностью независим в своих выводах от инициатора и исходит из презумпции невиновности. Необходимо всячески акцентировать внимание обследуемого на том, что у специалиста нет пока никаких оснований для проявления недоверия к нему.

Еще раз подчеркнем, что человека необходимо убедить в том, что эта процедура проводится исключительно в его собственных интересах. В качестве демонстрации этого тезиса можно привести любой случай, желательно реальный, когда «хорошего парня чуть не засадили» и только проверка на полиграфе помогла следствию установить истину.



В любом случае, после того как в присутствии специалиста человек подтверждает свое добровольное согласие подвергнуться проверке на полиграфе, непосредственно перед тестированием ему предлагается еще раз подписать стандартный бланк заявления.

Целью получения письменного добровольного согласия на прохождение проверки на полиграфе является превентивная защита полиграфолога от возможных в последующем обвинений в нарушении прав человека, от обвинений в том, что проверка была проведена под давлением (физическим или психологическим). В случае проверки по громкому делу целесообразно получать расписку о добровольном согласии в присутствии адвоката и под видеозапись. Расписка может быть составлена от руки, в произвольной форме, либо на стандартном бланке, утвержденном положением ведомственной инструкции.

При этом полиграфолог в обязательном порядке должен попросить обследуемого от руки (лучше на стандартном бланке) сделать приписку о том, что последний подтверждает, что «хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем он не страдает, и на учете в психоневрологическом диспансере не состоит».


  • Краткое объяснение человеку, подлежащему проверке, его прав и обязанностей (содержатся на типовом бланке о добровольном согласии).

  • Краткое изложение сути предстоящей процедуры.

Сущность процедуры и принцип работы полиграфа необходимо излагать с учетом интеллектуально-образовательного уровня опрашиваемого лица.

При проведении беседы специалист должен убедить человека в абсолютной надежности используемого полиграфа и невозможности получения ложной информации. Принцип работы прибора и назначение отдельных датчиков объясняется в общей форме.

Прежде всего, специалист должен разъяснить обследуемому лицу полную безопасность проводимого мероприятия для его здоровья. При этом вполне уместны сравнения полиграфа с медицинскими приборами, обследованию на которых человек подвергался ранее (электрокардиограф, электроэнцефалограф). Следует также сообщить обследуемому лицу элементарные сведения о физиологических изменениях, происходящих в организме человека при попытке скрыть какую-либо информацию.

Говоря о полиграфе, специалист должен акцентировать внимание обследуемого на технических достоинствах прибора, объясняя ему (как бы случайно, вскользь), что это одна из самых последних и дорогих разработок и что на этом приборе проведена не одна сотня обследований, и не было допущено ни единой ошибки.

В результате грамотно проведенной данной части предтестовой беседы у лица, не причастного к расследуемому событию, должна быть сформирована уверенность в том, что полиграф эту непричастность подтвердит. У причастного же лица должно быть сформировано понимание бесполезности сокрытия какой-либо информации, связанной с преступлением.


  • Установление и поддержание психологического контакта.

Это очень важная задача. Ни в коей мере нельзя оказывать на человека грубое давление или выказывать свое недоверие. Необходимо обращаться с человеком предельно корректно, демонстрировать абсолютную объективность и непредвзятое отношение к объекту.

Любой высококвалифицированный полиграфолог вносит в ход предтестовой беседы тонкие эмоциональные нюансы, обусловленные всем своеобразием его личности.

Несмотря на видимые различия в манере проведения предтестовой беседы, можно выделить то общее, что объединяет всех высококвалифицированных специалистов, а именно принцип индивидуализации беседы. Так, с одним обследуемым полиграфолог может беседовать на протяжении двух часов, а общение с другим ограничить десятью минутами. Одного обследуемого специалист может слушать молча, не прерывая и почти не задавая вопросов. Высказывания же другого обследуемого он может поправлять, уточнять, корректировать и т. д.

Иными словами, профессиональный полиграфолог строит контакт с обследуемым непременно с учетом индивидуально-психологических особенностей последнего.

Далее, надо помнить, что в ходе предтестовой беседы не следует использовать темы далекие от цели проверки, поскольку это может вызвать у человека удивление или даже привести его к мысли, что его просто дурачат.

Специалист должен исходить из того, что обследуемый, даже если он невиновен, может быть изначально настроен против него и демонстрировать свое негативное отношение к полиграфной проверке. В отдельных случаях он сам будет провоцировать специалиста с целью создания ненормальных условий для работы. В этом случае полиграфолог обязан сохранять полное спокойствие, демонстрировать корректность и ни в коем случае не поддаваться на провокации. Полиграфолог должен постараться перевести контакт с обследуемым лицом в спокойное русло и к моменту непосредственного тестирования получить доступ к максимально спокойной его психике.



  • Краткое обсуждение элементов биографии обследуемого лица.

Полиграфолог должен попросить обследуемого рассказать опорные (ключевые) моменты его жизни, тем самым еще раз демонстрируя свой интерес к лицу, в отношении которого он проводит проверку.

  • Параллельно с установлением психологического контакта специалист отрабатывает еще один элемент предтестовой беседы, а именно выясняет: имеются ли противопоказания для проведения ПФИ с использованием полиграфа в отношении данного лица.

Ведомственная инструкция, введенная приказом МВД России от 28 декабря 1994 г. № 437 дсп, предусматривает отказ от проведения полиграфной проверки в случаях:

  • физического или психического истощения обследуемого лица;

  • наличия у обследуемого лица психического заболевания или расстройства, а также в фазе обострения заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечно-сосудистой или дыхательной систем;

  • нахождения обследуемого лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

  • регулярного употребления обследуемым лицом сильнодействующих лекарственных препаратов;

  • если возраст лица, подлежащего проверке, менее 16 лет;

  • наличия данных о беременности (вторая половина срока).

Помимо этого, проведение проверки является нецелесообразным при наличии болевого синдрома, при острых инфекционных и вирусных заболеваниях, а также в момент обострения хронических заболеваний (язвенная болезнь, гипертония, астма, ревматизм, радикулит).

После того как специалист отработает все вышеуказанные моменты, он приступает к основному элементу предтестовой беседы — обсуждению с обследуемым лицом фабулы дела и окончательной корректировке вопросов.



  • Обсуждение фабулы расследуемого дела или факторов риска (в случае скрининговой проверки).

В ходе этого этапа полиграфолог полностью уясняет для себя, что именно человек хочет рассказать по данному делу, т. е., получает от опрашиваемого лица так называемую «последнюю правду». На жаргоне полиграфологов информация по конкретному эпизоду, которую человек считает для себя наиболее выгодной в данных обстоятельствах и которую он сознательно сообщает специалисту как последнему, с кем он имеет дело перед полиграфной проверкой, обозначается как «последняя правда».

Если в рамках предтестовой беседы по непонятным причинам человек начинает давать признательные показания, то беседу следует прекратить и попросить опрашиваемого изложить все собственноручно на бумаге, т. е. идти по горячим следам. В противном случае человек может передумать и замкнуться.

После того как фабула дела и все противоречия в ее изложении обсуждены, а также обсуждены проверочная и контрольная темы, полиграфологу следует выбрать один из ясных моментов по фабуле дела и подробно обсудить его с той целью, чтобы предтестовая беседа закончилась не на противоречиях, а позитивно. Противоречия следует, так сказать, искусственно «затереть».
Подводя итог предтестовой беседы, полезно спросить у обследуемого: не желает ли он еще что-либо добавить, убежден ли он, что рассказал абсолютно все, что знает.

Специалисту следует проинформировать обследуемого, что любой полиграф работает в режиме качественных показателей, т. е. с его помощью невозможно определить различие между состоянием, когда человек просто скрывает правду, и состоянием, когда он откровенно лжет. Вот почему для него крайне важно рассказать все, что ему может быть известно или что он может подозревать в отношении совершенного преступления. В противном случае та информация, которую он утаивает, совершенно определенно окажет влияние на ход проверки и человек будет восприниматься как лжец, в то время как на самом деле он просто не прояснил ряд вопросов.

Полиграфологу следует особо сконцентрировать внимание на этом эффекте и его значимости для последующего тестирования, т. к. это может побудить опрашиваемого к даче каких-либо показаний до самой проверки и совершенно определенно поможет прояснить реакции непричастных лиц.

Специалисту следует «настроить» сознание обследуемого на те аспекты, которые будут вынесены на непосредственную проверку. В сознании обследуемого специалисту следует по пунктам разложить опорные материалы дела и последовательно обсудить их. Если по какому-либо конкретному пункту человеку что-нибудь известно, то его просят сообщить об этом. Таким образом, память человека должна быть целенаправленно мобилизована. Специалисту необходимо вернуть память опрашиваемого к устанавливаемому событию так, чтобы у лица осведомленного или причастного к устанавливаемому событию оно стояло бы перед глазами.

После завершения этого этапа предтестовой беседы полиграфолог должен определить, есть ли необходимость в коррекции уже имеющейся в его распоряжении структуры обследования, поскольку некоторые тесты могут рухнуть, другие же оказаться попросту бесполезными. В этом случае специалист исключает из вопросника некоторые тесты, а при необходимости добавляет новые.

На этом этапе полиграфолог также вносит изменения в контрольную тематику и всячески акцентирует ее, т. е. целенаправленно актуализирует в сознании обследуемого личностные смыслы, связанные с содержанием контрольных вопросов.

В том случае, если контрольная тематика акцентирована специалистом неряшливо и формально, то, как правило, это приводит его к ошибочным выводам, т. е. к принятию ложной обвинительной версии.

В ходе предтестовой беседы специалист должен сообщить обследуемому, что на проверку будут вынесены только те вопросы, которые обсуждались.

Перед тем как предъявить (отработать) любой тест, полиграфолог в обязательном порядке также зачитывает все вопросы теста и сообщает обследуемому, что ему не будет задан ни один вопрос, который не был ему зачитан.

Тщательное совместное обсуждение вопросов перед непосредственным тестированием является неотъемлемым элементом предтестовой беседы. Чрезвычайно важно, чтобы обследуемый хорошо понимал вопросы, вынесенные на проверку. В противном случае реакции на них окажутся бессмысленными.

Каждый проверочный и контрольный вопрос должен быть обсужден с обследуемым на понятном ему языке с тем, чтобы последний четко осознавал, чего касается и чего не касается данный вопрос.

В том случае, если низкий интеллектуально-образовательный уровень обследуемого лица не дает ему возможности понять вопрос, то он должен быть переформулирован в максимально упрощенной форме. В том случае, если у специалиста возникает подозрение, что обследуемый понимает смысл того или иного вопроса недостаточно хорошо, то он должен попросить последнего самому объяснить, как тот понял вопрос. В этом случае не стоит спрашивать в прямой форме: «Вам понятен смысл данного вопроса?», поскольку подавляющее большинство обследуемых, не задумываясь, ответят «да», чтобы не выглядеть в глазах полиграфолога глупцом.

Полиграфологу следует переформулировать контрольные вопросы, а в некоторых случаях и проверочные (например, в ходе отработки факторов риска при проведении скрининга) если обследуемый признает некоторые факты, входящие в поле вопроса и тем самым как бы выхолащивает его значимость в глазах специалиста. Иногда обследуемые признают таким способом только часть правды, поэтому переформулированный вопрос способствует выявлению такой полуправды.


  • Инструктаж непосредственно перед тестированием на полиграфе. Опрашиваемому коротко и ясно поясняют, как ему следует себя вести в ходе тестирования, и излагают смысл и функции стимуляционно-адаптирующего теста (CAT).

Таким образом, предтестовая беседа способствует:



  1. убеждению обследуемого лица в непогрешимости полиграфной проверки;

  2. мобилизации памяти обследуемого лица;

  3. актуализации в сознании обследуемого личностных смыслов, связанных с проверочной или контрольной тематиками;

  4. формированию у обследуемого высокой субъективной значимости ситуации проверки;

  5. введению обследуемого в оптимальный психофизиологический коридор.

После проведения предтестовой беседы специалист приступает к следующему этапу проверки — тестированию на полиграфе (ТНП).
Шестой этап - проверка на полиграфе — установка датчиков и проведение непосредственно тестирования.

Обычно этот этап занимает менее 50% временных затрат на проведение проверки.

Специалист должен помнить и о том, что если датчики установлены им неграмотно и вследствие этого они причиняют обследуемому боль или дискомфорт, то это, как правило, приводит к снижению степени объективности проводимой проверки.

Неотъемлемым правилом полиграфолога является также то, что во время установки датчиков ему следует постоянно поддерживать с обследуемым беседу. Скажем, специалист может дать короткое объяснение назначения датчиков и поинтересоваться, не причиняют ли они обследуемому дискомфорт.

Что касается непосредственной техники установки датчиков, то следует помнить о том, что:


  • датчики устанавливаются на обследуемого только после того, как вся полиграфная система собрана, подсоединена к источнику питания и включена. Для того чтобы избежать электроповреждения контактов на сенсорном блоке полиграфа, по окончании тестирования датчики снимаются лишь после того, как прибор будет выключен;

  • Первыми на обследуемого устанавливаются датчики дыхания (сначала датчик диафрагмального дыхания, затем датчик грудного дыхания). При установке датчиков дыхания обследуемого обычно просят встать, повернуться к полиграфологу в пол-оборота и положить руки на затылок.

Несмотря на то, что на разных типах полиграфов датчики дыхания имеют свои конструктивные особенности, техника их установки остается практически неизменной. У мужчин датчик грудного (верхнего) дыхания устанавливается на уровне 3—4-го ребра по центру грудной клетки или со смещением вправо (ближе к подмышечной впадине). Смещение вправо производится для того, чтобы одновременно с дыхательными движениями датчик (в силу своей высокой чувствительности) не фиксировал микродвижения грудной клетки, вызванные сердечными сокращениями. Датчик диафрагмального (нижнего) дыхания устанавливается на животе на 2—3 пальца выше пупка.

У женщин датчик верхнего дыхания фиксируется на уровне (по линии) сосков, если размер груди не слишком велик. В противном случае датчик верхнего дыхания жестко фиксируется поверх груди.

При выборе места фиксации датчика нижнего дыхания специалисту рекомендуется рукой определить то место, где дыхательные движения являются наиболее выраженными.

Крепежная цепочка (ремень) должна быть застегнута довольно плотно, так, чтобы датчик устойчиво оставался на месте крепления в тот момент, когда руки обследуемого подняты вверх. В таком случае натяжение цепочки (ремня) будет правильным, когда обследуемый опустит руки и присядет в кресло (на стул). Если полиграфолога не устраивает качество регистрации процесса дыхания, то датчики необходимо переустановить. Однако не следует переустанавливать датчики дыхания более одного раза, поскольку это может привести обследуемого к мысли о том, что полиграфолог имеет низкую квалификацию.



  • Датчик КГР обычно устанавливается на подушечках первой фаланги указательного и безымянного пальцев, либо подушечках первой фаланги среднего пальца и мизинца.

В том случае, если кожа на первой фаланге пальцев является слишком грубой, рекомендуется либо установить пластины датчика на вторых фалангах, либо при помощи пемзы аккуратно удалить наиболее огрубевший слой кожи. В таких случаях рекомендуется также использование специального электропроводящего геля, который можно купить в любом крупном магазине медтехники.

Перед установкой пластин КГР специалист должен поинтересоваться у обследуемого, не было ли у него когда-либо серьезных травм (например, переломов) пальцев. Если обследуемый ответит утвердительно, то следует фиксировать пластины на неповрежденных пальцах.

В силу того, что КГР обладает свойством билатеральной симметрии, выбор правой или левой руки для установки пластин датчика осуществляется произвольно. Однако в том случае, если используется датчик съема артериального давления (левая рука), рекомендуется устанавливать датчик КГР на пальцы правой руки.

Основное правило при фиксации пластин датчика КГР заключается в том, что не следует слишком сильно на пальцах затягивать крепежные ленты («липучки»), поскольку это неизбежно приведет к нарушению кровообращения и быстрому снижению электрокожной реактивности. При грамотной установке датчика КГР, его пластины едва держатся на пальцах обследуемого.



  • Датчик (манжета) относительного артериального давления обычно устанавливается на бицепсе левой руки. Перед началом предъявления каждого теста в манжете с помощью резиновой груши накачивается давление воздуха 55 – 65 мм. рт. ст. При этом необходимо помнить, что при таком давлении общая длительность теста не должна превышать 6 минут. По окончании теста давление в манжете в обязательном порядке сбрасывается и делается перерыв на время не менее 30 сек. В случае предъявления теста, требующего больше времени, необходимо делать перерывы (не менее 30 сек) после каждого предъявления.

  • Датчик плетизмограммы (фотоплетизмограммы), регистрирующий комплексную динамику периферического кровообращения, обычно фиксируется на подушечке первой фаланги большого или среднего пальца руки. При регистрации ПГ (ФПГ) грубой ошибкой является установка датчика на область сустава, что приводит к резкому падению качества записи и, следовательно, к снижению информативности канала плетизмограммы.

Основное правило при фиксации датчика ПГ заключается в том, что не следует слишком сильно на пальцах затягивать крепежные ленты («липучки»), поскольку это, как и в случае с пластинами КГР, неизбежно приведет к нарушению кровообращения и потере информативности канала.

В том случае, если специалист одновременно регистрирует динамику как относительного артериального давления (манжета установлена на левой руке), так и периферического кровообращения, датчик ПГ следует устанавливать на пальцы правой руки.



  • Существуют два равнозначных в функциональном отношении типа датчиков тремора (двигательной активности или моторики), которые предназначены для обнаружения примитивного (двигательного) противодействия процедуре полиграфной проверки. Датчики тремора первого типа (полиграфы типа «Барьер», «Крис» или «Риф») устанавливаются на икроножные мышцы обследуемого, что нередко приводит к затруднениям (в силу этических и социальных факторов) у полиграфологов-мужчин при работе с лицами женского пола. Датчики второго типа (полиграфы серии «Диана» или «Поларг») устанавливаются непосредственно под ножки стула, причем это делается как правило, заранее до прихода обследуемого лица. Следует также указать, что датчики этого типа более чувствительны и регистрируют не только движения ног испытуемого, но и его общую двигательную активность.

Что касается непосредственного тестирования, то полиграфолог должен соблюдать следующие общие правила:



  1. Каждый проверочный стимул (тест) должен быть предъявлен не менее трех раз. Это строгое требование, которое неуклонно соблюдается всем профессиональными полиграфологами в России и зарубежом. Кроме того, данное правило обусловлено законами математической статистики.

  2. Вопросы должны задаваться полиграфологом ровным, монотонным голосом. Не допускается интонационное выделение какого-либо вопроса.

  3. Специалисту следует соблюдать единый ритм предъявления вопросов, поскольку обследуемые очень тонко чувствуют любые неестественные паузы, которые нарушают ритм тестирования. Специалист должен обращать внимание на то, чтобы временной интервал между ответом обследуемого и предъявлением следующего вопроса сохранялся бы на протяжении тестирования примерно одинаковым.

  4. Паузы между вопросами теста (межстимульные интервалы) не должны быть менее 15 секунд и более 25 секунд.

  5. После ответа обследуемого должно быть зафиксировано не менее 3 полных циклов дыхания.

  6. Следующий по порядку вопрос можно задавать только после того, как динамика регистрируемых физиологических процессов вернулась к фоновому уровню. Данное требование особенно важно соблюдать в канале КГР и в кардиоканале.

  7. Рекомендуется задавать вопрос таким образом, чтобы ответ обследуемого приходился бы на начало фазы выдоха.


Седьмой этап ПФИ с использованием полиграфных устройств — послетестовая беседа.

Основное назначение послетестовой беседы – подтверждение специалистом тех первичных результатов, которые были им получены непосредственно в ходе тестирования особенно, если имеются повышенные реакции на проверочные вопросы. В этом случае необходимо спросить у испытуемого, были ли в тестах ему заданы вопросы, на которые он дал не совсем искренние ответы. По комментариям испытуемого часто можно понять истинную природу полученных значимых реакций и, таким образом, при анализе результатов не допустить его незаслуженного обвинения. Проведение послетестовой беседы является также целесообразным и, даже необходимым, если полиграфолог уверен в том, что ему удастся получить от обследуемого лица признательные показания.

Специалист никогда не должен забывать вежливо попрощаться с обследуемым и проводить его до дверей своего кабинета.
Восьмой этап проверки представляет собой экспертный анализ полученных полиграмм и вынесение на его основе вывода по результатам тестирования.

В соответствии с международными стандартами говорят о четырех потенциально возможных исходах ПФИ с использованием полиграфных устройств, а именно:



  1. DI (DECEPTION IDENTIFIED) — ложь обнаружена. В тезаурусе отечественных полиграфологов данный термин имеет свой синоним — «принятие обвинительной версии».

  2. NDI (NO DECEPTION IDENTIFIED) - ложь не обнаружена. Российские специалисты наряду с этим термином употребляют такой синоним, как «принятие оправдательной версии».

  3. IN (INCONCLUSIVE) — неопределенность, т. е. невозможность на основании полученных полиграмм однозначно принять обвинительную или оправдательную версию. По разным причинам такой результат встречается в работе профессионального специалиста в 5—10% случаях.

  4. NR (NO RESULT) — невозможность принять решение, которая обусловлена независящими от специалиста причинами. Например, отказом обследуемого от дальнейшего прохождения проверки.


Девятый этап ПФИ с использованием полиграфных устройствсоставление справки.
На основе многолетнего опыта отечественных полиграфологов был выработал ряд дополнительных рекомендаций по организации ПФИ:

  • С целью повышения ролевого статуса полиграфолога и его авторитета в глазах обследуемого лица, рекомендуют украсить стены рабочего помещения регалиями специалиста (дипломы, свидетельства, лицензии, грамоты, благодарности), а также государственными символами (герб, портрет президента и т. д.).

  • В процессе предъявления тестов полиграфолог никогда не садится лицом к опрашиваемому. Это является одним из самых жестких требований к процедуре именно непосредственного тестирования, поскольку в ходе предтестовой беседы коммуникация протекает, разумеется, лицом к лицу.

  • В прямое поле зрения обследуемого никогда не должны попадать окна или двери. В противном случае окна должны быть занавешены плотными однотонными шторами неяркого оттенка, а двери во время тестирования не должны (даже случайно) открываться.

  • При проведении тестирования весьма желательно присутствие оперативного сотрудника или следователя, ведущего данное дело, поскольку в ходе процедуры может вскрыться дополнительная оперативно-значимая информация, которую специалист-полиграфолог может пропустить.

Практика полиграфных проверок иногда складывается так, что адвокат лица, подлежащего проверке, настоятельно требует своего присутствия при тестировании. В этом случае полиграфолог дает жесткую инструкцию относительно рамок поведения адвоката во время проверки, а именно: при тестировании адвокат должен соблюдать полное молчание и имеет право делать заявления только с разрешения полиграфолога (по его знаку). Адвокату разъясняют, что несоблюдение им полученной инструкции приведет к нарушению методической корректности процедуры полиграфной проверки и, следовательно, по вине самого адвоката вывод может быть сделан не в пользу его подзащитного.

В том случае, если лицо, подлежащее проверке, не владеет или плохо владеет русским языком, в помещении может находиться переводчик.


Основные положения, изложенные в данной главе, вошли в проект «Единых требований к порядку проведения психофизиологических исследований (ПФИ) с использованием полиграфа», подготовленный авторским коллективом, привлеченным БСТМ МВД России к экспертной оценке результатов данного научного исследования.

Заключение
Необходимость использования в борьбе с преступностью современных достижений науки и техники, разработки на их основе высоко результативных инновационных методов раскрытия и расследования преступлений, совершенствования процесса собирания и проверки доказательств сомнений не вызывает. Одним из таких методов является применение психофизиологического исследования с помощью полиграфа.

Полиграф - это техническое устройство, представляющее собой медико-биологический прибор, позволяющий синхронно и непрерывно фиксировать динамику физиологических реакций проверяемого лица на вопросы или иные стимулы (предмет, фотография и т.п.), предъявляемые полиграфологом. Прибор является пассивным регистратором процессов, протекающих в организме человека, и не оказывает на него какого-либо обратного влияния. Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа представляет собой безвредную для здоровья обследуемого лица процедуру, направленную на получение информации о каком-либо событии, имевшем место в прошлом.

В настоящее время полиграф используют примерно в 60 странах мира. Наиболее масштабными пользователями являются США, Канада, Израиль, Япония, Южная Корея. В европейских государствах полиграф активно используется в странах Восточной Европы: Польше, Болгарии, Румынии. В странах бывшего СССР полиграф получает признание и расширяется его применение как государственными, так и не государственными структурами в Республике Беларусь, на Украине, в странах Балтии и в Казахстане.

В СССР начало исследований по применению инструментальных методов психофизиологии при раскрытии преступлений относится к 20-30 годам. Инициатором исследований являлся известный нейропсихолог, впоследствии академик АПН СССР Александр Романович Лурия (1902-1977). В основу был положен метод оценки времени речедвигательных реакций человека при ассоциативных ответах на различные слова-стимулы. В 1927-28 годах были опубликованы первые положительные результаты использования метода в практике расследования уголовных преступлений. Однако возможность использования этого и других психофизиологических методов при раскрытии преступлений подверглась резкой критике со стороны Министерства юстиции и Прокуратуры СССР. Эта критика проводилась под контролем Генерального прокурора страны А.Я. Вышинского. В результате такой «государственной» точки зрения, основанной более на идеологических соображениях, на десятилетия была приостановлена разработка метода полиграфа, т.е. метода регистрации и анализа физиологических реакций в ходе опроса лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Исследования в этом направлении были возобновлены лишь в 60-х годах, в частности, в Академии наук СССР (Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии и Институте биофизики). В 70-х годах снова была развернута дискуссия, и опять ее результат был не в пользу полиграфа. Проводимые в подразделениях МВД и Прокуратуры работы были приостановлены.

Новым (и окончательным) импульсом для развития теории и практики ПФИ явилось разоблачение при помощи полиграфа легендарного советского разведчика Рудольфа Абеля, произошедшее в Соединенных Штатах.

Случившееся заставило руководство КГБ объективно рассмотреть вопрос о полиграфных проверках и отдать вниз по властной вертикали распоряжение о проведении соответствующих научных исследований.

Под руководством академика Павла Васильевича Симонова сотрудники КГБ СССР Виктор Матвеевич Наумов и Альбина Александровна Заничева провели ряд изысканий, направленных на выяснение прикладной ценности полиграфных проверок. Выводы научной группы относительно естественнонаучной обоснованности и практической полезности оказались однозначно положительными.



25 июня 1975 года Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов по итогам проделанной работы подписывает приказ об организации в структуре органов госбезопасности профильного подразделения по проведению полиграфных проверок и обучению собственной агентуры методам противодействия процедуре инструментальной «детекции лжи».

Первыми руководителями этого подразделения стали Юрий Константинович Азаров и Владимир Константинович Носков, которым удалось объединить под своим началом таких известных впоследствии полиграфологов, как Валерий Владимирович Коровин, Александр Петрович Сошников, Виктор Николаевич Федоренко и др.

Однако научно-прикладная работа по проблематике полиграфа, проводимая в 1970— 80-е годы в системе органов госбезопасности, в силу своей закрытости не получала в СССР какой-либо огласки в научной и научно-популярной печати, а о широком и открытом применении полиграфа не могло идти и речи.

Радикальные изменения в сфере использования технологии полиграфных проверок начались лишь в конце 1989 года, когда в Министерстве внутренних дел с целью изучения перспективы внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел была создана рабочая группа, состоявшая из сотрудников Центрального аппарата МВД СССР.

В марте 1990 года члены группы Владимир Васильевич Гордиенко (в то время начальник отдела Главного управления уголовного розыска МВД СССР) и Сергей Викторович Игнатов (начальник кафедры Академии МВД СССР) были откомандированы в Польшу для ознакомления с положительным опытом польских коллег в области применения полиграфа при раскрытии преступлений.

В результате проведенной работы рабочая группа пришла к выводу о целесообразности применения полиграфа в системе МВД и представила руководству Министерства отчет, содержавший в частности следующие рекомендации*:



  1. использовать полученные данные в ходе проработки вопроса об опытном внедрении полиграфных устройств в практику борьбы органов внутренних дел СССР с уголовной преступностью;

  2. подготовить публикации об опыте работы органов внутренних дел Польши по применению полиграфов в изданиях МВД СССР, а также предусмотреть подготовку учебного пособия по использованию полиграфов с учетом опыта МВД Польши;

  3. внедрить полученные материалы в учебный процесс и НИР Академии;

  4. выйти с ходатайством к руководству МВД СССР о командировании специалистов Академии и ГУУР в США для решения вопроса о приобретении контактных и бесконтактных измерителей «психологического стресса» и обучения методике применения таких устройств.


28 декабря 1994 года, когда был подписан приказ МВД России «Об утверждении инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан», можно считать днем начала новейшего периода развития отечественной «детекции лжи», в ходе которого технологии полиграфных проверок, носившие до этого момента келейный характер, трансформировались в открытую и динамично развивающуюся высокотехнологичную индустрию.

На основании этого и последовавших за ним других приказов в системе органов внутренних дел стало возможным гласно и на законных основаниях проводить полиграфные обследования граждан в ходе расследования уголовных дел.

На сегодняшний день подразделения, осуществляющие ПФИ с использованием полиграфа, с необходимым техническим оснащением и подготовленными специалистами имеются в ГРУ Генерального Штаба МО и в СВР России. В 2000 г. такое подразделение сформировано в ФСИН Минюста России, соответствующие нормативные документы закрепили его статус в 2002 г.

Феномен успешного внедрения технологии полиграфных проверок в современной России обусловлен такими факторами, как*:



  • последовательным и скрупулезным обобщением опыта США сотрудниками созданного в 1975 году профильного подразделения КГБ СССР, а также параллельной ассимиляцией американского опыта «детекции лжи» специализированным подразделением ГРУ ГШ МО СССР;

  • творческой адаптацией (сотрудниками МВД России) североамериканской методологии полиграфных проверок к русским этнокультурным особенностям, а также к специфике менталитета народов, населяющих постсоветское пространство;

  • частичным сохранением в России обломков военно-промышленного комплекса (НИИ, КБ, спецлабораторий), пока еще способных на основе разработанных в советскую эпоху технологий производить полиграфные устройства, а также программное обеспечение, не только не уступающее, но и превосходящее в некоторых отношениях технику американских фирм-монополистов — «Lafayette» и «Stoelting»;

  • высоким профессионализмом и энтузиазмом группы действующих и бывших сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, обеспечивших прочную кадровую основу для эффективного применения инструментальной «детекции лжи»;

  • постоянно растущим спросом на услуги коммерческих полиграфологов со стороны предпринимателей в связи со значительным ущербом, который ежегодно наносится отечественным предпринимателям наемным персоналом.


История использования «детектора лжи» в СССР и на постсоветском пространстве интересна и поучительна. Однако в современной России более актуален вопрос о правовых и научно-методических основах применения полиграфа в уголовном судопроизводстве.
Несмотря на отсутствие единого нормативного акта, регулирующего применение полиграфа в различных сферах общественной жизни, полиграф в настоящее время широко используется правоохранительными органами в рамках существующего уголовно-процессуального законодательства:

  • при осуществлении оперативно-розыскной деятельности уполномоченными на то подразделениями в ходе раскрытия преступления;

  • в установленном порядке при сборе доказательной базы на стадии предварительного расследования;

  • при производстве судебной психофизиологической экспертизы (лицами, имеющими соответствующую лицензию).

В настоящее время крупнейшим государственным пользователем полиграфа является Министерство внутренних дел Российской Федерации. Ежегодно полиграфологи органов внутренних дел проводят тысячи психофизиологических исследований различного целевого назначения, раскрывая при этом сотни преступлений. По мнению ведущих специалистов этой области: «... история полиграфа в России вступает в свой следующий этап широкого признания и внедрения метода... в различные сферы государства и общества»*.

В России со временем нашло поддержку мнение ученых и практиков, рассматривавших ПФИ в качестве самостоятельной формы использования специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях решения задач, поставленных перед полиграфологом органом или лицом, такими знаниями не обладающим**.

Рост преступности, в том числе, организованной, участившиеся случаи неправомерного воздействия на потерпевших и свидетелей со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии преступлений, сложности материально-технического обеспечения правоохранительных органов на фоне широкого использования преступниками современных достижений науки и техники, ставят перед учеными и законодателями вопрос о необходимости защиты интересов законопослушных граждан за счет применения в ходе расследования преступлений дополнительных средств получения процессуально значимой информации.

Неслучайно, в последние годы юристы всё больше внимания уделяют вопросам использования полиграфа в уголовном судопроизводстве, в первую очередь, в сложных ситуациях поиска и изобличения преступника, а также в конфликтных ситуациях при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, когда заинтересованные лица активно противодействуют установлению истины по делу. В современной России «право полиграфа на жизнь» не оспаривается, но его место в обществе окончательно не определено, по поводу «прописки полиграфа в уголовном судопроизводстве» в научно-практической литературе идут дискуссии.

Ведущие полиграфологи России не просто выражают озабоченность по поводу имеющих место на практике случаев производства ПФИ на низком научно-методическом уровне, но и поддерживают позицию УМО «Судебная экспертиза» в вопросе о необходимости унификации ведомственных методик производства ПФИ.

Следует также учитывать, что сфера применения полиграфа не ограничивается рамками уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности. Сегодня, более чем в 60 станах мира, полиграф используется, как в ходе различного рода расследований - когда участник проверки опрашивается на предмет выявления, возможно, скрываемой им информации о каком-либо событии, имевшем место в действительности и послужившим поводом для расследования, так и при работе с кадрами - в целях получения дополнительной информации об участнике проверки*.

Единство методологических и методических основ, независимо от обстоятельств применения полиграфа, предопределило необходимость упорядочения его использования во всех сферах общественной жизни, а массовый характер, который проведение проверок на полиграфе приобрело в России за последнее десятилетие, обусловило актуальность решения данного вопроса.


Подводя итог изложенного можно заметить, что полиграф, разумеется, ни «детектором лжи», ни «детектором правды» не является. Речь идет об одном из множества технических средств, неумелое использование которого способно сыграть негативную роль независимо от причин и обстоятельств применения, тогда как специалист этот же прибор может использовать в качестве «фонарика», чтобы осветить труднопреодолимые участки на пути установления истины по уголовному делу

Список литературы


  1. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно-практический комментарий/ Под. ред. Проф. В.В.Николюка. – 4-е изд., перераб. И доп.. – М.: Спарк, 2000. – 198 с.

  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (от 18 декабря 2001 года. № 174-ФЗ). Ростов-на-Дону. 2003. С. 130-131.

  3. Алексеев Л.Г., Трофимов Т.Ф. Социальная адаптация в рамках методики контрольных вопросов / "Вестник полиграфолога". – 2007., № 1.

  4. Алленсон М. Использование полиграфа в интересах коммерческой безопасности США, “Мир безопасности”, 1998, № 3.

  5. Алферов Ю.А. Пенитенциарная социология. Невербальная диагностика личности (нетрадиционные методы). – Домодедово: РИПК МВД РФ, 1996.

  6. Андреев Г.Г., Любарский М.Г. Вопросы контроля состояния человека инструментальным методом при производстве психологической экспертизы // Судебная экспертиза (V Сборник проблемных научных работ по судебной экспертизе. – Л., 1977. – С. 21–29.

  7. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М., 1975.

  8. Бегунова Л.А. Опыт использования модифицированного восьмицветового теста Люшера при проведении обследований с использование полиграфа / Индивидуальная работа с сотрудниками ОВД и новые технологии в психологическом обеспечении: Материалы научно-практической конференции. – Геленджик, 2005. – С.42-48.

  9. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. – М., 2001.

  10. Белюшина О.В. Правовое регулирование и методика применения полиграфа при раскрытии преступлений, Автореф. На соиск. уч. ст. канд. юр. Наук. – М., ВНИИ МВД, 1998. – 22 с.

  11. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М., 1982.

  12. Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. – М., 2004.

  13. Варламов В.А., Варламов Г.В. Психофизиология полиграфных проверок. – Краснодар. ГУВД Краснодарского края, 2000. – 239 с.

  14. Варламов В.А., Варламов Г.В. Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации. – М., 2005.

  15. Варламов В.А., Варламов Г.В., Власова Н.М., Зубрилова И.С., Котомин М.Б. Углубленные кадровые проверки / Под ред. Е.С. Швец. – М., 2003.

  16. Вартанян И.В. Физиология сенсорных систем. – СПб., 1999.

  17. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Электрографические следовые процессы и память. - М., 1976.

  18. Выготский Л.С. Психология. – М., 2000.

  19. Гримак Л.П., Скрыпников А.И., Лаговский А.Ю., Зубрилова И.С. Методы прикладной психологии в раскрытии и расследовании преступлений: Учебно-методическое пособие. - М., 1999.

  20. Гуляев П.И., Быховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия // Криминалистика и судебная экспертиза: Респ. межвед. сб. науч. и науч.-метод. работ. Вып. 9. – Киев, 1972. – С. 103–109.

  21. Еникеев М.И. Общая, социальная, юридическая психология. Учебное пособие для ВУЗов. – М., 2002.

  22. Естественнонаучные основы психологии / Под ред. А.А. Смирнова, А.Р. Лурия, В.Д. Небылицына. – М., 1978.

  23. Жбанкова О.В., Чеснокова Т.Т., Герасимова Т.В. Выявление злоупотребления алкоголем в процессе профессионального отбора кадров / Индивидуальная работа с сотрудниками ОВД и новые технологии в психологическом обеспечении: Материалы научно-практической конференции. – Геленджик, 2005. – С.87-89.

  24. Захарова Т.В. Комментарий к Закону о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации. – М.: ЗАО “Юридический Дом “Юстицинформ”, 2003. – 96 с.

  25. Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник. – М., 2002.

  26. Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа // Проблемы совершенствования советского законодательства: Тр. ВНИИСЭ МЮ СССР. – М., 1976. Вып. 6. – С. 122–136.

  27. Зубрилова И.С. Правовые аспекты использования полиграфных устройств в России / Индивидуальная работа с сотрудниками ОВД и новые технологии в психологическом обеспечении: Материалы научно-практической конференции. – Геленджик, 2005. – С.89-94.

  28. Каталог: uploads
    uploads -> Музей А. С. Пушкина. ( обобщающий урок по теме «Великие русские писатели» )
    uploads -> «Тосненские генералы -герои Отечественной войны 1812 года»
    uploads -> Методическая разработка применение инновационных педагогических технологий при изучении отдельных тем по литературе в старших классах
    uploads -> Программа для поступающих в магистратуру ргу имени С. А. Есенина Направление подготовки
    uploads -> Порецкий – гордость российской науки
    uploads -> Мастера русского пейзажа
    uploads -> Организация самостоятельной работы учащихся
    uploads -> Работа ученицы 9 класса мбоу оош с. Метевбаш Зиганшиной Розалии
    uploads -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
    uploads -> «Целый мир от красоты…»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • Первый этап
  • Третий этап
  • Подтверждение добровольного согласия на прохождение
  • , его прав и обязанностей
  • Установление и поддержание психологического контакта.
  • Краткое обсуждение элементов биографии обследуемого лица.
  • Обсуждение фабулы расследуемого дела или факторов риска
  • Инструктаж непосредственно перед тестированием на полиграфе
  • Седьмой этап
  • DI (DECEPTION IDENTIFIED)
  • NR ( NO RESULT )
  • Девятый этап
  • Единых требований к порядку проведения психофизиологических исследований (ПФИ) с использованием полиграфа