Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Министерство внутренних дел




страница4/10
Дата15.05.2017
Размер1.72 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

concealed information technique — методика (выявления) скрываемой информации;

  • control question technique — методика (техника) контрольных вопросов;

  • relevant and irrelevant question techniqueметодика проверочных и нейтральных вопросов.

    В свою очередь тесты могут быть также разбиты на виды и в зависимости от того, какую функцию они выполняют в ходе полиграфного исследования. По этому основанию все тесты подразделяются на служебные и проверочные.

    К служебным тестам, которые играют вспомогательную роль и обеспечивают методическую корректность всей структуры исследования (всей батареи, блока тестов), относятся стимуляционно-адаптирующие тесты (САТ) и тест общих контрольных вопросов (ТОКВ).


    Методика проверочных и нейтральных вопросов (МПНВ) была предложена У. Марстоном и позднее, в 20—30 годы прошлого века, усовершенствована Л. Килером, став в историческом аспекте второй (после М(В)СИ — Ч. Ломброзо, 1895 г.) стандартизованной методикой «детекции лжи».

    Традиционно в МПНВ используются два типа вопросов — проверочные и нейтральные. В настоящее время в своем классическом виде (без включения контрольных вопросов) тесты МПНВ практически нигде в мире не используются.

    Главное назначение МПНВ это проведение скрининговых проверок, а также сужение круга фигурантов при проведении криминальных расследований и служебных разбирательств.

    Основным достоинством МПНВ является возможность проверки в ходе одного теста сразу несколько различных событий или фактов.

    Основным недостатком МПНВ является то, что методика имеет недопустимую высокую степень обвинительного уклона, поскольку целевое назначение проверочных и нейтральных вопросов предельно ясно для обследуемого лица. Как следствие, проверочные вопросы могут вызывать выраженные реакции как у «лживых», так и у «добросовестных» обследуемых. В целях минимизации обвинительного уклона в настоящее время тестах МПНВ стали использовать также и контрольные вопросы (тест общих вопросов).

    Таким образом, в состав МПНВ входят два наиболее известных теста:



    1. тест проверочных и нейтральных вопросов (relevant and irrelevant question test);

    2. тест общих вопросов (general question test).


    Методика контрольных вопросов была разработана Джоном Рейдом в конце 40-х начале 50-х годов прошлого века.

    МКВ, в силу своего универсального характера, является основной методикой полиграфных проверок (используется при проведении всех видов расследований и разбирательств, а также в ходе скрининговых проверок). Как правило, в МКВ используются общие признаки расследуемого события.

    МКВ основана на комплексном применении нейтральных вопросов, любой категории контрольных вопросов и, разумеется, проверочных вопросов. Те обследуемые, которые являются непричастными к расследуемому эпизоду, как правило, более фиксированы на контрольных вопросах, чем на проверочных, а потому демонстрируют в ответ на них более выраженные физиологические реакции.

    Напротив, «лживые» обследуемые будут при любых обстоятельствах более обеспокоены проверочными вопросами, демонстрируя на них (по сравнению с реакциями на контрольные вопросы) физиологические реакции максимальной выраженности. Устойчивое различие в степени выраженности между физиологическими реакциями на контрольные и проверочные вопросы и является тем основанием, которое использует полиграфолог для вынесения своего решения о причастности (непричастности) обследуемого к расследуемому эпизоду.

    Те общие признаки расследуемого события, которые служат основой для проверочных вопросов, должны иметь для «лживого» обследуемого высокую ситуативную (в условиях проверки) значимость, т. е. однозначно актуализировать в его сознании личностные смыслы.

    В том случае, если тесты методики контрольных вопросов будут направлены на установление малозначимых элементов события, грамотно акцентированные контрольные вопросы могут априори оказаться более ситуативно значимыми, чем «второстепенные» проверочные вопросы, что приведет специалиста к вынесению ошибочной оправдательной версии («пропуску цели»).



    Основным достоинством тестов МКВ является ее универсализм и отсутствие необходимости поиска частных признаков расследуемого события. Последнее обстоятельство особенно важно еще и потому, что, к сожалению, к моменту начала ПФИ, частные признаки расследуемого события, как правило, уже известны лицам, подлежащим проверке, в силу либо непрофессиональных действий оперативных и следственных работников, либо из сообщений средств массовой информации.

    Основным недостатком тестов МКВ является тот факт, что методика «объективно страдает» обвинительным уклоном. Это проявляется в повышенной опасности совершения ошибки по типу «ложной тревоги», т. е. в ошибочном принятии специалистом обвинительной версии (когда объективно непричастный к расследуемому событию обследуемый может быть признан причастным к нему).

    Вот почему при применении тестов МКВ требования, предъявляемые к профессиональному уровню подготовки полиграфолога, являются особенно высокими.

    Свою эффективность, например, показали:


    1. тест зон сравнения К. Бакстера;

    2. модифицированный тест зон сравнения К. Бакстера

    3. тест зон сравнения Мерилендского института криминальной юстиции США;

    1. модифицированный тест общих вопросов Института полиграфа Министерства обороны США;

    1. тест смешанного типа КГБ СССР (ТСТ);

    2. тест оценки значимости версий В.К. Носкова (ТОЗВ);

    3. тест комплексной оценки вовлеченности С.И. Оглоблина — А.Ю. Молчанова (ТКОВ);

    4. тест психологической оценки А.П. Сошникова (ТПО).

    Следует также отметить и те приемы методики контрольных вопросов, которые, согласно американской традиции получили условное название тестов:

    - позитивный контрольный тест;

    - «да»-тест («yes»-test);

    - тест «молчаливых ответов» («silent answer» test.).
    Методика (выявления) скрываемой информации — (МСИ или МВСИ) с исторической точки зрения является старейшей методикой инструментальной «детекции лжи».

    Прецедент использования данной методики относится к 1895 году, когда Чезаре Ломброзо удалось (на гомогенном ряду фотографий) доказать непричастность некоего Тоссетти к убийству шестилетней девочки.

    По своей сути методика скрываемой информации является аналогом такого хорошо всем известного следственного действия, как опознание.

    Отличие между ними заключается лишь в том, что при опознании у свидетеля (потерпевшего) априорно предполагается наличие «доброй воли», т. е. позитивной мотивации — с максимальной степенью объективности и добросовестности выделить знакомый ему предмет (изображение предмета, лицо) из ряда сходных (однородных с ним) предметов, а при использовании тестов МСИ априорно предполагается, что лицо, причастное к расследуемому событию, мотивировано негативно, т. е. стремится скрыть наличие в своей памяти образа (частных признаков образа) интересующего следствие предмета или лица.

    Статья 193 (предъявление для опознания) Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации содержит в себе практически все те базовые требования, которые распространяются и на методику скрываемой информации:

    «Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп. Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать. <...> Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. <...> При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Количество фотографий должно быть не менее трех. Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех. При невозможности предъявления предмета его опознание проводится в порядке, установленном частью пятой настоящей


    статьи <…> »*.

    Таким образом, методика скрываемой информации основана на использовании таких частных признаков расследуемого события, которые может знать только лицо, либо непосредственно имеющее отношение к данному событию, либо однозначно осведомленное о его конкретных обстоятельствах.

    Методика скрываемой информации предъявляет очень жесткие требования к частным признакам устанавливаемого события, а именно:


    1. Те истинные частные признаки расследуемого события, которые специалист планирует использовать для составления тестов, должны быть однозначно известными причастному лицу, т.е. быть зафиксированными в его памяти без существенных искажений;

    2. Истинные частные признаки должны быть известны только непосредственно причастному к расследуемому событию лицу или очевидцу события. В том случае, если истинные признаки разглашены, то тесты методики скрываемой информации использоваться не должны*.

    3. Специалист должен иметь возможность подобрать к истинному частному признаку расследуемого события ряд однородных (гомогенных) фиктивных (вымышленных) частных признаков (так называемых «дистракторов») в количестве не менее пяти (с учетом жертвенного вопроса).

    Требование соблюдения однородности составленного ряда является чрезвычайно жестким, поскольку, если какой-либо признак (истинный или фиктивный) по своему содержанию выбивается из ряда, это, как правило, приводит к грубейшим ошибкам при вынесении решения по результатам проверки.

    Особенно опасными, с точки зрения нарушения прав человека и гражданина, являются такие случаи, когда разрыв однородности ряда происходит за счет истинного частного признака события или того признака, который полиграфолог считает «истинным». В большинстве случаев это приводит к ошибке I типа, т. е. к ошибочному принятию обвинительной версии.



    Основным тактическим достоинством методики скрываемой информации (при условии соблюдения перечисленных общих требований) является низкая вероятность совершения ошибки I типа («ложная тревога»), поскольку обследуемый, непричастный к расследуемому событию, просто-напросто не знает (не имеет в своей памяти) истинный частный признак (признаки) данного события, а потому не может ни при каких обстоятельствах демонстрировать в ответ на его предъявление устойчивые физиологические реакции.

    Основными тактическими недостатками методики скрываемой информации являются:

      1. сложность подбора таких истинных частных признаков расследуемого события, которые были бы однозначно известными только лицу, имеющему непосредственное отношение к нему;

      2. отсутствие у специалиста возможности подобрать такие истинные частные признаки события, которые были бы наверняка зафиксированы в памяти причастного к событию лица.

    Из второго пункта логически вытекает положение о том, что методика скрываемой информации в определенной степени страдает «оправдательным» уклоном (ошибки II типа — «пропуск цели»), поскольку никогда нельзя быть уверенным, что отобранные специалистом для работы истинные частные признаки зафиксированы в памяти причастного лица.
    К тестам МСИ относятся:

    1. тест пика напряжения;

    2. тест на знания виновного;

    3. поисковый тест на знания виновного.

    Одним из важнейших условий эффективной работы полиграфолога является грамотное использование феномена установки*.

    Методология работы со сменой установки была разработана специалистами полиграфной школы КГБ СССР. Данная техника направлена на нейтрализацию «обвинительного уклона» полиграфной проверки при работе с лицами тревожно-мнительного круга. Техника «смены установки» реализуется двумя способами:


    1. посредством смены смысловой установки;

    2. при помощи создания целевой установки на субъективно «незначимый» стимул.

    В первом случае, как правило, применяется методический прием выявления ситуационно значимых стимулов (МВСЗС) предложенный Ю.И. Холодным в конце 80-х годов прошлого века, когда советская полиграфологическая школа КГБ СССР фактически достигла своего стратегического паритета с американскими технологиями инструментальной «детекции лжи». В большинстве случаев МВСЗС базируется на использовании общих признаков расследуемого события, однако в некоторых обстоятельствах специалист может использовать и частные признаки. МВСЗС включает в себя сопряженную диаду (триаду) однородных рядов (один или два контрольных ряда и один проверочный ряд), которые содержат идентичные вопросы-стимулы (в количестве 5—7 единиц), включая один общий для всех рядов истинный признак расследуемого события.

    Предъявление контрольного и проверочного ряда в обязательном порядке разделено временным интервалом в 12—15 минут, т. е. ряды предъявляются через 1 или 2 промежуточных тестов.

    Базовый логический принцип методики выявления ситуационно-значимых стимулов основан на том, что:


    1. в контрольном ряду (вопроснике) при помощи общего вводного вопроса создается смысловая установка (готовность реагировать в поле действия ведущего мотива), которая не относится к признакам расследуемого события;

    2. в сопряженном проверочном ряду (вопроснике) при помощи общего вводного вопроса смысловая установка переносится с априорно значимого стимула контрольного ряда на другой стимул, который в соответствии со смысловой установкой контрольного ряда был (при условии адекватности реагирования обследуемого) ранее нейтральным;

    3. смысловая установка сопряженного проверочного ряда (вопросника), которая задается общим вводным вопросом, трансформирует истинный признак расследуемого события в ситуационно значимый стимул (вводит его в поле действия ведущего мотива) лишь в том случае, если обследуемый причастен к данному событию.

    В том случае, если обследуемый не имеет отношения к расследуемому событию, то общий вводный вопрос проверочного вопросника переносит смысловую установку на другой вопрос-признак проверочного ряда.

    Достоинством МВСЗС является возможность контроля адекватности психофизиологического типа реагирования обследуемого на основании смены смысловой установки.

    В том случае, если гиперактивность (фиксация обследуемого на истинном проверочном признаке расследуемого события) имеет место как в контрольном, так и в проверочном рядах методики, следует признать полученные результаты неопределенными, поскольку в данном случае специалист не в состоянии (на основании МВСЗС) четко дифференцировать два в равной степени объективно возможных вывода:



    1. реакции «добросовестного» обследуемого (озабоченного самим фактом подозрения в совершении преступления) носят неадекватный характер;

    2. жесткая фиксация «лживого» обследуемого на признаке расследуемого события нейтрализует смысловую установку контрольного ряда методики.

    В таких обстоятельствах полиграфологу следует после проведения межтестовой психокоррекционной беседы воспользоваться теми тестами МКВ, в формате которых содержатся вопросы комплекса вины и симптоматические контрольные вопросы.

    Во втором случае, работа с заданием целевой установки на субъективно «незначимый» стимул прямо направлена на нейтрализацию эффекта фиксации обследуемых тревожно-мнительного круга на каком-либо проверочном стимуле, безотносительно к тому, носит ли этот стимул прямой обвинительный характер (тесты МКВ), или этот стимул представляет из себя истинный частный признак расследуемого события в тестах МСИ.

    При использовании феномена целевой установки полиграфолог опирается на эмпирически установленный закон «смены установки», который гласит, что при задании целевой установки на субъективно «незначимый» стимул выраженность реакций на этот стимул резко возрастает лишь у непричастного к расследуемому событию лица. При этом у непричастного лица целевая установка приводит к снижению выраженности реакций на «фиксированный» проверочный вопрос. У лица же, причастного к расследуемому событию, задание целевой установки на «незначимый» вопрос никоим образом не сказывается на выраженности реакций в ответ на объективно «значимый» проверочный вопрос.

    Техника смены целевой установки используется также при работе с тестом общих контрольных вопросов для получения более выраженного симптомокомплекса.
    Поскольку не существует универсальной методики проверки на полиграфе, пригодной для одинаково эффективного применения в любых условиях, а каждая из перечисленных обладает своими достоинствами и недостатками, с целью снижения вероятности ошибочных заключений целесообразно использование их комплексно в рамках одного проверочного мероприятия. Для того, чтобы недостатки, присущие тестам МКВ и тестам МСИ, взаимно компенсировали друг друга, специалист-полиграфолог должен уметь их комбинировать.
    В системе МВД России основное количество ПФИ с использованием полиграфа проводятся сотрудниками оперативных подразделений. Специалисты-полиграфологи совместно с другими подразделениями СКМ участвуют в комплексных оперативно-розыскных мероприятиях, решают сложнейшие задачи в ходе расследования различных видов преступлений,

    Например, в 2007 г., 18344 человека опрошено по инициативе оперативных подразделений СКМ. Опрашиваемые граждане по уголовным делам имели различный юридический статус: потерпевшие, подозреваемые, свидетели. Сведения, характеризующие масштаб и динамику проводимых мероприятий за период с 2002 по 2007 год, приведены в Таблице 3.


    Таблица 3




    2002 г.

    2003 г.

    2004 г.

    2005 г.

    2006 г.

    2007 г.

    По уголовным делам

    1265

    5858

    10831

    15671

    17320

    18362

    Кадровые опросы

    300

    1132

    2066

    2475

    3029

    3582

    Всего

    1565

    6990

    12866

    18146

    20333

    21944

    Динамику роста объема проводимых полиграфологами мероприятий наглядно можно увидеть на приведенной ниже диаграмме:



    Динамика роста объема проводимых полиграфологами мероприятий

    Как видно из приведенных сведений деятельность полиграфологов оперативных подразделений МВД России нацелена, прежде всего, на повышение эффективности раскрытия преступлений, как правило, относящихся к особо тяжким: убийства (39% от общего количества ПФИ), причинение тяжкого вреда здоровью, розыск лиц пропавших без вести. Значительный вклад вносят полиграфологи и в расследование имущественных преступлений: разбои, кражи и грабежи (Рис. 1).


    Рисунок 1

    С повышением уровня технического обеспечения и профессиональной квалификации специалистов растёт и эффективность проводимых ими мероприятий. В 2007 году 1537 подозреваемых по результатам ПФИ с использованием полиграфа дали признательные показания «в причастности», что в свою очередь способствовало сбору доказательной базы и раскрытию многочисленных преступлений.

    Мероприятия, проведенные по линии ПФИ, внесли вклад в получение оперативно-значимой информации, которая способствовала розыску 374 преступников, скрывающихся от органов следствия и дознания и раскрытию 2929 тяжких и особо тяжких преступлений. Не менее значимым результатом работы полиграфологов оперативных подразделений было снятие подозрений с тысяч невиновных.

    Весьма существенное повышение эффективности при раскрытии преступлений оперативными подразделениями МВД России достигается путем применения ПФИ с использованием полиграфа в комплексе с различными оперативно-техническими мероприятиями. В соответствии с требованиями приказов МВД России от 28 декабря 1994 года № 437дсп и от 12.09.95г. № 353 ПФИ полиграф органично «встроен» в систему, нацеленную на получение скрываемой, оперативно-значимой информации.

    Большую роль в своевременном использовании оперативно-значимой информации играет тот факт, что в подразделениях БСТМ выработана юридически обоснованная методика работы, включающая:


    • получение аргументированного заказа от инициаторов на проведение ПФИ;

    • подотчетность получаемой в ходе ПФИ информации;

    • взаимную оперативную обратную связь с инициатором.

    Следует отметить, что результативность ПФИ с использованием полиграфа выросла бы ещё больше, если бы инициаторы более тщательно подходили к получению информации по различным версиям ведущихся ими уголовных дел. К сожалению не редки случаи, когда полиграфолог фактически работает вместо оперативного сотрудника, отрабатывая за него по 5-7 «пустых» версий и сужая для него круг подозреваемых. В подобных ситуациях квалифицированный полиграфолог в оперативно-служебном отношении серьезно «выручает» инициатора.
    В ходе работы по теме НИР исполнителями с помощью сотрудников БСТМ МВД России были изучены полиграммы, протоколы опросов, заключения полиграфологов и другая документация по 270 ПФИ с использованием полиграфа. Из них были выбраны те, которые относились к уголовным делам не только переданным в суд, но и не «разваленных» там благодаря собранной твердой доказательной базе, т.е относящиеся к успешно раскрытым преступлениям.

    Данные материалы были получены из архива БСТМ МВД России, а также в ходе служебных командировок в ГУВД по Пермскому краю и по Ростовской области. Ниже приводятся примеры результатов ПФИ с использованием полиграфа по некоторым из этих уголовных дел, раскрытым в 2007-2008 г.




    • В конце октября 2007 г. в ОВД по Н-скому району Кировской области поступило заявление о безвестном исчезновении гр. П., проживающего в деревне Я.

    Без вести пропавший П. неоднократно судим, в том числе несколько раз за изнасилование. В деревне П. характеризовался как пьющий, а в состоянии алкогольного опьянения – агрессивный человек.

    П. состоял на учёте в центральной районной больнице как диабетик, должен был ежедневно получать в фельдшерском пункте инсулин для бесплатных инъекций. П. нерегулярно пользовался лекарствами, так как часто находился в запоях. Жители деревни П. боялись, в милицию неоднократно поступали заявления о том, что П. совершал «действия сексуального характера» в отношении жительниц деревни. 13.10.2007 г. П. употреблял спиртные напитки. Между П. и соседями - братьями З. произошел конфликт, т.к. П. требовал денег с братьев, чтобы он не приставал к женщинам в отсутствии братьев З.

    П. в состоянии сильного опьянения начал оскорблять и угрожать поджогом дома З., он держал в руках вилы. Свидетели ссоры были жители деревни. Когда ситуация стала накаляться, мать братьев неоднократно звонила в милицию. Дежурный по ОВД не стал посылать наряд милиции, так как не видел в этом необходимости.

    Братья З. увели П. домой и подперли дверь, чтобы тот не смог выйти. П. вылез через окно, схватил топор, и, продолжая угрожать, выбежал к людям.

    Тогда братья З. связали П., положили в багажник автомобиля «Нива» и вывезли из деревни. Вернулись братья через 30-40 минут, сообщили соседям, что высадили П. на мосту через р. Волга в 17-и километрах от деревни. Больше П. никто не видел.

    Братья З. утверждали, что им неизвестно, что далее произошло с П., и где он сейчас находится.

    Сотрудники ОУР ОВД по Н-скому району выдвинули версию о том, что братья З. убили П., и чтобы скрыть следы преступления, сбросили его тело в реку. При проведении ОРМ сотрудники ОВД использовали собаку для обнаружения трупа. Русло реки от моста и ниже по течению проверяли баграми и кошками. На заводях применяли водолаза. Поиски тела результата не дали. Было принято решение проверить братьев З. на причастность к убийству посредством ОИП.

    После изучения материалов уголовного дела, возбужденного по ст. 105 ч.1 УК РФ, были составлены тесты по методикам МКВ и МВСИ.

    По результатам ПФИ был сделан вывод о возможной причастности братьев З. к лишению жизни П. После предъявления результатов проверки, братья З. указали место, где было закопано тело.

    При принятии решения суд учёл признательные показания братьев З. и асоциальное поведение П. Суд принял решение о виновности братьев З. в совершении преступления предусмотренного ст. 108 УК РФ и вынес условное наказание – 2 года с испытательным сроком 1 год.





    • 20 марта 2007 года около 19:00 у дома 25/50 по Н-скому проспекту в г. Санкт-Петербурге, трое неизвестных лиц в масках совершили разбойное нападение на инкассаторскую машину, которая была припаркована у банка «ВЕФОК», расположенного по вышеуказанному адресу. После чего, приставив предмет, похожий на пистолет к инкассатору П., выхватили у него из рук баул, в котором находились денежные средства на общую сумму 5 миллионов рублей. Затем похитители с места происшествия скрылись. По данному факту возбуждено уголовное дело.

    По заданию 5-о отдела ОРЧ ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области проведены ПФИ с использованием полиграфа в отношении инкассатора П., старшего инспектора В. и водителя инкассаторской машины С., на основании их предварительно полученного добровольного согласия.

    В ходе ПФИ было установлено, что водитель инкассаторской машины С. причастен к преступлению и находится в сговоре с преступниками, не являясь при этом организатором. Посредством «поисковых тестов» установлено, что организатором является один из сменщиков вышеуказанных инкассаторов, которого в момент совершения преступления на работе не присутствовал («больничный лист»). В отношении указанного инкассатора М. в установленном порядке также проведёно ПФИ с использованием полиграфа, в ходе которого установлено, что инкассатор М. является организатором данного преступления. Также было установлено, как преступники распорядились деньгами и выявлено, что исполнители являются знакомыми М. жителями г. Санкт-Петербурга.

    Во всех случаях при осуществлении ПФИ с использованием полиграфа применялись различные комбинации тестов МВСИ и МКВ, а также САТ (в качестве вспомогательного).

    В послетестовой беседе, проходившей в течение часа, инкассатор М. дал признательные показания о том, что он организовал преступление, указал исполнителей и их местонахождение. Сотрудниками УР похищенные деньги были найдены на даче у одного из нападавших преступников.

    Указанные исполнители преступления были задержаны, деньги возвращены в банк. После чего данное уголовное дело передано в суд.



    • В период с 30 декабря 2006 года по 11 января 2007 года из здания отдела социальной защиты г. Н-ска Иркутской области из кабинета кладовщика похищено шестнадцать новых персональных компьютеров. Целостность замка кабинета не нарушена. Компьютеры были завезены с 20 по 25 декабря 2006 года.

    По инициативе сотрудников СКМ г. Н-ска в установленном порядке были выписаны задания на проведение ПФИ с использованием полиграфа семи подозреваемых: кладовщик и шесть охранников.

    Были применены тесты МКВ и МВСИ.

    В ходе проведенного исследования был сужен круг подозреваемых до двух охранников, выяснены дополнительные обстоятельства преступления (количество лиц выносивших компьютеры; марки автомобилей, на которых вывозили похищенные персональные компьютеры, места хранения похищенного имущества).

    Указанные охранники впоследствии дали признательные показания и указали схему реализации похищенных шестнадцати компьютеров. Материалы данного уголовного дело переданы в суд.




    • 18.03.2008 года в кв. 55 д. 3 по ул. Н-ской г. Липецка обнаружен труп гражданина И. 1963 года рождения с признаками насильственной смерти. По результатам судебной экспертизы смерть наступила 16.03.2008 года в результате множественных телесных повреждений в области лица, шеи и грудной клетки.

    По характеристикам соседей потерпевший злоупотреблял спиртными напитками, собирая определённый круг лиц. В ходе оперативно-розыскных действий был выявлен подозреваемый - знакомый убитого гр. С. 1969 года рождения. По показаниям гр. С. последний раз в квартире И. был вместе с гр. Х. 15 марта 2008 года, узнав о происшествии от сотрудников милиции. На момент совершения преступления семья ему обеспечивала алиби.

    По инициативе сотрудников СКМ было принято решение о проведении ПФИ с использованием полиграфа подозреваемого с целью установления фактов расследуемого дела.

    Исследование проводилось в июне 2008 г. При его проведении использовалась комбинация тестов МКВ и МВСИ.

    На основании зарегистрированных физиологических процессов опрашиваемого С. в ходе ПФИ было сделано заключение о высокой степени вероятности причастности гр. С. к расследуемому преступлению.

    В ходе послетестовой беседы гр. С. добровольно начал давать показания, пояснив, что 15 марта, находясь в квартире И. оставил свой мобильный телефон. Придя за ним 16 марта к потерпевшему, тот отказался его вернуть, произошла драка, в ходе которой он причинил И. множественные телесные повреждения, в результате которых И. скончался. Свои показания он оформил письменно. В настоящее время дело передано в суд.


    • 13.12.2007 года около 18 часов 50 минут в г. Ульяновске в своей квартире в д.18 по Н-скому бульвару обнаружен труп гражданки А., 1934 года рождения, с признаками механической асфиксии. Длительное время данное преступление оставалось нераскрытым.

    В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками УР была получена информация о возможной причастности к убийству гр. П. - сожителя внучки убитой. По оперативной информации - гр. П. обладал сведениями по обстоятельствам дела. Также гр. П. знал о том, что гражданка А. продала одну из своих квартир незадолго до даты гибели.

    По инициативе сотрудников СКМ было принято решение о привлечении гр. П. к проведению ПФИ с использованием полиграфа с целью установления фактов расследуемого дела. При проведении исследования использовалась комбинация тестов МКВ и МВСИ.

    На основании зарегистрированных физиологических реакций опрашиваемого в ходе ПФИ было сделано заключение о высокой степени вероятности причастности гр. П. к расследуемому преступлению качестве «наводчика» и выявлены возможные исполнители. В ходе дальнейших оперативно-розыскных действий были окончательно установлены личности непосредственных исполнителей убийства. Данное уголовное дело передано в суд.


    • 28 августа 2007 года в г. Н-ске Пермского края несовершеннолетний С., 1999 г.р., вместе со своей матерью гр-кой К. пошел в лес за грибами и пропал. Со слов гр.К., которая утверждала, что ее сын, после небольшого конфликта с ней, убежал вперед и больше не откликался на свое имя. Так же с её слов - мальчика увезли неизвестные на проезжающей по трассе машине. Поиски ребенка не дали никаких результатов. Оперативные сотрудники УР инициировали проведение ПФИ с использованием полиграфа в отношении матери пропавшего ребенка.

    При проведении исследования использовалась комбинация тестов МКВ и МВСИ. Полученные в ходе исследования результаты позволили сделать вывод о том, что на самом деле она считает своего сына «лишенным жизни». В ходе послетестовой беседы гр-ка К. письменно признала, что лишила жизни своего сына и закопала его тело в подсолнухах.

    В результате проведенной оперативной работы, труп ребенка был обнаружен. Уголовное дело по факту его убийства направлено в суд.




    • В ноябре 2007 года в ОМ г. Н-ска Пермского края поступило сообщение о том, что в одном из домов по ул. Седова находится труп. При осмотре дома труп не обнаружен, но при проведении осмотра хозяйственных построек в огороде найдено присыпанное землей тело неизвестной женщины. Хозяин дома гр-н Р. пояснил, что когда он проснулся утром и увидел труп своей знакомой, с которой накануне вечером в компании ее подруги распивал спиртные напитки, то сильно испугался и решил ее закопать, но сам к ее смерти не причастен.

    Выяснилось, что опрашиваемый злоупотребляет спиртными напитками; ранее болел менингитом; у него нарушена память. В установленном порядке было принято решении о проведении ПФИ с использованием полиграфа с добровольного согласия гр-на Р. В ходе проведения предтестовой беседы гр. Р. путал события прошедшего вечера и ночи, плохо помнил, что делал сам и его гости. Специалист-полиграфолог применил элементы техники НЛП и методы активизации памяти по восстановлению и оживлению событий дня, создал благоприятную психологическую обстановку для проведения исследования.

    Результаты комбинации тестов МКВ и МВСИ позволили восстановить картину преступления и подтвердить причастность опрашиваемого к преступлению. Причем, на некоторые вопросы, выявляющие, что сделали с телом (связали ноги), кто надевал пакет на голову убитой – в ходе опроса получены малозначительные реакции, и только позже, при даче признательных показаний, гр-н Р. хорошо вспомнил эти детали преступления. Уголовное дело по факту его убийства направлено в суд.




    • 21.03.08г. в 00.20 от диспетчера скорой помощи г. Н-ска Пермского края поступило сообщение о том, что во дворе жилого дома обнаружен труп гр-на Б., 1958 г.р., с признаками насильственной смерти. На трупе Б. имеется огнестрельное ранение в поясничную область, колото-резаные раны грудной клетки, две рвано-ушибленные раны головы.

    Специалистом-полиграфологом осуществлен выезд на место происшествия, ознакомление с материалами дела, проведены беседы с сотрудниками ОУР и некоторыми подозреваемыми.

    Всего по данному делу на основе добровольного согласия опрошено 7 человек, среди которых двое граждан определены как «обладающие скрываемой информацией» по факту убийства гр. Б.

    В ходе расследования первоначально опрошены дочь и сын потерпевшего, любовница, сосед и приятель сына. В результате этих опросов скрываемой информации не выявлено.

    Опрос жены потерпевшего проводился с ее письменного добровольного согласия. В ходе предтестовой беседы она полностью отрицала свою причастность к убийству мужа. Итоговые результаты показали, что она сама каких-либо телесных повреждений убитому не наносила, но является организатором преступления. После ознакомления оперативными работниками гр-ки Б. с результатами опроса, она продолжала отрицать свою вину.

    Далее полиграфологом было принято решение о проведении дополнительного ПФИ гр-ки Б. с использованием комбинации тестов методик МКВ и МВСИ на основании дополнительной информации, полученной в ходе оперативно-розыскным мероприятий. В ходе этого исследования были получены выраженные реакции на вопросы, связанные с ее знакомым – гр. К.

    После ознакомления сотрудников СКМ с полученной информацией, ими в отделение милиции доставлен гр. К., 1980 г.р., с целью перепроверки версии.

    В ходе предтествой беседы данный гражданин полностью отрицал свою вину. Итоговые результаты комбинированного применения методик МКВ и МВСИ показали причастность подозреваемого к убийству гр-на Б. Полученная информация позволила сотрудниками ОУР получить от подозреваемого признательные показания. У него было изъято незарегистрированное огнестрельное оружие, что способствовало раскрытию преступления по ст. 105 ч. 1 УК РФ.


    • В августе 2007 г. в одной из военных частей гарнизона Ростовской области произошло самоубийство рядового срочной службы К. По отдельному поручению Главной военной прокуратуры было организовано проведение ПФИ с использованием полиграфа трех военнослужащих, подозреваемых в доведении до самоубийства рядового К. Рядовые Г. и У. от проведения исследования с использованием полиграфа отказались.

    Рядовой срочной службы М. (срок службы – 1,5 года, «дед») на проведение ПФИ согласился. В ходе опроса с использованием комбинации тестов методик МКВ и МВСИ удалось установить: неблагоприятный морально-психологический климат в военном коллективе ВЧ; массовые факты неуставных взаимоотношений среди военнослужащих («дедовщина»); очередность событий, предшествовавших самоубийству рядового К., и событий, произошедших в день его самоубийства. Также выяснился характер взаимоотношений рядового К. с рядовыми Г. и У., (отказавшимися от участия в ПФИ с использованием полиграфа).

    В итоге было выяснено, что рядовые М. и Г. были причастны к доведению до самоубийства рядового К. путем систематических: побоев, моральных унижений, вымогательств, склонения к кражам денежных средств и грабежам. Указанные факты подтвердились в ходе дальнейшего следствия и судебного разбирательства.




    • В городе Н-ске Ростовской области у подъезда жилого дома обнаружен труп ранее судимого гр. М. с множественными (17) ножевыми ранениями. М. был одет в домашнюю одежду, тапочки, проживал в этом же подъезде.

    Сотрудники УР нашли свидетеля преступления, который утверждал, что убийство совершил его пятнадцатилетний сын. Отец с семьей несколько лет не проживает (работает водителем маршрутного такси, в выходные выпивает), но с сыном общается, и в тот день якобы видел, как его сын дрался с убитым мужчиной.

    Сотрудники милиции задержали мальчика, который не сразу, но все-таки дал признательные показания, но после встречи с адвокатом от них отказался. В виновности подростка оперативники практически не сомневались.

    Проведенный (по согласованию с законным представителем подростка – матерью) опрос с использованием полиграфа показал, что подозреваемый ножевых ранений никому никогда не наносил. С убитым у него были сложные взаимоотношения, драка была, но не в день убийства.

    Проведенный опрос свидетеля (отца подозреваемого) показал, что тот в своем рассказе ничего намеренно не искажает, никакой информации не скрывает, то есть «добросовестно заблуждается».

    В ходе дополнительных оперативно-розыскных мероприятий были выяснены новые обстоятельства произошедшего убийства, указавшие на возможную причастность к нему гр. Ф., недавно вернувшегося из «мест лишения свободы».

    Новый подозреваемый на проведение ПФИ с использованием полиграфа согласился сразу, противодействия не оказывал. Опрос подтвердил его причастность к совершению убийства. Через некоторое время подозреваемый сам явился в милицию, сознался в совершении преступления и описал подробности его совершения. По решению суда он приговорен к 6 годам лишения свободы. Все психофизиологические исследования по данному делу проводились с использованием комбинации тестов методик МКВ и МВСИ.




    • В январе 2008 года сотрудниками зонального отдела УБОП при УВД по Курганской области осуществлялось оперативное сопровождение уголовного дела, возбужденному по ст. 105, ч. 2 УК РФ, по факту убийства 4 человек в г. Ш. С целью проверки на причастность к совершению данного преступления инициатором в УСТМ УВД по Курганской области было направлено задание в отношении гр-на Н., 1982 г.р., жителя г. Ш., на проведение психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

    В ходе проведения опроса подозреваемого П. была получена информация о том, что он незаконно хранит огнестрельное оружие. В тот же день при осмотре принадлежащего ему автомобиля ВАЗ-2109 были обнаружены и изъяты обрез гладкоствольного ружья 16 калибра, однозарядный пистолет самодельного изготовления, 10 патронов кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм.

    В ходе опроса была использована комбинация тестов методик МКВ и МВСИ. Результаты, полученные при проведении психофизиологического исследования, способствовали установлению местонахождения и изъятия огнестрельного оружия и боеприпасов к нему. В настоящее время гр-н П. осужден и отбывает наказание.




    • В Новгородской обл. в июне 2007 года на территории загородного дома был обнаружен труп. Погибший был обнаружен в пристройке дома, в которой располагалась его мастерская. На теле мужчины имелись множественные следы побоев, проникающие ранения, нанесённые твёрдым тяжёлым предметом, а на шеи - следы удушения. Порядок в помещении был нарушен, а расположение вещей и предметов указывало на то, что до убийства в этом помещении произошла драка. На месте преступления были обнаружены следующие предметы, которые могли быть использованы в качестве орудия убийства - молоток, обрывок верёвки, деревянный брусок.

    Почти одновременно с данным происшествием было принято заявление о краже совершённой в квартире погибшего находящейся в г. Великом Новгороде.

    По подозрению в совершении данного убийства был задержан сын убитого – гр-н А. В ходе оперативно-розыскных мероприятий установили, что молодой человек мог в нём участвовать. Однако, после задержания, во время допроса А. этот факт отрицал, настаивая на том, что в момент убийства находился в г. С- Петербург, в гостях у сестры, которая данный факт подтверждала. В связи с этим возникла необходимость проверить показания молодого человека с использованием полиграфа.

    Психофизиологическое исследование проходило в помещении ИВС, куда задержанный был доставлен. Перед началом опроса А. был разъяснен порядок проведения данного исследования и предложено заполнить бланк заявления о добровольном согласии. Молодой человек охотно рассказал обо всём, что происходило с ним в тот день, где он находился, и кто мог это подтвердить. Кем было совершено убийство отца, он якобы не знал.

    При проведении опроса использовались тесты методики выявления скрываемой информации (МВСИ) и тесты методики контрольных вопросов (МКВ). Вопросы тестов касались деталей и обстоятельств убийства, как уже известных следственным органам, так и тех, которые удалось установить в процессе проводимого исследования. Отдельные вопросы-тесты касались количества и личности участников совершённого преступления и степени причастности самого опрашиваемого к данному деянию.

    Результаты психофизиологического исследования свидетельствовали не только о причастности молодого человека к совершённому преступлению, но и определили его степени причастности. А именно, сын убитого мог быть подстрекателем, организатором и соучастником убийства. Кроме того, было выявлено возможное непосредственное участие в преступлении ещё одного человека - знакомого опрашиваемого.

    Отдельно, был проведён опрос, направленный на выяснение факта осведомлённости и возможного участия опрашиваемого в краже вещей из городской квартиры погибшего. Результаты вновь свидетельствами о причастности опрашиваемого.

    В ходе дальнейших следственных действий, проводимых с учетом результатов ПФИ, подозреваемый А. признался в совершении преступления и назвал имя мало знакомого ему человека, которого он привлёк к убийству. Собранная доказательная база позволила суду приговорить обоих к различным срокам лишения свободы.

    Анализ полиграмм, протоколов проведения опросов и других сопровождающих документов позволяет сделать вывод, что они проводились с единым методическим подходом, пригодным для одинаково эффективного применения в любых условиях. Его можно характеризовать как комплексное и творческое использование основных методик (МКВ и МСИ), каждая из которых обладает своими достоинствами и недостатками. То есть, снижение вероятности ошибочных заключений, в рамках одного проверочного мероприятия достигалось комплексным применение тестов МКВ и тестов МВСИ (МСИ), которые взаимно компенсировали недостатки, присущие каждому из них.

    Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод о том, что дальнейшее повышение эффективности проведения ПФИ при раскрытии наиболее сложных и запутанных преступлений в условиях неочевидности произошедшего и при отсутствии материальных следов преступлений возможно только при условии решения наиболее актуальных организационно-методических аспектов и унификации их структуры.


    Каталог: uploads
    uploads -> Музей А. С. Пушкина. ( обобщающий урок по теме «Великие русские писатели» )
    uploads -> «Тосненские генералы -герои Отечественной войны 1812 года»
    uploads -> Методическая разработка применение инновационных педагогических технологий при изучении отдельных тем по литературе в старших классах
    uploads -> Программа для поступающих в магистратуру ргу имени С. А. Есенина Направление подготовки
    uploads -> Порецкий – гордость российской науки
    uploads -> Мастера русского пейзажа
    uploads -> Организация самостоятельной работы учащихся
    uploads -> Работа ученицы 9 класса мбоу оош с. Метевбаш Зиганшиной Розалии
    uploads -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
    uploads -> «Целый мир от красоты…»
  • 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • Методика проверочных и нейтральных вопросов (МПНВ)
  • Методика контрольных вопросов
  • Методика (выявления) скрываемой информации — (МСИ или МВСИ)
  • Динамика роста объема проводимых полиграфологами мероприятий
  • В ходе работы по теме НИР