Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Миллард Эриксон Христианское богословие




Скачать 16.67 Mb.
страница24/66
Дата11.01.2017
Размер16.67 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   66

23. Образ Божий в человеке


При всей важности вопроса, откуда произошел человек, ответ на него не дает нам всех необходимых знаний для понимания того, что человек собой представляет. Перед нами продолжает стоять вопрос, что же именно Бог произвел на свет, сотворив человека.

В поисках определения человека можно использовать разные методы. Один из них - исследование того, что на этот счет говорит Библия. В таком случае мы пришли бы к выводу о внутренней порочности человека, но в то же время открыли бы, что современный человек отличается от того, каким он был во время творения, и что это изменение вызвано какой-то причиной. Или же можно изучать современного человека различными эмпирическими способами. Для создания концепции о человеке можно использовать исследовательские методы бихевиоральных наук. В таком случае концепция будет основываться на изучении повседневного поведения человека.

Если мы пойдем по пути исследования библейского описания человека, то обнаружим, что сегодня человек находится фактически в ненормальном состоянии. Подлинный человек - не тот, которого мы видим в человеческом обществе. Подлинный человек - существо, вышедшее из рук Бога, незапятнанное грехом и падением. В истинном смысле слова единственными настоящими человеческими существами были Адам и Ева до падения и Иисус. Все остальные - испорченные, извращенные и искаженные образчики человеческого рода. Поэтому, если мы хотим дать правильное определение человеку, нам надо обратить свой взгляд на человека в первозданном состоянии и на Христа.

Главная характеристика первоначального состояния человека состоит в том, что он был создан Богом по Божьему образу и подобию. Это отличало человека от всех других сотворенных существ, ибо эта характеристика относится только к человеку. На эту тему ведется очень много дискуссий, кое-кто считает даже, что слишком много. Но они имеют крайне важное значение, ибо именно образ Божий делает человека человеком666. Наше понимание образа отражается на том, как мы относимся к своим собратьям и как мы служим им. Если образ в нашем понимании выражается прежде всего через человеческий разум, то наши отношения с другими людьми строятся в первую очередь на воспитательной и информативной основе. Если он, по нашему мнению, выражается в личных отношениях, то наше служение основной упор делает на "реляционном богословии" и на взаимодействии малых групп.

В этой главе мы рассмотрим наиболее значимые библейские места. Затем мы обратимся к различным истолкованиям выражения "образ Божий", пытающимся совместить воедино отдельные библейские тексты. Наконец, мы постараемся сформулировать концепцию, учитывающую все библейские свидетельства, и определить современное значение этого понятия.

Важные места Писания

Божий образ упоминается в нескольких местах Библии. Наиболее, пожалуй, известное из них - Быт. 1:26-27: "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их". В стихе 26 говорится о Божьем намерении, в нем использованы слова (tselem) и (demuth), переведенные, соответственно, как "образ" и "подобие". Первое из них дважды повторяется в стихе 27. Эта мысль вновь выражается в Быт. 5:1: "Когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его". В следующем стихе автор добавляет: "Мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их". Здесь использовано слово . В Быт. 9:6 убийство запрещается на том основании, что человек создан по Божьему образу: "Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию". Это установление, касающееся человеческого поведения по отношению к его братьям, сделано явно после падения. Обратите внимание, что речь идет не о том, что человек продолжает нести в себе образ Божий, а о том, что он создан по образу Божьему. Но совершенно ясно, что Божьи дела не теряют своего значения и смысла даже после падения. Помимо этих стихов, в Ветхом Завете нет других указаний на образ БОЖИЙ в человеке, если не считать апокрифов: Премудрости Соломона 2:23 и Премудрости Иисуса, сына Сирахова 17:3.

В Новом Завете образ Божий в связи с сотворением человека упоминается дважды. В 1 Кор. 11:7 Павел пишет: "Итак муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа". Павел не говорит, что жена есть образ Божий, он просто указывает, что она - слава мужа, который есть слава Божья. Образ здесь - перевод слова . А в Иак. 3:9 автор на основании того, что человек создан по подобию () Бога, осуждает использование языка для проклятия людей: "Им [языком] благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию ". Намек на образ Божий видим и в Деян. 17:28, хотя выражение это здесь и не используется: "Ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: "мы Его и род".

Кроме того, в Новом Завете есть несколько мест, в которых образ Божий упоминается в связи с преобразованием верующих в процессе спасения. В Рим. 8:29 отмечается, что они начинают соотноситься с образом Сына: "Ибо, кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями". Во 2 Кор. 3:18 читаем: "Мы же все, открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа". В Бф. 4:23-24 Павел увещевает "обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины". Наконец, в Кол. 3:10 он призывает облечься "в нового [человека}, который обновляется в познании по образу Создавшего его".



Различные взгляды на образ

Образу Божьему необходимо дать определение. Для этого требуется не только истолкование отдельных мест, но и общее понимание концепции с учетом как прямых указаний Писания, так и содержащихся в нем косвенных сведений. При объяснении образа есть три общих подхода. Одни считают его внутренне присущим человеческой природе качеством, которое может быть физическим или психологическим/духовным. Такой взгляд на образ мы будем называть субстанциальным. Другие рассматривают образ не как нечто внутренне присущее человеку, а как переживание взаимосвязи между человеком и Богом или людьми. Это реляционный взгляд. Третьи, наконец, полагают, что образ выражается не в том, что собой представляет человек или что он чувствует, а в том, что он делает. Это функциональный взгляд.



Субстанциальный взгляд

Субстанциальный взгляд преобладал на протяжении большей части истории христианского богословия. Общим элементом в различных вариантах этого взгляда является представление об образе, как об определенном свойстве или качестве, присущем человеческой природе. Некоторые сторонники этого взгляда считают, что образ Божий заложен в нашем физическом или телесном строении. Хотя такое представление и не пользовалось особой популярностью, оно сохранилось до наших дней. Оно основывается на буквальном прочтении слова (tselem), в прямом смысле означающего "изваяние" или "форма"667. При таком прочтении Быт. 1:26 звучит примерно так: "Сотворим человека, чтобы он выглядел, как Мы". В наше время наиболее известными сторонниками точки зрения на образ Божий как на физическое проявление можно считать мормонов. Такая позиция не ставит перед ними никаких реальных проблем, поскольку, по их представлениям, у Бога есть тело. Следует, правда, оговориться, что проблем не возникает в отношении их учения о человеке, но на понимание Бога все же оказывается определенное воздействие668.

Можно было бы ожидать, что упор, который во многих кругах делается на психосоматическом единстве человека, должен был привести к возрождению идеи о Божьем образе в человеке как о физической составляющей. Возможно, так оно и было бы, если бы не факт, что большинство исследователей, делающих акцент на психосоматическом единстве, в то же время пренебрегают метафизической стороной. Следует также отметить, что есть сторонники такого взгляда, который рассматривает физический аспект образа в метафорическом смысле. Например, тот факт, что человек ходит прямо и вертикально, считается символом моральной прямоты и праведности Бога или связи человека с Богом669.

Более распространенные взгляды на Божий образ рассматривают его как некое психологическое или духовное качество человеческой природы. Главный претендент на эту роль - разум. Представление о разуме как о единственной черте, отличающей человека от других созданий, имеет долгую историю. Даже в биологической классификации человек назван Homo sapiens - мыслящим существом.

Степень акцента на разум бывала разной. В периоды, когда в обществе в целом преобладал рациональный подход, например, в эпоху Просвещения, то же самое происходило и в богословской мысли670. Во времена, характеризовавшиеся более субъективными настроениями, разуму уделялось меньше внимания. Во второй половине XX века с его сугубо волюнтаристской ориентацией разум играет менее важную роль. Понимается разум тоже по-разному. Под влиянием платонизма, в особенности в период с IV по XIII век, разум мыслился как абстрактное созерцание. С принятием взглядов Аристотеля Фомой Аквинским и другими богословами разум стал представляться более эмпирическим и научным по своей природе671. Определения разума могут быть разными, но все рассматриваемые здесь взгляды отличительной чертой человека считают способность думать, размышлять и делать выводы. Больше всего человек похож на Бога своей когнитивной, умственной стороной, и именно ее надо выделять и развивать.

Не удивительно, что разум считается богословами наиболее важной стороной человеческой природы, ведь сами богословы занимаются в церкви как раз рассуждениями и размышлениями над вопросами веры. Но обратите внимание, что при этом они не только выделяют для рассмотрения всего один аспект человеческой природы, но и сосредотачивают внимание всего на одной стороне Божьей природы. Это может привести к ложным выводам. Разумеется, всеведение и мудрость представляют собой важную сторону Божьей природы, но их ни в коем случае нельзя считать исключительной сущностью Божества.

На основании двух терминов, использованных в Быт. 1:26-27, постепенно развивалась тенденция к пониманию "образа" и "подобия" как двух аспектов или измерений Божьего образа. Временами появлялся натуралистический подтекст: человек был сотворен только по образу Божьему, а затем постепенно начал приобретать и Божье подобие. Но чаще присутствие в человеке Божьего подобия приписывалось духовным или сверхъестественным причинам. Ориген, например, считал, что образ был получен сразу же при творении, а подобие было передано Богом позже. Но основное направление в разграничении между образом и подобием, которому богословы следовали довольно долго, задал Ириней. Хотя его взгляды были достаточно противоречивыми и не вполне последовательными, мы находим в них четкое разграничение между образом и подобием. Под первым он понимал, что у Адама были разум и свободная воля; под вторым - некий сверхъестественный дар, полученный Адамом через Духа. В отличие от многих богословов после него, Ириней не имел в виду изначальную праведность. По его представлению, Адам был чем-то вроде невинного и неразвитого ребенка. До предназначенного ему Богом состояния, до полной праведности он должен был возрастать через долгий процесс реализации данной ему при сотворении свободной воли. В младенческом состоянии подобие Богу присутствовало у Адама лишь в зародыше, как потенциал того, чем он должен был стать. Но после грехопадения Адам утерял подобие, хотя образ в определенной степени и оставался в нем672.

Разграничение Иринея получило дальнейшее развитие в средневековом схоластическом богословии. Различие в нем стало более ясным, а последствия грехопадения более выпуклыми. Образ стал естественным сходством человека с Богом благодаря разуму и воле. Подобие рассматривалось как donum superadditum - еще один божественный дар человеческой природе. Подобие относилось к моральным качествам Бога, а образ - к естественным свойствам Бога. После грехопадения человек утратил подобие, но образ сохранил полностью. Человек остался человеком, но исказился как доброе и святое существо. Он утерял сверхъестественные или сверхчеловеческие качества, но не сущность своей человеческой природы.

Эта точка зрения связана, разумеется, с концепцией о природе греха и грехопадения, но также и с определенным взглядом на природу человека. Человеческая природа целостна и до определенной степени невосприимчива к вредоносным последствиям грехопадения. Даже нехристиане и номинальные верующие - люди в таком же полном смысле, как и освященные верующие. Все обладают способностью оценивать факты, видеть истину и делать сознательный выбор исходя из знания истины. Такое представление дает основание для рационального богословия или натурбогословия: даже без особого откровения люди способны получить определенное знание о Боге. Оно дает также основание для натуралистической этики. Будучи свободным, человек способен на добрые дела независимо от благодати. Вся система католического богословия построена, в сущности, на этом внешне незначительном допущении об утере подобия Божьего, но не Его образа - допущении, открывающем путь натурбогословию и соответствующей ему этике673.

Мартин Лютер выступил против этого положения католического богословия, как в против многих других. Будучи профессором библеистики, Лютер хорошо разбирался в экзегетике. Он понимал, что вывод о сохранении в человеке образа Божьего (при утере Его подобия) основывается на терминологической путанице. У слов образ и подобие в Быт. 1:26 нет отдельных референтов. Это, скорее, пример обычного для еврейского языка параллелизма. "По образу" и "по подобию" означают одно и то же, но разными словами. Следовательно, нет никакого различия между образом и подобием как до, так и после грехопадения674.

Лютер отстаивал единый и целостный взгляд на Божий образ. В человеке извращены все стороны Божьего образа, остаются лишь его следы и напоминания. Эти следы выражаются не в определенных сохранившихся качествах или способностях в отличие от других, которые полностью утеряны. Остаются как бы осколки всего того, что составляло подобие Богу, но все это - лишь незначительная часть оригинала. Определенную трудность для Лютера представлял стих Быт, 9:6. Этот текст как будто подразумевает, хотя прямо об этом не сказано, что человек и после грехопадения сохраняет Божий образ или остается в нем. Объяснение Лютера заключалось в том, что неискаженный образ продолжает существовать как Божье намерение в отношении человека, но фактически он в человеке не присутствует675.

Позиция Кальвина была во многих отношениях сходной с точкой зрения Лютера, но он отвергал дуалистическое схоластическое представление и утверждал, что остатки образа сохраняются в человеке и после грехопадения. Благодаря наличию этих остатков познание человеком самого себя и познание Бога взаимосвязаны. Познавая себя, мы приходим к познанию Бога, поскольку Он создал нас по Своему образу676. С другой стороны, мы получаем знание о себе, сверяясь с Его святостью. В определенном смысле все вещи отражают Божий образ, но к человеку это относится в наибольшей степени прежде всего благодаря заложенному в нем разуму677.

Несмотря на широкий спектр различий в представлениях о природе Божьего образа, все указанные разновидности субстанциального взгляда едины в одном: в определении места образа. Он в человеке; это качество или эту способность, присущую природе человека, вложил в него Бот, и она присутствует в человеке независимо от того, признает он существование Бога и Его дел или нет.

Реляционные взгляды

Многие современные богословы понимают Божий, образ не как нечто присущее человеческой природе. Они обычно не задаются вопросом, что такое человек и какова его природа. Образ Божий они представляют как выражение отношений или связей. Человек пребывает в образе или являет его, когда находится в определенных отношениях. Фактически, отношения и есть образ.

Большое внимание этому вопросу уделил Эмиль Брукнер. Он отмечал, что человек представляет собой очень сложное явление. Чтобы раскрыть его, надо найти подходящий ключ. На этот счет выдвигаются различные предложения, каждое из которых выливается в иной взгляд на человека. Когда в качестве принципа" наилучшим образом объясняющего мироздание, выдвигается естественная причинно-следственная связь, результатом становится натуралистический взгляд на человека678. Когда таким фундаментальным принципом считается дух, возникает более идеалистическое представление о человеке679. Бруннер же в качестве ключа предлагает Слово Божье, причем не только в эпистемологическом, но и в онтологическом смысле. Иными словами, речь идет о том, что Слово Божье не просто дает знание о природе Божьего образа, оно само составляет в человеке образ Божий. Наше понимание человека должно строиться не просто на том, что о нем говорится в Ветхом и Новом Заветах. Только имея веру в Иисуса Христа, мы можем нести в себе образ Божий и благодаря этому по-настоящему донять собственную природу. Этим своим заявлением Бруннер не отрицает" что каждая наука может сказать авторитетное слово в сфере своих исследований. Он" скорее, имеет в виду, что чем ближе мирские научные дисциплины подходят к вопросу о природе человека, тем большей становится возможность их расхождения с авторитетными заявлениями христианского богословия680,

Бруннер проводит различие между двумя смыслами Божьего образа: формальным и предметным (material). Формальный образ - это humanum, то есть то, что делает человека, человеком и отличает его от животных. Формальный образ - положение человека как разумного, ответственного и свободного существа. Человек, даже будучи греховным, не утерял этого аспекта Божьего образа. Фактически, способность к греху даже предполагает его. Именно это имеется в виду в ветхозаветном описании человека, созданного по образу и подобию Бога. Хотя в сравнении с Божьей свободой человеческая свобода ограничена, она тем не менее существует. По словам Бруннера, образ в формальном смысле ничуть не пострадал681.

Предметный смысл образа представляет для Бруннера больший интерес. Бруннер указывает, что все остальные существа Бог сотворил сразу в окончательном виде. Они были созданы такими, какими задуманы, и не меняются. Человек же остается в Божьей мастерской, в руках Бога. Бог сотворил человека не в окончательном виде682. Бог производит в человеке "предметную реализацию" (material realization) свободы, ответственности и отзывчивости, полученных им от Бога. Предметный образ состоит в отклике человека, в"его отношениях с Богом. По сути, Бог говорит человеку: "Ты - мой". Способность человека слышать обращение к нему и свобода отвечать на него - формальный образ. Когда же он отвечает: "Да, я - Твой", - появляется и предметный образ663.

Не следует делать вывод о субстанциальном или, пользуясь терминологией Бруннера, структурном характере Божьего образа в человеке. Он постулирует реляционность, а не структурный характер даже формального аспекта684. Формальный образ Божий означает, что человек ответственен перед Богом, а следовательно, этот образ реляционный. Даже когда человек поворачивается к Богу спиной, теряя тем самым внутренний образ, он все равно продолжает стоять "пред Богом"685. Он продолжает нести ответственность, он продолжает оставаться человеческим существом. Образ Божий обретает предметность, когда человек "пребывает В Слове" Божьем. Именно в этом смысле термин "образ Божий" используется в Новом Завете. Вряд ли есть необходимость повторять, что образ во внутреннем смысле имеет динамичный и реляционный, а не статичный и субстанциальный харак-тер686.

Для пояснения различий между формальным и предметным аспектами Божьего образа Бруннер использует аналогию с зеркалом. Когда мы несем в себе предметный образ Божий, мы находимся в позитивных и взаимосвязанных отношениях с Ним. Бруннер сравнивает этот аспект образа с отражением в зеркале. Но не забывайте, что отражение предмета не запечатлено на поверхности зеркала раз и навсегда: речь идет о зеркале, а не о фотографии. Если зеркало повернуть к свету, оно отражает этот свет, но само оно - не источник света и не обладает светом. Аналогичным образом, когда мы обращены к Богу, мы в полной мере отражаем Его образ. Если же зеркало развернуть таким образом, чтобы свет не падал на его поверхность, оно все равно продолжает соотноситься со светом. Даже будучи повернутым в сторону, противоположную источнику света, зеркало продолжает находиться в его лучах. Так и человек сохраняет формальный аспект Божьего образа. Он продолжает стоять пред Богом. Даже будучи грешником, бунтующим против Бога и отвергающим Его, человек остается ответственным перед Богом. Он остается человеческим существом687.

Бруннер не ограничивается обсуждением вопроса об отношениях человека с Богом. Наряду с первой заповедью - любить Бога, дающей человеку возможность устанавливать эти отношения, есть и вторая - любить ближнего. Наша "ответственность в любви" начинает реализовываться при взаимоотношениях с ближним. Не блестящий интеллект, а любовь к ближнему делает человека настоящим человеком688.

Образ Божий Бруннер не относит исключительно к духовной природе человека. Даже в человеческом теле есть признаки этого образа, человек - образ во всем своем психофизическом целом. Он ходит прямо и вертикально, высоко держит голову. Он многое умеет делать, обладает интеллектуальными способностями и интересами, свойственными существу, созданному для общения с Богом. Имеет ли человек кровную связь с обезьяной, не ясно. Существенно важно то, что налицо очевидное и резкое различие, даже во внешнем виде, между человеком и всеми остальными творениями689.

Карл Барт тоже придерживался реляционного взгляда на образ Божий. Когда мы говорим о богословских взглядах Барта по любому вопросу, необходимо иметь в виду различные этапы его богословского развития. В своих ранних трудах он не пользовался выражением "образ Божий", он говорил о единстве между Богом и человеком, которое можно сравнить с единством между матерью и зародышем. После грехопадения это единство утеряно. Однако говорить об утере единства после грехопадения не совсем правильно, ибо грехопадение не было конкретным событием в определенный момент человеческой истории690.

Второй период богословской мысли Барта отмечен полемикой с Эмилем Бруннером по таким вопросам, как образ Божий. Здесь мы находим резкую критику позиции Бруннера. Барт категорически отрицал любую связь между Богом и человеком и какую бы то ни было возможность для человека принять Слово Божье691.

Третий этап представлений Барта об образе во многих отношениях выглядит наиболее интересным, ибо он наиболее новаторский. На этом этапе Барт говорит о присутствии образа, так как человек продолжает оставаться человеком. Природа человека остается неизменной, независимо от греха. Грех не создал нового человека и не может сделать плохим того, кто изначально был хорошим. Он просто скрывает подлинную природу человека от него самого и от его ближних, но не от Бога692.

Образ Божий Барт видит не только в вертикальных отношениях между человеком и Богом, но и в горизонтальных отношениях между людьми. Не имеет смысла задаваться вопросом, в каких конкретных свойствах или поступках человека можно увидеть образ Божий. Такой вопрос предполагает, что образ Божий выражается в каких-то качествах человека, а такое предположение Барт категорически отвергает693. Образ не в том, что человек есть и что он делает. Образ, скорее, связан с фактом, что Бог замыслил и создал существо, которое, как и Он, может быть партнером. В этом смысле человек способен поддерживать отношения. Он - "повторение" или "копия" божественного существа.

Подтверждение существования определенной связи с Божеством можно найти в самой форме решения о творении: "Сотворим человека". Барт утверждает, что в самом существе Бога есть двойник, поэтому Бог переживает подлинное, но гармоничное общение с Собой и самопознание. Человек отражает этот аспект Божьей природы на двух уровнях - в общении с Богом и с человеком694. Следовательно, сходство человека с Богом заключается в том, что оба поддерживают межличностные отношения. По словам Барта, выглядело бы странным, что автор рассказа о творении вообще не упоминает об интеллектуальных и нравственных талантах и способностях человека, если бы эта характеристики действительно составляли образ Божий в человеке695.

Барт пишет, что нам надо пойти дальше в своих исследованиях образа Божьего. Он отмечает, что в обоих местах, где говорится о сотворении человека по образу Божьему (Быт. 1:27 и 5:1-2), это заявление сопровождается словами "мужчину и женщину сотворил их". Следовательно, образ Божий в человеке находим в том факте, что он сотворен как мужчина и женщина696. Как в Боге, так и в человеке происходит общение между "я" и "ты". Человек существует не как одинокая личность, а как два общающиеся друг с другом существа.

Образ Божий коренится в том, что является общим для человека и животных: в различии между полами697. Отличает же человека от животных то, что в случае с человеком это единственное различие, упомянутое в Быт. 1698. Остальные творения различаются и "по роду их". Человек - просто человек. Он един, как и Бог. Между людьми существует единственное различие, и именно оно составляет humanum. О различии между мужчиной и женщиной Барт пишет как о "единственном реальном различии и принципе общения, изначальной форме не только человеческого подобия Богу, но и всех отношений между людьми. Это humanum в истинном смысле и, следовательно, подлинный созданный образ Божий "699.

Здесь надо обратить внимание еще на один момент. По мнению Барта, о человеке мы узнаем, изучая не человека, а Христа: "Как человек, Иисус Сам - раскрытое Слово Божье, Он - источник нашего знания о созданной Богом человеческой природе"700. Это не значит, что мы можем приравнивать известную нам по себе человеческую природу к человеческой природе Иисуса701. Между ними существенная разница, ибо Он нес в Себе человеческую природу в том виде, в каком она была задумана. О сотворенном человеке мы можем узнать только из откровения, а Иисус - наиболее полная форма этого откровения702. Мы не можем определить сущность человеческой природы и узнать, каким был Иисус, из какого-то независимого источника703. Только в Нем мы можем увидеть чистую человеческую природу.

Что же отличает человечность Иисуса? Он - "для других людей"704. Если Иисус - "для других людей", между ними должно быть что-то общее705. Не может быть полного различия между Иисусом и другими людьми. Всем людям присуща человечность, дающая им возможность вступать в заветные отношения с Богом, разумеется, не благодаря собственным способностям, но по Божьей благодати706. Человек Иисус обладает этой человечностью в чистой форме. Он - полный образ Божий707. Наличие в нас образа Божьего, делающего нас людьми, влечет за собой четыре последствия:

1. Мы относимся к ближнему как к собрату708.

2. Мы разговариваем друг с другом и слышим друг друга709.

3. Мы оказываем друг другу помощь710.

4. Мм Делаем это охотно711.

Сформулируем кратко учение Барта о Божьем образе. Из Быт. 1:26-27 мы знаем, что образ заключается в отражении человеком внутреннего единства и общения, присущих Богу. Внутреннее общение человека выражается в факте, что человек был создан как мужчина и женщина. Таким образом, существует межличностное общение, как между людьми, так и в отношениях человека с Богом. На примере Иисуса как образца человечности в полном смысле мы также знаем, что образ Божий заключается в том, чтобы быть для других людей. Следовательно, и с этой точки зрения образ выражается в общении.

Одно время между Бартом и Бруннером существовали резкие разногласия, но их взгляды постепенно сближались712. Эти два представителя реляционного подхода пришли к некоторым общим основополагающим принципам:

1. Образ Божий и человеческую природу лучше всего можно понять через изучение личности Иисуса, а не человеческой природы самой по себе.

2. Понимание образа мы черпаем из божественного откровения.

3. Образ Божий следует понимать не как структурные качества человека, не в плане того, что собой представляет человек или чем он обладает. Образ относится к связи человека с Богом, к тому, что человек переживает. Он динамичен, а не статичен.

4. Наряду с отношением человека с Богом, составляющим Божий образ, есть и его отношения с собратом. Барт делает основной упор на отношениях между мужчиной и женщиной, Бруннер же очерчивает более широкий круг человеческих, отношений, то есть общество.

5. Божий образ универсален, он присутствует во всех людях всегда и повсюду. Следовательно" он присутствует и в грешнике. Даже если человек отвращается от Бога, он не может отрицать факта, что он связан с Богом так, как никакое другое создание. Отношения есть всегда, будь то позитивные или негативные.

6. Нет никакой нужды или смысла устанавливать, что в человеческой природе делает его способный к таким отношениям. Бруннер и Барт никогда не задавались вопросом, какие требуются качества, чтобы человек соответствовал образу Божьему. Даже формальный образ у Бруннера имеет реляционный, а не структурный характер.

Поскольку экзистенциализм - философия, подчеркивающая реляционный взгляд на Божий образ, следует вернуться к рассмотрению некоторых из его принципов. Один из них - принижение роли сущности или субстанции. Вопрос стоит так: "есть ли это?" ("существует ли это?"), а не "что это такое?". Отвергается возможность превращения каких-то качеств в некую постоянную структурную реальность. По экзистенциалистским взглядами с их упором на волю и последовательность действий, для любого индивидуума или вещи важно то, что он или она делает. Реальность - не просто существующий фактор, реальность создается. Все это соответствует взглядам Бруннера и Барта на откровение, согласно которым Библия сама по себе - не слово Божье, но становится им, когда Бог через нее встречается с человеком. Аналогичным образом экзистенциализм рассматривает образ Божий. Образ Божий - не сущность, которой человек обладает, а, скорее, переживание, приходящее при активном общении. (Мы еще вернемся к рассмотрению вопроса о правомерности и логичности представления о Божьем образе как об универсальном и почти исключительно реляционном.)

Функциональный взгляд

Теперь мы подходим к рассмотрению третьего взгляда, который имеет долгую историю и в последнее время пользуется широкой популярностью. Образ - не нечто присутствующее в человеческой натуре и не переживание отношений с Богом или собратом. Образ заключается в том, что человек делает. Это исполняемая им функция, чаще всего представляемая как осуществление владычества над творением.

В реляционном взгляде уделяется мало внимания содержанию образа Божьего, то есть содержанию человеческих отношений. Но это важный вопрос, и предпринималось немало попыток выделить содержание образа из самого библейского текста713. В Быт. 1:26 после слов "сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему" сразу же следует продолжение: "и да владычествуют они над рыбами морскими". Близкую связь между этими двумя идеями мы видим не только в этом стихе, где Бог выражает намерение сотворить человека; но и в Быт. 1:27-28, где читаем, что Бог действительно сотворил человека по образу Божьему и дал ему повеление владычествовать над творением714. Высказывается мнение, что эти две идеи стоят рядом не случайно. Осуществление владычества считается содержанием образа Божьего. Эта мысль была выдвинута социнианами и включена в Раковский катехизис. Бог - Господь всего творения, и человек отражает образ Божий, осуществляя владычество над сотворенным миром. Образ Божий - фактически образ Бога как Господа715.

Еще одно место, где образ Божий тесно связывается с человеческим владычеством, - Пс. 8:6-7: "Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его". "Толкователи обычно убеждены, что Пс. 8 в значительной степени основывается на Быт. I"716. Одно из доказательств тому - перечень творений в Пс. 8:8-9: полевые звери, птицы небесные, рыбы морские717. Из этого делается вывод, что Пс. 8:6 говорит о том же, что и Быт. 1: человек сотворен по образу Божьему. Зигмунд Мовинкель пишет, что "богоподобие" человека в Пс. 8 заключается прежде всего в его владычестве и силе над всеми другими созданиями в богоподобной "славе и чести"8. Норман Снейт отмечает, что многие ортодоксальные богословы выдергивают выражение "образ Божий" из контекста и делают из него все, что хотят. Они следуют за Платоном, а не за Библией и в результате выводят образ Бога из человеческого образа, а не наоборот. Вместе с тем Снейт утверждает: "С библейской точки зрения, выражение "образ Божий" не имеет ничего общего с нравственными или любыми другими идеалами, оно относится исключительно к человеческому владычеству над миром и всем, что в нем есть. Оно ничего не говорит о природе Бога, но показывает все, что составляет функцию человека"719. Самое, пожалуй, подробное изложение взгляда на образ Божий как на осуществление человеком владычества сделано в книге Леонарда Вердуина "Немного меньше Бога", в которой прямо заявляется: "Осуществление владычества - главная черта. Человек сотворен для владычества, и в этом качестве он отражает образ Творца - в этом смысл рассказа о творении в Бытии, книге начал. Это главная мысль, которую автор повествования хотел подчеркнуть"720.

В Быт. 1:26, 28 еврейские слова (kavash) и (radah) несут в себе смысл, что человек должен управлять творением таким же образом, каким позднее этого ожидали от еврейских царей. Цари должны были управлять не для собственного блага, а для блага народа721. Когда Израиль захотел царя (1 Цар, 8:10-18), Бог предупредил людей, что царь будет эксплуатировать их. Ясно, что господство одного человека над другими противоречит Божьей воле. Следовательно, Божья воля заключалась в том, чтобы человек управлял творением, заботясь о нем, для полного раскрытия его потенциала. Человек не должен эксплуатировать его в собственных целях.

Точка зрения, что суть Божьего образа заключена во владычестве, повлекла за собой повышенное внимание к тому, что в реформатских кругах иногда называют культурным мандатом. Как Иисус отправил апостолов в мир с поручением приобретать учеников, точно так же Бог отправил Свое высшее создание, человека, с поручением управлять творением. Это поручение подразумевает, что человек должен использовать все свои способности для приобретения знаний о всем творении. Если человек познает творение, он может предвидеть и контролировать события в нем. Эта человеческая функция не факультативна, а представляет собой часть обязанности, возложенной на высшее Божье творение.



Оценка взглядов

Теперь нам предстоит дать оценку трем этим взглядам на Божий образ. Начнем с менее традиционных - реляционного и функционального.

Реляционный взгляд совершенно справедливо подчеркивает ту истину, что среди всех созданий только человек знает Бога и сознательно связан с Ним. Из изображения человека в Едемском саду видно, что Бог и человек общались друг с другом. Совершенно очевидно, что человек был создан не как произведение искусства, не как какая-то статуя, демонстрирующая творческие способности и мудрость Бога. Человек был произведен для исполнения уготованного Богом особого предназначения. Показательно, что как в ветхозаветном законе (десять заповедей в Исх. 20), так и в словах Иисуса о двух великих заповедях (Мф. 22:36-40; Мк. 12:28-31; Лк. 10:26-27) упор в Божьей воле (олицетворяющей или выражающей Его намерение, касающееся человека) делается на отношениях между Богом и человеком.

Но во взгляде на образ Божий, как на полностью реляционный есть некоторые проблемы. Одна из них - универсальность образа. В каком смысле можно говорить, что образ Божий распространяется на людей, живущих в полном безразличии к Богу или даже в бунте против Него? Бруннер попытался ответить на этот вопрос утверждением, что связь есть всегда, что человек всегда стоит "пред Богом". Но в таком заявлении мало смысла. Выделение Бруннером в образе на внутреннего и предметного элементов, а также его утверждение о реляционном, а не структурном характере даже формального элемента не опираются на библейский фундамент и выглядят довольно надуманными.

Следующая проблема возникает, когда мы задаемся вопросом, что же в человеке -позволяет ему поддерживать эту связь, на которую не способно никакое другое создание. Барт и Бруннер избегают этого вопроса, но его надо поставить. Без сомнения, для установления отношений требуются необходимые условия. Критикуя позицию Брукнера, Джон Бейлли отметил, что не бывает формы без содержания722. Можно возразить, что Бруннер фактически ответил на эту критику, указав, что нынешнее содержание отличается от изначального723. По взглядам Бруннера, содержание осталось (хотя и измененное), а следовательно, может быть и форма. Но это не устраняет трудность, поскольку Бейлли задает вопрос, что делает возможным формальный образ, а заявление Бруннера об изменении содержания относится к реализации предметного образа.

Мы можем сделать вывод, что Барт и Бруннер сбились с пути под влиянием своих искренних антисубстанциалистских предпосылок, исходящих, как мы отметили, из экзистенциализма. Это ведет к тому взгляду, что уникальность человека может быть формальной, а не субстанциальной. Но не показана основа формального строения человека как существа, способного поддерживать связь.

Обращаясь к функциональному взгляду, мы опять же видим вполне обоснованное внимание к одному из важнейших элементов библейского описания Божьего образа, а именно к тому факту, что сразу же за сотворением человека последовало повеление владычествовать над сотворенным миром. Нет сомнений, что между образом и владычеством есть, как минимум, очень тесная связь. Есть и параллель между Быт. 1 и Пс. 8 (в описании сферы, на которую распространяется владычество человека). Но и с этим взглядом возникают трудности.

Одна из них касается связи между Пс. 8 и Быт. 1, Примечательно, что слова образ и подобие в Пс. 8 не встречаются. Если псалом действительно основывается на Быт. 1, где есть конкретные упоминания об образе, и если владычество над сотворенными существами, о котором идет речь в Пс. 8:8-9, действительно означает Божий образ, то в этом отрывке следовало бы ожидать и упоминания об образе.

Далее, в Быт. 1 нет ясного отождествления Божьего образа с владычеством. Наоборот, есть некоторые указания на различие между ними. Сказано, что Бог сотворил человека по Своему образу, затем Бог дает повеление принять владычество. Иными словами, о Божьем образе в человеке сказано до того, как он получил повеление владычествовать. В Быт. 1:26 использование двух самостоятельных выражений - "сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему" и "да владычествуют они" - как будто бы отдаляет эти два понятия. Вальтер Айхродт указывает, что благословение было дано при сотворении человека, но требовалось второе благословение, прежде чем человек начнет владычествовать724. Из этого следует, что функциональный взгляд, возможно, отождествляет сам образ с его следствием.

Теперь нам надо внимательно рассмотреть субстанциальный или структурный взгляд. Показательно, что в самом тексте Писания нигде не говорится, какие качества человека могут отражать образ. Вполне оправдана критика, что необоснованные попытки выделить такие качества приводят многих сторонников структурного взгляда к принятию фактически антибиблейских концепций (например, древнегреческого понятия о разуме)725. Далее, структурный взгляд часто сводится к одному конкретному аспекту человеческой природы, в частности, к его интеллекту. Это, в свою очередь, подразумевает, что у разных людей разный образ Божий. Чем выше интеллект, тем в большей степени в человеке присутствует образ Божий. Есть и дополнительная проблема, заключающаяся в определении того, что произошло после грехопадения. Все выглядит так, будто грехопадение не затронуло ум или мышление в целом, Более того, у некоторых неверующих интеллект и восприимчивость выше, чем у многих освященных христиан.



Выводы о природе образа

Отметив трудности в каждом из этих общих взглядов, нам надо теперь попытаться сформулировать какие-то выводы о том, что же такое образ Божий. Наличие широкого спектра мнений на этот счет служит указанием, что в Писании нет прямых заявлений, которые могли бы помочь в решении данного вопроса. Наши выводы, следовательно, неизбежно будут логическими предположениями, основанными на том немногом, что говорит на эту тему Библия;

1. Образ Божий распространяется на всю человеческую расу. Подробнее мы остановимся на этом в главе 25, здесь же отметим, что по образу Божьему был сотворен первый человек, Адам, а не какая-то часть человеческого рода. Отметим также, что запрет убийства (Быт. 9:6) и проклятия (Иак. 3:9-10) дан в отношении всех людей. В этом запрете, основанном на факте, что человек сотворен по Божьему образу, нет никаких исключений.

2. Образ Божий не был утерян в результате греха или, конкретно, грехопадения. Запрет убийства в проклятия распространяется не только на благочестивых верующих, во и на грешников. Образ и подобие присутствуют и в нехристианах. Если это так, образ Божий не есть нечто случайное или внешнее для человеческой природы. Он неотделим от человека.

3. Нет никаких указаний, что в одном человеке образ присутствует в большей степени, чем в другом. Большие природные дарования, например, высокий интеллект, нельзя рассматривать как признак наличия или степени образа.

4. Образ не связан с какими-то переменными величинами. Например, нет никаких прямых указаний, связывающих образ с развитием отношений или ставящих его в зависимость от выполнения функции владычества. В Быт. 1 сказано просто, что Бог решил создать человека по Своему образу и сделал это. Это как будто предвосхищает все дальнейшие человеческие дела. Нет никаких заявлений, ограничивающих образ определенными условиями, делами или ситуациями, Хотя по сути это аргумент от противного, он тем не менее указывает на изъян в реляционном и функциональном взглядах.

5. В свете высказанных выше соображений образ следует рассматривать прежде всего как субстанциальный или структурный. Образ - это нечто, заложенное в самой природе человека, в том, как он создан. Образ относится к самому человеку, а не к тому, что у него есть или что он делает. Человек несет в себе образ Божий уже в силу того, что он человек, это не зависит ни от чего другого. Реляционный же и функциональный взгляды в центр внимания ставят следствия или назначение образа, а не сам образ. Поддержание отношений и осуществление владычества хотя и тесно связаны с образом Божьим, но все же сами по себе не могут рассматриваться как образ.

6. Образ относится к элементам, составляющим природу человека, которые позволяют ему исполнять свое предназначение. Образ - это сила личности, позволяющая человеку, как и Богу, взаимодействовать с другими людьми, мыслить и осуществлять свободный выбор.

Божье творение создано для определенных целей. Человек предназначен для того, чтобы знать, любить Бога и повиноваться Ему. Он должен жить в гармонии со своими собратьями, как на это указывает история о Каине и Авеле. И, разумеется, он помещен на землю, чтобы осуществлять владычество над остальной частью творения. Но эти отношения и эта функция подразумевают кое-что еще. Человек становится вполне человеком, когда он активен в этих отношениях и выполняет эту функцию, ибо в таком случае он исполняет telos, цель поставленную перед ним Богом. Но у образе есть также следствия и назначение. Сам образ - набор качеств, необходимых для реализации этих отношений и этой функции. Это те качества, присущие Богу, которые, будучи отраженными в человеке, делают возможными поклонение, личные отношения и работу. Если мы представляем себе Бога существом с такими качествами, у нас не возникает проблем с признанием факта, что ими обладает и человек. Образ Божий составляют свойства, которые иногда называют сообщаемыми726, он не Ограничивается каким-то одним свойством. Человек как таковой обладает природой, в которую входит все, что составляет личность или индивидуальность: ум, воля, эмоции. Это тот образ, в котором человек сотворен и который позволяет ему поддерживать установленные Богом отношения с Ним и с собратьями, а также осуществлять владычество.

Помимо вопроса о содержании образа Божьего нам надо также рассмотреть вопрос о том, почему человек создан по образу Божьему. Какое конкретное значение для человека имеет факт, что он сотворен по образу Божьему? Каков Божий замысел в отношении его жизни? Именно в этом вопросе альтернативные взгляды на образ приобретают особое значение, поскольку основное внимание они уделяют последствиям или проявлениям образа. В этом отношении крайне важными представляются характер и дела Иисуса, поскольку Он являет собой совершенный образец того, какова, по замыслу, человеческая природа.

1. У Иисуса совершенные отношения с Отцом. Будучи на земле, Он общался и часто разговаривал с Отцом. Их отношения лучше всего показаны в первосвященнической молитве в Ин. 17. Иисус говорит, что Он и Отец едины (Ин. 17:21-22). Он прославляет Отца (Ин. 17:1,4), и Отец прославляет Его (Ин. 17:1, 5, 22, 24).

2. Иисус неукоснительно повинуется воле Отца. В Гефсиманском саду Иисус молился: "Отче! о, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет" (Лк. 22:42). В течение всего служения Он подчинял Свою волю: "Моя пища есть творить волю Пославшего Меня" (Ин. 4:34); "не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца" (Ин. 5:30); "ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца" (Ин. 6:38).

3. Иисус всегда проявлял сильную любовь к людям. Обратите, например, внимание на Его заботу о потерянных овцах Израиля (Мф. 9:36; 10:6), на ЕГО сострадание к больным (Мк. 1:41), на Его жалость (Лк. 7:13), на Его терпение и прощение падших.

Божья воля состоит в том, чтобы такие же чувства братства, повиновения и любви характеризовали отношение человека к Богу и чтобы людей связывала любовь. Мы - люди в полном смысле только в том случае, если мы демонстрируем такие черты.



Краткие выводы

1. Мы принадлежим Богу. Тот факт, что мы пребываем в образе Божьем, не только означает, что мы обладаем некоторыми Его свойствами (хотя бы в какой-то степени), но и служит нам напоминанием, что мы принадлежим Ему. Дороти Сейерс отметила, а Дэвид Керне подчеркнул, что, хотя выражение "образ Божий" в Мк. 12:13-17 не используется, оно крайне важно для понимания этого места727. Речь там идет о том, следует ли платить подать кесарю. Когда Иисусу принесли монету, Он спросил, чье на ней изображение (). Услышав от фарисеев и иродиан правильный ответ: "Кесаря", - Иисус сказал: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу". Что значит "Божие"? По всей видимости, все, что несет образ Божий. Иисус по сути говорил: "Отдавайте деньги кесарю, на них его образ, и они принадлежат ему. Но себя отдавайте Богу. Вы несете Его образ и принадлежите Ему". Преданность, верность, любовь, служение Богу - вот надлежащее отношение тех, кто несет в себе образ Божий.

2. Мы должны следовать образцу Иисуса, полностью раскрывающего Божий образ. Он - совершенный образ Божий, чья человечность не запятнана грехом (Евр. 4:15). Если мы хотим познать выражение образа Божьего, мы находим его в Иисусе. Его в полной мере характеризуют слова: "Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты" (Мф. 26:89). Образцом для подражания должен быть Он, сказавший; "Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда некто не может делать" (Ин. 9:4). И нам Надо учиться любви, проявившейся в жизни Того, Кто сказал: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. 15:13). Это образ Божий в своем самом чистом виде, подобие Христа в нас (Рим. 8:29).

3. Свою человечность мы сознаем только тогда, когда должным образом связаны с Богом. Не имеет значения, какие мы культурные или благородные, никто не может быть вполне человеком, если он не становится искупленным учеником Бога. Это человеческое telos, для которого он сотворен. Следовательно, в нашем богословии есть место для гуманизма, для христианского и библейского гуманизма, ставящего целью приведение людей к правильным взаимоотношениям с Богом. Новый Завет ясно показывает, что Бог восстанавливает искаженный образ и даже, возможно, делает его более совершенным (2 Кор. 3:18).

4. Учеба и работа - благо. Образ Божий подразумевает владычество над миром. Человеку надо научиться понимать и контролировать творение, развивать его потенциал для себя и для Бога. Это означает также умение управлять собственной личностью и своими способностями. Обратите внимание, что владычество человека входило в изначальный Божий план еще до грехопадения. Следовательно, работа - не проклятие. Это часть Божьего плана. Основание рабочей этики мы находим в самой созданной в нас Богом природе.

5. Человек имеет ценность. Святость человеческой жизни - крайне важный для Бога принцип. Убийство запрещено даже после грехопадения, причем по той причине, что человек создан по образу Божьему (Быт. 9:6). Хотя в этом стихе прямо не говорится, что человек все еще остается в образе Божьем, ясно, что человек, даже будучи грешником, продолжает нести его. Ибо в противном случае Бог не выдвигал бы образ в качестве обоснования для запрета убийства.

6. Образ распространяется на все человечество. Образ был дан Адаму, человеку. Как бы ни относиться к нему - как к первому человеческому существу или как к символическому "Адаму", - он представляет собой сущность человеческого рода, а "Ева" - матерь всех живущих (Быт. 3:20). Из Быт. 1:27 и 5:1-2 явствует, что образ присутствует как в мужчине, так и в женщине.

Универсальность образа означает, что у любого человека есть достоинство. Керне пишет, что Кальвин призывает к благоговению перед человеком729. Хотя эти слова не совсем правильно передают мысль Кальвина728, в принципе такой взгляд обоснован. Ни к одному человеческому существу не следует относиться пренебрежительно. Все они прекрасны, хотя и являют собой искаженное отражение того, что изначально задумал Бог. Но есть потенциал подобия Творцу. Есть добрые дела, совершаемые нехристианами. Эти дела сами по себе не заслуживают божественной милости спасения, но они угодны Богу, поскольку способствуют Его основной цели.

Универсальность образа означает также, что все люди чувствительны к духовному. Хотя временами такие точки соприкосновения бывают глубоко спрятанными и трудно различимыми, у любого человека есть возможность для общения с Богом, без которого не может быть полной самореализации. Нам надо искать точки отзывчивости или, по крайней мере, открытости.

Поскольку все мы пребываем в Божьем образе, нельзя делать ничего, что препятствовало бы исполнению законного права другого человека на владычество. Свободы нельзя лишать даже того, кто злоупотребляет этим правом (к таковым относятся убийцы, грабители и т.д.). Из этого с очевидностью следует недопустимость рабства. Кроме того, это означает недопустимость лишения человека свободы незаконными методами, манипуляцией или запугиванием. У каждого человека есть право осуществлять владычество, которого он лишается только тогда, когда препятствует пользоваться тем же правом другому человеку.

Каждое человеческое существо - творение Божье по Божьему образу. Каждый из нас - личность, обладающая способностью поклоняться и служить Творцу. Когда мы пользуемся этими способностями в правильных целях, мы полнее всего отражаем то, что Бог хочет видеть в нас. Именно тогда мы становимся людьми в полном смысле этого слова.


Каталог: system -> files
files -> Электронная библиотека студента Православного Гуманитарного Университета Источник: Протоиерей Георгий Флоровский «Догмат и история»
files -> Биография (wikipedia)
files -> Не верь всему, что говорят Джош Макдауэлл
files -> Муниципальное учреждение «Центральная районная библиотека» им. Б. Е. Кравченко
files -> 1. Общие положения Основная образовательная программа (ооп) бакалавриата, реализуемая вузом по направлению подготовки 050100 педагогическое образование и профилю подготовки начальное образование
files -> Сборник материалов по родословию Том I издательский дом «Наше время» Рязань, 2008 вступлени е
files -> Люди особой судьбы. Питер Мастерс
files -> Методические рекомендации к проведению тематической интеллектуальной игры
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   66

  • Важные места Писания
  • Различные взгляды на образ
  • Субстанциальный взгляд
  • Реляционные взгляды
  • Функциональный взгляд
  • Оценка взглядов
  • Выводы о природе образа
  • Краткие выводы