Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Михаил Болтунов




страница28/29
Дата15.01.2017
Размер4.3 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29

В 1948 году капитана Григория Бояринова направляют на учебу в Военный институт МГБ СССР. Он заканчивает его с отличием и остается на кафедре. Через несколько лет молодой преподаватель становится адъюнктом Военной академии им. М. В. Фрунзе, успешно защищает диссертацию.

Что же изучает Бояринов? То, что он узнал на практике и проверил в боевых условиях, - тактику партизанских действий.

Академическая газета «Фрунзевец» 14 ноября 1959 года так писала о кандидатской диссертации адъюнкта Бояринова: «Особый интерес и ценность работы заключается в том, что она - первая в области научного анализа методов ведения воспитательной работы в партизанских формированиях, принципов их организации, решаемых задач, методов их выполнения, средств, использовавшихся при ведении разведывательных и боевых действий, организации взаимодействия с регулярными войсками.

Глубокой разработке темы немало способствовало то, что сам диссертант участвовал в деятельности партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны, что позволило ему полнее оценить успехи и неудачи отдельных операций, шире охватить круг проблем, связанных с организацией и ведением партизанской борьбы, прийти к интересным и обоснованным выводам».

После окончания адъюнктуры и защиты диссертации Григорий Иванович становится преподавателем Высшей краснознаменной школы им. Ф. Э. Дзержинского. Теперь у него есть все для успешной педагогической работы - научные знания, богатый практический опыт.

18 лет проработал Бояринов в Высшей школе КГБ. За эти годы написаны многочисленные научные труды, он возглавил одну из спецкафедр школы. У него было много учеников. Именно из них сформировав первый отряд «Зенит» и возглавив его, он поехал в Афганистан. Вернулся в сентябре, а в декабре улетел снова. Мог ли он в том бою укрыться за броней БМП, войти во дворец не в первых рядах, не броситься в самое пекло? Наверное, мог. Но не отстал, не укрылся за броней. Его ученики гордились им. Было, конечно, и сожаление, и такое мнение: мол, лучше бы старику в огонь не соваться. Что ответить этим людям? Жизнь Бояринова - лучший тому ответ. А еще поминальные стихи одного из бойцов: «Прощай, наставник и отец. Тебя мы будем помнить, как героя!» Дай бог, чтобы эта память была долгой и светлой.


«ЗЕНИТ»-»КАСКАД»-»ОМЕГА»
История «Каскада» еще не написана. Хотя с тех пор прошло уже полтора десятка лет. Не время, не время - твердят «каскадеры». И все-таки поведаем хоть о немногих славных делах отряда специального назначения.

Первым командиром его стал полковник, впоследствии генерал-майор Александр Иванович Лазаренко.

Я хорошо знаком с Александром Ивановичем, многое слышал о нем из уст сослуживцев и считаю: Андропов сделал мудрый выбор, назначив во главе «Каскада» боевого командира, фронтовика, вчерашнего десантника.

У Лазаренко удивительная судьба. Он один из немногих в Комитете госбезопасности имел богатый фронтовой опыт общевойскового командира и основательную оперативную подготовку разведчика. К тому времени Лазаренко двадцать один год отслужил в армии и девятнадцать в КГБ.

В подчинении у Лазаренко тысяча человек - офицеры КГБ, солдаты - водители БТР. «Каскад» охватывает всю территорию Афганистана. Штаб и управление в Кабуле, команды - в Герате, Шинданте, Кандагаре, Джелалабаде, Газни, Мазари-Шарифе, Кундузе.

С чего начинает Лазаренко? С изучения истории. Да-да, именно так.

«Я собрал архивные материалы КГБ со всего Союза, - рассказывал мне Александр Иванович, - историю изучал вплоть до опыта чоновских отрядов.

Ведь в Афганистане классические методы разведки не подходили. Все нужно было начинать с нуля.

У меня «работало» несколько сот агентов. Все внедрены в банды. Вот так, для того, чтобы встретиться с агентом, надо было разрабатывать целую боевую операцию.

А как проверить агента? Ну, завербовали мы афганца, он утверждает, что готов пойти в банду. Что дальше? В цивилизованных странах это легко делается, а попробуйте «покрутите» его в Герате или в Кандагаре, в других местах, которые находятся под контролем бандитов. Очень сложно».

Учились, что называется, на марше. И надо сказать, умело противостояли и ЦРУ, и пакистанской разведке.

Сегодня всем известен аэродром в Кандагаре, где талибы захватили наш гражданский самолет и летчиков. Кстати говоря, об этих беднягах-пилотах не раз заходила речь в беседах с бойцами «Каскада» и «Вымпела». У профессионалов болело сердце за бессилие нашей страны. «Да я этот кандагарский аэродром с закрытыми глазами обойду - не споткнусь», - сказал мне с горечью один из ветеранов и предложил свой план проведения операции по спасению пилотов.

Право же, все, что он говорил, мне не показалось фантазией спецназовца-пенсионера. И не только потому, что пенсионер по своему возрасту вполне мог участвовать в этой операции, а потому, что сильны и реалистичны были его доводы и аргументы.

Так вот, на этом самом аэродроме произошла весьма неприятная история. Ночью часовому, который охранял стоянку самолетов, показалось, что вражеский лазутчик подобрался к машинам. Так ли это было или солдату померещилось, но он дал короткую очередь в сторону стоянки. На беду, пуля из «АКМ» попала во взрыватель бомбы. Произошла крупная неприятность. От взрыва бомбы, которая находилась под крылом машины, были уничтожены три советских самолета и три вертолета соседнего афганского полка.

В Кандагар срочно прилетел Лазаренко. Командир «кандагарской» группы подполковник Анатолий Алейников доложил обстоятельства дела.

Александр Иванович пригласил командира авиационного полка, предложил: солдата оставить в покое, уложить в госпиталь. По легенде, он ранен во время взрыва. Распустить слух: самолеты и вертолеты уничтожили моджахеды. Проведена крупнейшая диверсия против «шурави».

Комполка насторожился: не имею права. «Хорошо, приказа маршала Соколова будет достаточно?» - спросил Лазаренко.

В тот же день командир полка получил телеграмму от маршала.

Алейников подобрал трех человек из «кандагарской» агентуры. К засылке в банды их готовили месяц. Каждую ночь агенты за двадцать километров отправлялись на аэродром. Возвращаясь оттуда, описывали свой маршрут, наиболее видимые ориентиры, приметные деревья, кусты, объекты, рассказывали, как переправлялись через реку.

Вскоре даже самому опытному инструктору на «той стороне» они могли безошибочно, до мелочей описать дорогу, по которой шли «на диверсию» и возвращались обратно.

Тем временем слухи достигли своего апогея, и бандиты сами стали разыскивать героев-диверсантов, уничтоживших чуть ли не целую эскадрилью.

Вскоре один агент оказался в банде, двое других еще в одном формировании моджахедов. Легенда сработала, им поверили. Более того, наградили, вручили большие суммы денег. Вскоре все трое встретились в Пешаваре, где их чествовали как героев.

Это были весьма ценные агенты, приближенные к верхушке повстанческого движения. До сих пор руководство «Каскада» помнит, как с их помощью удалось предотвратить взрыв индийского консульства в Кандагаре. Провокация против консульства была намечена как раз на начало визита Л. Брежнева в Индию.

Советские чекисты, получив агентурную информацию, разработали и провели операцию, в ходе которой банда диверсантов была обезврежена.

Помнится, в беседе со мной начальник управления «С» Комитета госбезопасности рассказал о том, что у них в музее находится фотография человека в чалме. Этот агент был муллой. Служил в одной из мечетей Кабула. Накануне праздника Октябрьской революции он дает информацию о покушении на руководителя Афганистана. Бабрака Кармаля планировали убить во время праздничного приема в советском посольстве.

Об этом было сообщено советскому послу, и банду террористов вовремя ликвидировали.

Рассказывает полковник запаса Сергей Шестов:

- Я был в Афганистане с 1980 по 1984 год. 5-я зона - моя. Сначала «Каскад», на последнем году «Омега».

Подразделение «Омега» просуществовало немного, оно было переходным от «Каскада» к «Вымпелу». Бойцы практически те же, процентов на семьдесят.

Сегодня мало кому известно, что мы оставались в Афганистане и после вывода наших войск. Помните, генерал Громов вышел на последнем «бэтээре» и доложил. Эти кадры обошли весь мир. А между тем наши ребята сидели на афганском берегу и радовались: слава богу, наши вышли благополучно. Реально последними выходили пограничники и мы. Что же касается самих событий, то, откровенно говоря, есть, что вспомнить. Нам в этой зоне удалось провести по-своему уникальную операцию, в результате которой было спасено целое племя - 175 человек. А моих «каскадеров» всего 16 бойцов.

Сначала «добро» на эту операцию руководство не давало, а потом очень много и наша пресса писала, и зарубежная: мол, неизвестные «шурави» освободили племя.

Приходилось много думать. Собрать информацию, переварить ее, чтобы понять замысел и обыграть врага.

«Духи» ведь тоже подбрасывали нам задачки. Ну, например, никто не может понять, почему по дороге пять танков прошло нормально, а кухня, шестая, взорвалась.

Сначала решили, что по радио взрывают. Разобрались, нет, радио тут ни при чем. Да и зачем кухню управляемой миной рвать? Головоломка.

Думали, искали, перепроверяли и все-таки нашли ответ: «духи» на взрыватель мины ставили папиросную бумагу. Бумажка протирается... и взрыв.

Был и еще один случай, когда мои «каскадеры» взяли французских инструкторов - женщину и мужчину. Выдавали себя за журналистов. Если не ошибаюсь, это был первый захват инструкторов «в живую». Кстати, как-нибудь Руцкому покажу фотографию своего агента. Это он принес весть о том, что Александр Владимирович находится в госпитале под Пешаваром. Агент вышел тогда на незапланированную встречу и сообщил: «шурави». которого сбили (а сбили его в моей зоне), находится там-то. Не знаю, первыми ли мы добыли информацию о Руцком, но добыли. И это самое главное.

Были, конечно, и острые моменты. Война есть война. Помнится, проводили операцию, делали обыск. Обычаи уважали, на женскую половину не заходили. Как раз одна из женщин этим и воспользовалась, выхватила пистолет и едва не расстреляла меня. Промаха бы не случилось, ствол пистолета был у моего лица. Помогла «каскадерская» выучка.

Так и работали. Теперь, оглядываясь назад, думаю, что «Каскад» и позже «Вымпел» были весьма эффективными, если так можно выразиться, «точечными» подразделениями по локализации нежелательного развития событий. Ведь Чечню можно было локализовать в зародыше, оперативным путем.

Но упустили время. Однако эти вопросы уже не к бойцу спецподразделений...

Сегодня, переписывая заново историю афганской войны, некоторые публицисты стараются представить моджахедов этакими «борцами за свободу», джентльменски воевавшими только против оккупантов - «шурави». Бойцы «Вымпела» свидетельствуют о другом: в различных провинциях не было дня, чтобы душманы не убивали мирных жителей - учителей, врачей, местных активистов. Они отравляли источники с водой, поджигали больницы и школы... О диверсиях и терроре против советских военнослужащих и говорить не приходится. Для этого выбирались самые уязвимые объекты, безоружные специалисты из Советского Союза.

Вот лишь один из примеров. 2 января 1983 года в г. Мазари-Шарифе бандиты совершили нападение на советскую автоколонну и угнали в неизвестном направлении автобус с шестнадцатью советскими специалистами, работавшими на элеваторе. На розыск были брошены все наличные силы «Каскада».

Как оказалось, террористическая операция была подготовлена душманами тщательно и профессионально. Они заранее похитили семью афганца, водителя автобуса и, угрожая расправой над женой и детьми, склонили к участию в акции.

А вскоре ничего не подозревающих советских рабочих пригласили отпраздновать новогодний праздник. В одном из городских кварталов автобус был отсечен от колонны, и водитель погнал его в сторону окраины города. Там уже ждал грузовик, куда должны были пересадить заложников.

Террористы умело подготовили и дезинформацию, чтобы пустить преследователей по ложному следу. Подкупленные местные жители заявили в Царандой, что видели автобус по дороге к ущелью Мармуль.

На поиск были брошены подразделения афганской и советской армии, но трехдневная войсковая операция не дала результатов. Более того, на дороге нашли тело одного из советских специалистов - Шипулина. В момент захвата он оказал сопротивление бандитам и геройски погиб. Все это говорило о зловещих планах террористов и нависшей над заложниками угрозе.

Совсем в другом ущелье, где разгорелся бой, в ходе которого бандиты были выбиты из укреплений, обнаружили список пленников и пистолет Шипулина.

Дальше следы банды и заложников терялись. Могла помочь только разведка. Благодаря хорошо подготовленной агентуре, сотрудники «Каскада» уже через несколько дней знали местонахождение банды, которая уходила в горы, к границе с Пакистаном. Многое стало известно и о террористах - банда принадлежала к «непримиримым», и это еще больше обостряло чувство тревоги за судьбу заложников.

Через некоторое время стало известно, что бандиты собираются казнить пленников. Разведчикам удалось организовать прямой выход на главаря банды. Однако тот ставил невыполнимые условия и постоянно менял их, угрожая заложникам.

Выхода не было. В начале февраля войсковые подразделения советской армии и афганской службы безопасности блокировали кишлак Вахшах, где бандиты удерживали пленников. Бой закончился победой, хотя и с немалыми потерями для советской и афганской стороны.

Что ж, война есть война. Училась воевать армия, учился воевать «Каскад». Правда, у «каскадеров» были свои методы. Порой грамотно организованная оперативная работа сберегала жизни сотни людей.

Подготовленный сотрудниками «Каскада» и засланный в банду агент Акиль сумел дать ценнейшую информацию о грузовике, в кузове которого находилось более тонны мощнейшего взрывчатого вещества - пластита.

Боевики исламской партии планировали взорвать грузовик вблизи советского госпиталя в Кабуле. В ходе четко разработанной операции удалось перехватить и обезвредить его.

Агентурная работа Акиля дала богатую информацию о планах диверсионной деятельности пешаварских боевиков.

... Таковы лишь некоторые эпизоды нелегкой и зачастую невидимой работы отряда специального назначения. История «Каскада» еще не написана. Ее напишет время.

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
ИНДУЛЬГЕНЦИЯ НА ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ТЕРРОР
Эти два события практически совпали по времени. В начале 90-х закрыли 8-й разведывательно-диверсионный отдел управления «С» КГБ, а специальное подразделение «Вымпел» перенацелили на ядерный антитеррор.

Разумеется, эти решения были приняты по команде новых, так называемых «демократических властей». Хотя, справедливости ради, надо отметить: кое-кто и в Комитете госбезопасности шарахался от диверсионных подразделений, как черт от ладана.

Теперь, в отличие от многих других стран, у нас нет ни отдела, ни диверсионного подразделения. Приверженцы подобного решения считают, что так и должно быть, и в качестве аргумента приводят убийство Троцкого, покушение на генералов Миллера и Кутепова, а в недавнем прошлом штурм дворца Дар-уль-Аман в Афганистане и гибель Амина.

Что ж, как говорят, слова из песни не выбросишь, все было в истории нашей разведывательно-диверсионной службы. Однако сегодня доподлинно известно, что инициатором убийств политических и военных деятелей являлись руководители страны, они отдавали приказы, а диверсанты были лишь оружием исполнения. Так что упрек не по адресу.

Таким образом, если в сталинские времена казнили предателей, политических противников без суда и следствия, то теперь положение диаметрально противоположное - перебежчиков, уголовных преступников, террористов, скрывшихся за границей и даже осужденных в СССР или в России, не трогает никто.

Великая «демократическая» Россия их как бы великодушно прощает. Ну мало ли, что проданы на корню государственные тайны, выданы коллеги и брошены в тюрьму на долгие годы, пролита кровь невинных жертв...

Они ведь теперь за границей, а некогда могучая «рука Москвы», выходит, всего лишь миф.

О Чечне, особенно о первой чеченской войне и вспоминать не хочется. Ибо все, что происходило с чеченскими террористами, - это национальный позор России. Тогда убийцы сотен русских людей Басаев и Радуев каждый день куражились на экранах нашего телевидения, угрожали продолжением войны, а их кровавые приспешники свободно посещали Москву, им жали руки самые высокие российские руководители.

О таком беспрецедентном преступном факте поведала в октябре 1996 года газета «Известия»:

«Круг замкнулся. В Буденновске правой рукой Басаева был Аслан Исмаилов, который присутствовал при всех телефонных переговорах с Черномырдиным.

Сегодня полковник Исмаилов, находящийся в федеральном розыске, - комендант Грозного, и он же в составе делегации Яндарбиева посещал Москву - снова для переговоров с премьером».

Для большей убедительности «Известия» опубликовали два снимка. Басаев в Буденновске у телефона, рядом с ним Исмаилов, а на втором фото - террорист Исмаилов за столом переговоров в Москве.

Корреспондент приводит и другие фамилии чеченских террористов, виновников буденновской трагедии. Оказывается, Юнус Насагаев был пойман в Грозном весной 1996 года вместе с группой боевиков. Он готовил новый теракт. И что же? Не успели Насагаева привезти в ставропольское СИЗо для допроса, как пришла «высокая» команда - доставить террориста в Ханкалу, где потом он был выпущен под «подписку о невыезде».

Эти факты сегодня несколько подзабыты. А жаль. О них надо помнить всегда. Правда, ныне Радуева уже нет в живых, да и многие его коллеги по преступному «террористическому бизнесу» убиты или арестованы. Но еще на свободе Басаев и другие кровавые лидеры террористов. Вот почему о тех позорных днях первой чеченской нельзя забывать. И все-таки попытаемся разобраться спокойно. Наверное, то, что творилось в сталинские времена и что творится сейчас, - крайности. Но тогда какова золотая середина?

Начнем с политических убийств.

Двадцатый век залит кровью монархов, президентов, премьер-министров. Убиты президенты Чили - Сальвадор Альенде, Гватемалы - Кастильо Армас, Афганистана - Мухаммед Дауд, Мухаммед Тараки, Хафизула Амин, Венесуэлы - Чальбо К. Дельгадо, Либерии - Сэмюэл Доу, Южного Вьетнама - Нго Динь Дьем, Ливанской Республики - Бешир Жмаель, Рене Муввад, США - Уильям Мак-Кинли, Джон Кеннеди, Ирана - Мохаммед Али Раджаи, Бангладеш - Зия Зиуар Рахман, Панамы - Хосе Антонио Ремон, Египта - Анвар Садат.

Среди погибших насильственной смертью премьер-министры: Гренады - Морис Бишоп, Боливии - Г. Вильярроэль, Индии - Индира Ганди и Раджив Ганди, Японии - Инукаи Хамагуци, Швеции - Улоф Пальме.

Кроме того, от рук убийц пали король Португалии Карлуш I, великий везир Турции паша Талаат, король Афганистана Мухаммед Надир-шах, король Италии Умберто I, король Саудовской Аравии Фейсал.

Что касается России, то она ничем не отличалась от других государств. Был казнен российский император Николай II, убит премьер-министр Петр Столыпин.

Напомню, речь идет лишь о ХХ столетии. Если же заглянуть в глубь истории, каких только имен мы здесь не встретим - начиная от Сервия Туллия, римского царя, правившего в 578-534 гг. до н. э. и павшего в результате заговора, до премьер-министра Израиля Рабина, убитого осенью 1995 года.

Судя по именам жертв и их количеству, человечество не скоро установит «мораторий» на чудовищные казни. Да и возможно ли это в принципе? Трудно сказать. Однако нашло же в себе силы современное сообщество удержать в узде ядерную угрозу. Может, когда-нибудь оно поднимется до таких нравственных высот, когда станет невозможным сам акт террора против лидера страны.

А пока это не так. И мы живем в реальном жестоком, кровавом мире.

Не будем забывать: дело не только в политических лидерах и в покушениях на них. Существуют предатели, уголовные убийцы, террористы, скрывающиеся за границей. Таких достаточно и у России.

Сначала о предателях. Советские предатели - народ особый. После того, как они расплатились с новыми хозяевами секретами бывшей Родины и судьбами коллег-разведчиков, они еще пытаются всячески обелить себя.

А некоторые так усердствуют, что впору вносить их в списки национальных героев проданного ими Отечества.

Почитаешь книгу Аркадия Шевченко, советского дипломата, оставшегося в США, и кажется, перед тобой чистый и бескорыстный человек, всем сердцем любящий демократию и ненавидящий тоталитаризм. Его обвиняют в шпионаже в пользу Соединенных Штатов? Да что вы, это происки КГБ с целью опорочить честное имя борца за свободу.

А борец оказывается всего лишь «кротом», агентом ЦРУ, на корню продающим секреты своего Отечества. Но он и подозревать не мог, что «девочка по вызову», профессиональная проститутка, которой Шевченко выплачивал щедрое жалованье - 5 тысяч долларов в месяц, тоже взялась за перо. И написала книгу «Любовница перебежчика». На обложке стоит имя - Джуди Чейвез.

Вот отрывок из книги: «В другой раз, лежа в постели, он спросил, хочу ли я знать, был или не был он «кротом» ЦРУ. В одном журнале утверждалось, что Энди начал работать на ЦРУ задолго до решения остаться в Соединенных Штатах. Он объявил мне, что «крот» на шпионском жаргоне означает агента, который долго собирает информацию и передает ее только после перехода в другой лагерь.

- Так ты был «кротом»?

Он помолчал, потом тихо ответил:

- Да.

Я никак на то не отреагировала. Он кашлянул и, сильно огорченный, пошел в туалет. Мое равнодушие его уязвило. Еще бы: поделиться такой ценной информацией с девушкой, которой на это совершенно наплевать!»



Тут, думается, не нужны комментарии. Ну разве что ответить на вопрос, откуда у Шевченко были деньги на жизнь, оплату проститутки, подарки? Ведь как описывает та же Джуди, однажды агенты ЦРУ, следившие за Шевченко, спросили, сколько он платит ей? «Три с половиной в месяц», - соврала Чейвез.

Агенты признали, что это вполне нормально. Интересно, что сказали бы они, узнай истинную цифру. Ведь тысячи долларов были из карманов ЦРУ и ФБР. Об этом ныне знает вся Америка.

Я уже упоминал об Олеге Лялине, сбежавшем из лондонской резидентуры. Он был британским агентом. По своим человеческим качествам Лялин мало подходил для разведывательной работы.

Р. Роуан в своей известной книге «Очерки секретной службы», изданной в нашей стране еще в 1946 году, пишет: «Секретный агент обязан быть не только предан делу и долгу, но и лишен чувства себялюбия. Он должен быть чужд всякого бахвальства и других проявлений несдержанности. Он должен быть в такой же мере правдив и морально устойчив...»

Ничем подобным Лялин, увы, не обладал. Он имел пристрастие к спиртному. Волочился за женщинами, был болтлив и хвастлив. На это, кстати говоря, обратил внимание отец его любовницы, старый чекист, написавший письмо в КГБ после встречи с Лялиным. Будучи у них в доме в гостях и приняв изрядное количество горячительного, сотрудник 13-го отдела тут же разболтал, что он не какой-нибудь там простой капитан-гэбист, а разведчик-нелегал, работает в Англии.

Письмо попало к заместителю начальника отдела полковнику Власову, но тот отмахнулся, высокомерно начертав свою резолюцию: «Бред сивой кобылы».

Но старик-чекист не ошибся. «Болтливый гэбист» бежал вместе со своей очередной любовницей. Он сдал всех наших агентов, о которых что-либо знал. 105 советских дипсотрудников были высланы, работа лондонской резидентуры оказалась крайне затруднена.

Недавно в одной из газет руководитель пресс-службы СВР генерал Юрий Кабаладзе сказал о Лялине: «Он ушел в тень и спокойно жил с женой до самой смерти в каком-то английском графстве».

Спокойно жил... А в это время коллеги-разведчики, выданные им, томились по тюрьмам. Вот такая социальная справедливость.

Ложь, что Андропов отдал приказ убить Лялина. Во-первых, такое решение было вне компетенции председателя КГБ. Во-вторых, если бы оно состоялось - Лялина бы достали в любом случае.

«Мы не раз обращались к Брежневу с предложением убрать некоторых предателей, - сказал бывший заместитель начальника 13-го отдела генерал-майор А. Лазаренко, - но нам не разрешали. Генсек ничего не писал на письме. Какое посылали, такое и возвращается. Это значило отказ Политбюро.


1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29