Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мельникова О. М. Провинциальное археологическое сообщество вятской, Казанской, Пермской губерний




страница1/30
Дата20.05.2017
Размер3.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30



Мельникова О.М.

ПРОВИНЦИАЛЬНОЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО Вятской, Казанской, Пермской губерний

(вторая половина XIX– начало XX вв.)

Биобиблиографический словарь-справочник


Ижевск

2007

ББК 63.401я2

УДК 902(901)(03)

М482


Рекомендовано к изданию учебно-методической комиссией исторического факультета Удмуртского государственного университета

Рецензент: к.и.н., доцент Лещинская Н.А.


М482 Мельникова О.М. Провинциальное археологическое сообщество Вятской, Казанской, Пермской губерний (вторая половина XIX – начало XX вв.). Биобиблиографический словарь-справочник / Ижевск: УдГУ, 2007. 118 с.

Биобиблиографический словарь-справочник содержит сведения о деятелях, связанных с развитием археологии в российской провинции - Вятской, Казанской, Пермской губерниях – во второй половине XIX-начале XX вв. В него вошла информация, полученная в ходе изучения историографической литературы, энциклопедий, архивных фондов. Это биографические сведения, данные о профессиональной деятельности, социальном статусе, общественном признании. В словаре указана библиография научных сочинений деятелей, причастных к становлению и развитию провинциальной археологии, а также приведена научная литература, в которой содержится информация и анализ их деятельности.

Словарь-справочник рекомендован студентам исторического факультета при изучении дисциплин и тем региональной истории России. Он является составной частью учебно-методического комплекса по дисциплине «Историография археологии», и может быть востребован по другим спецкурсам специализации по кафедре археологии и истории первобытного общества. Сведения словаря могут также использоваться в курсах национально-регионального компонента высшего профессионального образования студентами других специальностей.

© Мельникова О.М.

© Удмуртский государственный университет
Предисловие
История археологии и ее историография не будут полноценными без изучения персональных биографий ученых, чьим трудом формировалась фактологическая основа науки, разрабатывалась ее методология, развивались концептуальные идеи о прошлом. Особой темой историко-научных исследований является процесс институализации археологии, оформление ее как профессии. Он пришелся на вторую половину XIX – начало XX вв. Первые исследователи археологических памятников стояли у истоков формирования научного археологического сообщества, исследование которого представляет несомненный интерес как с точки зрения генезиса научной мысли, так и изучения социальной истории археологии и персональных биографий археологов.

Российская провинциальная археология второй половины XIX – начала XX вв. – особое направление развития научной мысли, в недрах которого сформировались традиции, имеющие познавательное значение до настоящего времени. Они предопределили специфику тематики исследований, их методологию и теоретические основания, которые легли в основу археологических изысканий. Изучение закономерностей в процессе формирования локального археологического научного сообщества, когда индивид осваивает его нормы и ценности, позволит не только персонифицировать деятельность отдельных личностей, но и раскрыть многие стороны процесса формирования в археологии России. Поэтому провинциальное археологическое сообщество является весьма перспективным объектом для исследования истории археологии. Вятская, Пермская, Казанская губернии, связанные общностью путей научного развития археологии, дают в этом смысле замечательную возможность для современной историографии.

Для исследования этой темы важнейшей познавательной задачей историков археологии является максимально полное выявление всех деятелей провинциальной науки. Следует подчеркнуть, что термин «провинция» отнюдь не означает нечто отсталое, а обозначает в первую очередь территорию, удаленную от столицы. Как отмечает, О.В.Кузнецова, ««столица» и «периферия» вступают не как противостоящие, а скорее взаимодополняющие и взаимосвязанные элементы единой системы» Кузнецова О.В. 2002. С.183. Это взаимодополнение и взаимосвязь весьма отчетливо проявляются в истории отечественной археологи, когда процесс институциализации науки представлял собой параллельное, иногда независимое развитие интереса к археологии в провинции и обеих столицах.

В археологических исследованиях за редчайшим исключением авторы не рассматривают биографическую информацию о личностях, связанных с местной археологией. Иногда эти сведения носят противоречивый характер. Так, студент Петербургского политехнического института Л.А.Беркутов назван в различных публикациях народным учителем Генинг В.Ф. 1958. С.23, преподавателем реального училища Федорченко-Шемякина Л.Н. 1993. С.78. До недавнего времени не совсем ясными были мотивы участия в раскопках Ананьинского могильника П.В.Алабина. Благодаря В.С.Жаравину удалось выяснить, что удельные крестьяне, на чьих землях был найден памятник, отказывались давать разрешение на раскопки лицам, не связанным с удельным ведомством, в котором служил Алабин Жаравин В.С. 2004. С. 15.

Что заставляло разных по статусу людей обращаться к археологии? Совершенно очевидно, что это не была сфера их профессиональной деятельности. Полагаю, что в основе интереса к археологии лежал менталитет, сформировавшийся в результате благоприятной атмосферы для любительской и общественной деятельности, выходящей за пределы основного круга профессиональных обязанностей. В фундаментальном исследовании «История отечественной археологии» Г.С.Лебедев, характеризуя социальные условия развития археологии 80-90-х гг.XX в., обратил внимание на то, что «археология» мелькнула в цепи увлечений интеллигентов наряду с «хождением в народ. «Несомненно, культура пореформенной России достаточно прочно включала в себя этот сравнительно новый элемент, а, следовательно, определяющим его развитие было воздействие общих социально-политических условий жизни страны»! [Лебедев Г.С. 1992. С.197-198).

Реформы 60-х гг. XIX гг. открывали свободу действий во многих социальных полях. Увлеченность наукой оценивалась обществом как высоконравственное занятие. Не случайно С.М.Шпилевский в своей программной статье о задачах ОАИЭ особо отмечал: «Наше общество – ученое братство, в которое вступают без различия чинов, званий, народностей и вероисповедания, в котором все пользуются одинаковыми правами». Интерес к формирующейся научной дисциплине находил коллективное выражение: люди создавали автономные от государства добровольные научные общества, объединяясь в них вне зависимости от своего социального статуса и профессиональной деятельности.

Полагаю, что подобное явление было следствием социальной модернизации, ускорившейся в России в пореформенное время. Научные общества, библиотеки и музеи при них, ученые архивные комиссии, научная периодика, выходившая под их началом, свидетельствовали о развитии индивидуальных начал и эмансипации личности. «Люди получали личные и гражданские права, человек становился автономным от коллектива – будь то семья, община или другая корпорация – и как бы самодостаточным, иными словами приобретал ценность сам по себе, независимо от корпоративной принадлежности и родственных связей» [Миронов Б.Н. 2000. С.288]. Эти процессы коснулись всего общества в целом (так среди членов ОАИЭ было 20 женщин).

Одновременно с этими процессами в социальной истории России второй половины XIX - начала XX вв. прослеживается весьма любопытная тенденция. Б.Н.Миронов, анализируя биографии русских общественных деятелей на страницах журнала «Нива», обратил внимание на следующий факт. «Несмотря на то, что образованное общество отличалось фрагментарностью, т.е. значительной материальной дифференциацией, низким уровнем сплоченности и организованности, а его представители придерживались различных политических, идеологических ориентацией, можно предположить, что значительная, а возможно, и большая его часть (представители свободных профессий – юристы, врачи, литераторы, художники и т.п., земская и научно-техническая интеллигенция, служащие негосударственных организаций) имела не только некоторые общие черты, но, скорее всего, и общий антибуржуазный по существу менталитет» [Миронов Б.Н. 2000. С.320].

Если русская интеллигенция соглашалась признать ценность личного успеха, то последний должен был служить общему благу. «Овладение знанием означало также для интеллигента необходимость этим знанием поделиться» [Бердинских В.А. 2003. С.37].

Таким благом для провинциальной интеллигенции тех лет было и научное знание. Эта тенденция подтверждается источниками. Бескорыстное служение обществу как высшая ценность прослеживается в письмах А.Ф.Лихачева. В одном из них читаем: «… у нас в России не так много господ ученых археологов, чтобы не было уж вовсе никакой нужды в людях, из любви к науке служащих и пишущих только святые истины» [Измайлова С.Ю. 1994. С.10-11]. В 1866 г. перед отъездом из Вятки П.В.Алабин дал прощальный обед. Губернатор произнес благодарственную речь: «Я выражаю в настоящем собрании Вам, наш сообщественник, душевную глубокую благодарность всех вятчан за всю Вашу деятельность, посвященную здешнему краю. Мне приятно выразить Вам, Петр Владимирович, мою искреннюю признательность за Ваши труды и не менее искреннее сожаление, что мы лишаемся в вас дорогого для нашего края деятеля и любезного знакомого». В знак благодарности П.В.Алабин был удостоен звания Почетного гражданина Вятки и его портрет установлен в публичной библиотеке [Московский О. 2004. С.58]. Работа на общее благо выражалась и в том, что многие археологические исследования, осуществлялись на безвозмездной основе. Так, студент Санкт-Петербургского политехнического института Л.А.Беркутов по просьбе Общества изучения Прикамского края бесплатно проводил раскопки и разведки. Музей Сарапульского земства и «Общество изучения Прикамского края» высоко ценили это подвижничество и неоднократно выражали благодарность за безвозмездные труды на пользу музея [Мельникова О.М. 2004. С.48]. Символично, что в Уставах научных обществ их члены, участие которых выражалось в материальной поддержке деятельности обществ, получили название членов-соревнователей.

Философ С.Л.Франк, характеризуя русского интеллигента, отмечал, что «его Бог есть народ, его единственная цель есть счастье большинства, его мораль состоит в служении этой цели» [Цит. по: Бердинских В.А 2003. С.32]. Это свойство обнаруживается в источниках, которые отражают мотивы занятий археологией. Так, П.В.Алабин писал: «Всякий русский, истинно любящий свое святое, прекрасное отечество, должен по возможности, посильно способствовать к тому, чтобы передать позднейшему потомству памятники эти, подверженные влиянию времени, следственно, тлению» [Цит. по кн.: Московский О. 2004. С.32). Е.А.Ждан, младшая сестра А.А.Спицына, в повести «Из далекого прошлого» писала о подобных мотивах увлечения историей своего брата [Ждан Е.А. 1999. С.124].

Отсюда понятной оказывается сама причина интереса к местной истории и археологии, нашедшая развитие в исследовательской парадигме, получившей название «областничество». Ее идеи нашли отражение в программе научных обществ. Так, ОАИЭ обозначало свою цель как «изучение различных народностей, в процессе которого не может быть какой-либо нетерпимости, враждебности или несправедливости к чужому». В «Уставе Общества изучения Прикамского края» указано: «В целях всестороннего изучения прикамского края и ознакомления населения с этим краем вообще, с памятниками старины и с произведениями изящных искусств открывается в г.Сарапул «Общество изучения Прикамского края»». Кукарское образовательное общество открывалось «в целях всестороннего изучения Вятского края и распространении в населении Вятской губернии серьезного научного образования» [Мельникова О.М. 2004. С.42].

Специфика социального поведения и мотивов, определяющих групповой менталитет людей, относящихся к различным социальным слоям провинциального общества, очевидно, предопределила особенности содержания региональных исследований в области археологии. Поэтому для полноценного изучения провинциальной археологии в России следует создать базу данных обо всех, кто был связан с археологией с момента формирования интереса к ископаемым древностям до наших дней. Следует выяснить также степень влияния на содержание археологических исследований любительского характера проводимых работ. Важно определить степень влияния окружающего научного сообщества на археологов-любителей. Необходимо рассмотреть процесс вхождения последних в профессиональную научную среду. Особого интереса заслуживает определение роли столичной науки в формировании традиций провинциальной археологии.

Целесообразной формой характеристики провинциального археологического сообщества может послужить предлагаемый читателю опыт биобиблиографического словаря-справочника. Его создание – актуальная задача региональной историографии. В настоящее время есть опыт создания баз данных исторических деятелей различного рода (например, база данных участников российских археологических съездов Петрова О.С. 2005. Не вполне удавшиеся попытки создания биографических археологических словарей например, Археологи Волго-Уральского региона. 2002 указывают на необходимость дальнейшей разработки структуры их информационных полей.

Составление биобиблиографического словаря-справочника проводилось в соответствии с практикой создания библиографической продукции [Справочник библиографа. 2003. С.394]. Одной из важнейших проблем при составлении стал отбор персоналий. В качестве его критериев выступали как хронологические (вторая половина XIX – начало XX вв.), так и территориальные рамки (Вятская, Казанская, Пермская губернии). Целенаправленная работа по выявлению лиц, причастных к развитию археологии в этих губерниях, обнаруживает разные формы их участия в становлении провинциальной науки: поиск, выявление, раскопки памятников, коллекционирование древностей, проведение научных исследований, участие в деятельности научных обществ и съездов, меценатство, покровительство развитию археологии. Все они указаны в словаре –справочнике. Коллективный социальный и профессиональный портрет этих лиц весьма пестр. Это профессора университетов, государственные служащие, земские деятели, преподаватели в системе духовного и светского среднего образования, инженеры, предприниматели, купцы, студенты, писатели, врачи, помещики, священнослужители, журналисты, рабочие, военные, художники, агрономы, управляющие имением, лесничие.

В качестве источников биографических и библиографических сведений выступили историографические статьи и монографии, посвященные истории региональной археологии, энциклопедии и справочники по истории России и ее регионов: Пермской, Кировской областей, Республики Татарстан и Удмуртской Республики. Важным источником послужили документы личного происхождения (переписка, автобиографии, мемуары). Особый интерес представляют библиографические издания. Для истории отечественной археологии до 1917 г. весьма ценный источник «Русская археологическая литература. Библиографический указатель. 1900-1917 гг.» 2003. Пока еще не в полной мере, но использованы фонды региональных архивов ГАСО, ГАПО, ЦГА УР, НМРТ.

Предлагаемый читателю словарь имеет табличную форму подачи информации, что важно для последующей формализации сведений об ученых, а также значимо в дидактическом смысле, поскольку дает ученым и студентам возможность определения перспективных тем историографического исследования, так как не обо всех деятелях имеется равноценная историко-научная и историографическая информация.

В таблицах представлено два вида сведений. Во-первых, даны статические данные - фамилия, имя, отчество, даты жизни, места рождения и кончины (причем, далеко не всегда полные). Строки таблицы содержат информацию динамического характера, т.е. менявшиеся в течение жизни (данные об образовании, профессиональной карьере, роде занятий, званиях, ученых степенях, общественной деятельности, связанной с археологией, участие в работе научных обществ, библиография научных трудов по региональной археологии). По возможности указаны ссылки на опубликованные фотографии.

Библиография научных трудов, на первый взгляд, не всегда связана с предметом археологии в его современном понимании, но учитывая его понимание в рассматриваемую эпоху, оно связано с весьма широким толкованием понятия «древности». Кроме того, для университетских профессоров указаны, главным образом, труды, написанные в пору их работы в Казанском и Пермском университетах, а так же те из них, которые имели важное общенаучное значение. Библиография приведена в хронологическом порядке.

Значимым элементом словаря является библиографическая информация о научной литературе, посвященной тому или иному деятелю, что позволит получить более исчерпывающую информацию о деятельности тех или иных лиц, причастных к развитию археологии. Эта литература включает выявленные публикации о жизненном пути деятеля, его научной, научно-организационной, практической, педагогической, государственной и общественной деятельности. Она представлена в алфавитном порядке авторов опубликованных работ. Не включены в литературу о деятеле публикации, в которых только упоминается его фамилия.

Наконец, в таблице представлено указание на архивохранилища, в которых можно обнаружить неопубликованные сведения о тех или иных лицах. Все эти разделы для многих деятелей весьма скудны, возможно, они опубликованы в целом ряде изданий, но не попали в поле зрения составителя словаря. Безусловно, требуют дальнейшей работы архивные разыскания. Но автор словаря намеренно публикует его в этом далеко не полном виде с тем, что привлечь внимание как студенчества, так и научного сообщества к необходимости целенаправленного поиска и осмысления историографической информации и историографических источников.

Настоящий биобиблиографический словарь-справочник является важным элементом учебно-методического комплекса по курсу «Историография археологии», читаемого по кафедре археологии и первобытного общества Удмуртского государственного университета. Думается, он будет полезен и при изучении других дисциплин и тем региональной истории.

Биобиблиографический словарь-справочник является пилотным изданием, поэтому автор будет признателен всем, кто готов высказать критические замечания по его структуре и содержанию.
Список литературы
Археологи Волго-Уральского региона. 2002.Уфа.

Бердинских В.А. 2003. Уездные историки. Русская провинциальная историография. М.

Генинг В.Ф. 1958. Археологические памятники Удмуртии. Ижевск.

Жаравин В.С. 2004. Петр Алабин – Почетный гражданин города Вятки // Самарский край в истории России. Вып.2. Материалы Международной научной конференции, посвященной 180-летию со дня рождения П.В.Алабина. Самара.

Ждан (Спицына) Е.А. 1999. Из далекого прошлого. Калуга.

Измайлова С.Ю. 1994. Письма А.Ф.Лихачева в фондах Государственного объединенного музея Татарстана. Казань.

Кузнецова О.В. 2002. Локальное научное сообщество историков в 90-е годы XX века ( на материалах города Омска) // Мир историка. XX в. М.

Лебедев Г.С. 1992. История отечественной археологии. СПб.

Мельникова О.М. 2004. Археологические исследования Л.А.Беркутова в Среднем Прикамье (по материалам ЦГА УР) // Вестник Удмуртского университета. Серия «История». №3.

Мельникова О.М. 2006. Научная археологическая школа Р.Д.Голдиной в Удмуртском университете. Ижевск.

Миронов Б.Н. 2000. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.). Т.2. Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб.

Петрова О.С. 2005. Методы изучения массовых данных материалов археологических съездов (1864-1914). Автореф. дисс. на соиск. уч. степени к.и.н. М.

Русская археологическая литература. Библиографический указатель. 1900-1917 гг. 2003. СПб.

Справочник библиографа. 2003. М.

Федорченко-Шемякина Л. Н. 1993. К 400-летию Сарапула. Сарапульская старина. Сарапул, Кн. III.




Адлер Бруно Фридрихович1

(26 октября 1874, Воронеж – не ранее 1932)


(см. фото: Назимова Г.Р. Казанский городской музей. Очерки истории. 1895-1917. Казань, 2000. С. 169; Зорин Н.В. Бруно Фридрихович Адлер. 1874 - не ранее 1932. Казань, 2001; Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Этнография в Казанском университете. Казань, 2002. С.66; История Казанского университета. 1804-2004. Казань, 2004. С.239).


1.

Образование


1893 г. – Воронежская гимназия.

1893-1899 г. - естественное отделение физико-математического факультета Московского университета (выполнял работу под руководством Д.Н.Анучина).

1899 г.- Лейпцигский университет (руководитель - Ф.Ратцель).


2.

Деятельность профессиональная

Географ, этнограф, археолог.

Заведовал этнографическим музеем в Лейпциге (?).

1901 г. – возвратился в Россию. Женский педагогический институт в Петербурге.

1909 г. – Русский музей, хранитель этнографического отдела.

1910 г. - профессор Казанского университета, кафедра географии и этнографии.

1918-1922 гг. - директор Центрального музея ТАССР.

В 1922 г. уезжает в длительную зарубежную командировку и больше в Казань не возвращается. Репрессирован.


3.

Общественная деятельность

Председатель ОАИЭ (1918-1922 гг.)

4.

Награды




5.

Членство в научных обществах

Член Русского антропологического общества.

Секретарь Русского антропологического общества.



6.

Археологические публикации

  1. Происхождение и переселение народов с географической точки зрения // РАЖ. 1901. Кн.5.

  2. Возникновение одежды. – СПб: Типо-лит. Вейерман, 1903. 84 с. илл. (РАЛ, с.10)2.

  3. К вопросу о происхождении человека // РАЖ. 1905. №1/2. С.172-177 (РАЛ, с.142).

  4. Луки и стрелы Северной Азии // РАЖ. 1903. №3/4.С.178-194 (РАЛ, с.142).

  5. Карты первобытных народов // ИОЛЕАЭ. Т.119. Тр. Геогр. Отд. Вып.10. СПб., 1910. (РАЛ, с.142).

7.

Познавательные идеи и темы

Труды по археологии дюнных стоянок

8.

Археологическая деятельность




9.

Литература о нем

  1. Адлер Б.Ф. // Татарский энциклопедический словарь. Казань: Институт татарской энциклопедии АН РТ. 2003. С.15.

  2. Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. К столетию кафедры этнографии в Казанском университете // Советская этнография. 1989. №4. С.79-81.

  3. Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Этнография в Казанском университете. Казань, изд-во Казанского ун-та. 2002. С.53-76.

  4. Диспут Б.Ф.Адлера // Землеведение. 1910. Т.17 Вып.2. С.87-117. (РАЛ, с.100).

  5. Зорин Н.В. Бруно Фридрихович Адлер. 1874 - не ранее 1932. Казань, 2001. 36 с.

  6. История Казанского университета. 1804-2004. Казань, 2004. С.238-301.

  7. Кротов П.И. Б.Ф.Адлер и его ученые труды по географии и этнографии. Казань, 1911.

  8. Назимова Г.Р. Казанский городской музей. Очерки истории. 1895-1917. Казань, 2000. С. 177-178.

10.

Источники и фонды




Каталог: pub -> docs -> stud
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) Теория литературы (наименование дисциплины (модуля) Направление подготовки
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) История удмуртской литературы Направление подготовки Филология Профиль подготовки
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) Литература народов России Направление подготовки 032700 Филология Профиль подготовки
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) Жанровые искания в удмуртской литературе 1920-1950-х гг. Наименование магистерской программы
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) Теоретическая и прикладная механика
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) Зарубежная финно-угорская литература Направление подготовки Филология
stud -> Рабочая программа дисциплины (модуля) История удмуртской женской литературы Направление подготовки 032700 Филология
stud -> Программа по дисциплине «История удмуртской женской литературы» для специальности 21700 Филология
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

  • Образование