Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


 ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ АСАДА




страница9/25
Дата12.01.2017
Размер3.57 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

7. ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ АСАДА




СИРИЯ И «АЛЬ КАИДА»

Возрождение ИГИЛ в Ираке совпало с захватом ею значительной территории в соседней Сирии. Этот факт режим Башара Асада пытался использовать для того, чтобы выставить себя жертвой международного терроризма. Однако у него ничего не вышло, поскольку существуют неоспоримые доказательства того, что Сирия помогала АКИ держаться на плаву до вывода американских войск из Ирака. Ар Ришави, лидер движения «Пробуждение» в провинции Аль Анбар, незадолго до смерти сказал репортеру газеты The New York Times: «Это все дело рук Сирии. Сирия творит страшные дела»1.

Так оно и было. Целый разноголосый хор, состоящий из американских военных, «Сынов Ирака», бывших дипломатов и чиновников спецслужб, бесчисленных сирийских повстанцев и даже членов правительства аль Малики, кто осуждал, а кто восхвалял режим Асада за спонсорскую поддержку джихадизма. Процесс распространения ИГИЛ на территории Ирака и Сирии невозможно понять без анализа долговременного сотрудничества Дамаска с организациями – предшественницами Исламского государства.

ИСЛАМИЗМ ХАФЕЗА

В прошедшем столетии мы не раз становились свидетелями того, как светский иракский баасизм шел на соглашения с исламизмом для того, чтобы использовать его революционный потенциал. В Сирии все совершалось по тому же сценарию.

В 1979 г. там начался подъем движения «Братьев мусульман», а в 1982 м их восстание было жестоко подавлено силами Хафеза Асада. Результатом стал не афишируемый стратегический альянс этого режима со множеством исламистских суннитских партий и полувоенных формирований, в основе которого лежали выгодные обеим сторонам геополитические соглашения: главным образом все строилось на противостоянии США и Израилю. Как отметил ученый Эяль Зиссер, к середине 1990 х Хафез Асад перестал быть заклятым врагом тех, кто поставил своей целью заключить брачный союз между мечетью и государством, потому что «Дамаск начал видеть в исламистах единственно возможное средство повысить свой статус в регионе, усилить влияние на соседние страны и обеспечить спокойствие в самой Сирии»2.

Когда в 2000 г. Асад старший умер и президентский пост унаследовал его сын, офтальмолог, получивший образование в Лондоне, эта тенденция только усилилась. К примеру, до недавнего времени вопреки национальному сирийскому законодательству, запрещающему «Братьев мусульман» как партию или организацию, Дамаск без тени сомнения предоставлял убежище Халеду Машалю, председателю политбюро ХАМАС3. Сегодня этот режим целиком и полностью полагается на наступательное оружие «Хезболлы» и «Стражей исламской революции» (обе эти структуры признаны в США террористическими организациями), ведя изнурительную войну с легионом отечественных и поддерживаемых из за рубежа мятежников. Этот легион состоит из исламистов и джихадистских повстанцев, часть которых прежде была узниками этого режима, а часть – его пособниками в Ираке4.

Еще до того, как Соединенные Штаты свергли Саддама, Асад начал содействовать попаданию в Ирак иностранных боевиков для дестабилизации оккупационного режима. В одном из офисов, который располагался в Дамаске напротив американского посольства, потенциальным боевикам даже помогали бронировать места в автобусе, идущем до сирийско иракской границы. В 2007 г. Объединенное центральное командование объявило о захвате «лидера фидаинов Саддама, который участвовал в создании в Сирии тренировочных лагерей для иракских и иностранных боевиков», однако имя этого человека названо не было5.

В том же году в городе Синджаре американские военные ликвидировали Мутханну, человека, которого считали эмиром «Аль Каиды» в регионах, прилегающих к сирийско иракской границе. По словам генерал майора Кевина Бергнера, пресс секретаря коалиционных сил, Мутханна «выступал в качестве ключевого посредника при перемещении иностранных террористов» из одной страны в другую6. Как и другие командиры джихадистов, Мутханна располагал полезными разведданными, которые стали известны как «Синджарские отчеты». В одном из исследований, опубликованных в 2008 г. Центром по борьбе с терроризмом в Вест Пойнте (ЦБТ), приводятся данные, полученные в результате анализа этих отчетов и указывающие на то, что больше половины из 376 иностранных боевиков в Ираке указали своей специальностью «террорист смертник». Это лишний раз подтверждает, что АКИ вербовала неиракских джихадистов для «одноразового использования», а также служит одним из объяснений, почему, отправляя этих людей на чужбину, Дамаск был уверен в том, что ему это ничем не грозит7. «Синджарские отчеты» также подтвердили, что иностранные боевики попадали в Ирак из сирийской провинции Дайр эз Заур, как правило, через сирийский приграничный город Альбу Камаль, примыкающий к иракскому городу Эль Каиму, в котором аз Заркави разместил свою штаб квартиру после бегства из Фаллуджи в 2004 г. и где на следующий год зародилось движение «Пробуждение». Этот поток боевиков, заключает ЦБТ, имел три «волны».

Первая началась незадолго до вторжения, когда Саддам убеждал арабов всего региона присоединиться к предстоящему сопротивлению. Это вызвало отклик у многих бедуинских племен, издавна живущих в Дайр эз Зауре и Хасаке, а также и у других джихадистов, подстрекаемых шейхом Ахмадом Куфтаро, сирийским муфтием, который не тратил времени на согласование своих зажигательных проповедей с государственным законодательством. «В приграничных деревнях и городах, – говорилось в исследовании ЦБТ, – дома были предоставлены для проживания добровольцев, в то время как местная знать – высокопоставленные религиозные деятели и вожди племен – организовывали их транспортировку и размещение в Ираке. По сведениям местных источников, перед самым вторжением американцев через Альбу Камаль и (Хасаку) прошли сотни боевиков, и это привело к быстрому росту стоимости жилья, продовольствия и оружия, что было очень выгодно местным жителям. Сирийские власти регулировали этот поток, но не сделали ничего, чтобы остановить его»8.

Вторая волна пришла с первым сражением за Фаллуджу, когда новое шоу режима Асада на тему его попыток перекрыть эту тайную тропу сорвала безудержная коррупция: офицеры сирийского «Мухабарата» за соответствующую мзду разрешали сирийцам пересекать границу в любом направлении.

Третья волна последовала за «кедровой революцией» 2005 г., которая положила конец военной оккупации Ливана Сирией и была вызвана всплеском общественного негодования в связи с убийством бывшего ливанского премьер министра Рафика Харири. Трибунал при ООН обвинил в этом преступлении «Хезболлу», террористического союзника Асада.

«ПОЗВОНИТЕ НАМ»

Асад, конечно же, постоянно отрицал свою причастность к планированию или координированию деятельности джихадистов в Ираке и даже муссировал тему своего предполагаемого военного и антитеррористического сотрудничества с Вашингтоном9. Тем не менее многие из бывших функционеров его режима теперь говорят, что постоянная спонсорская поддержка АКИ с его стороны ни для кого не была секретом. При этом он руководствовался двумя разными, но взаимосвязанными причинами. Этот диктатор полагал, что после Ирака это послужит серьезным предупреждением для администрации Буша, и, кроме того, как говорит британский журналист Джейсон Берк в своей книге «Войны 9/11» (The 9/11 Wars), он хотел отвлечь внимание исламистов от своего режима, предоставляя им возможность заниматься соседним государством10.

«Для Асада эта проблема была намного важнее, чем американское вторжение в арабские страны с целью смены в них политических режимов, – сказал нам Басам Барабанди, бывший сотрудник сирийского посольства в Вашингтоне. После восстания 2011 г. Барабанди тайно помог сотням диссидентов и активистов получить паспорта для родственников, пытавшихся бежать из разрушаемой войной страны. – Асад понимал, что одной из задач Буша в Ираке было изменение такого положения вещей, когда суннитское меньшинство правит шиитским большинством. Он опасался, что станет следующим. Вот поэтому и начал сотрудничать с моджахедами и делал все возможное для того, чтобы убедить американцев: „Не трогайте меня, а то ведь я могу заслать в соседнюю страну еще больше террористов, чтобы они убивали там ваших солдат“» 11.

Почти пять лет Соединенные Штаты отвечали на этот ультиматум дипломатическими методами, и Асад иногда даже солидаризировался с американскими требованиями, создавая впечатление, что он разрушает джихадистскую сеть, расцветшую в его стране. Эти уловки, по словам Барабанди, были частью стратегии по использованию сирийской помощи террористам в качестве разменной монеты. Этот бывший дипломат рассказал нам, как был выдан Сабави Ибрагим аль Хасан аль Тикрити, сводный брат Саддама, скрывавшийся в Сирии и объявленный в розыск и американцами, и иракцами12. «В 2005 г. американцы вышли на Асада и попросили помочь в поимке Сабави. Тот находился где то на границе Сирии и Ирака и считался лидером баасистских террористов. Убежище ему предоставил, конечно же, Башар. Фактически американцы и иракцы обратились к нему за помощью: „За это мы постараемся укрепить наши отношения с вами“. Асад согласился. Имад Мустафа (в то время сирийский посол в Соединенных Штатах) был в Дамаске на встрече с заместителем американского госсекретаря, где все это обсуждалось и было принято решение. Имад рассказал нам эту историю. Фактически он рассказывал ее всем. Спустя два дня Ассеф Шавкат (зять Асада и один из руководителей сирийской разведки) связался с Имадом и попросил его передать американским друзьям, что Сабави будет в таком то месте в Ираке. Американцам сообщили его точное местонахождение, и там они его и взяли».

Тони Бадран, эксперт по Сирии в Фонде защиты демократии, действующем в Вашингтоне, охарактеризовал поддержку Асадом «Аль Каиды» как одну из форм привлечения к себе внимания13. «Все дело в том, как режим представляет свою роль и положение в регионе, – объясняет Бадран. – Предполагается, что в нем должны видеть серьезную и незаменимую силу, и это обеспечит ему долговечность. Поэтому его внешняя политика по отношению к Западу выглядит так: „Вам необходимо говорить с нами. Просто возьмите телефон и поговорите с нами; неважно, что мы будем обсуждать, мы просто хотим вас слышать“. Для Асада возможность похвастаться тем, что его собеседником являются Соединенные Штаты, – это способ продемонстрировать свою силу. Это позволяет ему делать вид, что он является стержнем арабо израильского мира и реальной силой в борьбе с терроризмом. Он создает проблемы, которые затем – вы только посмотрите, с каким великодушием – предлагает решить».

АБУ АЛЬ КУАКА И ШАКЕР АЛЬ АБСИ

Бадран привел в качестве примера ситуацию с исламистским священнослужителем курдом по имени шейх Махмуд Гуль Агаси, больше известным как Абу аль Куака14. Призывавший убивать в Ираке американских солдат, «как рогатый скот», аль Куака получил разрешение открыто проповедовать в Алеппо, несмотря на то что громогласно призывал к преобразованию Сирии в исламское государство, живущее по законам шариата. После 11 сентября власти арестовали его, но очень скоро отпустили. Как писал журналист Николас Блэнфорд, который в 2003 г. взял у этого священнослужителя интервью, аль Куака проводил «массовые мероприятия по осуждению (Соединенных Штатов) и евреев. Многие из этих мероприятий посещали сирийские официальные лица, и некоторые последователи аль Куаки стали относиться к своему лидеру с подозрением. Эти подозрения укрепились, когда стало известно, что аль Куака предоставил сирийскому государственному агентству безопасности список ваххабитов. Вел ли аль Куака двойную игру, проповедуя джихад и в то же время сдавая властям джихадистов?»15

Блэнфорд считает, что, пока аль Куака вел террористический бизнес «на экспорт», режим относился к нему вполне терпимо. Платой за возможность свободного перемещения джихадистов стало клятвенное обещание не совершать терактов дома. По этой причине стену мечети аль Куаки в Алеппо украшал знак, изображающий «бомбу, перечеркнутую красной чертой»16.

Взаимоотношения между «Мухабаратом» и этим демагогом едва ли могли быть в Сирии тайной за семью печатями. «Абу аль Куака представлял собой довольно странный феномен, – говорит Мухаммед Хабаш, бывший депутат сирийского парламента, возглавлявший в 2008 г. программу дерадикализации в тюрьме „Седная“ в Дамаске. – Он проповедовал джихад в мечети, расположенной в одном из наиболее густонаселенных пригородов Алеппо. В мечети Сакур он не только призывал к джихаду, но и вел военную подготовку молодых людей, направляемых в Ирак. Любой имам, проповедующий такое, должен, по идее, провести остаток жизни в тюрьме вместе со своей семьей, родней и теми, кто посещал его проповеди»17.

Хабаш рассказал нам, что впервые встретился с аль Куака в 2006 г.:

«Я выступал с лекцией в Исламском исследовательском центре, и один из слушателей встал с места с намерением что то обсудить. В его словах была такая сила, что я предложил ему встретиться после лекции в моем кабинете.

Я сказал ему: „Я хотел бы познакомиться с вами поближе; когда вы говорите, вы словно излучаете силу“. Его сопровождали два молодых человека, которые внимательно слушали все, что этот человек говорил, а он вовлекал в разговор и их. У него были явные лидерские способности. Я рассказал ему о своих планах в Алеппо, поскольку в том году этот город был объявлен новой столицей исламской культуры.

У меня был проект реформирования ислама, и я хотел, чтобы кто то вроде него помогал мне в Алеппо. Мы пришли к единому мнению о том, что в условиях нынешнего режима существуют определенные возможности для подобной деятельности. Когда он ушел, кто то сказал мне, что это был аль Куака, а затем спросил меня, зачем я вообще с ним разговаривал.

Я не мог поверить! Он был в костюме и галстуке, с аккуратно подстриженной бородой. Его внешность никак не вязалась с его печально известной склонностью к насилию».

После той первой встречи Хабаш встречался с аль Куака регулярно. «Он с гордостью рассказывал мне о своей роли в предотвращении американского вторжения в Сирию. Для режима он был просто инструментом, который тот использовал, а потом ликвидировал».

Еще один заслуживающий внимания случай произошел с Шакером аль Абси, палестинским главарем группы боевиков «Фатах аль ислам», связанной с «Аль Каидой». Он имел дело с аз Заркави в 2002 г., когда замышлялось убийство сотрудника Агентства международного развития Лоуренса Фоли. «Шакер аль Абси был вдохновителем убийства Фоли, спланированного в Дамаске, – рассказал нам Дэвид Шенкер, бывший главный политический советник Пентагона в Леванте, возглавляющий в настоящее время „Программу для арабских политиков“ в Вашингтонском институте политики Ближнего Востока. – Я на 100 % уверен, что оно планировалось в Сирии и не без участия Асада, который разрешил это преступление и оказал поддержку в его исполнении. Не думаю, что тут вообще есть, что обсуждать. Дымящийся пистолет – это не аз Заркави, это аль Абси, который был в Сирии, а затем отправился в Иорданию, чтобы пронаблюдать за убийством».

Иорданцы заочно приговорили обоих, аз Заркави и аль Абси, к смертной казни и потребовали от Дамаска их выдачи. Асад отказал и обещал сам посадить аль Абси в тюрьму. «По сообщениям, появившимся в арабской печати, впоследствии он был освобожден и стал руководить тренировочным лагерем для боевиков „Аль Каиды“, проникающих в Ирак с сирийской территории», – сказал Шенкер18. В любом случае вне зависимости от того, что случилось с ним в Сирии, аль Абси явно смог беспрепятственно покинуть страну в 2007 г., потому что именно он организовал вооруженное выступление «Фатах аль ислам» против ливанских солдат в лагере палестинских беженцев «Нар аль Баред». Хотя ливанские вооруженные силы подавили это выступление, аль Абси так и не был схвачен. «Фатах аль ислам» позже сообщала на своем сайте о его возвращении в Сирию, где он, возможно, был убит местной службой безопасности19. По мнению Шенкера, фактически в 2007 г. аль Абси был «экспортирован» в Ливан и поддерживал связь с сирийским «Мухабара том» во время осады лагеря «Нар аль Баред». «Как нам стало это известно? В Ливане был священнослужитель (сторонник Асада) по имени Фатхи Якан из района Триполи, который несколько раз посещал этот лагерь в качестве посредника с намерением установить контакт с Абси. А спустя примерно неделю появились его фотографии с Асадом в Дамаске».



УБИЙСТВО АБУ ГАДИЙЯХА

Большинство повстанцев, которых Сирия направляла в Ирак, попадали под покровительство зятя Асада, Ассефа Шавката20. Он был убит в Дамаске в 2012 г. в результате заговора, уничтожившего созданную режимом «ячейку кризисного управления» – иначе говоря, специально созданный комитет безопасности, целью которого было недопущение революции в Сирии21. Первоначально полагали, что это убийство было делом рук сирийских повстанцев, проникших в ячейку, однако появившиеся новые свидетельства наводят на подозрения, что оно могло быть совершено сторонниками жесткого курса, за которыми стоял Иран, устранившими Шавката за то, что тот выступал за переговоры с антиасадовской оппозицией.

История Шавката никак не наводит на мысль о том, что он был слабохарактерным человеком. Одним из его подопечных среди джихадистов был человек, известный под именем Бадран Турки Хишан аль Мазидих, или Абу Гадийях, иракец из Мосула, которого Министерство финансов США в феврале 2008 г. определило как террориста. Абу Гадийях, сообщало Министерство финансов, в 2004 г. был назначен аз Заркави командиром логистических операций АКИ и вплоть до самой гибели иорданца получал приказы от Абу Айюба аль Масри22. «С весны 2007 г. Абу Гадийях содействовал перемещению боевиков АКИ через сирийскую границу в Ирак», – сообщало министерство, упоминая также базирующуюся в Сирии сеть Абу Гадийяха. Согласно сообщению Госдепартамента, позднее опубликованному на сайте WikiLeaks, «Башару Асаду было хорошо известно, что его зять… имеет самую подробную информацию о деятельности Абу Гадийяха в качестве пособника АКИ»23.

Бизнес Абу Гадийяха был семейным. Своей правой рукой он сделал двоюродного брата Гази Феззаа Хишана, известного под именем Абу Фейсала. Тот обосновался в Забадани, городе к северо востоку от Дамаска, известном, как важный перевалочный пункт контрабандных грузов и перебрасываемого из Сирии в Ливан оружия. В сентябре 2006 г., по сведениям Министерства финансов, и Абу Гадийях, и Абу Фейсал «планировали использовать ракеты для нападения на блокпосты сил Коалиции и участки иракской полиции, чтобы этим облегчить АКИ захват западного Ирака».

Еще одним членом этой группы был брат Абу Гадийяха Акрам Турки Хишам аль Мазидих, или Абу Джаррах, тоже окопавшийся в Забадани и возглавлявший бизнес, связанный с контрабандой оружия. Также, как отмечало правительство США, он «отдавал приказы о том, чтобы казнить всех, кто будет уличен в сотрудничестве с иракским правительством или вооруженными силами США».

И, наконец, существовал еще один двоюродный брат – Сад дах Джалут аль Марсуми, или просто Саддах. Он был одним из финансистов «Аль Каиды» и помогал своим родственникам переправлять из Сирии в Ирак террористов смертников24.

Предшественника Абу Гадийяха, сирийского подданного Сулеймана Халида Дарвиша (который по ошибке также был известен как Абу Гадийях), УВСН ликвидировало в 2005 г. в Эль Каиме25. Стратегическое значение этого города заключается в том, что он расположен за сирийской границей как раз напротив города Альбу Камаль и играет для него почти такую же роль, как Эль Пасо для Хуареса19: это ворота между двумя странами, через которые люди и деньги могут перемещаться в любом направлении.

К 2008 г. стало ясно, что многочисленные дипломатические попытки Соединенных Штатов перекрыть тайную тропу, которой пользовался Абу Гадийях, потерпели неудачу. Петрэус даже просил у Буша разрешения провести переговоры на эту тему напрямую с Асадом в Дамаске в надежде на то, что сумеет склонить его к заключению еще одной сделки вроде той, что была заключена по поводу Сабави. Белый дом сказал нет. Попытки уговорить Асада через Совет Безопасности ООН также провалились. В октябре 2008 г. просьбы и уговоры закончились. УВСН, возглавляемое Стэнли Маккристалом и работающее под управлением ЦРУ, получило разрешение на проведение тайного рейда с пересечением границы и заходом в Альбу Камаль для того, чтобы убить Абу Гадийяха. Это было сделано 26 октября в ходе спецоперации, похожей на ту, что проводилась для уничтожения бен Ладена в Абботтабаде в 2011 г.2627

Несмотря на множество неопровержимых доказательств обратного, Асад продолжал отрицать свою причастность к засылке террористов в Ирак. Спустя несколько недель после рейда британский министр иностранных дел Милибэнд побывал в Дамаске и попытался еще раз поговорить с Асадом. Он просил сирийского президента прекратить враждебную деятельность, но в ответ услышал лишь очередные уверения в том, что Сирия ни к чему подобному не причастна28. Маура Коннелли, поверенный в делах посольства США в Дамаске, рассказала об этой встрече в сообщении в Госдепартамент:

«Башар, как сообщают, жаловался на военную операцию, проведенную вооруженными силами США 26 октября в Альбу Камале. Милибэнд ответил, что США ликвидировали известного организатора переправки (иностранных боевиков) Абу Гадийяха. От Сирии требуется лишь одно: сотрудничать с Соединенными Штатами и с Западом. Милибэнд спросил, почему Сирия не предприняла никаких действий против Абу Гадийяха, несмотря на то что США представили многочисленные свидетельства его присутствия в Сирии. „Даже если бы Абу Гадийях был там (в Альбу Камале), рейд, предпринятый США, – это не способ решения этой проблемы“, – ответил (Асад)»29.

Возможно, в памяти Коннелли всплыл этот эпизод, когда спустя год она составляла подробный отчет о своих впечатлениях от работы с этим режимом, в котором «чиновники всех уровней лгут. Они упорно лгут вам прямо в глаза, несмотря на все предъявляемые доказательства. А будучи уличенными во лжи, не испытывают ни малейшего смущения»30.

СМИ в то время уделяли этой теме мало внимания, однако серьезные обвинения режиму Асада в связи с его союзом с джихадистами предъявил в 2008 г. Федеральный суд США. В своем решении он возложил на Дамаск ответственность за похищение и убийство Юджина Армстронга и Джека Хенсли, двух американцев, работавших в Ираке по контракту и обезглавленных боевиками АКИ.

Семьи Армстронга и Хенсли первоначально подали жалобы не только против режима, но и против сирийского ведомства военной разведки и лично Асада и Шавката. Однако суд, сославшись на Закон об иностранных суверенных иммунитетах, накладывающий ограничения на иски, поданные в США против иностранных государств, и учитывая тот факт, что Асад и Шавкат никогда не вызывались повестками в суд, признал Сирию единственным ответчиком. В судебном решении, вынесенном судьей Розмари Коллиер, были упомянуты все и вся – и Шакер аль Абси, и Абу аль Куака, и Абу Гадийях (первый), и убийство Фоли – и делался вывод, что «Сирия оказывала существенную помощь аз Заркави и „Аль Каиде“ в Ираке, и это привело к смерти Юджина Армстронга и Джека Хенсли путем обезглавливания». Кроме того, «предоставление Сирией материальной поддержки и ресурсов в обязательном порядке одобрялось и контролировалось президентом Асадом и генералом Шавкатом, которые действовали в рамках своих должностных обязанностей». Режим обжаловал это решение в мае 2011 г., но поданная апелляция осталась без удовлетворения.

ЛИКВИДАЦИЯ?

В американских структурах, противодействующих терроризму, преобладало мнение, что союз Асада с АКИ распался в 2008 г., после того как Абу Гадийях был убит, потому что режим «ликвидировал» свою джихадистскую сеть в восточной Сирии и начал арестовывать возвращающихся иностранных боевиков. Новые данные, однако, заставляют усомниться в правильности этой оценки.

В декабре 2014 г. Мартин Чулов из газеты Guardian опубликовал детально исчерпывающую характеристику ИГИЛ, которая подтверждает обвинения, давно выдвинутые правительством аль Малики, а именно: то, что Асад был причастен к серии разрушительных нападений на иракские государственные институты 19 августа 2009 г.31 Мишенями для серии взрывов начиненных взрывчаткой машин стали министерства финансов и иностранных дел Ирака, а также полицейский конвой в Багдаде. Более 100 человек, в том числе правительственные чиновники и журналисты, погибли, и более 600 были ранены.32

Аль Малики немедленно обвинил баасистов в том, что они стоят за всеми этими терактами, и заявил, что террористический акт аль Рашида имел целью убить его самого, поскольку в тот день он должен был присутствовать на мероприятии в отеле. В ноябре 2009 г. его правительство объявило в СМИ, что эти данные основываются на признаниях, полученных от трех баасистских боевиков, участвовавших в подготовке и осуществлении августовских взрывов33.

Поначалу Багдад без особой охоты выдвигал прямые обвинения против режима Асада, настаивая лишь на том, что заговоры были спланированы в Сирии. Но он отозвал своего посла из Дамаска после того, как режим Асада отказался выдать двух беглых баасистов34. Асад ответил тем, что отозвал из Багдада своего посла. Одним из тех, кого он отказался выдать, был Мухаммед Юнис аль Ахмед, которого, по его словам, он уже выслал из своей страны35. Какое то время Асад пытался превратить аль Ахмеда в управляемого Сирией главаря иракских боевиков баасистов, чтобы составить конкуренцию более организованной и независимой в финансовом отношении Накшбандийской армии ад Дури, которая тоже базировалась на территории Сирии36.

В течение 2009 г. обвинения, выдвигаемые Багдадом против соседа, становились все более серьезными. Министр иностранных дел Ирака Хошияр Зибари, выступая в Багдаде перед представителями СМИ, сказал: «Разведка подтверждает, что сад дамовские баасисты нападают на нас с сирийской территории и пользуются поддержкой (сирийских) спецслужб»37. Генерал майор Хусейн Али Камаль, начальник разведывательного управления иракского Министерства внутренних дел, отличный профессионал, пользовавшийся большим уважением американских дипломатов и военачальников, был абсолютно уверен в том, что дело обстоит именно так. До своей смерти от рака в июне 2014 г. Камаль рассказал Чулову, что в 2009 г. Сирия организовала «две секретные встречи» агентов «Аль Каиды» с иракскими баасистами. Обе они состоялись в Забадани. Чулов записал надиктованную Камалем реконструкцию этих встреч: «Он изложил свои доказательства, демонстрируя карты с отмеченными на них маршрутами, которыми боевики пользовались, переходя в западный Ирак, и их признания, в которых фигурировали конкретные офицеры среднего звена в подразделениях сирийской военной разведки».

Камалю, по всей вероятности, было известно, у кого из присутствовавших на теле имелся микрофон для тайной записи одной из встреч в Забадани, организованной, по его словам, баасистами. «Он был нашим самым ценным источником, – сказал Камаль Чулову. – Насколько нам было известно, это была первая встреча всех этих группировок на таком высоком уровне. Она знаменовала собой новую точку отсчета в истории».

Американские войска на тот момент все еще были размещены в Ираке, однако общей целью сирийской разведки, баасистов и «Аль Каиды» была дестабилизация правительства аль Малики. Камаль рассказал Чулову, что некий источник в Сирии сообщил ему, будто заговорщики заметили, как иракская система безопасности усилила охрану первоначально намеченных боевиками целей, а потому приняли решение направить террористические удары на другие объекты. В течение многих месяцев иракский генерал тщетно пытался определить, какие именно объекты стали новыми целями, пока страшные августовские взрывы не раскрыли ему эту тайну38.



РУКОВОДСТВО АЛИ МАМЛЮКА ПО БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

Никто не мог бы лучше объяснить мотивы и суть сирийского сотрудничества с суннитским джихадизмом, чем Али Мамлюк, руководитель главного разведывательного управления Асада. В феврале 2010 г. Мамлюк удивил американских дипломатов в Дамаске своим появлением на встрече Дэниела Бенджамина, координатора Госдепартамента по борьбе с терроризмом, с заместителем министра иностранных дел Сирии Фейсалом аль Микдадом. Мамлюк, по его словам, прибыл на эту встречу по распоряжению Асада, который, как он сам утверждал, усиленно искал возможности укрепить сирийско американские отношения в связи с приходом в Белый дом нового президента. Обама, вступая в должность, обещал проводить новую политику во взаимодействии с Дамаском, и Мамлюк, явно желая пожать плоды дестабилизационной стратегии режима, объяснил, что жесткие меры против терроризма будут приняты, если обещанная политика приведет к нормализации двусторонних отношений. Как следует из отчета Госдепартамента об этой встрече, Мамлюк и Асад ожидали от Вашингтона смягчения его позиции по трем направлениям. Все это подтверждало рассуждения Тони Бадрана о недостойном поведении режима: «(1) Сирия должна занимать лидирующее положение во всем, что происходит в регионе; (2) неотъемлемой частью борьбы с терроризмом является политика, и только улучшившиеся двусторонние американо сирийские отношения будут способствовать антитеррористическому сотрудничеству; и (3) для того чтобы убедить народ Сирии в том, что это сотрудничество с Соединенными Штатами пойдет ему во благо, необходимо добиться прогресса в вопросах, связанных с экономическими санкциями, введенными против Сирии, в том числе на поставку запасных частей для самолетов вообще и самолета президента (Асада)»39.

Но затем Мамлюк сделал интересное признание. Он рассказал о своем методе борьбы с джихадистами в «практическом, а не теоретическом смысле… Мы не нападаем на них и не убиваем сразу. Вместо этого мы внедряемся к ним, и только когда настает удобный момент, мы действуем»40. Однако то, что представляет собой «удобный момент» для Сирии, не обязательно является таковым и для Соединенных Штатов, что было наглядно продемонстрировано в прошедшем десятилетии.

Говорил ли он в своем признании о внедрении государства в джихадистские ячейки как о чем то поучительном или в его словах звучала замаскированная угроза? Ответ на этот вопрос прояснился при следующем контакте Мамлюка с Дэниелом Бенджамином, когда он напомнил американскому дипломату, что иностранные боевики все еще просачиваются в Ирак из Сирии – и это происходит спустя 16 месяцев со дня убийства Абу Гадийяха и примерно через семь месяцев после последней серии терактов, совершенных с помощью начиненных взрывчаткой автомобилей и потрясших Багдад41. Однако, продолжал Мамлюк, режим предпринимает самые серьезные меры, и «мы во что бы то ни стало продолжим делать все это, но, если мы начнем сотрудничать с вами, это приведет к куда лучшим результатам и мы сможем успешнее защищать наши интересы».

Не зря другие американские дипломаты сравнивали сирийский режим с мафиозным преступным кланом. Мамлюк сделал новой Администрации Белого дома предложение, от которого та не могла отказаться.



Каталог: doc
doc -> Александр Сергеевич Пушкин
doc -> Малярова Татьяна (гобой)
doc -> Г. Х. Андерсен писал:,,Да, мой отец был честным ремесленником, всему, чего я достиг, я обязан самому себе, а не деньгам или происхождению. Думаю, что я в праве этим гордиться
doc -> А. С. Пушкин в свое время внес большой вклад в духовную сокровищницу Украины и ее народа
doc -> Сто восемь минут…
doc -> Коммуникативная стратегия славянофильского журнала «русская беседа» (1856-1860 гг.) 10. 01. 10 Журналистика
doc -> Александр II и отмена крепостного права в россии объект исследования
doc -> Установите соответствие между войнами, которые вела Россия и мирными договорами. Ответ оформите в виде таблицы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

  • ИСЛАМИЗМ ХАФЕЗА
  • «ПОЗВОНИТЕ НАМ»
  • АБУ АЛЬ КУАКА И ШАКЕР АЛЬ АБСИ
  • УБИЙСТВО АБУ ГАДИЙЯХА
  • ЛИКВИДАЦИЯ
  • РУКОВОДСТВО АЛИ МАМЛЮКА ПО БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ