Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


М 74 модели в социальной работе: из разных истоков к одному полю деятельности. Гюнн Странд Хатчинсон, Сив Олтедал / Под редакцией Р. И. Даниловой




страница1/13
Дата03.07.2017
Размер3.14 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
ББК 65.272 М74

М 74 МОДЕЛИ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ: ИЗ РАЗНЫХ ИСТОКОВ — К ОДНОМУ ПОЛЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Гюнн Странд Хатчинсон, Сив Олтедал / Под редакцией Р.И. Даниловой.—Архангельск: Изд-во Архангельской государственной медицинской академии, 1999. — 206 с.

В книге рассмотрены теоретические истоки социальной работы как формирующейся области научного знания, ее связь с психологи­ей, философией, педагогикой и другими науками. Проанализирова­но становление и развитие пяти моделей ^социальной работы: психо­динамической, интеракциональной, конфликтологической, научения и системной; выявляются их различия и связи, взаимодополняемость в практике применения. Характеризуются сущность и особенности социальной работы.

Книга, несомненно, окажемся нужной и полезной для становле­ния специального образования и социальной помощи в новых усло­виях развития нашего российского общества.

ББК 65.272


ISBN 82-518-3462-7 ISBN 5-86279-114-0


© Гюнн Странд Хатчинсон,

Сив Олтедал, 1999 © Издательство АГМА, 1999



СОДЕРЖАНИЕ

^Предисловие 5

Предисловие к русскому изданию книги ..6

Глава 1. Динамика развития моделей социальной работь! 8

'Введение , ., 9

^Социальная работа в общественном

Ш социально-политическом контекстах 11

Начало XX века: социальная работа

становится профессиональной 13

1920-е годы: кейсворк под влиянием

психоаналитической теории 16

t$70-e годы: социальная работа связана
, с теорией конфликтов и с теорией научения 20


1980-е годы: теория систем начинает оказывать

f влияние на социальную работу 24

Л 990-е годы: новый подъем

интеракциональной теории.... 26

^Из разных истоков—к одному полю деятельности .,» 28

Глава 2. Психодинамические модели в социальной работе 30

введение : 30

Истоки теории и направления развития 32

В сфере социальной работы 45

Резюме 59

i
Глма 3. Интеракциональные модели 63


ВЛедение 63

Штоки теории и направления развития 68

В сфере социальной работы 78

|й»|оме 90

Глава 4. Модели социальной работы,

связанные с теорией научения 93

Введение...; 93

Истоки теории и направления развития 98

8 сфере социальной работы 110

Резюме 119

;■• 3

Глава 5. Конфликтологические модели социальной работы 122

Введение 122

Истоки теории и направления развития .125

В сфере социальной работы 136

Резюме 141

Глава б. Модели социальной работы,

связанные с теорией систем ~ « 144

Введение „ ~ 144

Истоки теории и направления развития .... *.... 149

В сфере социальной работы ,....;..... 160

Резюме :;..;;.... 167

Л- . .


Глава 7. От разных истоков — к одному полю деятельности 171

Введение 171

Теория, модель и идеология 173

Пять групп моделей социальной работы 176

Два рода моделей 181

Особенности и отличительные черты социальной работы 186

Список литературы .* 194

ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга «Модели в социальной работе: из разных истоков — к одному полю деятельности» рассказывает скорее о «теориях для социальной рабо­ты», чем о «теориях о социальной работе». Нас интересует, прежде всего, модели действия, которыми мы как социальные работники можем восполь­зоваться. Помимо этого, мы хотели рассказать о том, что представляет собой социальная работа, что это достаточно широкая сфера деятельности, призна­ваемая во всем мире, что у нее есть долгая история развития, что она основы­вается на этических принципах и что в самой социальной работе есть различ­ные модели и направления.

На написание этой книги нас подвигла работа «Междисциплинарное мышление в научной среде г. Будё». Профессиональное обучение социальной работе в Будё характеризуется тесной и динамической взаимосвязью непос­редственно с общественно-научными дисциплинами с учетом существующих между ними сходств и различий. Еще одним характерным признаком обуче­ния социальной работе в Будё является знакомство с различными ее теорети­ческими направлениями и признание всего разнообразия существующих тра­диций.

Сами авторы являются социальными работниками и получили образо­вание в области медицины и социальной политики. Главы 1, 2,4, 5 написаны Гюнн Странд Хатчинсон, а главы 3,6,7 — Сив Олтедал.

Авторы выражают свою благодарность Ирен Левин, выступившей в ка­честве консультанта, а также нашим коллегам из регионального университе­та в Будё: Терье Халверсону, Анне Мое, Вилли Лихтваргу, Кейт Мевик и Роль­фу Люнгстаду, которые своими комментариями оказали нам помощь в редактировании глав книги. Огромное спасибо также преподавателям соци­альной работы, имеющим иное, чем у авторов, образование, особенно Хансу Юргену Валлин Вейхе, Хильдергюнн Садвог и Анне Грете Йенсен.

Выражаем свою благодарность студентам социальной работы в 1994-95 гг.а в региональном университете г. Будё. Их комментарии по поводу того, как различные теории социальной работы были нами представлены, оказа­лись весьма полезными, а основой книги явился прочитанный авторами курс лекций.

Благодарим Алана и Рольфа за понимание и поддержку, а также Мойру, Магнуса, Томаса, Ане, Марту и Оду за их снисходительность к тому, что мы не всегда могли уделять достаточно времени «семейному фронту», и к тому, что по утрам мы будили их своими звонками друг другу.


Будё, июнь 1996

ГмтниСыв

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ

В настоящее время в десятках высших учебных заведений России ведется подготовка специалистов по социальной работе. Усилие по развитию профес­сиональной социальной работы наталкивается на целый ряд трудностей и про­блем. Одной из них является недостаточная разработанность теоретических основ социальной работы. Однако становление и развитие социальной работы как самостоятельной науки идет не только в России, но и во всем мире в услови­ях постоянных дискуссий по се основным методологическим проблемам.

Книга норвежских ученых Гюнн Странд Хатчинсон и Сив Олтедал «Мо­дели в социальной работе: из разных истоков -- к одному полю деятельнос­ти» посвящена выявлению теоретических подходов к социальной работе на примере пяти различных моделей действия. П с их оди нам и ческа я, итеракцио-нальная, модель научения, конфликтная и системно-теоретическая модель имеют свои основы философии, психологии и социологии, но ориентирова­ны на практическую социальную работу, они становятся динамически взаи­мосвязанными. Это позволяет соотнести знания с целями, условиями и спосо­бами практической деятельности, что особенно важно в подготовке социальных работников.

Стремясь сделать книгу более полезной, авторы много внимания посвя­тили вопросам истории развития социальной работы в общественном и со­циально-политическом контексте в мире в целом, н в Норвегии, в частости. Содержание книги позволяет получить достаточно полное представление о социальной работе как прикладной науке, профессиональной деятельности и учебной дисциплине. Авторы не только излагают материал и делают анализ проблем, они творчески подходят к соединению теоретических и практичес­ких знаний, что представляется наиболее ценным для учебного пособия по социальной работе.

Книга адресована преподавателям, аспирантам, студентам, практическим социальным работникам н всем, кто интересуется проблемами социальной деятельности.

Издание книги осуществляется в рамках совместного российски-норвеж­ского проекта. «Помор-проект» начат в 1998 голу и финансируется Высшим Исследовательским Совегом Норвегии. В нем принимают участие факультет общественных наук Регионального университета Будё (Норвегия), факультет социальной работы и психологии Поморского государственного универси­тета (Россия) и Норвежско-Поморский университетский центр. Целью данно­го проекта является совершенствование процесса обучения социальных ра­ботников. Для этого предусматривается обмен преподавателями и студентами, проведение видеолекций, улучшение материальной базы обучения, проведе­ние международных конференций по проблемам социальной работы, а так­же написание совместных учебных пособий для подготовки социальных ра­ботников.

Одним из этапов «Помор-проекта» является публикация настоящей кни­ги. Издание подготовлено кафедрой социальной работы Поморского госу­дарственного университета. Редактирование текста и краткий обзор подхо­дов к пониманию каждой модели в отечественной науке сделано заведующей кафедрой социальной работы ПГУ, профессором Даниловой Раисой Игнать­евной.

Мы выражаем глубокую признательность авторам книги Гюнн Странд Хатчинсон и Сив Олтедал за разрешение на безгонорарное издание книги на русском языке и её распространение среди Высших школ России, ведущих подготовку социальных работников, за счет средств проекта.

Мы благодарим преподавателя норвежского языка Поморского государ-с гвенного университета Льва Левита за бысгрый и качественный перевод книги на русский язык.

Мы выражаем благодарность Марии Новиковой за компьютерный на­бор текста книги на русском языке, а также всем, кто непосредственно прини­мал участие в подготовке и выходе в свет этого издания.

Мы надеемся, что содержание будет доступным и полезным для студен-гов, получающих образование по специальности «Социальная работа», а также для практических социальных работников, стремящихся улучшить свои знания по профессии.

С развитием общества проблемы, с ко горыми сталкиваются люди, стано­вятся все более разнообразными и сложными, что требует мноюобразия в теории и практических моделях социальной работы. Это делает социальную работу в широком понимании открытой системой, требующей постоянного научного поиска и диалога. Усилие з современном мире гуманистической со­ставляющей социальной работы требуег признания множественности путей познания, отказа от заданной модели деятельности социального работника, необходимости создания собственной интегративной модели действия, учи­тывающей индивидуальный опыт, веру в безграничные возможности челове­ка и открытость новому знанию.

Книга, которая перед Вами, дает возможность размышлять и самостоя­тельно находить более эффективные методы решения социальных проблем.
Малик Л.С., декан факультета

социальной работы и психологии

Поморского государственного университета

Архангельск, 1999


Глава 1. ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ

МОДЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

8 данной главе проанализировано становление и развитие моделей социальной работы: психо динами ческой, модели научения, конфликтной, систем но-теоретической и интеракциокальной в общественном и соци­ально-политическом контекстах в соответствующие исторические пери-1 оды.

Показана роль этих моделей в развитии теории социальной работы. Отражен вклад основоположников данных моделей. Зигмунд Фрейд (1856-1939) — родоначальник теории психоанализа, которая явилась платфор­мой психодинамической модели. Вклад Э. Эриксона в разработку психо-социальной теории. Беррес Фредерик Скиннер (! 904-1990) — последователь бихевиоризма, в своих работах рассматривал проблемы управления поведением людей, главный представитель теории оперант-ного научения. Э. Дюркгейм — представитель французской социологи­ческой школы.

МериРичмонд(!861-1928) занималась социальной работой с 1889 года, первоначально в благотворительной организации, в 1917 году опуб­ликовала книгу «Что такое социальная терапия», которая долгое время являлась практическим и теоретическим пособием для специалистов, ра­ботающих в социальной сфере.

Джейн Аддамс (1860-1935) несмотря на свой скептический взгляд в отношении благотворительности, активно исследовала причины беднос­ти и возможности использования человеком своих собственных ресурсов и способностей, идеи ее работы широко использовались в теории конф­ликтом и теории научения, а также в интеракционистских моделях, пред­ставителем которой не без основания она считается. Кроме того, идеи Д. Аддамс широко использовались и в экологических системах.

Теория систем, пришедшая в социальную работу в 80-х годах XX века, связана с именами таких ученых, как Пинкус, Минахан, Комптон,, Халэуэй.

На основе проведенного анализа еще раз подтверждено, что соци­альная работа развивается в трех аспектах:


  • практика социальной работы

  • социальная работакак учебная дисциплина

  • социальная работа как сфера научных знаний.

ВВЕДЕНИЕ

Подзаголовок книги — «Из различных истоков — к одной науке» — образно выражает развитие моделей в социальной работе. В основе каж­дой из моделей лежит прежде всего этика социальной работы, системати­зированные методы и историческое развитие. Эти основы получили даль­нейшее развитие благодаря привнесению теоретических разработок, взятых главным образом из области психологии, философии и социоло­гии. Мы сделали попытку выявить теоретические истоки всех подходов к социальной работе на примере пяти моделей, проанализировать, как та или иная теория пришла в социальную работу и какое влияние она оказа­ла на ее практику. Мы рассматриваем следующие пять подходов и моде­лей действия: психодинамическую, интеракциональную, научения, кон­фликтную и системно-теоретическую. Каждая из этих моделей имеет свои теоретические истоки, но взятые и приспособленные для целей социаль­ной работы они становятся направленными на одно и то же поле. Даль­нейшее развитие практики в отдельных областях социальной работы при­вело к развитию теории социальной работы, имеющей большую практическую ценность. Следовательно, можно говорить об особых мо­делях социальной работы, несмотря на то, что сами модели своими корня­ми уходят в психологию, социологию и философию. Между теоретичес­кими подходами и моделями действия существует динамическая связь, поскольку действие не может осуществляться без того или иного понима­ния. Равным образом бессмысленно было бы говорить о подходах к пони­манию социальной работы, не связанных с практикой. В самом конце книги проводится сравнительный анализ различных моделей, который показывает, что практически ориентированные модели находятся гораз­до ближе друг к другу, чем их основы. Тем не менее мы признаем, что при встрече социального работника и его клиента большое значение имеет то, с каких позиций мы, социальные работники, оцениваем контекст со­циальных проблем. От избранной нами позиции зависит, какие вопросы мы задаем, какие причины социальных проблем наблюдаем и выделяем и какие пути решения проблем избираем.

По нашему убеждению, пять представленных нами моделей охваты­вают практически всю сферу социальной работы в Норвегии. Мы по-разному представляем каждую из моделей. Описанные нами модели обя­зательно должны найти практическое применение и использоваться при подготовке социальных работников. В принципе эти модели имеют зна­чение и для социономов, педагогов, занимающихся защитой детей, и во­енных медиков, при изучении студентами отделений социономии дисцип­лины «социальная работа».

Приводя различия между моделями, мы отмечаем, что они в целом соответствуют традиционным различиям между науками, их определяю­щими, например, социологией и психологией. И все-таки мы попытались объяснить это деление с позиций социальной работы. Не всегда легко выделить направления еще и потому, что разные авторы по-разному про­водят деление. Это происходит отчасти потому, что в практике социаль­ной работы специалист испытывает влияние различных направлений и может, следовательно, субъективно по-разному классифицировать тео­ретиков в данной области.

Мы считаем, что развитие сферы социальной работы как науки при­ведет к пониманию моделей, которые мы используем или с которыми иден­тифицируем свою работу. Это послужит целям более осознанной деятель­ности в сфере социальной работы. Возможно, это будет способствовать формированию более последовательных способов мышления и работы и позволит всем вместе прийти к пониманию различий между моделями. По нашему мнению, это прибавит ясности в понимание развитии теории со­циальной работы и дискуссии о том, что можно назвать хорошей социаль­ной работой, что в свою очередь положительно скажется на практике социальной работы.

Работая над первой главой, мы поставили перед собой две цели. Прежде всего мы хотели показать, что социальная работа существует и развивается в общественном и социально-политическом контексте. Со­циальная работа испытывает на себе влияние как общественных про цессов, определяющих условия жизни, так и политического климата формирующего социальную политику и те институты, которые проео дят социальную работу. Графически этот контекст представлен на ри сунке 1.

Во-вторых, мы показываем, как различные теоретические подходь используются в социальной работе, и рассматриваем эти подходы хронологическом порядке. Исходным пунктом повествования стало на-'

10

чало XX века, когда социальная работа стала оплачиваемой професси­ей и появилась возможность получать образование по этой специально­сти1.



Мы хотим сформировать у читателя понимание социальной работы, которое можно представить как поле, разделенное упоминавшимся нами ранее способом, то есть на три части (Soydan, 1990; Siiriainen, 1992; Oltedal, 1994):

  • Практика социальной работы;

  • Социальная работа как учебная дисциплина;

  • Социальная работа как сфера научных исследований.
    Все три части тесно связаны друг с другом.

Эта книга написана в учебных целях и предназначена для студентов факультетов социальной работы.

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА В ОБЩЕСТВЕННОМ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТАХ

Чтобы показать ту динамическую среду, в которой разворачива­ется социальная работа, мы разработали схему (рис. 1). Эту схему можно использовать для анализа на различных уровнях. Можно рас­сматривать отдельные элементы схемы или взаимодействие между ними.

Круги на схеме наглядно отображают, как политический климат и изменения экономической конъюнктуры влияют на социальную полити­ку и формирование институтов, осуществляющих социальную работу, которые, в свою очередь, представляют «заказ социальной работы». От­сюда понятно, как, например, сегодняшний неолиберализм влияет на со­циальную политику и делает ее все более индивидуально ориентирован­ной с тем, чтобы быть уверенными в том, что помощь доходит до «действительно нуждающихся». С учетом этого строятся организации, осуществляющие социальную работу, и »к методы работы. А это влечет за собой более строгий контроль со стороны социальных работников за тем, кто получает доступ к их услугам.

Примерно в 1900 году в Амстердаме, Лондоне и Нью-Йорке была начата подго­товка социальных работников. В Норвегии в 1920 голу были впервые учреждены годичные курсы, которые проводились Норвежским национальным Советом Женщин (общественные курсы), а в 1950 году было введено государственное двухгодичное обучение социальных работников.




Схема 1. Модели, показывающие социальную работу в социальном и социально-) политическом контекстах.

Далее в этой главе мы расскажем, какие социальные проблемы при-1 вели к возникновению профессиональной социальной работы. Эту мо-] дель можно использовать для анализа тех социальных условий, в кото­рых такого рода профессия смогла появиться. Таким же образом мы можем . показать, как наука социальной работы складынается из понимания со- j циальных условий, которые, в свою очередь, влияют на модели действия. Вокруг этого и сосредоточено основное внимание в данной книге. Мы! попытаемся также ответить и проанализировать развитие различных мо-| делей социальной работы.

Схема отражает и взаимное влияние трех частей, что дает нам воз-1 можность выбрать нужный нам уровень анализа. Начав с внутренпихя кругов, мы можем проследить, каким образом социальные проблемы,]^ институциональные задачи и сама дисциплина влияют друг на друга. Взяв же внешние круги, можно увидеть взаимозависимость между обществен^ ными процессами, политическим климатом и теоретическими подходам* к социальной работе.

12

В 1960-70-е годы, например, в центре внимания находились следую­щие проблемы; как повысить уровень жизни для всех граждан; является ли экономический рост лучшим путем развития. Политический климат и концепции социальной работы определяли то, как общество воспринима­ло социальные проблемы, их причины и условия протекания. Политичес­кий климат также влиял на концепции социальной работы. Чтобы понять силы, управляющие человеком, или более глубоко изучить взаимодей­ствие между людьми, внимание было перенесено на отношения в обще­стве. В этот период большой популярностью в социальной работе пользо­вались конфликтные модели. Научное изучение социальных конфликтов привело к улучшению политического климата, который ранее характе­ризовался недоверием к общепринятым ценностям и истинам.



Поскольку нашей целью является выявление корней социальной ра­боты, ее возникновение, что само по себе является почти невыполнимой задачей, мы решили избрать началом исследования основание первых «социальных школ» в крупных городах США и Европы. Это событие — вполне «естественное» начало для книги, посвященной исследованию теоретических моделей социальной работы.

Мы не ставим перед собой цели представить полную картину истории социальной работы. Напротив, мы хотим здесь показать, какое влияние на развитие социальной работы оказывали теоретические направления в различные периоды формирования науки о социальной работе. Рассмат­ривая условия и причины этих изменений, мы будем использовать схему на рисунке 1.

Итак, в этой главе мы хотим пролить свет на следующие вопросы:


  1. Как можно объяснить появление той или иной теории в данный
    конкретный момент формирования науки социальной работы?

  1. Какие из этих причин относятся только к самой науке?

  2. Какие социальные проблемы стояли наиболее остро в тот период?

  1. Какое влияние на распространение конкретной модели оказала
    политическая реакция на эти проблемы?

НАЧАЛО XX ВЕКА: СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА СТАНОВИТСЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

Кардинальные перемены, которые индустриализация и экономичес­кая система капитализма принесли с собой, также оказали влияние на структуру общества, то есть на способ организации или структурирова­ния общества. Индустриализация привела к миграции населения в горо-Да. Города становились перенаселенными, а, не имея возможности жить



12

натуральным хозяйством, многие люди испытывали нужду. Примеров] жизненной ситуации, в которой оказались многие, является сказка Г J Андерсена «Девочка со спичками». В ней через образ маленькой девоч! показано человеческое лицо бедности, судьба девочки, ее отношения1 обществом и огромная разница между богатыми людьми и неимущими. ^

Социальная работа восходит своими корнями к такой ситуации, 1 которой находилась девочка и ее сестры и братья в конце прошлого ( леТия. Здесь же мы находим зачатки социальной работы. Тогда ее выпс няли женщины, участвовавшие в «добровольной» социальной работ основывавшейся на человеческом сочувствии, тепле и заботе по отнои нию к другим людям, испытывавшим нужду.

В Норвегии индустриализация началась сравнительно поздно, и 1 всей территорий сохранилось значительное число поселений, где нат ральное хозяйство продолжало играть решающую роль. Низкая числе ность населения страны не позволила городам достичь той же величи» что в других европейских странах и США. Хотя и в Норвегии появг изменения в миграции населения, структуре семьи и зависимости пюр от заработка. Индустриализация в Норвегии началась примерно в 195 х годах. Машинные технологии нашли свое применение вместо прежне ручной работы, были построены фабрики.

В экономическом образе мышления тон задавал либерализм. Свобод ная конкуренция и защита прав частной собственности считались дв» щими механизмами развития. На бедность смотрели как на следств» аморальности (распущенности), а помощь от общества и властей получ ли только «стоящие» граждане. Такой взгляд на бедность господствов в Норвегии. С принятием Закона о бедных в 1845 году были образован комиссии бедноты, призванные обеспечить минимальный прожиточнь уровень для «совсем беспомощных». Помощь выдавалась бедным тольк после настоятельных требований с их стороны, и то ею покрывались тол самые насущные из потребностей. Формы помощи также были отчас устрашающими, чтобы не породить использование ее не по назначен»

В 1863 году Закон был пересмотрен и стал еще более строгим в отнс шении отбора «нуждающихся в помощи». В Комитете по закону о беднь в 1869 году было высказано предложение поместить над дверями гс дарственных учреждений для бедных надпись следующего содержав (Kluge, 1973:48): «О тех, кто в нужде, пусть заботится надежда».

Ввести в действие Закон о бедных в Норвегии с 1900 года додж» были управления по бедным. В состав управлений входили священн» член магистрата (то есть городского правления; бургомистр и члены <

14

вета) или полицейский чиновник плюс мужчины и женщины, количество которых должно было определяться местными органами власти.

Большинство нуждающихся получало материальную помощь или снабжалось необходимыми товарами, хотя и продолжало жить у себя дома. Детей из бедных семей нередко снабжали продовольствием или помещали в дома призрения (Kluge, 1973).

В этот период в крупнейших городах США и Европы было впервые введено образование для социальных работников. Социальная работа ста­ла, таким образом, профессией, для которой существовала формальная академическая база, а знания и практические методы стали передаваться посредством образования и подготовки работников. Норвегии потребова­лось еще несколько десятков лет, чтобы поставить социальную работу на профессиональную основу. Существовало два основных подхода, на ко­торых впоследствии строилась социальная работа: первый — главное вни­мание уделять отдельному человеку и по возможности уменьшить его стра­дания; второй—недопущение бедственного состояния людей.

Опыт США оказал исключительное влияние на развитие социальной работы в Норвегии. Мэри Ричмонд, считающаяся основателем кейсвор-ка, опубликовала в 1917 году свою работу «Что такое социальная тера­пия».

В качестве центральных тезисов данной работы выступают два:



  • Необходим индивидуальный подход к пациентам и их проблемам,
    то есть необходимо признать, что каждый человек является уникальным и
    не должен рассматриваться как нечто усредненное;

  • Полноценная социальная работа (кейсворк)2 требует основатель­
    ной постановки диагноза.

По ее мнению, все «факты» каждого отдельно взятого случая долж­ны быть тщательно изучены и увязаны со средой, экономическим положе­нием, личностью пациента и его семьей. Затем необходимо поставить правильный диагноз и предпринять определенные меры воздействия по отношению к пациенту, чтобы достичь реальных изменений. Работа над социальными изменениями находится, согласно автору, вне сферы соци­альной работы. Сравнительно быстро кейсворк был положен в основу так называемой «диагностической традиции» в социальной работе, кото­рая заняла в ней доминирующее положение на последующие 50 лет (Barber,

Кейсворк — изучение условий жизни неблагополучных семей и помощь им.

Ьольшой англо-русский словарь.

15

Джейн Аддамс — еще один американский первопроходец в этой ласти, ее внимание было сосредоточено на проблеме предотвращени бедствий граждан. Она активно участвовала в общественных события: а также исследовала задачу социальной работы. В период ее наибол шей популярности был основан центр социальной помощи Хэл-Хаус Чикаго (1889). Центр был создан в рамках движения поселенцев, счита ющих причинами социальных проблем характер общественных отноше-1 ний. Конкретные практические меры имели подсобой прочную теорети-] ческуго базу. Традиция, к которой принадлежала Аддамс, была связана я Чикагской социологической школой, которая получила известность бла| годаря символическому интеракционизму, в котором центральное меек| занимают теории Мида.

Влияние Аддамс и Ричмонд на развитие дисциплины было различ| ным. Аддамс пыталась осмыслить, что значит быть бедным и получат, помощь, и исследовала возможности использования человеком своих соб­ственных возможностей. Она довольно скептически относилась к про­фессионализации социальной работы. Ричмонд более основательно и мел годично писала о социальной работе и подробно обсуждала перспективы развития.

Идеи Аддамс относительно роли общественных отношений для пони­мания причин социальных проблем получили дальнейшее развитие н моделях, основанных на теории конфликтов, отчасти моделях, базирую­щихся на теории научения и интеракционистской теории, а также в став­шем общепризнанным положении о необходимости оказания отдельный людям и группам такой помощи, которая позволила бы им изменить свою жизненную ситуацию путем активного участия в формировании обще-1 ства. Кроме того, идеи Аддамс получили применение в теории экологи! ческих систем.

Большое распространение получила работа, ориентированная на от! дельного человека. Кейсворк доминировал в социальной работе в это! период и довольно быстро оказался связан с психоаналитической теорией!



1920-Е ГОДЫ: КЕЙСВОРК ПОД ВЛИЯНИЕМ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

1920 год — расцвет новых наук — психологии и социологии, очень сильны естественнонаучные идеалы и их влияние на развитие этил дисциплин. Социальная работа в США и части стран Европы стала оплэ чиваемой профессией, имевшей под собой образовательную базу. Несмс ря на глубоко разработанную методику практической работы, связан

16

ную с кейснорком, новой дисциплине недоставало прочного теоретичес­кого подкрепления, которое было открыто около i 920 года — заимство­вано из психологии, а точнее из психоаналитической теории.



Фрейд начал публиковать свои работы с начала века. В классичес­кой психоаналитической теории большое внимание уделяется бессозна­тельным процессам, помогающим понять развитие индивида, душевные страдания и его поведение в обществе. После Первой мировой войны возросла потребность в социальных работниках, которые также могли бы ухаживать за людьми, пострадавшими от войны, каких в то время было много. Социальные работники работали с пациентами, для которых главной проблемой была не бедность, а душевные страдания. Психоана­литическая теория была вполне применима для излечения душевных стра­даний, которые имелись у многих в то время.

В Норвегии в 1920 году была учреждена Государственная Школа Норвежского Национального Совета Женщин, при которой существова­ли годичные «социальные курсы». На курсах преподавалась история, основы медицинских знаний, психология, экономика, учение об обще­стве, делопроизводство и много других предметов (Ulsteen, 1990). В 1950 году была впервые реализована программа двухгодичного образования социальных работников при Норвежской региональной и социальной школе. Задачей этой программы являлась подготовка специалистов, ко­торые могли бы организовать, осуществлять и руководить разнообраз­ной деятельностью по социальному обеспечению, начатой в Норвегии в послевоенные годы. В социально-политическом смысле в обществе гос­подствовало представление о том, что социальные проблемы можно пре­дотвратить в первую очередь через повышение общего благосостояния, но все-таки необходимо сплести страховочную сетку для тех, кто «прова­лился» через сеть «общих» мер, предназначенных для всех.

Конкуренция в новой образовательной сфере развернулась по пово­ду компетентности в социальных науках и управленческой деятельности. Преподавателями по многим предметам, входившим в учебный план, ста­ли в основном практики-управленцы. Развитие образования в сфере со­циальной работы в Норвегии во многом повторяло социально-полити­ческое развитие страны. Тутведт (1990), который в 1955 году сам был студентом, отмечает, что социальная работа составляла тогда очень не­значительную часть от всего обучения. Он пишет следующее об учебном предмете «социальная работа»: «Главным признаком этого предмета была попечительская работа. Этим термином обозначалось выполнение опре­деленной функции, а именно работа в качестве общественного попечите-

17

ля в больнице или другом медицинском учреждении. Социальная работ понималась в широком смысле как работав социальном секторе. С дру гой стороны, для занятия такой должности не требовалось иметь спец-' ального образования или придержиааться определенной методики раб ты».



В период с начала двухгодичной программы образования в 1950 год вплоть до вступления в силу Закона о социальной опеке в 1965 году бол1 шинство выпускников курсов получало работу социального полечите' при больницах. Потребность в социальных работниках в тот период бы не столь высока (Lund, 1963). Бернт Лунд, сыгравший большую роль развитии образовании социальных работников в Норвегии а первые д сятилетия, в 1963 году составил отчет для KUD «Подготовка социальны работников в Норвегии. Состояние на текущий момент и предложения п его улучшению», в котором предложил внести изменения в содержан^ этого учебного предмета так, чтобы он включал индивидуальную соц' альнуто работу, групповую социальную работу, а также социальное пл нирование и администрирование с тем, чтобы предметы цикла социал ной работы составляли 27% по отношению ко всем остальным предмета) против прежних 10%.

Господствовавшая ранее традиция управления образовательным] учреждениями была серьезно поколеблена появлением такой социально! работы, когда большее внимание уделяется социальной помощи. И иди видуальная социальная работа, или кейеворк, утвердилась в образова нии с самого начала, а через несколько лет была включена и групповз социальная работа. Обе методики были «импортированы» из США отчасти из Англии. Управление и планирование занимали соответствуй; щее место с самого начала. Перенос центра тяжести в сторону индивида альной и групповой социальной работы получил одобрение в педагог ческих кругах, но были и скептики. Очень показателен в этом отношен! взгляд Лив Клюгес (Kuratoren, nr. 3, 1963): она соглашается с тем, 41 необходимо обучать методике социальной работы, но видит главный н1 достаток американской модели в слишком большом внимании к мето" кам, не замечаются проблемы общества.

Немедленно возникла проблема преподавателей социальной раб ты. Поскольку предмет являлся совсем новым для Норвегии, то не сущ ствовало особой профессиональной группы в государственной систе» социального обеспечения. Спасение прибыло на так называемом «амер канском пароходе». Преподавателями были норвежцы, ранее изучавш социальную работу в США. Они принесли с собой в норвежские соц

18

альные школы предмет, возникший в американском обществе с его цен­ностями и социогюлитическим контекстом. В свете радикальных пере­мен, потрясших Европу и США, хотя и с учетом некоторых изначальных различий, исходная ситуация разных стран была примерно одной и той же. Однако имелся и целый ряд отличий. Институционалшованная соци­альная политика после 1945 года в Норвегии строилась в значительной мере на реорганизации структур общего назначения, которые должны быть ликвидированы при выполнении определенных условий и отсутствии внешней потребности. В США структуры социального обеспечения стро­ились главным образом на базе требований к остаточной модели (См. Три идеальных социально-политических модели Титмуса)2. Общественные организации, а не государство управляли важными социальными инсти­тутами.



Традиция кейеворка в 1950-60-х годах испытала на себе серьезное влияние психоаналитической теории, что сказалось на ее истории и прак­тике. Это предполагало смещение фокуса внимания в сторону психичес­ких процессов конкретного человека. Первые из подготовленных в Нор­вегии социальных работников работали в учреждениях, где им была дана широкая профессиональная свобода действий и сравнительно немного «контрольных заданий», имеющих большое общественное значение. Вли­яние США оказалось очень положительным, например, в детской психи­атрии, где пациенты практически всегда соответствовали рабочим моде­лям и пониманию проблем, которыми владели социальные работники, и

- Титмус (1974) описывает три идеальных модели, при помощи которых можно о характер и зовать социальную политику какого-либо государства:

1. «Остаточная модель» строится на идее о существовании двух каналов, через которые можно удовлетворить индивидуальные потребности — семья и частный ры­нок. Бели эти каналы не работают, вмешивается государство и на какое-то время решает сложные проблемы. Здесь важно направить помощь тем, кто действительно в ней нуждается.

?. «Модель достижений» причнаст учреждения социальною обеспечения важной частью экономической жизни. Те, кто вносит вклад в общество сяоей работой, должен получить чго-то взамен. Рабочий вклад людей и общественное блага лежат в основе социальных достижений.

3. «Модель институционального перераспределения» предполагает интеграцию учреждений социального обеспечения в структуру общества, предоставляя им воз­можность распределять блага вне пределов рынка, исходя из потребностей людей. t-огласно этому подходу, социальные проблемы в значительном Mf"pe были созданы самим обществом. Социальная политика признана «приручить» силы рынка так, что-°Ь1 социальные проблемы не возникали. Б;гага являются правом каждого человека в определенных ситуациях. Это и позволит обойтись без «больных mi;ct».

19

учреждения сами могли решать, кого из пациентов они будут лечить,! кого — нет (Christiansen, 1990).



Кейсворк переводится на норвежский нзык как «индивидуальная циальная работа». Кейсворк испытал на себе сильное влияние пснхоаЯ литической теории в США и в гаком же виде закрепился в Норвеги! Такое влияние можно связать еще с одним фактором — психиатрическ! учреждения, где практиковали социальные работники. Психоанализ я[ ля лея господствующей теорией в психологии. Он, в свою очередь, бы приспособлен для нужд социальной работы и стал ее частью. Никак; другая теория не имела такого же влияния на развитие социальной pa6j ты, как теория психоанализа.

1970-Е ГОДЫ: СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА СВЯЗАНА С ТЕОРИЕЙ КОНФЛИКТОВ И С ТЕОРИЕЙ НАУЧЕНИЯ

Традиции социальной работы были подвергнуты очень серьезно критике в конце 1960-х годов. Главный аргумент был против индивиду) лизации проблем, поиска причин, связанных с личностью человека. Kpi тики отмечали, что усилия направляются только на самого человека, и; норируется та среда, в которой проблемы возникли, глубин» общественные структуры и процессы. Эту критику необходимо рассмач ривать через призму политической атмосферы того времени. Отчасти q можно объяснить сравнительно глубокими политическими различиям, обществ США и Норвегии, отразившиеся на формировании государст. благоденствия. Психодинамическую традицию критиковали также ориентированность на прошлое и различность целей.

С 1 января 1965 года, когда Закон о социальной опеке в Норвег вступил в силу, в государственные учреждения социального обеспечен! хлынул целый поток вновь подготовленных социальных работников, временем были основаны и другие центры начального обучения в сфе социальной работы, и в 1974 году при Университете г. Трондхеима б основан Институт социальной работы, появилась возможность прово, исследования в этой области в лучших условиях. Это привело к знач! тельному улучшению социальной работы в Норвегии в этот период, j

В то же время с конца 1960-х годов и на протяжении 1970-х, отмеч] лась радикализация политического климата, что, в свою очередь, отр зилось на преподавании «социальной работы». Многое из того, что р| нее считалось неоспоримым, стало вызывать большие сомнения. Это способствовали новые социально-политические установления, возникш

20

в послевоенный период. Действительно ли социальные различия несколь­ко стерлись или ослабли, или же принятые меры нисколько не изменили положение людей, сохранив прежние условия их существования? Какое действие оказали методы социальной работы на пациентов: подавляю­щее или, наоборот, освобождающее и укрепляющее их позиции?



В общественно-политическом отношении в 1960-х годах сложилось убеждение, что улучшение уровня жизни и общих мероприятий социаль­ного обеспечения в сочетании с быстрым экономическим ростом не могут решить всех социальных проблем. Скорее наоборот: оказалось, что ко­личество социальных проблем только выросло. Кроме того, признава­лось, что скорые перемены -— следствие экономического роста — повлек­ли за собой социальные проблемы. Трюгве Брателли на Всенорвежском съезде Норвежской рабочей партии в 1965 году высказал следующее (Протокол Съезда, стр. 147): «Современное общество — во все возраста­ющей зависимости от науки и техники — вошло в совершенно новую фазу развития. Главным фактором здесь являются глубокие изменения, происходящие в очень быстром темпе. Это создает динамичное общество с ранее неизвестными возможностями. В то же время внезапные переворо­ты в жизни людей приводят к беспокойству и неуверенности, а также значительным экономическим и социальным проблемам».

Критический взгляд на устоявшиеся ценности не являлся исключи­тельно норвежским феноменом. Тоже происходило и во всем мире.

Война во Вьетнаме особенно сплотила молодежь разных стран в борь­бе против несправедливости и злоупотребления властью. Социальная работа привлекла к себе внимание не только в Норвегии, но и за ее преде­лами. Это немаловажно для понимания того факта, что социальная рабо­та теперь стала воспринимать идеи различных теоретических платформ. Это, вместе с развитием самой дисциплины, открыло для нее пути со­трудничества стеориями научения и конфликтов.

Модели конфликтов, уходящие корнями в марксистскую теорию, были использованы в социальной работе для понимании причинных связей на макроуровне, противоречий интересов и их последствий для отдельно взятого человека, не обладающего властью. В рассматриваемый период социальная работа являлась способом понять социальные проблемы как вытекающие исключительно из индивидуальных причин. Теперь же тео­ретической базой дисциплины стало «конфликтное» понимание развития общества и противоречий интересов.

Выполняя свои обязанности, социальные работники должны были способствовать мобилизации группы, организаций и местной обществен-

21

ности, объединить их усилия с тем, чтобы организовать их совместнун деятельность и изменить характер общественны* отношений, создающий усиливающих социальные проблемы на индивидуальном уровне.



Теория научения нацелена на способ обучения поведению в обще­стве. Теория научения оказалась гораздо менее консервативной, нежели психодинамические подходы и сделала социальную работу более ориен^ тированной на действие и достижение конкретной цели. Не следует ду-j мать, однако, что теории научения и конфликтов были немедленно и цез ликом восприняты социальной работой; эти процессы происходили оченн постепенно. Даже в психодинамически ориентированных моделях дей| ствия социальная работа стала менее консервативной и более нацелен ной на действие, чем в классическом психоанализе, который в чисто виде так никогда и не нашел применения в рамках социальной работы, этом смысле теория научения постепенно сняла необходимость увязыва практику с психоаналитической теорией, предоставляя ей определенную свободу.

Активисты поселенческого движения и первые ученые-социологи, связывавшие социальные проблемы с общественными процессами и струк­турами, предвосхитили идею о необходимости направить действия не толы ко на индивидов, но и на все общество в целом. В таком ракурсе теория конфликтов была привлечена в теорию социальной работы и послужил! основой понимания социальных условий. Социальная работа стала прак­тически ориентированной.

Вплоть до 1970-х годов происходило взаимоприспособление различ ных традиций и проявлений, нередко относящихся к различным обще­ственным ситуациям (Christiansen, 1990). Традиция лечения была особен! но сильна в психиатрических учреждениях и в учреждениях, в чьи функций входит лечение. Здесь же большой вес приобрела работа с непосредствен] ными причинами социальных проблем. Вступая в контакте пациентом социальный работник передавал ему свое знание и понимание сути пр<> блем, а также давал ему такую поддержку, которая могла бы помочь ем^ изменить свое поведение или переживание ситуации. Этот подход тесш связан с психодинамическими способами мышления и действия. Руковс4 дители, работающие в основном в учреждениях социальной защиты, дол­жны были применять Закон о социальной опеке, который обязывал соцм альных работников не только давать консультации и выполнять роль наставника (проводить общее руководство пациентами), но и осуществ­лять контролирующие функции. Социальным работникам было достаточно сложно совмещать сразу несколько обязанностей по отношению к наш

22

еНтам предоставлять им помощь и одновременно контролировать спра­


ведливое распределение материальных благ. Соотношение этих двух за­
дач социальных работников было центральной темой в литературе по
социальной работе начиная с конца i 970-х годов (Guttormsen og Hoigard,
1978; Ranger, 1986; Oltedal, 1988).

Ларе Инге Терум (1995:259) очень точно выразил проблему соотно­шения роли управленца и практика: самоидентификация социального работника связывалась ролью практика, но в учреждениях социальной защиты не было достаточно возможностей для ее реализации. Выполне­ние рабочих заданий, в том числе распределение материальной помощи связано, прежде всего, с ролью чиновника. Работа с клиентами, таким образом, заключалась главным образом в назначении социальных вып­лат. Тем самым все то, что должно было олицетворять разрыв с традици­ей помощи бедным и Законом о социальном обеспечении, не получило должного развития.

С другой стороны, служащие учреждений социальной защиты, осо­бенно в низконаселенных областях, принимали пациентов в родной для них среде, и не могли осознавать значение социальной микросреды в смыс­ле улучшения их жизненной ситуации. Учреждения социальной защиты населения имели довольно много сторонников и помощников, несмотря на то, что объемы и содержание функций этих учреждений были весьма ограничены. Правильнее было бы сказать, что данные методы пользова­лись наибольшим влиянием в образовательных учреждениях, и многие из проектов в сфере социальной работы были реализованы при их содей­ствии. Возможно, важнее всего была роль этих методов как противовеса лечебной традиции в социальной работе, и они явились камнем преткно­вения в методике работы, позволившем внести в нее социально-научное содержание. Дальнейшее развитие социальной работы показало, что воз­можно применять на практике методики, связанные не только с изменени­ями на индивидуальном уровне.

Хотя эти методы лишь в небольшой степени были реализованы в прак­тике учреждений социальной защиты и деятельности социальных работ­ников, s Норвегии они совсем не были забыты. В несколько измененном виде мы встречаем их чаще всего в работе с социальной микросредой и с совсем иными социальными группами. Работа с социальной микросредой в сознании большинства людей не связана с социальной работой, хотя социономы относят ее к общественно-полезной деятельности.

Нетрадиционный способ ведения социальной работы не укладывал­ся в существовавшую систему управления. Чтобы испробовать этот под-

23

ход в отдельных областях, чаще всего создавали проект на ограничен нын период времени. Это призело также к развитию проектного метода| социальной работе.



Постепенно социальные работники перемещались из своих контор i становились доступными для общества, организуя все новые формы ока зания социальной помощи населению. Учреждение служб социальной за-1 щиты на местах и их деятельность, как, например, общежития Службы опеки над бывшими преступниками на свободе, хорошо иллюстрирует| высказанное положение.

Хотя нельзя говорить о каком-то четком и устойчивом разделение внутри практической стороны дисциплины, но в действительности имелЕ место глубокие разногласия между «чиновниками» и «практиками» oj социальной работы. 1970-е годы, таким образом, можно назвать ко ликтным периодом в истории социальной работы, когда причиной разме-i жевания служила теоретическая позиция социальных работников.

1980-Е ГОДЫ: ТЕОРИЯ СИСТЕМ НАЧИНАЕТ ОКАЗЫВАТЬ ВЛИЯНИЕ НА СОЦИАЛЬНУЮ РАБОТУ

На протяжении i 980-х годов позиции практиков и управленцев зна чительно сблизились. Институциональные рамки также претерпели измя нения и стали соотносимы с практическими проблемами и реальностью жизни. В учреждениях социальной защиты стал все чаще использоваться «социальный» метод (то есть метод изменения общественных отношений). Теория систем явилась обобщающей теорией, предоставившей все необ-^ ходимое для того, чтобы охватить еше более широкий спектр вопросов,) как теории, так и практики.

Работы Пинкусаи Минахан(1973), Комиптона иГалэуэя (1984) с временем вошли в список обязательной литературы в учебных заведсни-i ях социальной работы. И опять решение пришло из Америки, поскольку там был опубликован целый ряд книг, основывающихся на теории сис­тем, которые также вошли в учебные программы по социальной работе. Теория систем нашла применение в самых различных предметах в тоже время, что и психология, социология, биология и многие другие. Этозна| чительно облегчило междисциплинарную работу. Теория систем предус-j матривает рассмотрение всех элементов в их целостности. Существова­ла настоятельная потребность в теории, которая позволяла бы видеи единства и могла бы представить человека как часть различных груш отношений или систем.

24

К концу 80-х годов а социальной работе прочно устоялось мнение о том, что в дисциплине обязательно должен присутствовать системный элемент. Для этого необходимо объединить блоки знаний из различных традиций социальной работы. Другим направлением теории систем раз­рабатывался семейный метод в психиатрии. Индивид и его проблемы рассматривались в контексте системы — его семьи.



Теория систем в социологии оказалась наиболее тесно связанной с функционализмом. Функционализм исследует функции общественно зна­чимых событий, направленных на поддержание социального равновесия и призванных привести к развитию и балансу без конфликтов. Проблемы отдельных людей или групп свидетельствуют о болезни общества. Тео­рия систем в социальной работе должна выявить те системы, которые не могут функционировать и задать направления работы по приведению си­стем в равновесие.

В 70-х годах имели место первые экономические кризисы за послево­енные годы, принесшие дефицит бюджета, нехватку денег у государства, инфляцию и растущую безработицу. В Норвегии, имевшей большие не­фтяные доходы, кризис проявился не сразу. Значительная безработица была зафиксирована в 1983-84 гг. Используя налоговые поступления не­фтяной отрасли, государство расширило сферу своего влияния и смогло оказывать поддержку частным предприятиям, что обеспечило высокую занятость на период, когда частный сектор в экономике и чел низкиетем-пы прироста.

Уже в 1970-х годах стало ясно, что серьезные изменения, обусловлен­ные быстрым экономическим ростом, повлекли за собой ряд последствий, в результате стали возникать новые социальные проблемы — как среди отдельных индивидов, так и среди групп. В 70-е годы делались попытки устранить эти негативные последствия путем увеличения объемов оказы­ваемой помощи. В 80-е годы, при растущей безработице, этот подход боль­шей частью не применялся.

Хотя всем было известно, что экономический рост влечет за собой социальные проблемы и загрязнение окружающей среды, официальная позиция государства формулировалась таким образом: мы знаем об этих недостатках, но поворачивать обратно уже слишком поздно. А кто хочет вернуться в 50-е годы? У нас нет больше средств на перераспределение благ и выравнивание различий между достатком различных людей. Мы должны просто принять тот факт, что эти различия могут быть значитель­ными. Тем, кто не может «справиться с управлением», мы будем продол­жать помогать, но общие меры социального обеспечения следует все же

25

отменить. Люди должны научиться решать свои проблемы самостоятей но. Государству необходимо взаимодействовать с отдельными людьм организациями и обществом а целом, чтобы решить задачи социальщ| защиты населения. Ни государство, ни специалисты, взятые отдельно, смогут решить сразу все проблемы.

В этот период — на протяжении 80-х годов — был проведен так ряд социально-политических реформ, которые привели к децентрализа ции услуг социальной помощи населению и ответственности за них. Гоа дарство передало свои полномочия в этой сфере администрациям нрови! ций; особенно это было заметно в сельскохозяйственных и добывающий районах. И в настоящее время в местности с преобладанием добывая щих отраслей и сельского хозяйства они несут большую часть ответстве! ности за услуги медицинского и социального сектора — уход за пациея тами, лечение, оказание помощи, образование.

В политическом отношении период с начала ! 980-х годов отмена широким распространением идей неолиберализма, подчеркивавшем ли! ную ответственность каждого человека за решение своих проблем, вед| щуюроль вложений в медицинскую сферу, сферу социальной защиты! также большое значение эффективности и функциональности принимая мых мер. Изучение запросов людей также укладывается в рамки идеоло| гии неолиберализма.

Период примерно с начала 80-х годов был отмечен возросшим влЛ нием теории систем на социальную работу. Это влияние оказалось обЛ диняющим фактором, который помог сделать усилия направленными Я единое целое и аполитичными, тогда как в 1970-х годах в центре внима ния науки о социальной работе находились общественные и политиче! кие процессы. Теория систем позволила также объединить различим подходы к предмету, устранив конфликт между ними. Теория систем дал ученым возможность использовать результаты работы в различных н^ правлениях для создания системных моделей, формируя «целостное мы ление» в социальной работе.

1990-Е ГОДЫ: НОВЫЙ ПОДЪЕМ ИНТЕРАКЦИОНАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

С начала 1990-х годов все больше людей задавалось вопросом о то* возможно ли вообще руководствоваться «целостным мышлением» в те| риии практике. В этот период интеракционистскя перспектива получи (и до сих пор получает) все большее внимание в социальной работе.

26

старших курсах и в аспирантуре в Норвегии интеракционизм стал одним из ведущих направлений. Появляется все больше учебников, написан­ных с позиций этого подхода (Schulman, 1992; Levin ogTrost, 1996).



Прослеживается четкая связь между интеракциональными моделями и социальной работе и событиями начала века. Джейн Аддамс можно считать представителем этого направления. Можно сказать даже, что эта перспектива всегда присутствовала в социальной работе, но в XX веке она не высказывалась открыто и не была доступна для общественно­го внимания. В рамках данного подхода социальная работа сосредоточе­на на микроситуациях. Индивид, как действующий субъект, находящий­ся в поисках смысла, играет здесь главную роль. К моделям этого типа в социальной работе можно отнести как символический интеракционизм, где главным представителем является Мид, так и феноменологию.

В социополитическом отношении волна неолиберализма продолжа­лась. Кроме того, общество требовало снижения государственных рас­ходов. Итак, можно сказать, что теория, делающая акцент на индивиду­альное понимание и интерпретацию, попала на благодатную почву. Политические противоречия были уже не те. Радикальная политическая партия «Движение вперед» (Фремскриттспаритет) очень убедительно заявила о том, что Рабочая партия (Арбейдерпаритет) ворует у них идеи. Правительство занимает следующую позицию в вопросах о приватиза­ции и социальной защите, например, уходе за пациентами: нужно быть открытыми при обсуждении этих проблем, чтобы найти решения, подхо­дящие для сегодняшней действительности.

С 1 января 1996 года университеты и колледжи осуществляют свою деятельность в соответствии с новым законом. В высших учебных заведе­ниях по профилю «социальная работа» все больше внимания стало уде­ляться научным исследованиям. Другой характерной чертой времени яв­ляется междисциплинарное сотрудничество. Третьим из значимых изменений стало постепенное приспособление колледжского образова­ния в сфере социальной работы к университетскому уровню. При этом образование социальных работников получило более широкую теорети­ческую базу. На повестке дня сегодня стоит дискуссия о том, какими именно знаниями должны обладать социальные работники и каким обра­зом их лучше всего передать, и, вероятно, со временем станет еще более актуальной.

До настоящего момента наиболее представительной фигурой в этой сфере являлась Кари Мартинсен, разрабатывающая философию опеки, связанную с медицинским уходом за больными. Начав в феноменологи-

27

ческой позиции, она стала активно исследовать метафизические и этич кие вопросы. Она называет в качестве исходных принципов работы э ку и ответственность за слабых, в противоположность традиционно^ пониманию ухода за больными, где главной целью является улучшена состояния пациента. А в подготовке социальных работников исследова тельница уделяет большое внимание практическому опыту и его осмыс лению (Martinsen, 1993). Интеракциональный подход переживает рая цвет не только в области социальной работы, но и в других дисциплина:! например, при подготовке медицинских сестер, где он привлекает ;зс большее внимание.

ИЗ РАЗНЫХ ИСТОКОВ — К ОДНОМУ ПОЛЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Подзаголовок книги звучит так: «Из разных истоков — к одной о ласти». Нам хотелось бы образно представить область социальной раб ты как ствол дерева. Различные теоретические корни, которые социалык работа заимствовала из психологии, социологи и философии, срослш вместе и образовали очень прочный ствол. Корни «прирастали» в разго время. В этой главе мы попытались проследить это развитие. Мы таю рассматривали политическую ситуацию в различные периоды, делавш^ предмет все более открытым и способным к росту.

В природе дерево, проросшее от материнского, но имеющее св( корни, в конце отнимает жизнь последнего. Закономерен вопрос, прои ходит ли то же самое в социальной работе. Мы так не считаем. Дери продолжает жить собственной жизнью, а молодые деревья продолжай вместе тянуться вверх. Теоретический вклад психологии, философия социологии был весомым, но все же нельзя говорить о прямом займете! вании идей этих наук в теорию социальной работы. Последние был переработаны и приспособлены так, чтобы они могли соответствова! традициям, этике, методам и требованиям социальной работы. Число ко| ней возросло, а ствол дерева стал еще крепче и мощнее.

В самом начале мы обозначили деление всей сферы социальной рабо ты на три части — практику социальной работы, социальную работу КЯ учебный предмет и социальную работу как поле научных исследовании подчеркивая при этом их тесную взаимосвязь. Соединяя два этих образ! мы можем назвать практику социальной работы листьями и плодами ffl рева. Они находятся в непосредственном контакте с окружающей ср| дой, а потому наиболее чувствительны к ее изменениям. С другой cTOfl ны, листья и плоды очень тесно связаны с самим деревом. Учебный пред»

__ то СТвол, он соприкасается с теоретическими истоками, которые, как и научные исследования, локализованы в корнях.

Последующие главы построены таким образом: сначала дается об­зор теоретических истоков модели, который проводится подзаголовком «Корни и линииразвития». Далее мы переходим к разделу «Сфера соци­альной работы», где показываем, как данная теория была воспринята и как развивалась в русле социальной работы. Мы также пытаемся выде­лить «смысловую основу» дисциплины, в которую вплетается новый под­ход и представить обзор политической ситуации, способствовавшей его принятию. Кроме того, в каждом случае мы рассматриваем ценностные ориентации подхода, затем — характерные для него представления о человеке и обществе и, наконец, — отношения между социальным работ­ником и пациентом.

Мы заканчиваем каждую главу кратким изложением её содержания, включающего двухчастную схему, выполненную по образцу круговой схемы, представленную в заключительной главе. Идея схемы в том, что­бы выявить, какие корни имеет под собой каждая из моделей, и просле­дить их историческое развитие.

Мы также хоти донести до читателя следующую идею: чем глубже мы будем разрабатывать практические модели социальной работы, тем бо­лее похожими друг на друга они станут, хотя совершенно очевидно, что они сфокусированы вокруг разных вещей, и на практике это приводит к различным результатам.





28

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

  • АГМА
  • Ш социально-политическом контекстах 11 Начало XX века: социальная работа ■становится профессиональной 13
  • |й»|оме 90 Глава 4. Модели социальной работы, связанные с теорией научения 93 Введение...; 93
  • Глава 1. ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ МОДЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
  • СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА В ОБЩЕСТВЕННОМ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТАХ
  • К ейсворк — изучение условий жизни неблагополучных семей и помощь им.
  • 1920-Е ГОДЫ: КЕЙСВОРК ПОД ВЛИЯНИЕМ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ