Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Комитет по науке и высшей школе




Скачать 293.39 Kb.
Дата03.07.2017
Размер293.39 Kb.
КОМИТЕТ ПО НАУКЕ И ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ

Санкт-Петербургское государственное бюджетное

образовательное учреждение среднего профессионального образования

«Промышленно-экономический колледж»

Заочное отделение



Специальность:  "080114 Экономика и бухгалтерский учет (по отраслям) "


КОНТРОЛЬНАЯ работа № 2

по дисциплине


История

студента группы 32201

зачетная книжка № 13-2-006

ФИО студента Дюсембекова Валерия Вячеславовна

Адрес г. Санкт-Петербург, Трамвайный проспект 21, корп. 3, кв. 3.


E-mail: dyusembekova92@gmail.com


телефон: 8(921) 890-74-35

Вариант № 6.




Вопрос № 1:
«Русская Православная Церковь при патриархе Алексии II»
Избрание митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) на Московский Патриарший Престол 7 июня 1990 (интронизация (настолование) состоялась в Богоявленском соборе 10 июня 1990) произошло в период, «когда кризис Советского государства вступил в завершающую фазу. Для РПЦ важно было в быстро менявшихся условиях вернуть себе необходимый правовой статус, и успех в этом деле в значительной мере зависел от инициативы Патриарха, от его умения построить так отношения с государственной властью и политиками, чтобы утвердить достоинство Церкви»

«Весной 1985 года политическим руководителем СССР стал М. С. Горбачёв. Перемены, получившие название «перестройки», начались во всех сферах жизни. Демократизация политической системы, широкое освящение в печати беззаконий 30-50-х годов, в результате которых тяжело пострадала Церковь, озабоченность широких общественных кругов проблемой духовного оздоровления народа создали обстановку, в которой для Русской Церкви открылись новые возможности». Спустя 13 лет официальное издание Московской Патриархии писало о времени избрания нового предстоятеля Церкви: «Наступало время церковного возрождения. Святейший Патриарх Алексий II первым из Предстоятелей Русской Церкви XX века получил относительную свободу действий - теперь можно было начинать церковное созидание».


Внешний количественный рост и изменение структуры
В течение всего периода продолжался начавшийся ещё в конце 1980-х неуклонный рост числа приходов, монастырей, учебных заведений, а также епархий (в основном за счёт дробления епархий на Украине и Беларуси), состоящих в ведении Московского Патриархата. На момент Поместного Собора в июне 1990 года в РПЦ было 92 архиерея; согласно данным доклада Патриарха в декабре 2007 года их число составило 193. Согласно данным, приведённым управляющим делами Московской Патриархии митрополитом Владимиром (Сабоданом) в докладе «О современном состоянии Русской Православной Церкви после принятия нового Устава» на Архиерейском Соборе в октябре 1989 года, общее количество приходов составляло 9734, монастырей - 35, священников и диаконов - 8100; согласно докладу Патриарха в декабре 2007 года, по тем же позициям цифры были: 27942, 732, 29841 (совокупное число священников и диаконов в докладе находится в противоречии с «общим числом духовенства», которое обозначено цифрой 29751). На июнь 2008 года, согласно докладу Патриарха Алексия II на Архиерейском соборе, РПЦ имела 156 епархий, 196 архиереев, 29141 приход с 30544 священнослужителями, 769 монастырей. Согласно сведениям, оглашённым 12 декабря 2008 года управляющим Московской епархией митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием (Поярковым), в ведении Московского Патриархата было: 157 епархий; 203 архиерея, из них 149 правящих и 54 викарных; кроме того, 14 архиереев пребывало на покое; 804 монастыря; из них в России мужских - 234, женских - 244, в странах СНГ - 142 мужских и 153 женских монастырей, в странах дальнего зарубежья - 3 мужских и 3 женских монастыря; кроме того, 203 подворья и 65 скитов (сюда не включены 16 мужских и 9 женских обителей Русской Православной Церкви Заграницей). Общее количество приходов – 29263, общее число духовенства - 30670, из них священников - 27216, диаконов - 3454; 11051 воскресных школ. В ведении Патриаршего престола находилось 25 ставропигиальных монастырей, в число которых входило 4 мужских и 4 женских обители, находящихся в Москве. Действовало 5 духовных академий, 3 православных университета, 2 богословских института, 38 духовных семинарий, 39 духовных училищ, пастырские курсы Красноярской епархии; общее число духовных школ - 87; при нескольких академиях и семинариях имелись регентские и иконописные школы. В первой половине 1990-х годов был создан ряд новых синодальных учреждений (отделов): религиозного образования и катехизации, по церковной благотворительности и социальному служению, по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, миссионерский. В 1994 году Издательский отдел Московской Патриархии (образован в 1946 году), возглавлявшийся до того в течение более 30 лет митрополитом Волоколамским Питиримом (Нечаевым), был преобразован в Издательский совет Русской Православной Церкви. В августе 2000 года было принято решение о создании синодального отдела по делам молодежи. Наиболее крупным и заметным синодальным учреждением с начала 1990-х годов остаётся Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата, с 1989 года возглавляемый митрополитом смоленским Кириллом (Гундяевым).
Соборы
В период первосвятительства Алексия II Поместные Соборы, предусмотренные Уставом Русской Православной Церквине, созывались ни разу. Устав, действовавший до 2000 года, принятый на Поместном Соборе 1988, определял, что Поместный Собор «созывается Патриархом (Местоблюстителем) и Священным Синодом по мере надобности, но не реже одного раза в пять лет, в составе архиереев, клириков, монашествующих и мирян» (пункты 1-2 раздела II Устава 1988). Периодичность созыва Архиерейского Собора определялась Уставом 1988 «не реже одного раза в два года», что также не вполне исполнялось в течение 1990-х. Нормы касательно периодичности созыва соборов были также закреплены в Гражданском Уставе Русской Православной Церкви, одобренном Священным Синодом 31 января 1991 и зарегистрированном Министерством юстиции РСФСР 30 мая 1991.

Созывались следующие Архиерейские Соборы:

• 25 октября - 27 октября 1990: Русская Православная Церковь признала себя не связанной Декларацией митрополита Сергия 1927 и открытой к диалогу с Русской Православной Церковью за рубежом. Украинской Православной Церкви в составе Русской Православной Церкви Московского Патриархата были предоставлены «независимость и самостоятельность в её управлении»; экзархат упразднялся.

• 31 марта - 5 апреля 1992: канонизация 7 новомучеников и исповедников Российских. Обсуждение вопроса об автокефалии Украинской Православной Церкви.


• 11 июня 1992: лишение сана бывшего митрополита Киевского Филарета (Денисенко).

• 29 ноября - 2 декабря 1994: совершил ряд канонизаций, в частности митрополита Филарета (Дроздова); постановил «в связи с появлением новых возможностей для развития издательского дела считать Издательский отдел Московского Патриархата исполнившим свое первоначальное предназначение и благодарить Председателя и коллектив сотрудников за многолетние и полезные труды на благо Святой Церкви. В этой связи считать необходимым вместо Издательского отдела Московского Патриархата создать Издательский Совет Московского Патриархата как коллегиальный орган, состоящий из представителей Синодальных учреждений, Духовных школ, церковных издательств и иных учреждений Русской Православной Церкви в целях координации издательской деятельности, оценки публикуемых рукописей и представления издательских планов на утверждение Священного Синода». Собор также констатировал «недопустимость для священнослужителей участия в качестве кандидатов в депутаты в выборах любых органов представительной власти, в каких бы то ни было странах, как на общегосударственном, так и на местном уровне. Было также признано крайне нежелательным членство клириков в политических партиях, союзах, блоках и подобных им организациях, особенно в ведущих предвыборную борьбу».

• 18 февраля - 20 февраля 1997: Отлучение от церкви Михаила Денисенко (бывшего митрополита Киевского) и Глеба Якунина

• 13 августа - 16 августа 2000 Юбилейный Собор в год 2000-летия Рождества Христова. Деяния Собора: прославление в лике святых Собора новомучеников и исповедников Российских, в том числе Николая II и его семьи. Принятие Основ социальной концепции Русской Православной Церкви и нового Устава Русской Православной Церкви.

• 3 октября - 8 октября 2004: канонизация ряда святых, в том числе Фёдора Ушакова, принятие послания, направленного против секуляризации общества, принятие принципиальных документов об отношениях со старообрядчеством и с Русской Православной Церковью за рубежом.

24 июня - 29 июня 2008 года в храме Христа Спасителя; участие впервые принимали епископы Русской Зарубежной Церкви (МП). Вход в Зал церковных соборов пикетировался сторонниками и противниками епископа Диомида (Дзюбана). Собор совершил акт канонизации ряда подвижников, в частности, в лике общецерковных святых - святителя Шанхайского и Сан-Францисского Иоанна (Максимовича) (память - 19 июня). Принял Положение о церковном суде, заменившее «Временное положение о церковном судопроизводстве для епархиальных судов и епархиальных советов, выполняющих функции епархиальных судов» (было принято Священным Синодом 1 октября 2004 года). Председателем церковного суда избран митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор (Кириченко). 27 июня принял Определение «О деятельности Преосвященного Диомида, епископа Анадырского и Чукотского», гласившее: «За совершение канонических преступлений епископ Диомид извергается из священного сана. Собор призывает епископа Диомида к немедленному прекращению деятельности, соблазняющей чад Церкви и провоцирующей раскол, и к принесению покаяния за содеянное перед всей Церковной Полнотой в лице Священного Синода на его ближайшем заседании. Решение Освященного Архиерейского Собора об извержении из сана епископа Диомида вступает в силу в случае его отказа выполнить указания, содержащиеся в пункте настоящего определения.». На состоявшемся на следующий день заседании Священный Синод постановил уволить епископа Диомида от управления Анадырской епархией с запрещением в священнослужении. 27 июня Собор принял поправки к Уставу РПЦ. В заключительные дни Собора проходили богослужения и мероприятия в ознаменование «1020-летия Крещение Руси», основные торжества в связи с которым состоялись позже, в конце июля, в Киеве на государственном уровне, при возглавлении богослужений Вселенским Патриархом Варфоломеем I


Внутренние проблемы и нестроения
С 1989 года конфликтной остаётся ситуация на Украине, где с начала 1990-х наряду с канонической Украинской православной церковью (в составе РПЦ) существует ещё несколько крупных неканонических «православных» юрисдикций. В первой половине 1990-х в московской церковной среде остро протекала дискуссия, часто приводившая к конфликтным ситуациям, вокруг вопроса о использовании русского языка в богослужении, во главе сторонников которого стояли священник Горгий Кочетков, председатель Российского библейского общества С. Аверинцев, искусствовед А. М. Копировский (впоследствии кандидат педагогических наук, доцент Свято-Филаретовского института), а также в определённой степени протопресвитер Виталий Боровой, заместитель Председателя ОВЦС. Большая группа клириков и мирян в 1994 году подписала Обращение Патриарху, в котором говорилось о попытках перевода богослужения на русский язык и использования его как о «посягательстве на церковно-славянский язык», которое «не может расцениваться иначе, как антиправославный модернизм, сеющий огромный соблазн в душах верующих чад нашей Церкви и могущий привести к новому расколу».

В 1990-х обнаружилось явление, получившее название младостарчества: когда малоопытные священники полагают себя имеющими право подчинять своей воле верующих и злоупотребляют своей пастырской властью. 28 декабря 1998 года было вынесено Определение Священного Синода «об участившихся в последнее время случаях злоупотребления некоторыми пастырями вверенной им от Бога властью вязать и решить», которое, в частности, постановляло:



«Указать священникам, несущим духовническое служение, на недопустимость принуждения или склонения пасомых, вопреки их воле, к следующим действиям и решениям: принятию монашества; несению какого-либо церковного послушания; внесению каких-либо пожертвований; вступлению в брак; разводу или отказу от вступления в брак, за исключением случаев, когда брак невозможен по каноническим причинам; отказу от супружеской жизни в браке; отказу от воинского служения; отказу от участия в выборах или от исполнения иных гражданских обязанностей; отказу от получения медицинской помощи; отказу от получения образования; трудоустройству или перемене места работы; изменению местожительства».

В феврале 2007 года резонанс как в Церкви, так и в светских СМИ вызвало Обращение ко всем архипастырям, пастырям, клирикам, монашествующим и всем верным чадам Святой Православной Церкви, подписанное епископом Анадырским Диомидом (Дзюбаном). Обращение содержало критику руководства Московской Патриархии за исповедание «еретического учения экуменизма», развитие «духовного соглашательства (неосергианства), подчиняющего церковную власть мирской, зачастую богоборческой власти» и другие пункты критики священноначалия с консервативно-правых церковных позиций. Наложенные в конце июня 2008 года на епископа Диомида канонические прещения вызвали протесты со стороны правого крыла членов РПЦ, которые сочли, что тем самым в РПЦ была совершена «„оранжевая революция“, связанная с захватом и узурпацией власти узкой группой лиц из числа священноначалия. Они стремятся спровоцировать церковный раскол и подчинить Русскую церковь антихристианским и антирусским силам Запада, тем самым, уничтожив её». По мнению историка Церкви игумена Иннокентия (Павлова), главной причиной поспешных и осуществлённых с процедурными нарушениями санкций в отношении Чукотского Преосвященного была его критика светской власти Российской Федерации и осуждение неосергианского курса руководства Патриархии: «Московская патриархия оказалась верна себе: срастание с властью, со сталинской ли, андроповской ли, или нынешней, — вот её главная, не подлежащая никакому сомнению святыня, посягательство на которую карается немедленно и беспощадно, без всякого канонического „крючкотворства“». Обвинения в «ереси экуменизма» и отступлении от православия вызываются в консервативной церковной среде некоторыми фактами биографии, а также действиями, Патриарха Алексия II. Отсутствие Поместных соборов рассматривается критиками как частное проявление тенденции к бюрократизации и клерикализации церковной жизни и церковного управления, которую протоиерей Павел Адельгейм в мае 2008 года описывал и объяснял следующим образом: «„Над всеми сими между вами и нами пропасть велика утвердися, яко да хотящии прейти отсюду к вам не возмогут, ни иже оттуду, к нам преходят“ (Лк 16:19). Откуда взялась пропасть? Между архиерейской корпорацией и народом Божиим нет обратной связи. Народ не выбирает епископа и не рецепирует его назначение. Для епископа епархия является незнакомым местом. Он здесь не был, никого не знает, не обещал пастве любви и заботы. Назначая епископа, Священный Синод не интересуется мнением местной церкви. Она обязана с радостью принять незнакомого человека в качестве родного отца и безоговорочно ему довериться. Сложатся отношения, хорошо. Не сложатся, — терпи до самой смерти. Мнение паствы не спрашивают. На ее вопросы не отвечают. Жалобы не слушают. Пренебрежение власти к мнению местной церкви роет пропасть между ними. Катастрофический разрыв между народом Божиим и его иерархическим Олимпом становится главной бедой РПЦ МП. Прежде мы были вместе, нас связывали общие скорби. Теперь церковные олигархи приобрели новый круг друзей. Общее благополучие связывает их с президентами, генералами и министрами. Стесняясь признать нас за своих бывших соратников, они милостиво соглашаются принимать от нас божеские почести, рабское поклонение и дань».

Такого рода критика парировалась апологетами проводимого курса историческими доводами, апеллирующими к эпохе вселенских соборов. Так, доктор богословия протоиерей Олег Давыденков писал в июне 2008 года: «Собственно Поместным собором исторически назывался собор епископов поместной Церкви. Все Вселенские и Поместные соборы Древней Церкви были Архиерейскими соборами, на которых миряне и низшие клирики могли выступать только в качестве советников-консультантов, не имевших права голоса, или официальных представителей своих епископов, которые не могли присутствовать на соборе лично. Идея Поместного собора, на котором клирики и миряне присутствуют с правом голоса, возникла на волне либеральных идей начала XX века. Возможно, в 1917 году, когда почти все образованное общество поддерживало идеи народовластия, проведение такого собора было оправдано. Многие верующие не поняли бы, если бы к работе собора Русской Церкви, собравшегося впервые за 300 лет, не были допущены миряне и представители белого духовенства. Однако сегодня в Русской Церкви особых иллюзий относительно благотворного влияния либеральной демократии на жизнь Церкви не наблюдается. К тому же не вполне ясно, как организовать выборы от мирян: кто может быть избран, кто может иметь право голоса? Непонятно даже, по каким критериям это определять. Если представители от мирян будут просто назначаться правящими епископами, то зачем такие делегаты вообще нужны? Если все же будут проводиться „свободные“ выборы, то это неизбежно приведет к проникновению в церковную жизнь современных выборных технологий. В силу вышесказанного представляется, что отсутствие Поместных соборов в современной Русской Церкви обусловлено не происками чьей-то злой воли, а отсутствием достаточных оснований для этого в самой жизни Церкви. Что касается устава, то это не есть догмат. Если то или иное положение устава перестает отвечать потребностям жизни Церкви, то оно может быть изменено». Несостоятельность таких доводов очевидна в свете того факта, что все вселенские соборы созывались и проходили под председательством мирянина - императора.

Диакон-миссионер Андрей Кураев в январе 2009 года писал: «В последние годы московская церковная жизнь была поражена „юбилейной“ болезнью. Назначенный 5 лет назад на пост управляющего делами патриархии митрополит Климент гордился тем, что едва приступив к исполнению своих новых обязанностей, нашел в биографии Патриарха Алексия целых четыре даты, дававшие повод к юбилейным торжествам в течение одного календарного года. Из центральной церковной прессы ушли любые проблемные материалы. Внутрицерковные дискуссии были приглушены до такой степени, что даже епископы не всегда могли понять логику действий высшей церковной власти, следствием чего и стал бунт чукотского епископа Диомида».
Оценки общественно-политической роли РПЦ
В ноябре 2007 года В. В. Путин на встрече с архиереями РПЦ - участниками торжеств, посвящённых 90-летию восстановления Патриаршества в Русской Церкви, сказал:

«У государства и Церкви всегда будет обширное поле для сотрудничества и в вопросах укрепления нравственности, и в воспитании молодого поколения, и, конечно, в сохранении отечественного духовного и культурного наследия. Государство будет и впредь оказывать Церкви содействие в реставрации и содержании переданных ей в пользование памятников истории и культуры, осуществлении благотворительной миссии. Для нас важны и культурно-просветительские проекты Церкви. В этой связи Правительству будет поручено рассмотреть вопрос об оказании религиозным организациям финансовой и иной помощи в подготовке и выпуске соответствующих теле- и радиопрограмм».

Писатель Виктор Ерофеев в интервью Le Monde сказал в декабре 2007 года:

«Владимир Путин пришел к власти как «актёр», способный сыграть любую роль. Он нашёл свою - роль спасителя России от нравственного кризиса. Православная Церковь, играющая в последние десятилетия беспрецедентную роль, обеспечила его национальной идеей, которую власть искала еще со времён перестройки Михаила Горбачёва. Церковь пытается предложить новую антиевропейскую утопию, опасную для модернизации России и отвергаемую частью интеллигенции. Основной постулат: русские ценности отличаются от западных. Человек не является мерилом всего, он служит Церкви и Государству. Эта идеология взята на вооружение Единой Россией, партией Путина».

Каноник Майкл Бурдо (Michael Bourdeaux), президент Keston Institute в январе 2008 года полагал:

«Московский Патриархат действует так, будто он возглавляет государственную церковь, в то время как тем немногим из православного духовенства, кто противится церковно-государственному симбиозу, грозит жестокая критика и даже потеря работы».

Клиффорд Дж. Леви (Нью-Йорк Таймс) в апреле 2008 года: «Ужесточая контроль над политической жизнью, правительство также вторглось в вопросы веры. Местные власти во многих местах, выполняя волю Кремля, превратили Русскую православную церковь в фактически государственную религию, оттеснив другие христианские конфессии, которые, по-видимому, являются самыми серьезными конкурентами в борьбе за сердца верующих.» Владимир Можегов 1 июля 2008 года о ситуации, сложившейся после прошедшего в Москве в июле 2006 года Всемирного саммита религиозных лидеров:

«Обладая нулевой поддержкой в собственном народе и оказавшись в изоляции во всем остальном православном мире, верхушка РПЦ сделала традиционную ставку на государственную власть. А после проведения Саммита стала ощущать себя не только ведущей идеологической силой страны, но и активно заявлять свои права во всем мире, заговорив о себе как о лидере „традиционных цивилизаций“ и о необходимости своего представительства в ООН. Понятно, что после открытия таких захватывающих дух перспектив возиться с собственным народом было бы смешно. Проще заткнуть ему рот, чтоб не мешал и знал свое место».

А. Проханов в августе 2008 года, в связи с призывами некоторых представителей Патриархии к государственной власти России осудить коммунистический режим СССР:

Все церковники, включая нынешних, - сергианцы. Они на протяжении всего 70-летия советской власти возносили молитвы за нее, за режим. Они были слугами коммунистического режима. Не секрет, что большинство церковников, уезжавших на иностранные подворья, были действующими офицерами госбезопасности. Ни один священник на территории СССР не рукополагался без санкции спецслужб. «Зарубежники» упрекали РПЦ, что она служила сатанинской большевистской власти. И нынешний Патриарх Алексий, когда он звался еще Ридигером и служил в Прибалтике в своем монастыре, возносил молитвы за коммунистическую власть. Поэтому, если нынешняя Церковь хочет осуждать советскую власть, она должна осуждать и самоё себя как часть того режима. Если церковники в советское время скрывали свой монархизм и верность Христу, то это просто ренегаты, они должны пасть на колени и, протирая до дыр свои рясы и подрясники, ползти к кресту и вымаливать прощение. Они грешники, они осквернили свой сан, духовное призвание. Не захотели принести жертву за Христа. Когда их братьев расстреливали и рубили шашками, топили на баржах, они молились за советский строй. Значит, они и сейчас лгут! Если в такую огромную ложь погружена Церковь, то ей вообще не место в общественном сознании. Я не хочу думать, что они лгали и притворялись, что у нас такая Церковь!

6 декабря 2008 года социолог религии Н. А. Митрохин, отвечая на вопрос и его общей оценке эпохи Алексия Второго:

«В целом, мне кажется, что этот период был для церкви успешен с точки зрения формальных показателей. То есть рост количества храмов, восстановленных храмов. Но крайне неудачный с точки зрения качественной. А именно: церковь так и не сумела увеличить количество своих прихожан, оно остается тем же или даже ниже, чем в конце 80-х годов. С другой стороны, церковь все более превращается в глазах общества в очень консервативный, замкнутый и отсталый институт. То есть не произошло той модернизации, которая, на мой взгляд, естественна для всех религиозных конфессий, которую прошли все христианские конфессии во второй половине XX века, так называемое христианство после Холокоста.



Спустя несколько дней после кончины Патриарха Алексия II Валерия Новодворская писала: «Россия сейчас дальше от христианства, чем она была перед перестройкой, при Брежневе или Андропове. Церковь стала идеологическим отделом ЦК «Единой России», идеологией „вертикали власти“, идеологией изоляционизма, несвободы, ксенофобии, узости и насилия. Путинской идеологией. Алексий II во время первой чеченской призывал юношей воевать в Чечне. При нем была учреждена православная инквизиция, едва не отправившая Юрия Самодурова за решетку за невинную выставку в Сахаровском музее. При нем гвардейцы Ясира Арафата выгоняли (по просьбе РПЦ) монахинь и монахов (избивая их прикладами) из монастырей на Святой Земле, чтобы отнять собственность у карловаровчан».

Вопрос № 2:
«Содружество Независимых Государств»
Почти одиннадцать лет назад, в декабре 1991 г., одиннадцать республик распавшегося СССР (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина) образовали Содружество Независимых Государств (в 1993 г. к ним присоединилась Грузия). Какова же действительная роль Содружества в десятилетнем развитии социально-экономических процессов на постсоветском пространстве? Есть ли у СНГ будущее? – на эти вопросы пока не дали окончательных однозначных ответов. В течение всего этого десятилетия различные аспекты экономической эволюции СНГ обсуждались на страницах печати. Естественно, что мнения ученых, работающих в данной области, имеют существенные расхождения. Одна из причин состоит в том, что научных исследований по этому вопросу явно недостаточно, и экономика СНГ как самостоятельная дисциплина только формируется. К тому же данная проблема излишне политизирована. Так, сторонники восстановления СССР негативно оценивают итоги деятельности Содружества в связи с его, на их взгляд, аморфностью и недостаточной интегрирующей ролью, отсутствием реальных надгосударственных институтов. Многие западные ученые и политики, напротив, считают, что СНГ восстанавливает «империю», угрожает независимости новых суверенных государств и делает невозможным их вступление в Евросоюз. Эти крайние позиции сходятся, поскольку их сторонники не видят объективной необходимости и возможности сотрудничества России с другими независимыми государствами постсоветского региона, не предполагающей их обязательное объединение в «экономический союз» и не исключающей участие стран СНГ в других межгосударственных объединениях. Но при образовании какого-либо международного союза на первый план выдвигается, прежде всего, взаимная экономическая выгода каждого его участника. А поодиночке странам СНГ очень сложно выдерживать конкуренцию с ведущими мировыми финансовыми центрами и региональными объединениями.
После распада СССР на его территории образовалось 15 независимых государств, 12 из которых вошли в состав СНГ. Прежде чем охарактеризовать экономику стран СНГ, необходимо отметить особенности их развития после получения политической независимости:

O введено президентство

O прошли выборы законодательных органов на многопартийной основе

O вступление в ООН

O укрепление политических и экономических связей с Западом

O вступление в ряд международных организаций

Но приобретение политической независимости не привело к экономическому и социальному благополучию. Скорее, наоборот, для многих стран СНГ стала реальностью политическая нестабильность, межнациональные конфликты и даже межгосударственное противостояние.

На экономическую ситуацию в государствах СНГ оказали влияние не только политические вопросы, но и переход к рынку. Оказалось, что потенциальные и реальные возможности в странах СНГ далеко не одинаковы. Да и само стремление к рынку правящих структур было различным. Отсюда и разные темпы рыночных преобразований. 1992 год был самым сложным для стран СНГ. Было нарушено единое экономическое пространство, годами складывающиеся экономические связи. Страны ввели ограничения на вывоз товаров; системой стали нарушение взятых обязательств по поставкам продукции и задержка платежей. Это привело к резкому падению производства, к обострению экономического кризиса. В целом по СНГ в 1992 г. величина национального дохода упала до уровня 1978 г. Этот спад продолжался и в последующие годы. Наибольший спад производства произошел в Армении, Азербайджане, Кыргызстане, Молдове, Таджикистане и Украине. Более стабильным был производственный процесс в Узбекистане, Туркменистане и Беларуси. Снижение объемов производства в промышленности во всех странах СНГ шло одновременно с ростом оптовых цен. Например, цены в Казахстане только в 1991-1993 гг. выросли более чем в 1000 раз, в Молдове - в 300 раз, в Армении - в 200 раз. Резко сократились капитальные вложения в промышленность и сельское хозяйство. Обострилась ситуация с энергетическими ресурсами, особенно в Украине, Беларуси, Молдове, Армении, Грузии. Осложнилось финансовое положение, наблюдается быстрый рост иностранных долгов. Как и в России, наблюдается падение жизненного уровня населения, рост безработицы, и как результат - массовая эмиграция. В 1992-1993 гг. только в Россию из стран СНГ эмигрировало 1,7 млн человек, в том числе из Украины - почти 400 тысяч, из Казахстана - 380 тысяч, из Узбекистана - более 200 тысяч.



Оценивая действительное влияние СНГ на социально-экономические процессы в государствах постсоветского региона, следует отметить, что, во-первых: Содружество обеспечило цивилизованный раздел общесоюзной собственности. В годы «перестройки» она не приватизировалась, и когда командно-административная система СССР была разрушена, общесоюзные предприятия оказались «бесхозными». В этой связи одним из главных экономических стимулов достижения независимости республиками СССР явились захват общесоюзных предприятий и их приватизация под контролем региональных элит. Раздел проходил по принципу территориального расположения предприятий, а не вклада республик в создание общесоюзной собственности. В результате, например, космодром «Байконур» стал собственностью Казахстана, Нурекская и Рогунская ГЭС - Таджикистана, рефрижераторный флот СССР - Латвии, и т.д. Вместе с тем финансово самодостаточными в рамках СССР были лишь Россия, Азербайджан, Туркменистан и отчасти Казахстан. Остальные республики существовали за счет централизованных дотаций (в их бюджетах собственные доходы были подчас меньше дотаций); эти перераспределительные процессы к тому же практиковались в условиях льготных цен на энергоносители. Во-вторых, заключенные в рамках Содружества соглашения позволяли и до сих пор позволяют многим его членам смягчать потери, связанные с выходом из СССР. Так, РФ, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан через механизмы СНГ и на двухсторонней основе дотируют другие страны, предоставляя дешевые энергоносители и покупая в обмен на них недостаточно конкурентоспособную продукцию. К примеру, в 2000 г., средние контрактные цены тонны сырой нефти при экспорте в страны СНГ и остального мира составили соответственно (в долларах): в Азербайджане - 114,1 и 176,5; в Казахстане - 99,9 и 161,4; в России - 124,3 и 174,5. Другими словами, сырая нефть продавалась в государства Содружества примерно вдвое дешевле, не говоря уж о том, что оплата поставок газа и нефти зачастую осуществлялась или с задержкой платежей, или по бартеру. В результате последнего искусственно сохранялся рынок сбыта продукции обрабатывающей промышленности стран-покупателей сырьевых ресурсов. Естественно, такая помощь России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана другим странам СНГ была во многом вынужденной, ибо отсутствовали обустроенные границы, налаженные пограничный, таможенный и визовый контроль, альтернативные транспортные маршруты перевозки топливных грузов, и т.п. Очевидно, что коль скоро еще не существовали турецкий, польский и северный варианты транспортировки российского газа в Европу, Украина могла диктовать свои условия в этой сфере. Это относится и к Прибалтийским республикам: к примеру, 36% доходов бюджета Латвии составляет доход от транзита российской нефти. Другая форма помощи со стороны СНГ - предоставление российского рынка труда для миллионов граждан постсоюзных республик. При этом важно учесть: значительная часть их доходов не облагается налогами, что наносит огромный ущерб бюджету РФ. Например, только граждане Грузии, работающие в России, за год вывозят из нее, согласно оценкам, более 1,2 млрд. долл. (эта сумма превышает бюджет Грузии в целом (!) и вдвое больше ее собственных бюджетных доходов).

Таким образом, благодаря СНГ бедные энергоресурсами страны смогли не только использовать предприятия экс-общесоюзной собственности, но и фактически на протяжении многих лет пользоваться преимуществами постсоветского рынка. Однако в начале третьего тысячелетия укрепление демократической государственности и рыночные реформы в корне меняют взаимоотношения в рамках Содружества. В результате проведенной в его странах приватизации основными участниками хозяйственных связей становятся предприятия частной или смешанной форм собственности (в 1999 г. в Казахстане и Кыргызстане доля последних по численности занятого на них населения составила 77%, в Таджикистане - 63%, России - 61%, Беларуси - 35%). Это резко ослабило административные возможности стимулирования экономической интеграции: государства СНГ не в состоянии обязать национальные корпорации продавать свою продукцию в рамках Содружества по заниженным ценам, в долг или по бартеру. Более того, продажа по заниженным ценам дефицитных ресурсов в другие страны СНГ справедливо рассматривается госорганами как форма ухода от налогов. В условиях приватизации государства Содружества должны создать экономические условия, заинтересовывающие хозяйствующих субъектов в сохранении и развитии связей. Так, отсутствие таможенных и экспортных пошлин, отмена НДС на экспортируемую продукцию, льготные условия кредитования, лицензирования, квотирования и другие меры, присущие «экономическому союзу», стимулируют страны СНГ участвовать в развитых формах экономической интеграции. Например, «Газпром» продает газ в России по 12 долл. за 1000 куб. м., в Беларусь - по 25-30 долл., а в страны, не являющиеся членами Таможенного союза, - по ценам, приближающимся к мировому уровню (около 100 долл.). Однако очевидные преимущества участия в Экономическом союзе стран СНГ сталкиваются с интересами международных корпораций, дочерними фирмами которых стали многие хозяйственные субъекты постсоветских стран. В ходе разгосударствления наиболее эффективные предприятия оказались в руках иностранных инвесторов. Российскому капиталу на первоначальном этапе приватизации не удалось выступить стратегическим инвестором в странах Содружества. В таких крупных проектах, как например, освоение Тенгизского нефтяного месторождения в Казахстане и развертывание деятельности Каспийского нефтяного консорциума в Азербайджане, российскому капиталу из-за дефицита финансовых средств удалось стать лишь одним из инвестиционных партнеров. Впрочем, преобладающее влияние иностранных инвесторов было вызвано не только финансовой слабостью отечественного капитала, но и политизацией приватизационного процесса - стремлением любой ценой не допустить российского инвестора на рынок капиталов стран СНГ (в некоторых из них наши предприятия не допускались к открытым инвестиционным конкурсам или их результаты отменялись, в других преобладала закрытая приватизация). Так, в Казахстане получила широкое распространение практика передачи крупнейших отечественных предприятий в доверительное управление иностранным фирмам с последующей приватизацией, причем в результате применения закрытой ее формы ведущие предприятия базовых отраслей были по сути за бесценок выкуплены управляющими фирмами. Так Соколово-Сарбайский горно-обогатительный комбинат оказался приватизированным за сумму, равную его годовому доходу. И хотя позже ситуация была исправлена (и в ходе открытых конкурсов Казахстану удалось получить значительные поступления в бюджет), ведущие предприятия металлургии, химии и энергетики оказались в руках иностранного капитала, который переориентировал их продукцию (железную руду, глинозем, хром, уран, уголь), ранее направлявшуюся в основном в Россию, на рынки за пределы СНГ. К сожалению, и в самой России лучшие приватизационные условия предоставлялись не отечественным, а зарубежным инвесторам, которые переориентировали приобретаемые ими Предприятия на «дальнезарубежные» рынки. Как известно, рынки капиталов, товаров и труда тесно связаны между собой. Следовательно, пока не будет общего рынка капиталов СНГ, не сложатся ни полноценный общий рынок товаров, ни общий рынок труда, в котором заинтересованы прежде всего партнеры России по Содружеству). Так, если в ноябре 2000 г. в РФ на 1204,3 тыс. неработающих граждан приходилось 820 тыс. вакансий, то в Азербайджане эти показатели составили (тоже в тысячах) 43,2 и 5,5, Армении - 179 и 0,6, Казахстане - 241,9 и 10,9, Украине - 1184,8 и 75,3 (причем, несколько миллионов граждан Азербайджана, Армении, Грузии, Украины н других постсоветских стран уже постоянно работают в России).

Постсоветская интеграция - процесс взаимовыгодный для всех его участников. Тем не менее, в странах Запада и СНГ сохраняется ошибочное мнение, согласно которому РФ более других членов Содружества заинтересована в его укреплении. На самом же деле Россия, как и любой другой член СНГ, исходит в интеграционных процессах из своих национальных экономических и политических интересов. Вот почему она не стала форсировать в 2000 г. вступление в зону свободной торговли и любой ценой сохранять общий рынок труда СНГ со странами, не являющимися членами Таможенного союза. Серьезное влияние на интеграционные процессы оказало и произошедшее за последнее десятилетие истекшего века изменение отраслевой структуры народного хозяйства. Промышленное производство стран СНГ сократилось более чем вдвое, в результате чего доля Содружества в мировом ВВП уменьшилась до 3-4%. При этом спад в 1992-1999 гг. был неравномерным. С одной стороны, наибольшие потери понесли именно наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности, которые в современном мире определяют конкурентоспособность национальных экономик. Государства СНГ утратили более 300 технологических направлений и производств: аэрокосмическое, робототехники, информатики, биотехнологии, новых материалов, и др. Практически остановлено большинство заводов по производству оптики и электронных приборов. Примерно в 10 раз %бвалился» выпуск тканей, обуви, швейных изделий и бытовой техники; три четверти потребительского рынка Содружества занято импортной (причем далеко не всегда высококачественной) продукцией. С другой стороны, стабилизировался или даже увеличился (в конце 90-х годов) выпуск продукции в нефтегазовой, горнодобывающей, химической, металлургической, лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, т.е. в отраслях, использующих невоспроизводимые природные богатства, с наибольшими вредными выбросами в окружающую среду и тяжелыми условиями труда. Доля отраслей ТЭК в общем объеме промышленного производства СНГ за десятилетие выросла с 16,5 до 32%, а доля высокотехнологичных отраслей соответственно сократилась. Промышленность, таким образом, распалась на два комплекса: сырьевой, ориентированный в основном на экспорт, и обрабатывающий, не имеющий надежного рынка сбыта. Исключение составляет военная продукция, но она также ориентирована (и в России, и в Украине) главным образом за пределы Содружества (в Индию, Китай, Пакистан, и др.). Экономика СНГ за время своего существования прошла путь от единого народнохозяйственного комплекса до группы взаимосвязанных экономик независимых государств. Региональная экономическая интеграция в этих условиях отражает закономерное движение форм межгосударственного сотрудничества от простого к сложному — от создания «зоны свободной торговли» к «полному экономическому союзу» (предполагающему конфедеративное устройство входящих в него государств). Создание «зоны свободной торговли» означает отмену в ее пределах таможенных тарифов и экспортно-импортных квот. Сегодня можно смело утверждать, что большинство государств Содружества голосуют за введение режима свободной торговли, видя в нем реальный поворот к реализации давно продекларированного курса на тесную экономическую интеграцию. Соглашение о создании режима свободной торговли подписали 11 государств Содружества (все, кроме Туркменистана). «Таможенный союз» предполагает создание единой таможенной службы, установление единых тарифов, квот, а также мер нетарифного регулирования по отношению к третьим странам. Участниками Договора о Таможенном союзе являются Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан.

«Общий рынок» в целом означает свободное перемещение между странами-участницами не только товаров и услуг, но и всех факторов производства - труда, капиталов, технологий и информации. «Экономический союз» предполагает также согласование макроэкономической (бюджетной, денежной, инвестиционной, налоговой) политики и соответствующего законодательства. Создание такого союза и провозгласили своей целью страны-члены Таможенного союза, образовавшие Евразийское экономическое сообщество. Наконец, полная экономическая интеграция («полный экономический союз»), как показывает опыт Евросоюза, означает проведение не просто согласованной, а единой экономической политики, включая унификацию контрактного, финансового, налогового, трудового, антимонопольного и других видов законодательства, единые технические и экологические стандарты, а также единую валюту, общий эмиссионный центр, самостоятельный бюджет, наличие надгосударственных исполнительных, законодательных и судебных органов.

Интеграция государств СНГ, таким образом, имеет ряд принципиальных особенностей. Во-первых, объединяются страны с существенно различным уровнем экономического развития (реальные доходы населения России, Казахстана, Беларуси во много раз превышают реальные доходы жителей Таджикистана и Грузии). Мировой опыт показывает, что такие страны не могут создать объединение типа Европейского союза и обычно ограничиваются образованием лишь зоны свободной торговли и движения капиталов (яркие примеры — НАФТА, а также североамериканское соглашение о зоне свободной торговли США, Канады и Мексики).

Во-вторых, в СНГ объединены страны, основной объем торговли которых приходится на государства остального мира. Так, доля СНГ во внешнеторговом обороте России и Азербайджана составляет 19%, Казахстана - 37, Украины - 44, Кыргызстана - 48, Беларуси и Таджикистана - 65%. Мировой опыт знает объединения развивающихся стран, ключевыми партнерами которых являются развитые государства, не входящие в это объединение (например, в группе МЕРКОСУР интегрированы Аргентина, Бразилия, Уругвай и Парагвай, доля взаимной торговли которых в несколько раз меньше доли их торговли с США). Однако эта форма интеграции никогда не поднимается до уровня экономического союза.

В-третьих, в СНГ есть страны, как располагающие мощным сырьевым потенциалом (Россия, Казахстан, Азербайджан и др.), так и не обладающие богатыми природными ресурсами (Грузия, Молдова, Беларусь, Украина и др.). В мире аналогов такого объединения нет (так, ЕС - это объединение развитых, но бедных природными ресурсами стран; Норвегия не вступила в ЕС - ее нефть и газ находят сбыт и без интеграции).

В-четвертых, в рамках СНГ объединяются страны-должники, зависимые от мировых кредиторов, причем МВФ, Мировой банк и США негативно относятся как к интеграции государств Содружества с РФ, так и к развитию в этих странах высоких технологий, особенно двойного назначения. В то же время активно пропагандируются и финансово поддерживаются интеграционные объединения без России - такие, как Центрально-азиатское экономическое сообщество, «Кавказский парламент», «Тюркский парламент», ГУУАМ (Грузия, Узбекистан, Украина, Азербайджан и Молдова). Важнейшая проблема СНГ - экономическое сотрудничество России и Украины. В отличие от России, ТЭК которой обеспечивает более 40% поступлений в бюджет страны и почти 50% ВВП, Украина менее зависима от сырьевых отраслей и потому более заинтересована в сбыте своей промышленной продукции на рынках СНГ. Только в 1999 г. производство легковых автомобилей сократилось в Украине более чем на 70%, электродвигателей переменного тока - более чем на 40%, и т.д. В то же время благодаря российскому рынку в 2000 г. нашли сбыт около 700 тыс. т труб, изготовленных в Украине. Следовательно, она должна быть не меньше России заинтересована в таможенном или даже в экономическом союзе СНГ. По оценкам Совета по изучению производительных сил Украины, ближайшие пять лет республика будет покрывать за счет импорта из СНГ 85,4% своих потребностей в сырой нефти, 45,7 - в нефтепродуктах, 61,7 - в природном газе, 8% - в угле. Поэтому вряд ли коренным интересам украинской экономики соответствует установка, ограничивающая интеграцию в СНГ достижением режима свободной торговли. Таким образом, перспективы развития СНГ во многом обусловлены как внутренними, так и внешними факторами. Например, успех Союза России и Беларуси и Евразийского экономического сообщества будет способствовать привлекательности интеграции экс-республик СССР. Вовлечение же членов СНГ в другие межгосударственные объединения мира чревато серьезными изменениями в составе Содружества (некоторые страны могут из него выйти, а какие-то - войти). Намечается и появление новых межгосударственных объединений с участием наших стран: начал развиваться Транспортный союз России, Ирана и Индии, к которому присоединился Казахстан; развернуть экономическое взаимодействие намеревается и «Шанхайская пятерка» (Китай, Казахстан, Кыргызстан, РФ и Таджикистан). Но в любом случае необходимость в экономическом сотрудничестве России с другими постсоветскими государствами в рамках СНГ сохранится.

В целом итоги развития большинства стран СНГ последних лет свидетельствуют о достаточно благоприятной экономической конъюнктуре. Однако говорить об устойчивой тенденции экономического роста преждевременно. Длительный и стабильный подъем экономики возможен в первую очередь на основе коренного обновления производственного потенциала, существенного повышения эффективности его использования и интенсификации экономической интеграции в рамках Содружества.

Сегодня в СНГ нет ярко выраженного «статистического» лидера; многие важнейшие показатели государств близки, а подъемы и спады деловой активности совпадают по времени. Все это подтверждает, что спустя десять лет неустанного поиска собственного пути развития и наиболее подходящих деловых партнеров между странами СНГ по-прежнему сохраняется глубокая экономическая взаимозависимость. Как остается, к сожалению, и дефицит доверия между молодыми суверенами. Хотя, в сущности, это нормальный, в меру напряженный, переход от этапа становления Содружества к его трансформации в новый тип региональной организации. Идет поиск такой модели интеграционного объединения, которая соответствовала бы природе СНГ, его реальному месту в структуре глобального сообщества и была бы способной стать эффективной формой реализации совокупного потенциала его участников.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Новейшая история России: учебное пособие. Под редакцией М.В. Ходякова. –М: Юрайт, 2013.

2. В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков. История. –М.: Академия, 2010.

3. Д.Ю. Дворниченко, Е.В. Ильин, Ю.В. Кривошеев, Ю.В. Тот. Русская история. –СПб, 2002.

4. Ратьковский И. С., Ходяков М. В. История Советской России - СПб.: Лань, 2001.



5. Цыпин В. А., История Русской Православной Церкви. Синодальный и новейший периоды. (1700-2005) – 2006.
Каталог: new cite -> rus -> works -> arhiv -> 32201
arhiv -> Контрольная работа по дисциплине: «история» Вариант №2 Студента группы №12701 Ждановой Ксении Александровны
arhiv -> Контрольная работа по дисциплине «Основы философии» Специальность: 120714 Земельно-имущественные отношения
arhiv -> Контрольная работа №7 по дисциплине Документационное обеспечение управления студента группы 32701
32201 -> Комитет по науке и высшей школе
arhiv -> Комитет по науке и высшей школе
arhiv -> Комитет по науке и высшей школе
arhiv -> Контрольная работа №1 по дисциплине история (название) студента группы 22201 зачетная книжка №12-2-019
arhiv -> Контрольная работа №1 по дисциплине философия студента группы: 32602 зачетная книжка №13-6-075

  • Специальность: " 080114 Экономика и бухгалтерский учет (по отраслям) "
  • ФИО студента Дюсембекова Валерия Вячеславовна