Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»




страница14/23
Дата03.07.2017
Размер5.26 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23

К.А. ФЕДИН

20 мая 1922 г.

М.Г.

Не так давно мною был отправлен Вам через М.А. Дьяконова (Христиания)1 комплект нашего издания №№ 1—122. Дальнейшие №№ высылались тем же путем по мере выхода. Теперь, начиная с 5-го номера, редакция нашего журнала отправляет Вам книжки журнала по почте3.



В ближайшее время я вышлю Вам сведения о литераторах, известных мне и работающих в России, для помещения в Новой Русской Книге. Весьма вероятно, что мне удастся побудить некоторых писателей предоставить для Вашего журнала автобиографические сведения.

Журнал Ваш своевременно получается, за что редакция «Книги и Революции» просит Вас принять свою благодарность.

С совершенным почтением

Константин Федин,

член редакционной коллегии.

2
К.А. Федин (1892—1977), известный советский писатель, участник «Серапионовых братьев». С 1921 по 1926 г. работал в ленинградском отделении Госиздата, с конца 1921 г. стал сотрудником и секретарем редакции критико-библиографического журнала Книга и Революция (см. о нем статью: Г.Н. Водка. «Из истории журнала "Книга и Революция "», Труды Ленинградского гос. института культуры им. Н.К. Крупской, том XXIV, 1972). Журнальной работе Федина этого времени посвящена статья П.П. Ширмакова «Публицистическая и литературно-критическая деятельность К.А. Федина 1919—1921 годов», в сб.: Творчество Константина Федина. Статьи. Сообщения. Документальные материалы. Встречи с Фединым. Библиография. М., 1966, стр. 269—294. В Книгоиздательстве писателей в Берлине в 1923 г. вышла его повесть Анна Тимофеевна (и предполагалось издание сборника рассказов Пустырь, в 1924 г. вышедшего в Москве). Справки о Федине помещены в РК, № 9 (стр. 32), в НРК, № 4 (стр. 36—37) и № 6 (стр. 34—35) за 1922 г. и в № 3—4 (стр. 52) и 5—6 (стр. 53) за 1923 г.

Первые три из сохранившихся и публикуемых ниже писем Феднна к Ященко написаны на бланках редакции журнала Книга и Революция.
2
1 июня 1922

Многоуважаемый Александр Семенович,

В прошлом письме, уведомляя Вас о высылке в Берлин №5 (17) «Книги и Революции», я забыл отблагодарить Вас за присланный Вами через М.А. Дьяконова комплект «Русской Книги» (кроме № 1). С особой признательностью делаю это сейчас.

Препровождаю с этим письмом ряд заметок для отдела «Судьба и работа русских писателей...»4 Если Вы сообщите мне, кто из петербургских писателей интересует редакцию «Новой Русской Книги», я готов содействовать Вам в получении автобиографий для отдела «Писатели о себе».

Прошу принять уверения в совершенном

уважении к Вам

Константин Федин.

3

30 июня 1922



В редакцию журнала Новая Русская Книга. Берлин.
Уважаемый Александр Семенович.

В № 6/18 «Книги и Революции», который на днях выйдет в свет и будет переслан Вам по почте, помещено объявление о Вашем журнале.

При сем прилагаем объявление журнала «Книга и Революция» и просим напечатать его в очередном номере «Новой Русской Книги».

Мною получено Ваше письмо от 20 июня. Я постараюсь исполнить Ваше поручение касательно автобиографий петербургских поэтов и писателей.

Что касается высылки Вам № 1—4 нашего журнала, то в данный момент я этого сделать не могу, однако в ближайшее время вышлю по почте.

Уважающий Вас Константин Федин,

член ред. кол.
4

Петербург, 16 июля 1922

Литейный просп. 33, кв. 13

Многоуважаемый Александр Семенович.

Шлю Вам автобиографию Инн<окентия> Оксенова5. Серапионовы братья помещают автобиографические заметки о себе в № 3 «Литературных Записок» и просят меня сообщить Вам, что Вы можете перепечатать эти заметки в «Нов<ой> Рус<ской> Книге». Прилагаемый оттиск — моя автобиография, предназначенная для «Лит<ературных> Записок». Располагайте ею6.

На днях вышлю Вам только что вышедший №6(18) «Книги и Рев<олюции>» и свою маленькую книжечку-рассказ «Сад» в изд<а-нии> «Петроград».

Иван Дм<итриевич> Галактионов ждет от Вас № 5 «Нов<ой> Рус<ской> Кн<иги>» со своей статьей7. Адрес его — Гос. Изд<атель>ство, Петербург. Прошу Вас заметить себе мой новый адрес.

Уважающий Вас

Конст. Федин.

5

Петербург, 5.IX 1922



Литейный, 33, кв. 13

Многоуважаемый Александр Семенович,

Посылаю Вам только что вышедшую книжечку мою — «Сад»; за рекламную обложку ответственность несет издательство. На днях вышлю № 7 «Книги и Революции».

Иван Сергеевич8, с которым я провел здесь немало добрых часов, уехал на родину, в Смоленскую губернию. Получили ли Вы сумасбродные открытки, которые мы заполняли по немецкому образцу — за кружкой пива?

Ив<ан> Серг<еевич> старательно и долго искал в своих чемоданах Ваше письмо ко мне, наконец — махнул рукой и заявил, что в письме, в сущности, ничего замечательного, одни поклоны. Я, однако, страшно жалею, что оно не разыскалось. Он так и увез его с собой в деревню.

Ив<ан> Серг<еевич> передавал мне, что В.П. Крымов9намеревается перевести мой «Сад» на английский10. Я посылаю В.П. книжку. Если намерение это не изменилось — жду перевода и проистекающих из сего акта гонорариев.

Преданный Вам

Константин Федин.


КОММЕНТАРИИ
1 Михаил Александрович Дьяконов — племянник известного историка, профессора истории права Юрьевского университета, академика М.А. Дьяконова (1855—1919), петроградский литератор, переводчик (рецензии А. Ветлугина и П. Берлина на переведенные им книги напечатаны в НРК, 1922, № 4 и № 5). Был управляющим делами коллегии петроградского отделения Госиздата (ближайшим помощником И.И. Ионова); постоянно печатался в журнале Книга и Революция. В самом конце 1921 г. приехал в составе советской торговой делегации в Христианию (он состоял на службе в советской миссии до лета 1926 г., когда вернулся в Ленинград — см. об этом письмо A.M. Ремизова к Д.А. Шаховскому от 17 июня 1926 г., в кн.: Арх. Иоанн Шаховской. Биография юности. Париж, 1977, стр. 227) и переслал Ященко годовой комплект Книги и Революции за 1921 г. Справка о нем помещена в НРК 1922, № 3, стр. 36. В сохранившихся в архиве Николаевского письмах к А.С. Ященко Дьяконов сообщил ряд сведений о петербургской издательской жизни. В них же он раскрыл свои псевдонимы в Книге и Революции — «Триэмия», «Пау Амма» и «Кёук» (они не учтены в Словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей И.Ф. Масанова, М., 1956—1960) и обсуждал — несостоявшееся в конце концов — сотрудничество в НРК (под псевдонимом Е.Е. Щихлёв). Сын Дьяконова — известный советский востоковед-ассириолог.

2 Ср. извещение в НРК, 1922, № 3, стр. 21.

3 В 7-м номере НРК помещена рецензия Б. Н<иколаевского> на пятый-седьмой номера Книги и Революции за 1922 г.

4 По всей видимости, справки о Груздеве, Замятине и «Серапионовых братьях» в 6-м номере НРК 1922 г.

5 Иннокентий Александрович Оксенов (1897—1942), поэт и литературный критик. Автобиография его помещена в 10-м номере НРК за 1922 г. (стр. 40—41). Пересылая ее в редакцию, Оксенов просил одновременно дать в журнале отзыв о его стихотворном сборнике Роща (экземпляр был послан И. Эренбургу). В конце августа И.А. Оксенов послал в НРК другую свою статью — «Шпенглер и мы», по поводу которой писал А.С. Ященко: «Если положения этой статьи покажутся Вам "персональными", если Вы со многим будете несогласны, — я очень прошу Вас оговорить это в примечании, но все-таки, по возможности, дать статье место в Вашем журнале. Высказанное мною в этой статье чрезвычайно дорого и мне очень хотелось бы, чтобы оно было услышано именно теми, кто сейчас оторван от России». Статья напечатана в НРК не была; сохранилась в архиве Б. Николаевского.

6 Константин Федин «(Писатели — осебе»>. НРК, 1922, №7; vp.: Литературные Записки, 1922, № 3.

7 И. Галактионов. «Международная книжная выставка во Флоренции. (Впеатления)». НРК, 1922, № 5, стр. 20—22.

8 И.С. Соколов-Микитов.

9 Владимир Пименович Крымов (1878—1968), прозаик, до революции — сотрудник Нового Времени, издатель журнала Столица и Усадьба, после революции — в эмиграции. В 1921 г. несколько месяцев был редактором берлинской газеты Голос России.

10 Рассказ «Сад», удостоенный первой премии на конкурсе Дома литераторов в Петрограде (см. статью: В.А. Шошин. «Конкурс Дома литераторов», Русская Литература, 1967, № 3, стр. 214—219), впервые появился в Литературном приложении к «Накануне» (№ 8, 18 июня 1922), а затем вышел отдельным изданием в Петрограде. В рецензии на эту книжку Ф. Иванов назвал рассказ «нежной акварелью» (НРК, 1922, № 11—12, стр. 8); ср. отзыв A.M. Ремизова: «"Сад" Федина — рассказ подгородний: нежности посолонной, а тема нынешняя» (A.M. Ремизов. «Крюк. Память петербургская», НРК. 1922, № 1, стр. 7).


А. БЕЛЫЙ
Берлинский период — один из самых плодотворных в биографии Андрея Белого; мемуаристы не раз отмечали с изумлением исключительную интенсивность его творческой жизни в эти годы (см. библиографию, опубликованную Жоржем Нива в Cahiers du monde russe el sovielique, vol. XV, no. 1—2, Janvier—Juin 1974, pp. 22—39). Вместе с Ремизовым, Ященко и др. А. Белый выступил в конце 1921 г. инициатором создания в Берлине Дома Искусств и Вольной Философской Ассоциации — по образцу существовавших организаций в Петрограде и Москве. В первом номере НРК за 1922 г. помещены три его заметки — автобиографическая, в разделе «Судьба и работы...»(стр. 38—40); сообщение о Вольной философской ассоциации в Петербурге (стр. 32—33) и статья «Культура в современной России» (стр. 2—6), прочитанная предварительно как доклад и вызвавшая оживленные отклики в прессе. Публикуемое письмо к Ященко относится, по всей видимости, к весне 1922 г. Кроме названных, Белый выступил в НРК со статьей «К юбилею Максима Горького» (№ 8, стр. 2—3). Летом 1922 г. вышел первый номер его журнала Эпопея; позднее он — с Ходасевичем — был привлечен Горьким к изданию Беседы. К сменовеховству А. Белый отнесся резко отрицательно и в Накануне участвовать отказался. В ноябре 1922 г. он писал И.О. Щупак о том, что для него в Россию «путь отрезан» (см.: Boris Sapir. «An Unknown Correspondent of Andrey Bely (Andrey Bely in Berlin 1921—1923)», The Slavonic and East European Review, Vol. 49, No 116 (July 1971), p. 451).

Дорогой Александр Семенович,

He сердитесь на меня: я серьезно нервно болен, — на почве многих неприятностей, о которых ведь не оповестишь в газетах. Уже давно, нервно больной, я работаю по 20 часов в день: пишу основные свои книги и сижу над грудой корректур. Между тем: со всех сторон на меня сыплются предложения, просьбы, требования; между тем: при помощи десятка писем выцарапываешь из России свои книги; между тем: у меня постоянные сердечные припадки; между тем: я совсем одинок и не умею себе пришить пуговицы; между тем: высунув язык, обегаешь целый ряд мест только чтобы — «не обиделись»; между тем: нервный доктор сказал: «.Если вы не почувствуете хотя бы на 3 месяца себя свободным от всех обязательств, то вы умрете: нельзя жить в такой нравственной затормошенности». Милый Александр Семенович — предоставьте мне право, когда я буду здоровее, не так затормошен, когда кончу свою книгу о Блоке, без приглашения написать в «Новую Русскую Книгу», где мне так хотелось бы сотрудничать, то, что обещал; если «Новой Русской Книге» тогда не понадобится статья, я ее напечатаю в другом месте. А сейчас, верьте мне: я болен, а — работаю все же целые дни; и если работать, то работать в основном русле; работать сразу в десяти направлениях (стихи, роман, воспоминания; статьи легкие, сериозные, полусериозные и т. д.) это значит при моем состоянии нервов, как сказал доктор: «Сойти с ума». Поэтому вы не рассердитесь на меня, что я спасая остатки здоровья работаю только над тем, что сам считаю нужным для себя; а всякие статьи по заказу — мне яд. Не сердитесь?

Осенью у меня будет Секретарь; и тогда я сумею исправно отвечать на письма. Простите за долгое молчание. Искренне любящий Вас

Борис Бугаев.
Berlin W. 50

Herrn Prof. A. Jascenko Abs.: B. BugaefT. Zossen b. Berlin.



(«Neue Russische Buch») Stubenrauchstr. 68 bei Lai

Augsburgerstrasse 33


C.A.СОКОЛОВ
Сергей Алексеевич Соколов (псевдоним — Кречетов; 1878—1936) — видный представитель символистского движения начала века, поэт, прозаик и журналист, владелец символистского издательства «Гриф» (1903— 1913). Во время Первой мировой войны был на фронте, попал в немецкий плен (где находился вместе с прославившимся впоследствии маршалом М.Н. Тухачевским — см. воспоминания Р.Б. Гуля в Новом Журнале, 134, 1979, стр. 114). В 1919 г. работал в литературно-политическом пресс-бюро Добровольческой армии, вместе с A.M. Дроздовым и А. Ветлугиным сотрудничал в газете Жизнь, выходившей в Ростове-на-Дону (см. письмо А. Ветлугина, приведенное в книге Д. Аминадо Поезд на третьем пути, Нью-Йорк, 1954, стр. 278). В 1920 г. эвакуировался в Париж, а в 1922 г. переехал в Берлин, где руководил «русским национальным издательством» «Медный Всадник» (здесь, в частности, вышел одноименный альманах под его редакцией и сборник его стихов Железный перстень). Платформа этого издательства заключалась в «объединении русских писателей национального настроения, приявших достижения мировой культуры, но рядом с этим не угасивших в себе пламень русского духа и верящих в его неистребимость и преемственное торжество в веках. Отрицая и осуждая кровавый коммунистический режим, поработивший нашу родину, Медный Всадник служит русскому делу, стремясь живым художественным словом укрепить в душах бодрый национальный дух и веру в конечную победу русской России». (Цитируем по тексту рекламного листа в альманахе Белое дело. Летопись белой борьбы. Материалы, собранные и разработанные бароном П.Н. Врангелем, герцогом Г.Н. Лейхтенбергским и светлейшим князем А.П. Ливеном. I. Берлин, 1926). В начале 30-х годов С. А. Соколов приветствовал приход к власти нацистов, но, вследствие поступивших доносов о его принадлежности к масонам, был вынужден тайком бежать из Германии. (См.: И.В. Гессен. Годы изгнания. Жизненный отчет. Париж, 1979, стр. 243). Умер в Париже.

1

22дек<абря> 1920 Paris — Neuilly



3 rue Parmentier

S. Sokoloff

Дорогой Александр Семенович,

Получил Ваше обращение от 7 декабря. Спасибо большое за память. Был рад узнать, что Вы существуете на свете.

Библиографию моих писаний за 1918—20 годы дать — увы! — весьма затрудняюсь.

Книг моих после очерков с фронта («С железом в руках, с крестом в сердце». С. Кречетов. СПБ. «Прометей». 1916) за время войны не появлялось, ибо до лета 1918 я был в немецк<ом> плену. В августе 18-го я был прислан немцами, после Бреста, в Москву, откуда через месяц во образе солдата и с соотв<етствующими> документами удрал на Юг.

Там я с весны 19-го года по март 20-го служил в Доброармии, где был редактором Литературно-Политич<еского> Пресс-Бюро при Отделе Пропаганды и снабжал соответственными статьями моих многочисленных сотрудников все газеты Юга России, сочувственные идеям Доброармии.

Сам я лично за это время написал штук 40 статей за моей обычной подписью С. Кречетов, напечатанных во многих южнорусских газетах. Но когда и где, установить затрудняюсь.

В Ростове в декабре 19 года я выпустил журнал искусства и литературы «Орфей» (под редакцией моею и Евгения Лансере)', единственный журнал на территории Добрармии. (Вышел только 1 №, с репродукциями вещей Билибина, Лансере, Силина2 и т. д.).

За пребывание в Париже (с весны этого года) написал несколько статей в «Общем Деле» и в Пражской газете «Русское Дело»3.

Напечатал в разное время несколько стихов в южнорусских газетах и в том же «Орфее».

Из работ, готовящихся к изданию, есть сборник стихов (который негде издавать!)4 и сборник статей по истории новой русской литературы, — нечто вроде последовательного курса. Это — те лекции, которые я читал в плену моим сотоварищам офицерам. Если это привести в порядок и подработать, выйдет стройная книга. Но опять-таки не знаю, где ее можно бы издать.

Что у Вас есть на сей счет в Берлине? У меня, напр<имер>, есть готовый альманах, который можно бы составить, частью из некоторого материала из I № «Орфея» (№ — погиб при падении Ростова), частью из материала, приобретенного и оплаченного мною для 2 № «Орфея». Я его захватил с собой. Если у Вас есть подходящий издатель, черкните: я пришлю, подробный перечень.

В Париже я месяцев 6 служу секретарем Правления одного большого акционерного общества. Но т<ак> к<ак> оно связано было с делами Врангеля, то теперь оно клонится к ликвидации и в январе, думаю, я буду уже «свободен»5.

Здесь со мною моя жена, Л.Д. Рындина, с которой, наконец, судьба нас соединила6. Это смешно, но несмотря на свое огромное имя в России в качестве кинематографич<еской> премьерши, здесь она еще не устроилась. Французские фирмы ее не знают и дают дешево (а продешевить себя она не хочет!), а русские имеют свои вывезенные труппы. Сейчас она открыла «Киностудию» (школу киноактеров). По началу дело идет очень неплохо.

Еще одно: не знаете ли Вы — говорят, в Берлине выгодно покупать русские имения7. У меня с братом, если Вы помните, есть Малаховка, подмосковное дачное имение более, чем в 300 десятин, которые при любом строе, кроме большевицкого, останется в частной собственности. Подумываем о продаже. Если слышно что насчет этого, черкните.

Жму руку. Жена шлет привет.

Ваш С. Кречетов.

Есть ли в Берлине приличные газеты, куда можно писать?

2

7 февраля 1921.



Дорогой Александр Семенович,

Получил № 1 «Русской книги» и Ваше письмо от 12 января еще давно. Посылаю кое-какие адреса из приложенного Вами списка, какие мне известны.

«Русскую Книгу» прочел с удовольствием. Труд Вы, действительно, выполнили большой.

Не могу только не упрекнуть Вас за одно.

Вы пишете в предисловии, что журнал беспартийный и потому он будет искать путей и для распространения в Советской России. Ergo, туда он попадет.

С другой же стороны Вы помещаете, в перечне здравствующих литераторов, такие сведения из их биографии, которые, имея в виду распространение журнала в Совдепии, могут весьма облегчить красным расправу с их близкими, если, при удобном случае, не с ними самими.

Раз Вы имели в виду двигать журнал в Совдепию, сведения такого порядка не подобало бы помещать.

Скажем, вы печатаете8 о моей работе в Пресс-бюро Доброволь-ч<еской> Армии. А ведь у меня в Совдепии родные. И не так давно всю печать обошел циркуляр Дзержинского о слежке за заграничными антибольшевиками и о заложничестве за них их родных в России9.

При наличности Вашего журнала, работа красных весьма упрощается. Раскрыл книгу: тут и адрес, тут и «формуляр».

В иных случаях получается еще хуже.

Вы, скажем, пишете о Юрии Слезкине, что по одним слухам, он расстрелян за работу в Деникинской пропаганде, а по другим благополучно работает где-то в Пролеткульте10.

Что с ним в действительности, Вы не знаете. Хорошо, если он помер. Мертвому — все равно.

А если он, кое-как замазав следы своей работы на Юге в Осваге, ухитрился уцелеть и кое-как приткнулся в Пролеткульте (как делает множество!)?

Большое он получит удовольствие, когда «Русская Книга» приедет в Москву и его мигом притянут, куда следует, опираясь на сведения из журнала.

Нет, Александр Семенович, надо было трижды подумать, чем действовать таким образом, и я высказываю это с полной откровенностью, как человек знающий Вас не со вчерашнего дня, — не ради укора (что сделано, то сделано), а ради того, чтобы впредь, составляя Ваш словарь литераторов, Вы избегали помещать там такие сведения, которые в итоге могут кому-то стоить жизни.

Жму руку.

Преданный Вам

С. Кречетов.

Еще одно — pro domo mea. Мое литерат<урное> имя — Сергей Кречетов. Фамилия «Соколов» — моя частная жизнь. И уже во всяком случае меня надо было помещать под буквою «К». Литератору далеко не все равно, какое его лит<ературное> имя.

КОММЕНТАРИИ
Интересные сведения об этом журнале привел в своих мемуарах советский художник, известный книжный иллюстратор Н.В. Кузьмин, находившийся в период Гражданской войны в рядах Красной армии:

«В январе 1920 года я вместе с 15-й Инзенской дивизией попал в Ростов. В витрине книжного магазина (с самого Луганска не встречалось на моем пути книжных магазинов) увидел я номер неведомого мне журнала "Орфей", в рисунке обложки которого я узнал руку Е. Лансере.

Журнал выходил в Ростове под редакцией Сергея Кречетова при участии писателей и художников, волею судеб очутившихся в Ростове. Среди художников я нашел имена Билибина, Лансере, Сарьяна, Силина. Двое последних были местными старожилами. Я разыскал их и узнал, что Лансере и Билибина волна унесла дальше на юг

В первом номере "Орфея" Билибин был представлен давним рисунком "Руслан и голова". Вообще журнал, видимо, старался быть подальше от компрометирующей его политики.

Штаб нашей дивизии помешался в особняке местного богача Парамонова. В одной из комнат я нашел остатки редакции "Орфея": корректурные листы для второго номера. Иван Яковлевич и тут отделался каким-то крымским пейзажиком. Евгений Евгеньевич дал некоторую аллегорию с намеком на современность.

К весне мы дошли до Новороссийска. С Деникиным было покончено. Я наводил и тут справки о наших художниках, но ничего узнать о них мне не удалось». — Н.В. Кузьмин. Штрих и слово. Л., 1967, стр. 131—132; Н.В. Кузьмин. «Воспоминания о школе ОПХ», в кн.: Иван Яковлевич Билибин. Статьи, письма, воспоминания о художнике. Л., 1979, стр. 176.

В воспоминаниях Е.Е. Лансере («Несколько слов о моей жизни на Кавказе», журнал Творчество (Москва), 1936, № 1, стр. 11—13) и в литературе о нем, в том числе в насыщенной архивными документами монографии О.И. Подобедовой (Евгений Евгеньевич Лансере. 18751946. М., 1961), участие в ростовском журнале Орфей никак не упоминается. В органе Наркомпроса Художественное Слово, кн. II, Москва, стр. 69, помещен короткий отзыв Г<армо>дия (В.Я. Брюсова) на первый номер Орфея, в котором подчеркнут резко-антисоветский характер беллетристических материалов ростовского журнала.

2 Александр Дмитриевич Силин (1883 — ?) — художник-график. См. о нем: И. Березарк. Память рассказывает. Воспоминания. Л., 1972, стр. 91.

3 В 1920—1921 гг. Соколов печатался также в журнале Русская Мысль и в Русском Сборнике.

4 Железный перстень. Берлин, 1922.

5 Сотрудничество с П.Н. Врангелем было продолжено в издательстве «Медный Всадник».

6 Лидия Дмитриевна Рындина (1882—1964) — актриса, писательница, автор книги Фаворитки рока, Берлин, «Нева», 1923 (рецензия В. Л<урье> на эту книгу по мещена в НРК, 1923, № 3—4, стр. 22) и ценных мемуаров о символистской эпохе («Ушедшее», Мосты, 8, 1961, стр. 295—312).

7 Ср. в воспоминаниях И.А. Бунина «Третий Толстой» — И.А. Бунин. Собра ние сочинений в девяти томах. М., 1967, т. 9, стр. 441.

8 С.А. Соколов откликается здесь на справку о нем, помещенную в разделе «Судьба и работы...» в первом номере РК, стр. 31 и резюмирующую его вышеприве денное письмо к А.С. Ященко от 22 декабря 1920 г. Других библиографических спра вок о нем в РК и НРК больше не появлялось.

9 См.: Известия ЦИК от 30 ноября 1920 г. Ср. письмо П.А. Кропоткина к В.И. Ленину, опубл. в кн. На чужой Стороне. Историко-литературные сборники. III. Берлин—Прага, 1923, стр. 126—127.

10 РК, № 1,стр. 30.

Ср. в одном из печатных отзывов на выход первых номеров НРК и на раздел «Судьба и работы...» в нем:

«В этом списке мы нашли немало имен близких и известных нам публицистических и журнальных деятелей, о которых значится: в таком-то году — 1918, 1919 или 1920 — работал в таком-то издании (называется орган, боровшийся с большевиками), ныне остался в городе (следует пункт подсоветской России), служит там-то или живет так-то. Спрашивается, — кому могут быть нужны эти справки, именно в комбинации с указанием на то, что данный журналист работал в антибольшевистском издании?

Кому?


Ему самому, — находящемуся сейчас на положении подсоветского раба?

Его родным и близким, которые могут быть взяты заложниками?

Или какому-либо учреждению, вроде "Оскомчист" ("особая комиссия по чистке сов. учреждений"), для вылавливания контрреволюционеров, "притаившихся" и т. д.? <...>

Мы думаем <...>, что если со стороны г. Ященко составление таких списков — лишь плод безграничного недомыслия, то, по крайней мере, в будущем он согласится внести в свой справочник соответствующий корректив, прекратив печатание в нем сведений, касающихся деятельности писателей, протекавшей при антибольшевистских правительствах». См.: Журналист-Эмигрант. «Странный справочник». Свобода. Газета политическая, литературная и общественная (Варшава), № 46 (185), 27 февраля 1921, стр. 2.



1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23