Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга предназначена для широкого круга читателей




страница9/12
Дата13.01.2017
Размер1.88 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

САНАИ ГАЗНАВИ

Абу-л-Маджд ибн Адам Санаи - известный поэт и ариф конца XI века и начала XII века - родился примерно в 473/1081 году в Газне. Он прожил 62 года и умер там же в 535/1140-41 году. Он был современником Масуд ибн Ибрахима (ум. в 508/1114-15 г.) и его сына Бахрам-шаха Газнави (ум. в 552/1157-58 г.). Его отец Адам был из благородной и великодушной семьи, и, по утверждению поэта и арифа XV века Джами в «Нафахат ул-унс», он был родственником отца шейха Рази ибн Лала, одного из великих арифов и ученых, а также был учителем детей известного визиря Сакат ул-Малик Тахир ибн Али.

Санаи не только в свое время, но и в последующие столетия был воспет разными поэтами, литераторами, историками и авторами тазкире, и даже после смерти он остался очень авторитетным и глубокоуважаемым поэтом. Многие поэты-современники Санаи, а также поэты, жившие после него, приводили цитаты из его стихотворений и считали его равным Унсури, Муиззи, Рудаки, а иногда ставили его выше этих поэтов.

Садид уд-Дин Мухаммед Оуфи в своем известном тазкире «Лубаб ул-албаб» так описывает Санаи:

«Учитель мудрецов, последний из поэтов Маджд уд-Дин Адам Санаи Газнави. «Санаи», по выражению мудрецов, означает «свет» в саду проницательности Санаи, так как его сердце /принадлежало/ людям, сердца людские наполнились «светом» (сана), он из глубин своей души вытащил сокровища и через описание рассыпал жемчужины /слов/ мирянам...» Джами в «Нафахат ул-унс» писал о Санаи такие слова;

«Хаким Санан Газнави (да освятит Аллах его могилу!), кунйа (прозвание по имени сына) и имя его Абу-л-Мадждуд нбн Адам... /Он/ из великих /личностей/ суфиев, и его стихотворения поэты приводили как письменное свидетельство в своих произведениях. Книга «Хадикат ул-хакаик» - решительное и окончательное доказательство его совершенства, в описании страстей путников маарифета и тоухида. Он был последователем ходжа Мусу фа Хамадани...»

На самом деле в начале своего творчества Санаи занимался восхвалением султанов и вел беззаботный образ жизни. Но прошло немного времени, и он устал от такой жизни. Он обратился к суфийским и мистическим учениям, отдалился от притеснителей и богатых. Как пишет Доулат-шах: «От мира и от того, что в нем было /он/ далек до такой степени, что султан Бахрам-шах Газнави хотел выдать за него замуж свою сестру. Он отказался и отправился в паломничество и приехал в Хорасан... и стал последователем «шейха всех шейхов» Абу Йусуф Хамадани (да освятит Аллах его могилу!), затем уединился».

Два-три его сатирических и вульгарных стихотворения, по-видимому, относятся к тому периоду, когда он поступил на службу к газнавидским султанам, познакомился с государственными чиновниками и, как Фаррухи Систани, проводил свою жизнь в восхвалении и веселье. Однако перед отправлением в паломничество и после у Санаи появились душевные изменения, и жизнь его пошла в другом направлении. Он оставил восхваление шахов и великих личностей и начал заниматься вместе с суфийскими шейхами аскетизмом и богослужением. Как пишет Доулат-шах Самарканди: «Причина раскаяния Санаи была в том, что он однажды в Газне хотел воспеть султана Абу Исхак Ибрахим Газнави, а султан отправлялся в Индию, чтобы покорить тамошние крепости неверных /ради богатства той страны/, и Санаи хотел быстро прочитать свою касыду и торопился на его прием. В Газне был один сумасшедший, которого называли "Лайхар". Он иногда высказывал слова с глубоким смыслом /на самом деле он показывал себя сумасшедшим/, постоянно в питейных домах собирал остатки вина и выпивал по глоткам в топках при бане. Когда хаким Санаи подошел к топке, то услышал, что Лайхар говорил своему виночерпию (саки): "Наполни бокал, и выпьем! Пусть ослепнут глаза /от зависти/ Ибрахимчика Газнави". Виночерпий сказал: "Почему говоришь неправду?! Ибрахим же справедливый и благородный падишах, не ругай его!" Сумасшедший сказал: "Он-дурак, к тому же грубый и несправедливый. Он еще не покорил как следует Газну, а в такую суровую зиму хочет отправиться в поход в другую область. А когда он сделает жителей той области мусульманами, захочет пойти в поход в другую область"'. - Он взял бокал, выпил и продолжил: "Наполни этот бокал, и выпьем! Путь ослепнут глаза /от зависти/ ничтожного поэта Санаи!" Виночерпий опять возразил: "О, друг мой! Не ругай Санаи! Он остроумный, жизнерадостный. Его уважает и знатный и плебей!" Он ответил: "Не заблуждайся! Он полный глупец, занимается болтовней и пустословием, и называет это стихотворением. Из-за корысти ежедневно стоит перед дураком и приветствует его. Он даже не знает, что его сотворили не ради болтовни и пустословия. Если в великий день /т.е. в день страшного суда/ у него спросят: "Что ты принес /из благих дел/?" Что ответит Санаи перед Всевышним?! Что скажешь такому человеку, кроме того, что он невежественный!"

Когда хаким услышал эти слова, то потерял сознание, и эти слова так повлияли на него, что он отказался от службы /во дворце/, остыл ко всему на свете, выбросил свой диван стихотворений в воду, и стал заниматься аскетизмом и богослужением».

Этот рассказ хотя и похож на предание, но в нем есть доля правды и рассказ свидетельствует о том, что в те времена были просвещенные люди, которые в различных кругах критиковали правителей-притеснителей. Народ уважал Санаи, и когда он ходил к простым людям, то слышал такие разговоры, и они оказывали на него влияние.

Он в своем «Диване», обращаясь к ищущим истины, говорит:

Если говоришь на основании религии,

хоть еврейской, хоть сирийской /какая разница!/

Если ищешь место для/поклонения/Богу,

где бы это ни было /какая разница!/

Если сегодня тебя убил огонь страсти,

несомненно, освободился,

За то жар этого огня завтра сделает тебя,

как дрова /и сожжет!/

Если учился, тогда бойся корыстолюбия, в ночь.

Когда вор придет с лампой в руке, возьмет вещи выборочно.

Санаи после того, как стал последователем мистицизма и суфизма, начал резко критиковать жестоких правителей, агрессивных завоевателей и насильников и старался разбудить своими резкими протестами и непримиримостью надменных эгоистов, потерявших рассудок от гнева, ярости и беспочвенной страсти.

Санаи в молодости путешествовал из Газны в Хорасан и несколько лет жил в Балхе, Серахсе, Мерве, Герате и Нишапуре. В этих городах участвовал в собраниях великих личностей, ученых, шейхов. Примерно в 518/1123-24 году он вернулся в Газну и до конца своей жизни остался там. В предисловии к своему «Дивану» он пишет: «Когда я приехал в Газну, один из великих личностей Ходжа Амид Ахмед ибн Масуд Таше предложил мне, чтобы я собрал свои стихотворения в «Диван» и навел порядок. У меня даже не было дома, где можно было бы писать. Этот великодушный человек обеспечил меня всем необходимым и домом на год».

В конце своей жизни Санаи жил в уединении в Газне и умер около 535/1140-41 года. Мавзолей Санаи в Газне является местом паломничества почитателей его творчества.



АНВАРИ

Оухад уд-Дин Анвари Абиверди - один из великих персоязычных поэтов и знаменитых мастеров слова - родился в начале XII века.

Авторы тазкире придерживаются единого мнения в том, что Анвари происходил из Абиверда (один из городов Хорасана между Нисой и Серахсом в современном Туркменистане), который был известен как «дашт-е Хаваран» ("Хаваранская степь"). По этой причине Казвини в своей книге «Асар ул-билад» относит его к Хаварану.

Доулат-шах в своем тазкире и Амин Ахмед Рази в «Хафт иклим» отметили, что Анвари родился в селении Бадане, поблизости от Мехне.

Автор «Тазкире-е ботхане», следуя за Амин Ахмед Рази, тоже считает, что он из селения Бадане. Фасихи Хафи в своей книге «Муджмал ym-maвapux» пишет: «Анвари Хаварани родом из Бадане, которое является одним из селений Хаварана».

На основании вышесказанного становится ясным, что местом рождения Анвари является не сам Абиверд, а одно из селений Абиверда - Бадане или Бедене.

Таким образом, как было отмечено, Анвари родился в Абиверде или Баварде. Абиверд находится в области, известной как Хаваранская степь. Поэт в своих стихотворениях говорит, что он из Хаварана, а название Абиверд он нигде не упоминает. Поэтому когда он начал писать стихотворения принял тахаллус Хавари. Через некоторое время по совету известных личностей он поменял свой тахаллус на Анвари.

Доулат-шах Самарканди и вслед за ним многие авторы тазкире так описывают начало его поэтической деятельности:

«Анвари учился в медресе «Мансурийе» Туса. Как было установлено, во время учебы он жил в бедности и в нищете и с трудом находил ежедневное пропитание. В тот день, когда свита Санджара изволила остановиться в Радкане, Анвари сидел у двери медресе. Он видел, как проезжает человек, окруженный пышной свитой и многочисленными гуламами. Спросил: «Кто этот человек?». Ответили: «Поэт султана». Анвари сказал про себя: «Удивительно! Профессия поэта - такая низкая, однако, этот человек такой помпезный! Наука у нас на такой высоте, а я такой бедный и беспомощный». После этого он серьезно подумал, чтобы жить нормально, надо стать поэтом. В ту же ночь он сочинил касыду, начинающуюся следующими строками:

Если сердце и руки были /бы/ морем и рудником,

/Это/ были /бы/ сердце и руки владыки.

На другой день с утра, чтобы прочесть свою касыду правителю, он направился к месту стоянки войск султана Санджара и прочитал ему касыду. Султану очень понравилась эта касыда, и он сделал его одним из приближенных к дворцу людей. Он определил для него жалованье и Анвари поехал в свите султана в Мерв».

После того, как Анвари стал приближенным к султану, он долгое время был у него на службе и находился рядом с ним и в походе, и при дворе.

Доулат-шах пишет об этом:

«После того, как султан послушал касыду Анвари и одобрил его слова, он сделал ему подарки, назначил на работу и приблизил к себе. Анвари после поклона и почестей заявил ему:

Для меня нет убежища, кроме твоего порога,

Моей голове сдаваться негде, кроме /как/у этой двери.

Султан дал ему подходящую работу, назначил хорошее жалованье и принял в свиту. Когда они двинулись из Радкана, он также был в султанской свите».



ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОИЗВЕДЕНИЯ АНВАРИ

Анвари прославился как поэт, и многие знают его по «Дивану» стихотворений, дошедшему до наших дней. Но главное, что его отличает от других поэтов того периода, и то, что сделало его уважаемым правителями, визирями, известными личностями, были его глубокие знания по современным наукам своего времени. Как пишут некоторые авторы тазкире и как видно из его стихотворений, он считается знатоком философии, астрономии, геометрии, а также литературы, фикх, комментариев, хадисов и других наук. Он обучался этим наукам у известных учителей. В наши дни нет такого интереса к астраномии, как раньше, и поэтому никто не хочет заниматься этой наукой. В то время астрономия имела большое значение, и желающих изучать ее было много. Мыслители и философы изучали эту науку с рвением. Анвари также в то время считался одним из ведущих специалистов в этой области, и об этом он неоднократно вспоминает в своих стихотворениях и подчеркивает, что пишет в насибе (лирическое вступление к касыде) и в стихотворном метре аруза вафир. Он пишет:

Хотя я и занимаюсь сочинением восхвалений и газелей,

Не думай, что я в сочинении слов и значении слабый.

Логику, музыку, астрономию знаю понемногу.

По правде должен сказать: /пишу/ в насибе и вафир.

В теологии то, что подтвердит здравый смысл,

Если ты подтвердишь, тогда я мастер комментирования.

Если по математике несколько трудных /задач/я решил

в одиночку.

В том, кроме Бога, никто не помог/мне/!

По естествознанию /изучал/ тайны с интересом,

Если завистник не помешает, сделаю открытие.

Я не чужд науке о звездах и их действиях,

В описании их я очень сведущий и ученый.

Я не хуже, чем Лукман и Платон в философии.

Если не веришь, испытай /меня/,я готов!

Его интерес к изучению книг по философии, теологии, естествознанию, математике отражен в его стихотворениях.



ПОЧЕТ И ВЛИЯНИЕ АНВАРИ ПРИ ДВОРЕ

Авторы тазкире отметили, что авторитет Анвари у султанов был очень высок, и каждый из правителей очень уважал его, его уважали даже больше, чем поэта. Рассказывают, что, когда он стал служить у султана Санджара, быстро нашел общий язык с правителем, поэтому султан искренне уважал его как ученого. Некоторые авторы пишут, что султан, несмотря на свое величие и славу, дважды ездил к нему домой, чтобы повидаться с ним. В стихотворениях Анвари также имеются намеки на то, что султан уделяет ему большое внимание:

Владыка мира вызвал Анвари

К себе, поздоровался и посадил /возле себя/.



ПОЭЗИЯ АНВАРИ

Анвари был мастером слова, с блестящим талантом, отличной памятью и острым умом. Сам Анвари об этом говорит:

Память у меня такая сильная, так что сейчас,

/Если она/скажет мне учить любую науку, скажу «Я готов!».

Талант поэта проявлялся и в описании событий, и в изображении природы и в выражении чувств. Его стихотворения изящны и совершенны, полны глубокого смысла. Этим его стихотворения отличаются от творчества современников, а также поэтов прошлых времен.

Другой особенностью его стихов является использование аллегории, метафоры, которые отличаются сочностью, свежестью и нежностью:

Вчера султан стеклянного небосвода,

Тот, который приказ шаха для слуги, являются обязательным!

В связи с тем, что Анвари был мыслителем, философом, астрономом, математиком, хорошо разбирался в этих науках, эта тематика нашла отражение и в поэтическом творчестве Анвари. Таким образом, поэт раскрыл широту своих интересов и образованности. Это обстоятельство создавало определенные трудности и стало одной из причин, мешающих полному пониманию его поэзии.

Одним из бесспорных признаков таланта поэта является умение поэта сочинять стихотворения экспромтом. На собраниях известных личностей он сочинил более 20 бейтов экспромтом.



СМЕРТЬ АНВАРИ

Хотя имеются различные мнения по поводу даты смерти поэта, профессор Джалал уд-Дин Хумаи отмечает, что Анвари умер в 583/1188-89 г. Исследователи не едины также в вопросе о месте смерти Анвари: одни считают, что он умер в Балхе, а другие - в Хаваране.



СААДИ

Саади родился в 1213-1219 гг. в современном Ширазе в Иране. Имя поэта Абу Абдаллах Шараф уд-Дин, а Саади - его почетное прозвище (лакаб). В связи с тем, что он жил во время правления Абу Бакр ибн Саад ибн Занги, одного из агабеков тюркских салыров, и султан уважал его, поэт, чтобы показать ему свою преданность выбрал для себя прозвище «Саади», (т.е. относящийся к Сааду).

Начальное образование он получил в Ширазе, но в результате нашествия монголов был вынужден переехать в Багдад. Там Саади учился в медресе «Низамийе», которое было крупнейшим научным центром того времени, и получил высшее образование. Имеются предания, что Саади побывал в Ираке, Сирии, Анатолии, Египте, Марокко, Азербайджане, Балхе, Газне, Пенджабе, Гуджарате, Сумнате.

Во время этих странствий он как государственный служащий, секретарь, поэт и ученый-богослов встречался и познакомился с известными личностями того периода. Однажды, как пишет сам Саади, во время такого путешествия по пути в Иерусалим он попал в плен к крестоносцам.

1256-125 7 гг. он возвратился в родной город. В это время правителем Шираза был Абу Бакр ибн Саад ибн Занги, и он, подписав соглашение с монголами, установил мир в области. Саади, высоко ценивший действия повелителя, в 1257 году посвятил ему свое произведение «Бустан», а через год преподнес ему свой «Гулистан».

Эти книги за короткий срок прославились в персоязычных областях исламского мира. Однако через несколько лет после смерти султана и его сына, преемник престола не смог управлять страной, и страна попала в руки монголов. Саади, уставший от набегов и распрей, второй раз отправился в паломничество. Имеются предания, что там он встречался с правителем монголов Абака ханом.

Последние годы жизни Саади провел на родине и занимался молитвами и богослужением. Он умер в 1292 году. Его гробница находится в Ширазе, рядом с его медресе.

Самым известным произведением Саади считается «Гулистан» ("Розовый сад"). Часть книги написана стихами, а друтая часть - рифмованной прозой. «Гулистан», хотя и читается легко, но подражать ему очень трудно. В течение столетий были поэты, которые пытались сочинить произведение, подобное «Гулистану». Однако эти подражания не могут сравниться с «Гулистаном». Среди произведений, написанных в стиле «Гулистана», можно назвать «Нигаристан» Моин уд-Дина Джувейни, «Бахаристан» Джами, «Роузат ул-ахбаб» Сатили.

Вторым крупным и известным произведением Саади после «Гулистана» является «Бустан» ("Плодовый сад"). Это произведение, состоящее из десяти глав, включает в себя религиозные, моральные, мистические темы, в том числе такие темы как справедливость, великодушие, любовь, просьба, воспитание, благодарность, раскаяние. Поэт отражает в них свои сокровенные мысли и чувства.

Темы, которые с трудом вписывались в другие произведения, как будто ожили в «Гулистане» и приобрели глубокий смысл.

Когда читаешь произведения шейха Саади, хочется сказать: «Да, я тоже именно об этом хотел говорить».

Саади Ширази - одна из великих личностей персидской литературы, и без «Гулистана» и «Бустанa» невозможно полностью представить себе литературу Ирана. Саади занимает высокое положение не только в персидской, но и в туркменской литературе. Из стихотворений Махтумкули видно, что произведения Саади изучали в прошлом в туркменских мектебах и медресе. Другие произведения Саади: «Дибаче» ("Введение"), «Маджалис-е панджгане» ("Пять маджлисов"), «Соал-е сахиб-диван» ("Вопрос распорядителя казны"), «Агл ва эшг» (''Разум и любовь"), «Насихат ул-молук» (''Назидание правителям"), «Ресале-е селасе» ("Три трактата"), касыды на персидском и арабском языках, газели, четверостишия, муфрадат (отдельные бейты), мадхийат ("хвалебные оды"), муламмаат (стихотворения, в которых чередуются стихи и полустишия), таййибат (приятные стихотворения), бедайе (приятные, диковинные стихотворения), мукаттаат (отрывки), хазлийат (шутки) и др.



ОМАР ХАЙЙAM

Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим, один из великих поэтов и ученых, родился в Нишапуре и жил во времена правления сельджукидов.

Из биографических материалов Хаййама известно, что он жил в таких городах Хорасана, как Тус, Балх, Бухара, Мерв и даже в Багдаде. Согласно некоторым преданиям он совершил паломничество в Мекку. Хаййам считался одним из уважаемых и избранных мыслителей своего времени и поддерживал отношения с такими первостепенными учеными, как Газали, с султанами, с такими видными личностями сельджукского двора, как Малик-шах, ходжа Низам ул-Молк. Он был уважаемым человеком на собраниях султана, в научных и литературных кружках.

Поэт и мыслитель достиг глубоких знаний во всех современных ему науках, особенно в астрономии, медицине и философии. Поэтому одним из ученых астрономов, которому Малик-шах поручил реформу календаря и который вылечил от оспы Санджара, сына Малик-шаха, также был он. Хаййам дискутировал по вопросам философии и других наук с известными учеными своего времени, как Газали («худжджат ул-ислам» - доказательство ислама). Однако прославился Хаййам в основном благодаря рубаи (четверостишиям), написанным, по преданиям, во время перерывов ради забавы, когда он уставал от основных научных занятий, т.е. от решения вопросов по астрономии, медицине, философии. В этих рубаи глубокие философские мысли переданы простым и доступным языком. Естественно, и до Хаййама были такие поэты, сочинявшие четверостишия, как Шахид Балхи, Абу Шукур Балхи, Рудаки, Абу Сайд и другие. У них даже были четверостишия, схожие по своей тематике с четверостишиями Хаййама. Например, рубаи приводимый ниже, приписывают Шахид Балхи:

Вчера прошел я по развалинам Туса,

Видел сидящую сову на месте петуха.

Спросил: « Что скажешь об этих развалинах»

Сказала : « СКАЖУ ЛИШЬ «ЖАЛЬ ! ЖАЛЬ »

Однако рубаи Хаййама отличаются по своему стилю - нежностью и свежестью, и для большинства из них характерны глубокомыслие, сжатость, как будто Хаййам уклоняется от решения проблем мира посредством разума и доказательств, поэтому он освобождает свои чувства и отражает в рубаи свое изумление, растерянность, полет мыслей. Он хотел, чтобы в поэзии его мысли летали в более свободном пространстве воображения.

ВЗГЛЯДЫ ХАЙЙАМА

Рубаи Хаййама с точки зрения количества - малочисленны, с точки зрения языка - просты и лаконичны, а с точки зрения содержания - глубокие и интересные. На самом деле лаконичные философские мысли переданы в форме изящных добейти (четверостишие, состоящее из двух бейтов).

Омар Хаййам был сведущим в различных науках. Он сочинил такие трактаты, как «Трактат об алгебре и мукабале», по философии «Трактат о существовании». Первый из этих трактатов написан на арабском языке, а второй - на персидском, и эти произведения дошли до наших дней.

О количестве рубаи Хаййама существуют разные мнения. Большая часть четверостиший, которые сегодня приписывают ему, принадлежат другим авторам, таким как Ибн Сина, ходжа Абдаллах Ансари, Абу Сайд и др. В разных рукописях и печатных изданиях его имени принадлежат от 76 до 1200, а иногда и больше рубаи. Однако, по мнению исследователей, первая цифра ближе к истине.

Рубаи Хаййама переведены на разные языки, и его имя известно всему миру. Омар Хаййам скончался, как пишет его современник Арузи Самарканди, до 530/1135-36 года, и, по-видимому, он дожил до преклонного возраста.

Могила Хаййама находится на старом кладбище на расстоянии полфарсахов от Нишапура. Здесь уместно привести интересный рассказ одного из современников поэта Арузи Самарканди, который включает в себя сведения о его могиле: «В 506/1112-13 год\ в Балхе, на улице Работорговцев, в доме амира Абу Саад Джарре остановились ходжа имам Омар Хаййам и ходжа имам Музаффар Исфизари, а я присоединился к услужению им. Во время пиршества я услышал, как «худжджат ул-хакк» ("доказательство истины") Омар сказал: «Могила моя будет расположена в таком месте, где каждую весну ветерок будет осыпать меня цветами». Эти слова меня удивили, но я знал, что такой человек не станет говорить пустые слова. Когда в 530/1135-36г. я приехал в Нишапур, прошло уже четыре года с тех пор, как тот великий закрыл лицо /свое/ покрывалом земли и низкий мир осиротел без него. И для меня он был наставником.

В пятницу я пошел поклониться его /праху/ и взял с собой одного человека, чтобы он указал мне его могилу. Он привел меня на кладбище Хире. Я повернулся налево и у подножия стены, огораживающей сад, увидел его могилу. Грушевые и абрикосовые деревья свисали из этого сада, и цветущие ветви распростерлись над могилой и скрыли под цветами всю его могилу. И мне пришли на память те слова, что я слышал от него в Балхе, и я разрыдался, ибо на всей поверхности земли и в странах обитаемой четверти я не увидел бы для него более подходящего места. Бог, святой и всевышний, да уготовит ему место в райских кущах милостью своей и щедростью!».

ХАКАНИ

Хакани - один из крупнейших поэтов XII века, из группы придворных мастеров слова Ширван-шахов. Имя его - Бадил. Сам он пишет об этом так:

Я пришел в /этот/мир, чтобы сменить Санаи,

По этой причине отец дал мне имя Бадил (т.е. Замена).

Прозвище его - Афзал уд-Дин. Он в юношестве, т.е. до вступления в круг династии Манучихр Ширван-шаха, имеющего титул «Хакан-е акбар» (''Величайший хакан"), пользовался тахаллусом Хакаеки, а позже Хакан-е акбар дал ему тахаллус Хакани (т.е. принадлежащий Хакану - прим. переводчика).

Хакани родился в Ширване, в одной из областей Аран. Дата его рождения точно не известна. Некоторые исследователи на основании стихотворений поэта склонны считать годом его рождения 500/1106-07 год. Хакани с детства воспитывался у брата своего отца Кафи уд-Дин Омар ибн Османа, который был врачом и уважаемым философом и, как родной отец, занимался его воспитанием и образованием. Он обучал его философии, литературе, медицине, арабскому языку.

Рассказывают, что Хакани не хотел заниматься профессией отца, но отец настаивал на этом, поэтому Хакани, обидевшись, ушел к дяде и в течение семи лет жил под его покровительством.

Имад уд-Дин Закария Мухаммед ибн Махмуд Казвини в своей книге «Асар ул-билад» пишет:

«Афзал уд-Дин Хакани был философом, поэтом..., когда правитель Ширвана хотел по рекомендации своего визиря назначить его на работу, Хакани не согласился и сказал: «Я не смогу выполнять эту работу». Визирь попросил правителя, чтобы он заставил его принять эту работу, но Хакани опять не согласился. В конце концов, чтобы добиться его согласия, его арестовали. Однако и это на него не подействовало. Затем его вытащили из одиночной камеры и бросили среди разбойников, воров и бандитов. К Хакани подходили воры и бандиты и спрашивали у него причину заточения. Некоторые из них попросили Хакани, чтобы он сочинил касыду про них.

Когда Хакани увидел себя подвергшимся такой «болезни» и попавшим в лапы таких низких, беспощадных типов, то сообщил правителю, что он ради спасения от таких мучительных собеседников согласен принять любую работ». После этого его освободили из тюрьмы и назначили на ту работу, которую предложили вначале». Хакани участвовал в поэтических состязаниях и дискуссиях со следующими поэтами-современниками:

Абу-л-Ала Гянджеви, учеником, а затем зятем которого был Хакани. Хакани при его посредстве получил возможность вступить в круг поэтов Хакана. Однако отношения между ними через некоторое время испортились, и они начали порочить друг друга.

Рашид уд-Дин Ватват, с которым Хакани вначале дружил, и они восхваляли друг друга.

Между Низами Гянджеви и Хакани была крепкая дружба, и они дважды вместе отправились в паломничество. Рассказывают, что они условились, что тот, кто умрет раньше, оставшийся должен написать марсийе (элегия). Когда умер Хакани, Низами написал о нем марсийе:

Я говорил, что Хакани сочинит мое марсийе,

О, горе! Я/теперь/ должен сочинить о нем марсийе!

Муджир уд-Дин Байлакани, который был учеником Хакани.

Джамал уд-Дин Мухаммед Абд ур-Разак Исфахани.

Асир уд-Дин Ахсикати, который постоянно спорил с Хакани.

Фалаки Ширвани, которого некоторые считают учителем Хакани, а другие считают, что они оба были учениками Абу-л-Ала Гянджеви.

Хакани в конце своей жизни жил в уединении в Тебризе и умер там же в 595/1198-99 году. Он похоронен в Тебризе на кладбище Сурхаб.

Доулат-шах Самарканди пишет:

«Он похоронен на /кладбище/ Сурхаб Тебриза, и его гробница на сегодняшний день известна. Могила Захир уд-Дин Тахир ибн Мухаммед Фарйаби (да помилует его Аллах!), а также могила малик уш-шуара (''царя поэтов'') Шахфур ибн Мухаммед Нишапури находятся рядом /с могилой/ Хакани». В связи с тем, что на кладбище Сурхаб было похоронено много поэтов, ее называют «Макбарат уш-шуара» (''Кладбище поэтов"). Но в последующие столетия в результате землетрясений кладбище разрушилось и ничего от него не осталось.



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

  • ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОИЗВЕДЕНИЯ АНВАРИ
  • ПОЧЕТ И ВЛИЯНИЕ АНВАРИ ПРИ ДВОРЕ
  • ПОЭЗИЯ АНВАРИ
  • СМЕРТЬ АНВАРИ
  • ВЗГЛЯДЫ ХАЙЙАМА