Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


ЗНАЧЕНИЕ И ПОЛОЖЕНИЕ ФЕРДОУСИ




страница4/12
Дата13.01.2017
Размер1.88 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

ЗНАЧЕНИЕ И ПОЛОЖЕНИЕ ФЕРДОУСИ

Огромный труд Фердоуси «Шах-наме» и особенности стиля его стиха, скоро стали предметом подражания. Однако никто из поэтов не смог создать произведение такого масштаба. «Шах-наме» в XIII веке переведено на арабский язык Кавам уд-Дином Бондари и в последующие века иногда переводилось в полном объеме или частично на разные живые языки мира.

Значение и положение Фердоуси в поэзии, а также в этике и мудрости настолько высокое, что некоторые даже считали его «самым знаменитым поэтом истории ислама», и многие поэты, и писатели восхваляли его. Известный панегирист Анвари сказал о нем: «Фердоуси не только наш учитель, а мы его ученики, он бог поэзии, а мы рабы его». Низами Арузи также о некоторых его стихотворениях пишет: «Я нигде в персидской поэзии не вижу такого красноречия, да и в большей части арабской поэзии тоже!». Известный ариф и ученый XI века имам Мухаммед Газали, который сам был одним из известных мыслителей истории ислама, о Фердоуси и его книге сказал: «Жаль, можно было заменить все мои сочинения этими двумя бейтами Фердоуси»:

Службу Всевышнему сделай своим занятием,

Подумай о том, чтобы день твой не прошел пустым.

Бойся Бога и не обижай никого,

Это и есть путь спасения, и нет другого пути.

Мавзолей


Судьба была такова, что через некоторое время гробница Фердоуси стала местом паломничества, особенно шиитов. Низами Арузи Самарканди в 510/1116-17 году, т.е. через сто лет после смерти Фердоуси, был у его могилы. Амир Доулет-шах Самарканди, автор книги «Тазкират аш-шуара», живший в XV веке, отметил: «Гробница Фердоуси стала местом паломничества людей». Уже позднее Абдаллах-хан Узбек также проводил на гробнице реставрационные работы, после чего гробница была приведена в порядок и люди, особенно шииты, стали чаще посещать могилу. В 1326/1908-09 году англичанин Фризер нашел могилу Фердоуси, которая была до этого забытой и неприбранной, и через некоторое время в годы правления Пехлеви (до исламской революции в 1979 г. в Иране) над могилой построили памятник, который в настоящее время стал самым важным и известным местом посещения в Хорасане.

КИСАИ МЕРВЕЗИ

МЕСТО РОЖДЕНИЯ

Известный поэт X века Хаким Мавадж ад-дин Кисаи родился в Мерве (в то время это был важный город большого Хорасана) и поэтому прославился как Кисаи Мервези. Кисаи в одном из своих стихотворений указывает год своего рождения:

Черед годов достиг трехсот сорока одного,

Среда и три дня остались от месяца шаевал.

Пришел я в мир. Во имя какого деяния? Во имя каких слов?

Чтобы слагать стихи? Чтобы радоваться богатству?

Как следует из стихотворения, он родился в среду 27 шавваля 341/14 мая 953 года. Время, в которое жил Кисаи, совпадает с последними годами правления саманидов и первыми годами государства газнавидов. Таким образом, он был свидетелем конца известной династии саманидов и установления государства газнавидов.

Нет сведений о семье, о годах детства, об учебе Кисаи. Однако, его научное и литературное положение показывает, что он много трудился над изучением наук. Кисаи был компетентным в морфологии арабского языка, ему дали прозвище «хаким», подтверждающее его ученость.



ВЕЛИКИЙ ПОЭТ X ВЕКА

Кисаи Мервези - один из известных и великих поэтов X века. Он так же, как и многие поэты Хорасана, находился под влиянием творчества Рудаки и считал его мастером персидской поэзии. Стихотворения Кисаи были написаны на различные темы и отличались большим мастерством и глубиной в передаче мыслей. Он сыграл значительную роль в развитии персидской поэзии. От него остались прекрасные касыды и стихотворения, в том числе стихотворение о цветке:

Роза - дар прекрасного рая, людям посланный на благо.

Станет сердцем благородней тот, кто розу в дом принес.

Продавец, зачем на деньги обменять ты хочешь розы?

Что дороже розы купишь ты на выручку роз?

Кисаи сочинил талантливые газели, в которых отражались человеческие страдания и чувства. Его положение в персидской поэзии дошло до такой степени, что какой-то поэт, сравнивая его и Рудаки, писал так:

Прекрасно! Если Мерве будет гордиться Кисаи,

Как Самарканд - самаркандскому мастеру.

РАСКАЯНИЕ ОТ ВОСХВАЛЕНИЯ ТВАРИ

Кисаи в начале своего творчества, как и многие поэты того времени, восхвалял амиров и воспел Утби, визиря Нух ибн Мансур. После свержения саманидов и установления владычества султана Махмуда Газнави в 388/998-99 году он вошел в его двор и стал восхвалять его. Однако к концу жизни он раскаялся, перестал восхвалять падишахов и визирей и уединился. Он сам по этому поводу писал:

Душу свою посвятил восхвалению твари,

Я достоин порицания за то, что восхвалял тварей.



ПОЭТ-ШИИТ

Кисаи был человеком с добрыми намерениями, и многие авторы считали его шиитом. По-видимому, он первый поэт, воспевший Али ибн Аби Талиб на персидском языке. И самое раннее по времени стихотворение об Али, дошедшее до нас, это стихотворение Кисаи:

Восхвали, восхвали того человека, который Пророк,

Восхвалил и восхвалил и дал ему всю работу.

Кто он с таким положением и кем был, кто может быть?

Кроме «льва божьего» мира -Хайдара!

Считай эту истинную веру кругом,

Наш пророк центр и Хайдар линия круга.

Все науки мира пророк отдал Али,

Как облака весенняя, льющий цветник.

Дата смерти Кисаи точно не известна. Некоторые считают, что он умер до 400/1009-10 года. Однако другие считают его современником Насира Хосроу Губадийани, и рассказывают, что эти два поэта даже обменивались стихами. Если это предположение правильно, то смерть Кисаи относится к началу XI века.

ШЕИХ АБУ-Л-ХАСАН ХАРАКАНИ

РАДОСТНАЯ ВЕСТЬ БАЙАЗИДА

Известный ариф и суфий Ирана Али сын Джафара, который потом прославился как Абу-л-Хасан, родился в 351/962-63 году в деревне Харакан, подчиненной Бистаму в области Кумес (ныне остан Семнан в Иране) и поэтому стал знаменитым как Абу-л-Хасан Харакани.

Рассказывают, что великий ариф Байазид Вистами, который жил примерно за два столетия до времени Абу-л-Хасана в Бистамс, сообщил радостную весть о его рождении. Аттар Нишапури в «Тазкират ул-оулийа» и Моулави в «Маснави-е маанави» указали на это. Аттар писал:

«Рассказывают, что шейх Байазид каждый год один раз ездил в деревню. Когда подъезжали к Харакану, останавливался и отдыхал. Мюриды спросили у него: «О, шейх! Вы ничего не заметили?». Моулави приводит ответ Байазида:

Сказал: «Здесь слышен запах друга,

В этом селе подрастет правитель.

Через несколько лет родится шах

И поставит шатер на небесах.

Лицо его будет румяным от цветника Бога,

По положению он будет выше меня».

Как его зовут? Сказал: «Его имя Абу-л-Хасан.

Описал его внешние приметы, начиная с бровей до подбородка.

Это радостное предсказание Байазида Бистами, наконец, исполнилось 170 лет после его смерти, и родился шейх Абу-л-Хасан Харакани.

ТИШИНА ПЕРЕД УРАГАНОМ

Абу-л-Хасан родился в семье крестьянина, и детство его прошло не в школе, не в учебе, а за присмотром коров и баранов. Аттар Нишапури пишет: «В детстве родители давали ему хлеб и отправляли в степь присматривать за скотом».

Поэтому он не смог научиться читать и писать. Сам он об этом говорит: «Я человек безграмотный и не знаю шариат (науку о религии)». Несмотря на это, он с ранних лет был праведным и благочестивым, как об этом пишут:

«Родители давали ему хлеб и отправляли в степь присматривать за скотом. И он ходил в степь, держал пост и свой хлеб давал как милостыню. Вечером приезжал и прекращал пост, и никто не знал об этом».

Он провел свою молодость, занимаясь скотоводством и земледелием, и эту работу сделал своей профессией. Он работал в своем маленьком саду, оставленном отцом. Некоторое время он был погонщиком ослов, имел несколько ослов и давал их на прокат для перевозки грузов и пассажиров. В это время он женился, имел детей и жил, как другие люди.

НОЧНЫЕ ПАЛОМНИЧЕСТВА

За видимой спокойной жизнью Абу-л-Хасана впереди был ураган. Рассказывают, что, как сказал Байазид Бистами радостную весть рождения Абу-л-Хасана, так и сам Абу-л-Хасан был сильно увлечен личностью Байазида. Каждую ночь после вечерней молитвы он проезжал расстояние в три фарсаха от Харакана до Бистама и отправлялся в паломничество на могилу Байазида, а перед утренней молитвой возвращался в Харакан.

Ночные паломничества Абу-л-Хасана продолжались восемнадцать лет, в любое время года: в жару, в холод, в снег, в дождь – он приходил к могиле. Таким образом, он решал свои духовные проблемы и искал свой путь. Моулави об этом писал:

Абу-л-Хасан после смерти Байазида,

Появился /на свет/ через несколько лет.

Ходил он без усталости в любое время /года/

На могилу его/, сидел возле него, забывая себя.

Когда образ шейха появлялся перед глазами,

Он говорил, что все проблемы решены.

ШЕЙХ ХАРАКАНА

Абу-л-Хасан, таким образом, постепенно начал мысленно путешествовать, и прошел шаг за шагом путь ирфана и суфизма до становления шейхом Абу-л-Хасаном Харакани. Построил ханках, приступил к наставлению и напутствию любителей истины и постепенно прославился. Люди, даже знаменитые ученые, арифы и политики, приезжали на встречу с ним в Харакан. Он принимал в своем ханкахе всех без ограничений и обслуживал их. Говорят, что на дверях ханкаха он написал: «Кто войдет в этот двор, угощайтесь хлебом и не спрашивайте о вере, так как человек, который мог у Всевышнего получить душу, конечно, и за скатертью Абу-л-Хасана может получить кусок хлеба».

Такие знаменитости, как Абу Сайд Абу-л-Хайр, Абу Али Сина, Насер Хосроу и даже султан Махмуд Газнави, приезжали в Харакан и встречались с ним. Говорят, когда Абу Сайд Абу-л-Хайр приехал к нему на встречу, то остался на три дня в Харакане, но обычно молчал и слушал шейха Абу-л-Хасана Харакани. Когда он возвратился, у него спросили: «Почему в Харакане больше молчали?». Он ответил: «Нас отправили сюда, чтобы слушать». Также он говорил: «Я был обожженным кирпичом, когда приехал в Харакан, а возвращаюсь жемчугом».

Однажды султан Махмуд Газнави, который был наслышан об отшельничестве и ирфане шейха, приехал в Харакан повидаться с ним. Когда он устроился в своем шатре, послал человека в ханках шейха и сказал: «Скажите шейху: султан ради тебя приехал сюда из Газнейна, ты тоже ради него выходи из ханкаха и входи в шатер» и добавил: «Если шейх не захочет прийти, прочтите ему аят «Атиьу-ллах ва-атиъу-р-расул ва аули-л-амр минкум» (4/59) ('Послушайте своего Бога, Посланника и правителя"), чтобы послушался меня». Тот человек приехал в ханках и передал шейху послание Махмуда Газнави. Однако шейх отказался идти к шатру султана, и тот человек стал читать ему аят, чтобы он послушался и пошел к султану. Шейх сказал: «Передайте Махмуду, что я и так всей душой слушаюсь Аллаха, о послушании Пророка я еще стесняюсь говорить, не говоря уже о приказе правителя». Тот человек возвратился к султану и передал послание шейха. Султан сам вынужден был поехать к ханкаху шейха.

Духовное положение шейха Абу-л-Хасана Харакани было настолько высокое, что известный ариф ходжа Абдаллах Ансари стал его учеником, несколько лет находился рядом с ним и говорил: «Если бы я не видел шейха, откуда познал бы истину!».

Несмотря на мудрость и положение, шейх Абу-л-Хасан в своей жизни сталкивался с трудностями. Самым трудным было то, что жена шейха не понимала его духовного положения, постоянно мучила и не уважала его, а иногда кричала и ругала его.

Когда Абу Али Сина подошел к двери его дома, чтобы встретиться с ним, шейха не было дома. Абу Али спросил у жены, и она сказала: «Какое дело у тебя с тем лживым безбожником».

Смерть сына была одним из горьких моментов его жизни. У шейха был молодой сын. Рассказывают, что однажды вечером, некоторые говорят в ночь свадьбы, по неизвестной причине он был убит каким-то человеком или людьми. Его зарезали, и тело подбросили перед домом шейха. Шейх, который вышел на рассвете, чтобы совершить молитву, увидел отрезанную голову сына. Может быть, причиной убийства была вражда некоторых лицемеров с самим шейхом.



ПРОИЗВЕДЕНИЯ И СТИХОТВОРЕНИЯ

Когда еще был жив шейх Абу-л-Хасан Харакани, несколько мюридов записывали его речь и выступления. Эти речи и выступления потом были собраны в книге под названием «Hyp ул-улум» ("Свет наук").

У шейха были и другие произведения об ирфане и суфизме.

Рассказывают, что шейх Абу-л-Хасан Харакани иногда сочинял стихотворения, и некоторые стихотворения приписывают ему. Четверостишие, приводимое ниже, одно из них:

Тайны извечности ни ты познаешь, ни - я.

Это слово загадку ни ты прочтешь, ни - я.

За занавесом есть разговор про меня и про тебя,

Когда опустится занавес, ни ты останешься, ни - я.

Шейх Абу-л-Хасан Харакани скончался в день ашура 10 мохаррама 425/2 декабря 1033 года в 74 года в деревне Харакан, и похоронили его там же.

Завершаем статью о шейхе Абу-л-Хасане Харакани его же словами: «После веры, которую Бог дает рабу, нет ничего величайшего, чем чистое сердце и правдивый язык».



АБУ САЙД АБУ-Л-ХАЙР

ДАТА И МЕСТО РОЖДЕНИЯ

Фазлаллах сын Ахмеда, который позже стал известен миру как Абу Сайд, родился 1-го мухаррама 357г./1 января 967 г. в Мехне. Место рождения Абу Сайда Мехне, который иногда называют и Мейхене, городок по дороге из Мерва в Серахс. Это селение, приютившееся в степи Хаваран на севере Хорасана возле гор Хазар Масджед, считается одним из важных административных центров селений Хаваранской степи. В настоящее время это территория Т\ркменистана, село называется Маане и находится в 200 км. на юго-востоке от Ашгабата.



ОТЕЦ

Отец Абу Сайда был верующим человеком, последователем идей шафиитского толка. Он занимался продажей лекарств и был обеспеченным человеком. Среди своих земляков он был известен как Абу-л-Хайр. Он был в хороших отношениях с суфиями Мехне, был знаком с их учением, ходил на их собрания. А иногда водил с собой и своего малолетнего сына Фазлаллаха на их меджлис. Абу Сайд, таким образом, впервые познакомился с учением суфиев еще в детские годы. Затем он изучал суфийские учения и идеи у суфия Бишр Ясин, который был другом его отца, и этот суфий оказал на него сильное влияние.

Рассказывают, что известный суфий того времени шейх Абу-л-Касим Горгани, когда увидел маленького Абу Сайда с отцом, предсказал ему славное будущее.

НАЧАЛО УЧЕБЫ

Отец, который всерьез думал о будущем сына, отдал его учиться с малых лет. Абу Сайд поначалу занимался чтением Корана. Затем, чтобы учиться языку и литературе он стал брать уроки у видного литературоведа того времени Абу Сайд Аннази и настолько хорошо изучил арабскую литературу, что уже в детском возрасте выучил наизусть 30 тысяч бейтов арабской поэзии. Отец Абу Сайда понял, что оставаться в таком маленьком селении, как Мехне, нельзя, это не даст сыну никакой пользы, необходимо послать его для продолжения учебы в другие места.



ПО ДОРОГЕ НАУКИ

Мерв, в котором занимались научной деятельностью многие ученые, в то время был одним из важных городов исламского мира. Поэтому отец отправил сына в Мерв, чтобы он смог учиться у этих великих людей. Когда Абу Сайду исполнилось 17 лет, он поехал в Мерв с целью изучения фикха. В Мерве он стал учеником Абу Абдаллаха Хизры и шесть лет учился у него фикху. Абу Абдаллах Хизры имел большие познания и в ирфане. Абу Сайд воспользовался этим и изучил у него также ирфан. После смерти учителя Абу Сайд продолжал обучаться фикху у Абу Бакра Каффала. Одновременно он участвовал в маджлисах рассказчиков хадисов и изучал хадисы.

Абу Сайд учился очень старательно, занимался днем и ночью. Сам он об этом пишет так:

«Еще пять лет я учился у имама Каффала настолько, что ночью занимался, днем повторял и приходил на занятия с красными глазами...»

Абу Сайд после одиннадцатилетней учебы в Мерве, когда ему было около 30 лет, поехал в Серахс, чтобы присутствовать на собраниях Абу Али Ахмед Захида. Абу Али Захид был широко образованным человеком: он был комментатором, знатоком принципов фикха, рассказчиком хадисов, знал историю. Поэтому Абу Сайд ходил к нему и ежедневно занимался у него по три часа, осваивая различные науки. Рассказывают: «Наш шейх утром у Абу Али... изучал комментарии, после полуденного намаза изучал принципы (фикха) и после намаза, совершаемого до захода солнца, изучал вести о Пророке».

ПРИВЛЕЧЕНИЕ К ИРФАНУ

В то время, когда Абу Сайд был поглощен изучением наук, маршрут его жизни вдруг резко изменился. Известный суфий из Серахса-Лукман Серахси порекомендовал ему встретиться и послушать одного из знаменитых суфиев Хорасана - пира Абу-л-Фазл Хасана. Однажды Абу Сайд пошел в ханках Абу-л-Фазла и на том собрании (маджлисе) от его выступления пришел в экстаз, так сильно повлияли на него речи Абу-л-Фазла. Сам наставник также понял это и сказал ему: «Опьянен ты и не знаешь, что впереди и что позади... Встань и ищи уединения». После этого события Абу Сайд изменился. Его учитель Абу Али Захид также рекомендовал ему пройти тот путь, который он выбрал, после чего Абу Сайд оставил официальные науки и обратился к ирфану и суфизму. Рассказывают, что он все свои книги зарыл и посадил дерево на этом месте.



БОДРСТВОВАНИЕ ПО НОЧАМ И ОДИНОЧЕСТВО

Абу Сайд возвратился в Мехне и выбрал для себя на длительное время бодрствование по ночам и одиночество. Все это время он избегал встречи с людьми, одевался скромно, мало спал и держал пост, ходил в пустыню, питался растениями и творил молитвы. Иногда, когда он долго находился в пустыне, отец шел за ним, приводил его в город и присматривал, чтобы он опять не ушел в пустыню.

Через некоторое время он снова поехал в Серахс и прибыл к наставнику Абу-л-Фазлу Хасану. На этот раз наставник отправил его в Нишапур к Абдаллаху Сулами для получения хиркы (суфийская одежда). Абу Сайд после получения хиркы вернулся в Серахс, и наставник сказал ему, чтобы он поехал на родину для наставления и напутствия людей.

СТАРЕЙШИНА ИЗ МЕХНЕ

Когда шейх Абу Сайд Абу-л-Хайр возвратился в Мехне, его встречали толпы людей. Рассказывают, что, когда шейх возвратился в Мехне, многие раскаялись, а соседи шейха даже вылили спиртные напитки (вина). Однако такое поклонение людей продолжалось недолго и через некоторое время, когда они увидели, что поведение и вероучение шейха отличается от поведения других суфиев и отшельников (захид), они отвернулись от него. Дело дошло даже до того, что пошли к судье (кази) и засвидетельствовали его богохульство, начали досаждать ему и беспокоить. Сам шейх об этом сказал так: «Однажды /я/ сидел в мечети. Женщины поднялись на крышу и рассыпали на мою голову пепел /золу/... дело дошло до того, что каждый, у кого была горсть пепла, ожидал, пока я пройду, чтобы рассыпать его на мою голову».

Примерно в это время у шейха умерли отец и мать, и он опять ушел в пустыню, и это продолжалось семь лет. Он иногда приходил в Серахс, чтобы повидаться с наставником Абу-л-Фазлом. Однажды он на год уехал в Амул и остался там у известного суфия Абу-л-Аббаса Кассаба, затем возвратился в Мехне и начал напутствовать людей в своем ханкахе. На этот раз проблем не возникло, и он жил в Мехне. Но летом ежегодно уезжал в Нишапур и оставался там.

АБУ САЙД В ТУСЕ

Когда он впервые поехал в Нишапур, по дороге заехал в Тус. Народ Туса встретил его и попросил, чтобы он выступил перед ними. Пришло очень много людей, поэтому даже не хватило всем места. Кто-то закричал: «Да помилует бог каждого, кто сумеет сделать шаг вперед с того места, где он находится». Абу Сайд, который находился на трибуне, сказал: «Да благословит Аллах Мухаммеда и приветствует!» и сошел с трибуны. Спросили: «Что случилось?». Ответил: «Все, что мы хотели сказать, сказал этот человек».



ШЕЙХ В НИШАПУРЕ

Нишапур был в то время одним из самых крупных и благоустроенных городов исламского мира. В этом городе жили многие ученые, последователи различных течений и религий, поэтому там часто организовывались научные и религиозные диспуты. Последователи каждой религии и каждого течения обвиняли в ереси своих противников. В такой атмосфере шейх Абу Сайд приехал в Нишапур и наперекор другим пошел по иному пути, стал проповедовать среди народа, и вокруг него собралось несколько человек. Постепенно число его последователей увеличилось, а подражающие святым рассердились, сидели и думали о том, как навредить Абу Сайду. Наконец, они обратились с письмом к кровожадному газнавидскому султану Махмуду: «Приехал сюда какой-то человек из Мехне и называет себя суфием, выступает на собраниях-маджлисах, на трибуне читает стихи, не говорит комментарии и постоянно посылает своим последователям изощренные призывы, занимается радением (сема) молодые танцуют, едят лузине (род миндальной халвы) и жареных кур и говорят: "Я -аскет (захид)...", и народ сразу собирается вокруг него и сбивается с истинного пути. Главным образом, он занимается подстрекательством простого народа. Если не примете меры, то очень скоро народ поднимет бунт».

Султан Махмуд дал право своим законоведам (фогаха) и судьям (казн) города поступить, как они думают, и вынести решение о шейхе. Они решили повесить его и всех его последователей (мюридов) и даже обещали назначить день исполнения этого приговора. Однако в это время шейх сотворил чудо и, заранее сказав, какое решение они примут, тем самым очень удивил их. После этого противники Абу Сайда отказались от своих решений.

Таким образом, он остался в Нишапуре и продолжал свою деятельность, и со всего Хорасана приезжали люди в Нишапур, чтобы увидеть его и услышать его выступления. Его проповеди были обращены не только к мусульманам, но также к евреям и зороастрийцам, из которых несколько человек с его помощью приняли ислам.



НЕЗАВЕРШЕННОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО

Шейх Абу Сайд через десять лет после того, как приехал в Нишапур, отправился в паломничество в Мекку. По пути он заехал в Харакан (один из подчиненных районов Бистама области Кумес, нынешний остан Семнан в Иране) и там встретился с известным арифом Абу-л-Хасан Харакани, остался у него на три дня, но эти три дня ничего не говорил и молчал. Когда его попросили, чтобы он что-нибудь сказал, он ответил: «Нас привели сюда, чтобы слушать». Он по совету шейха Абу-л-Хасана Харакани отказался от паломничества и возвратился в Нишапур. По пути в Нишапур в Бистаме посетил гробницу знаменитого арифа Байазида Вистами. Почему он отказался от паломничества, для некоторых остается открытым вопросом. Ответ на этот вопрос скрывается в учении и мыслях самого шейха Абу Сайда.



ПОВЕДЕНИЕ И ОБРАЗ ЖИЗНИ АБУ САЙДА

Шейх Абу Сайд был уверен, что причиной всех неудач и несчастий человека является его эгоизм и лицемерие /неискренность/. Он считал лицемерие средством уничтожения человека и общества. Абу Сайд за всю свою жизнь ни разу не называл себя «я» и «мы». Он жил в мире и согласии с последователями всех религий и толков и на всех рабов божьих смотрел с точки зрения равенства и человеколюбия. Его же человеческая непосредственность и наивность стала причиной того, что такие лицемеры, как Абу-л-Касим Кушайри и ходжа Абдаллах Ансари, выступали против него. Особенно активно это проявлялось тогда, когда шейх Абу Сайд стал обнаруживать свои симпатии в отношении таких арифов, как Байазид Бистами и Мансур Халладж, став одним из последователей Халладжа.

Абу Сайд говорил на языке народа, и его ханках, в основном, принимал людей улицы и базаров, трудящихся городов и сел. Он, как некоторые суфии, не был сторонником аскетизма, не надевал старую одежду. В своем ханкахе он расстилал для своих учеников богатую скатерть, и это стало причиной того, что некоторые стали выступать против него. Говорят, что он творил чудеса, однако ясно, что он не творил никаких чудес, а был человеком с большой интуицией, угадывал мысли людей и направлял их к цели.

Он был знатоком сема' (музыка и танец суфиев) и, обучая и воспитывая своих последователей, работал по совершенно новой методике.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • КИСАИ МЕРВЕЗИ МЕСТО РОЖДЕНИЯ
  • РАСКАЯНИЕ ОТ ВОСХВАЛЕНИЯ ТВАРИ
  • ШЕИХ АБУ-Л-ХАСАН ХАРАКАНИ РАДОСТНАЯ ВЕСТЬ БАЙАЗИДА
  • ПРОИЗВЕДЕНИЯ И СТИХОТВОРЕНИЯ
  • АБУ САЙД АБУ-Л-ХАЙР ДАТА И МЕСТО РОЖДЕНИЯ
  • БОДРСТВОВАНИЕ ПО НОЧАМ И ОДИНОЧЕСТВО
  • НЕЗАВЕРШЕННОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО
  • ПОВЕДЕНИЕ И ОБРАЗ ЖИЗНИ АБУ САЙДА