Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга объясняет тайны удивительных явлений, связанных с языком, таких как «мозговитые»




страница29/51
Дата11.01.2017
Размер7.92 Mb.
ТипКнига
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   51

а кому-то нравится общаться.


Поскольку у слова не существует физической границы, способность детей так хорошо

эти границы определять просто замечательна. Ребенок


254 Глава 9. Говорящий новорожденный — рассказ о жизни в раю
подобен той собаке, на которую кричали в мультфильме Гэри Ларсона,
состоящем из двух частей:
Что мы говорим собаке: «Ну, хватит, Джинджер! С меня довольно! Убирайся с этой

помойки! Ты понял, Джинджер? Убирайся с этой помойки, или я тебе задам!»


Что собака слышит: «Ля Ля Джинджер Ля Ля Ля Ля Ля Ля Ля Ля Ля Ля Джинджер Ля Ля

Ля Ля Ля Ля Ля Ля».


Предположительно, дети запоминают слова, которые родители используют обособленно

или в конечных позициях, стоящих под ударением, например: Посмотри-на-эту

БУТЫЛКУ. Потом они начинают искать соответствия этим словам в более длинных

отрезках речи и находят другие слова — те, что остались ни с чем не

соотнесенными. Иногда происходят промахи, очень веселящие членов семьи.
/ don't want to go to your ami 'Я не хочу ехать к твоему ami' (название города

Miami было воспринято как «ту ami» 'мой друг')


I am heyv! 'Я heyvl' (приказание Behavel 'Веди себя прилично!' было воспринято

как «Be heyv» 'Будь heyv\')


Daddy, when you go tinkle you're an eight, and when I go tinkle I'm an eight,

right? 'Папа, когда ты делаешь пи-пи, ты восьмерка, а когда я делаю пи-пи, я

восьмерка, да?' (слово urinate 'мочиться' было воспринято как фраза «you're an

eight» 'ты восьмерка')


/ know, I sound like Larry, but who is Gitis? 'Я знаю, что говорю как Ларри, но

кто такой Гитис?' (слово laryngitis 'ларингит' было воспринято как два имени —

«Larry, Gitis» 'Ларри, Гитис')
Daddy, why do you call your character Sam Alone? 'Папа, почему ты назвал своего

героя Сэм Одинокий?' (имя Sam Malone было воспринято как «Sam Alone» 'Сэм

Одинокий')
The ants are my friends, they're blowing in the wind 'Муравьи — мои друзья, они

витают в воздухе', (неправильно понятая строчка из песни The answer, my friend

is blowing in the wind 'Ответ, друг мой, витает в воздухе', где слово answer

было воспринято как «ants are»)


Но такие ошибки встречаются, на удивление редко, и взрослые тоже иногда так

ошибаются, как в случае с Pullet Surprise и doggy-dog world из главы 6. В одной

из серий телевизионного шоу «Хил Стрит Блюз» полицейский министерства юстиции

Лэрю начал флиртовать с хорошенькой старшеклассницей. Его напарник Нил Уошингтон

сказал ему следующее: «Я хочу сказать тебе всего три слова, Лэрю: Statue. Tory.

Rape» (слова, означающие «Статуя. Тори. Изнасилование», произнесенные вместе,

совпадают по звучанию со словосочетанием «Statutory rape» 'Половая связь с

несовершеннолетней').


В возрасте примерно восемнадцати месяцев язык отправляется в свободный полет.

Наращивание словарного запаса скачкообразно переходит на уровень как минимум

одного нового слова каждые два часа; этот уровень останется таким же на

протяжении подросткового возраста.


Как дети учатся говорить
255
А синтаксис начнется с минимально возможной длины — две единицы. Вот несколько

примеров:


All dry. Isit. No pee. More cereal. Other pocket. Mail come. Our car. All wet.

See pretty. Siren by. Dry pants.


'Все сухое'. 'Я сижу'. 'Нет пи-пи'. 'Еще каши'. 'Другой карман'. 'Почта здесь'.

'Наша машина'. 'Все мокрое'. 'Видишь, красивый' 'Там гудит'. 'Сухие штанишки'.


All messy. Ishut. See baby. More hot. Boot off.
Airplane allgone. Papa away. No bed. Hi Calico. Буе-bye car.
'Все куча'. 'Я закрыл'. 'Видишь, малыш'. 'Еще горячий'. 'Ботинок снять'.

'Самолета нет'. 'Папы нет'. 'Нет кровати'. 'Привет, Калико'. 'Пока, машина'.


Детские словосочетания из двух слов так похожи по значению везде в мире, что

кажутся переводом друг друга. Дети объявляют, когда предметы появляются,

исчезают, перемещаются; указывают на свойства предметов и на их владельцев;

комментируют, что люди делают с вещами, и сообщают об увиденной вещи; отрицают

существование предметов и действий или спрашивают о них и задают вопросы,

начинающиеся со слов «кто, что, где». Эти микропредложения уже отражают процесс

овладения языком: в 95 % случаев слова в них стоят в правильном порядке.
В сознание детей поступает больше информации, чем выходит из их уст. Еще до

того, как дети начинают складывать вместе два слова, они могут понять

предложение, опираясь на его синтаксис. Например, в одном эксперименте детей,

разговаривавших только отдельными словами, посадили перед двумя телевизорами, по

каждому из которых показывали пару взрослых, одетых в фантастические костюмы

Бисквитного Чудища и Большой Птицы из детской телепрограммы «Улица Сезам». На

одном экране показывали, как Бисквитное Чудище щекочет Большую Птицу, на другом

— как Большая Птица щекочет Бисквитное Чудище. Голос за кадром говорил:

«СМОТРИТЕ!!! БОЛЬШАЯ ПТИЦА ЩЕКОЧЕТ БИСКВИТНОЕ ЧУДИЩЕ!! НАЙДИТЕ БОЛЬШУЮ ПТИЦУ,

КОТОРАЯ ЩЕКОЧЕТ БИСКВИТНОЕ ЧУДИЩЕ!!» (или наоборот). Дети, должно быть, понимали

значение того, в каком порядке стоят подлежащее, глагол и дополнение: они больше

смотрели на экран с изображением действия, о котором говорил голос за кадром.


Когда дети начинают складывать слова, создается впечатление, что конечный

результат был пропущен через сито. Двух- и трехсловные детские высказывания

выглядят как образцы, извлеченные из более длинных потенциальных предложений,

выражающих законченные и более сложные мысли. Например, психолог Роджер Браун

обратил внимание на то, что хотя обследуемые им дети никогда не произносили

такие сложные предложения, как: Mother gave John lunch in the kitchen 'Мама дала

Джону
256 Глава 9. Говорящий новорожденный — рассказ о жизни в раю
ланч на кухне , тем не менее они произносили цепочки слов, содержащие все

компоненты предложения в правильном порядке:

Агенс

Действие


Адресат действия

Объект


Место
(Mother

gave


John

lunch


in the kitchen?)
('Мама'

'дала'


'Джону'

'ланч'


'на кухне'.)
Mommy

fix.


'Мама'

'делать'.

Mommy

pumpkin.


'Мама'

'тыква'.


Baby

table.
'Малыш'


'стол'.


Give

doggie.


'Дай'

'собачке'.

Put
light.

'Поставь'


'свет'.

Put


floor.

'Поставь'

'пол'.
/

ride
horsie.

'Я'

'кататься'


'лошадка'.

Tractor


go

floor.
'Трактор'

'ехать'

'пол'.


Give

doggie


paper.

'Дай'


'собачке'

'газету'

Put
truck

window.


' Поставь'
'грузовик'

'окно'.
Adam

put
it

box.
'Адам'

'положил'
'это '

'коробка'.


Если мы произвольно разобьем процесс языкового развития на некоторые этапы,

например: Лепетание Слогов, Лепетание абракадабры, Односложные высказывания и

Двухсловные цепочки, то следующий этап будет называться Извержение вулкана.

Начиная с конца второго года жизни и до середины третьего, детская речь

расцветает, превращаясь в беглую и грамматически правильную такими темпами, что

она захлестывает изучающих ее исследователей и никто не может проследить точную

последовательность происходящего. Постоянно увеличивается длина предложений, и,

поскольку* язык является дискретной комбинаторной системой, количество

грамматических типов предложений увеличивается лавинообразно, удваиваясь каждый

месяц и достигая уже нескольких тысяч перед третьим днем рождения ребенка. Вы

можете прочувствовать этот взрыв, проследив, как в течение года усложнялась речь

мальчика по имени Адам, начиная с ранних словосочетаний, произнесенных в

возрасте двух лет и трех месяцев (2;3):


2;3: Шашки — играть. Большой барабан. У меня — дудка. Кролик прыг.
2;4: Видишь, медведь идет, шагает? Привинти деталь машинка. Этот занятой

бульдозер.


Как дети учатся говорить 257
2;5: Теперь ботинки надеть. А куда отвертку? Мама рассказать об тете. Зачем

скрепка тут?


2;6: Напиши листок бумаги. Зачем тут яйцо? Я потерял тапку. Нет, я не хочу

сесть, сидеть.


2;7: А куда бумагу? У Урсулы на ноге ботинок. Иду посмотреть на котенок. Убрал

сигарету. Уронил резинку. У тети шляпа как эта. Мама, Ринтитин не летать.


2;8: Дай, я сниму эти ботинки. Не пугайся лошадь. Как тигр такой здоровый и

летает как воздушный змей? Джошуа бросает как пингвин.


2;9: Где у мамы записная книжка? Покажу тебе что-то смешное. Будет
пирог из грязи как черепаха.
2; 10: Посмотри на паровоз, который принесла Урсула. Я просто не хочу положить в

стул. У тебя нет бумаги. Хочешь кусочек, Кромер? Я могу надеть это завтра.


2; 11: Птичка прыгать в мешке у реки Миссури. Хочешь на лицо пирог? Почему ты

готовь какао малышу? Я закончил все пить в рот. Я сказал, почему ты не заходил?

Посмотри на эту бумагу и расскажи ее. Ты хочешь, чтобы я это завязал? Мы зажжем

свет, и ты не увидишь.


3;0: Я прихожу через четырнадцать минут. Я это надеваю на свадьбу. Я вижу, что

сделается. Мне нужно их спасать сейчас. Они не сильные человеки. Они будут

заснуть зимой. Ты меня одеваешь как слоненка.
3;1: Я хочу играть с чем-нибудь еще. Ты знаешь, как это снова сложить вместе. Я

это сделаю, как ракету, чтобы запустить. А другой я поставлю на пол. Ты учился в

Бостонском Университете? Ты хочешь дать мне морковку и фасоль? Нажмите кнопку и

поймайте это, сэр. Я хочу других орехов. Почему ты вставила ему в рот соску?

Собачкам нравится лезть наверх.
3;2: Так это нельзя почистить? Я сломал свою машинку. Ты знаешь, что свет

погасился? Что случилось с мостом? Когда у нее спущена шина, ее нужно отвозить

на станцию. Я иногда мечтаю. Я это брошу в почтовый ящик, чтобы письмо не

выбралось. Я хочу кофе-экспресс. Солнце не очень яркое. Можно мне сахара? Можно

я положу голову в почтовый ящик, чтобы почтальон знал, где я был и положил меня

в почтовый ящик? Можно, я буду держать отвертку так же, как ее держать плотник?


Нормальные дети могут отставать друг от друга или опережать друг друга в

развитии речи на год или даже больше, но стадии, через которые они проходят,

обычно одни и те же, независимо от того, насколько они растянуты во времени или

сжаты. Я выбрал как пример развитие речи у Адама, потому что оно проходило

достаточно медленно по сравнению с другими детьми. Ева, другой ребенок, речевое

развитие которого


258 Глава 9. Говорящий новорожденный — рассказ о жизни в раю
изучал Браун, говорила следующими предложениями, не достигнув еще и двух лет:
I got peanut butter on the paddle 'У меня на лопатке ореховое масло'.
I sit in my high chair yesterday 'Я вчера сидеть на высоком стульчике'.
Fräser, the doll's not in your briefcase 'Фрейзер, кукла не у тебя в портфеле'.
Fix it with the scissor 'Сделай это ножницей'.
Sue making more coffee for Fräser 'Сью готовя еще кофе для Фрейзера'.
Этапы ее речевого развития зафиксированы на протяжении всего нескольких месяцев.
Многое происходит во время этого взрыва. Детские предложения становятся не

только длиннее, но и сложнее, с более глубокими и разветвленными древесными

структурами, поскольку дети могут включать одни составляющие внутрь других. Если

раньше они могли сказать: Give doggie paper 'Дай собачке газету' (глагольная

группа из трех ветвей) и Big doggie 'Большая собачка' (именная группа из двух

ветвей), то сейчас они могут сказать: Give big doggie paper 'Дай большой собачке

газету', где NP из двух ветвей вставлена внутрь средней ветви VP из трех ветвей.

Более ранние предложения похожи на телеграммы, в них отсутствуют не находящиеся

под ударением функциональные слова, такие как of (многозначный предлог), the

(определенный артикль), on (многозначный предлог) и does (вспомогательный глагол

в 3-м лице ед. ч.), так же как и флексии, такие как -ed (показатель прошедшего

времени), -ing (показатель длящегося действия) и -s (показатель 3-го лица ед.

ч., настоящего времени). К трем годам дети используют эти функциональные слова

чаще, чем опускают их, зачастую более чем в 90 % предложений, которые этого

требуют. Процветает весь спектр типов предложений: вопросы со словами who 'кто',

what 'что', where 'где', сравнения, отрицания, сложносочиненные предложения,

сложноподчиненные предложения с придаточными, отношения и дополнения и пассивные

обороты.
Несмотря на то, что многие детские предложения, может быть, даже их большинство,

в начале третьего года жизни грамматически неправильны по той или иной причине,

мы не должны судить слишком строго, потому что в любом предложении слишком много

подводных камней. Когда исследователи сосредотачивают свое внимание на одном

грамматическом правиле и начинают подсчитывать, как часто ребенок его соблюдает

и как часто не соблюдает, то результаты оказываются впечатляющими: какое правило

ни выбрать, оказывается, что большей частью трехлетние дети его соблюдают. Как

мы увидели, дети редко путают порядок слов, и к трем годам начинают употреблять

большинство флексий и вспомогательных слов в тех предложениях, где это

требуется. Хотя наш слух и режут такие ошибки как: mens, wents, Can you broke

those?, What he can ride in?, That's a furniture, Button me the rest, Going to

see kitten (русские примеры: 'человеки', 'ходю', 'Ты можешь сломал это?', 'Куда

он поезжает?', 'Это разные мебели', и 'Застегни меня на остальные


Как дети учатся говорить 259
пуговицы'), ошибки случаются только в пределах от 0,1 % до 8 % от всех

возможностей их сделать; более 90 % времени ребенок попадает в цель. Психолог

Карин Стормсволд проанализировала предложения со вспомогательными глаголами в

речи дошкольников. Система вспомогательных глаголов в английском (включая такие

слова как can, should, must, be, have и do) знаменита среди грамматистов своей

сложностью. Существует более двадцати четырех миллиардов миллиардов логически

возможных комбинаций вспомогательных глаголов (например: Не have might eat, He

did be eating), из которых только сотня будет грамматически правильными (Не

might have eaten, He has been eating). Стормволд хотела подсчитать, как часто

дети будут поддаваться на десятки искушений сделать ошибку в системе

вспомогательных глаголов — то есть, ошибку, которая была бы естественным

обобщением моделей предложений, услышанных от родителей:


Модели у взрослых Искушение сделать ошибку
Не seems happy. -> Does he seem happy? He is smiling. -» Does he be smiling?
(правильно: Is he smiling?) She could go. -» Does she could go? (правильно:

Could she go?)


He did eat.-* He didn't eat. He did a few things. He didn't a few things.
(правильно: Не didn't do a few things.)
He did eat. ->> Did he eat? He did a few things. -» Did he a few things?
(правильно: Did he do a few things?)
I like going. -* He likes going. I can go. -4 He cans go.
(правильно: Не can go.) I am going. -» He ams (he's) going, (правильно: Не is

going.)
They want to sleep. -> They wanted to They are sleeping. -> They are'd (be'd)

sleep. sleeping, (правильно: They were sleeping.)
He is happy. -> He is not happy. He ate something. -> He ate not something.
(правильно: Не did not eat anything.)
He is happy. -> Is he happy? He ate something. -» Ate he something?
(правильно: Did he eat anything?)
Практически для всех речевых моделей исследователь не обнаружила ни одной ошибки

среди 66 000 предложений, где они могли бы появиться.


Правильность речи трехлетнего ребенка не только количественна, но и качественна.

В предыдущих главах мы узнали об экспериментах, показывающих, что дети

перемещают члены предложения по правилам, зависящим от структуры предложения

(«Спроси Джаббу, правда ли, что мальчик, который был грустным, смотрел на Микки

Мауса») и что морфологические системы у детей организованы в виде ярусов, на

которых
2бО Глава 9. Говорящий новорожденный — рассказ о жизни в раю


находятся корни, основы и флексии («Это чудище любит есть крыс; как мы его

назовем?»). Дети кажутся прекрасно подготовленными к тому языковому Вавилону, с

которым могут встретиться: они быстро усваивают свободный порядок слов, порядок

SOV и VSO, разветвленные системы падежей и согласования, цепочки агглютинативных

суффиксов, эргатив-ные показатели падежа и все, с чем бы ни столкнул их родной

язык, не отставая при этом от своих сверстников-носителей английского языка.

Языки, в которых есть грамматический род, такие как французский или немецкий —

это вечное мучение иностранного студента, изучающего эти языки. В своем эссе

«Ужасы немецкого языка» Марк Твен отмечал, что «дерево мужского пола, почки на

нем — женского, а листья — среднего; лошади бесполы, собаки мужского пола, а

кошки — женского, включая котов». Он перевел следующий диалог из немецкого

учебника для воскресной школы:


Гретхен: Вильгельм, где репа?
Вильгельм: Она ушла на кухню.
Гретхен: А где умелая и красивая английская горничная?
Вильгельм: Оно ушло в оперу.
Но маленькие дети, усваивающие немецкий (как и другие языки с системой родов),

не испытывают ужаса; они быстро овладевают показателями родов, делают мало

ошибок и никогда не используют ложный критерий ассоциации грамматического рода с

мужским и женским полом. Можно с уверенностью сказать, что за исключением

конструкций, редко встречающихся в языке и используемых как правило в письменном

языке, или заставляющих даже взрослого напрячься, чтобы их понять (например: The

horse that the elephant tickled kissed the pig 'Лошадь, которую щекотал слон,

поцеловала свинью', все языки усваиваются ребенком с одинаковой легкостью

прежде, чем ему исполняется четыре года.
Те ошибки, которые дети все-таки делают, редко являются набором случайных

неправильностей. Зачастую ошибки так точно отражают грамматическую логику, что

удивительно не то, почему дети их делают, а почему для взрослого уха они вообще

звучат как ошибки. Разрешите привести вам два примера, которые я изучил во всех

подробностях.
Возможно самая бросающаяся в глаза детская ошибка — это чрезмерное обобщение —

ребенок прибавляет стандартный суффикс, как например, суффикс множественного

числа -s и суффикс прошедшего времени -ed к тому слову, которое образует форму

множественного числа или прошедшего времени нестандартным способом. Поэтому дети

говорят tooths и mouses (правильно: teeth и mice) и выдают следующие глагольные

формы:
My teacher holded the baby rabbits and we patted them 'Мой учитель держал

крольчат, а мы их гладили' (правильная форма этого глагола — held).
Hey, Norton heared a Wtw 'Эй, Хортон услышал Who' (правильная форма этого

глагола — heard).


IfindedRenee 'Я нашел Рене' (правильная форма этого глагола —found).
Как дети учатся говорить 261
/ love cut-upped egg 'Я люблю яйцо со срезанной верхушкой' (правильная форма

этого глагола — cut-up).


Once upon a time a alligator was eating a dinosaur and the dinosaur was eating

the alligator and the dinosaur was eaten by the alligator and the alligator goed

kerplunk 'Однажды аллигатор ел динозавра, а динозавр ел аллигатора, и аллигатор

съел динозавра и плюхнулся в воду' (правильная форма этого глагола — went).


Эти формы воспринимаются нами как неправильные, потому что в английском около

180 неправильных глаголов, таких как held, heard, cut и went (многие из которых

были унаследованы из праиндоевропейского!) чьи формы прошедшего времени не могут

быть предсказаны в соответствии с правилом, но должны механически запоминаться.

Морфология организована таким образом, что когда у глагола есть причудливая

нестандартная форма, представленная в ментальном словаре, стандартное правило

образования прошедшего времени с -ed будет заблокировано: goed звучит

грамматически неправильно, потому что оно заблокировано went. В других случаях

стандартное правило применяется свободно.
Почему же дети совершают такие ошибки? Объяснение простое. Поскольку

нестандартные формы должны запоминаться, а память может подвести; каждый раз,

когда ребенок пытается поставить предложение с неправильным глаголом в прошедшее

время, но не может извлечь из памяти его форму прошедшего времени, то вакуум

заполняется стандартным правилом. Если ребенок хочет употребить прошедшее время

глагола hold, но не может выудить из памяти held, то стандартное правило,

используемое по умолчанию, делает из него holded. Мы знаем о том, что такие

ошибки вызваны несовершенством памяти, потому что чаще всего дети спотыкаются

именно на тех глаголах, которые наименее часто встречаются в речи родителей

(например, drank 'пил' и knew 'знал5, более частотные глаголы дети в основном

употребляют правильно. То же самое справедливо и для взрослых: менее частотные,

хуже запомненные нерегулярные формы, такие как trod, strove, dwelt, rent, slew и

smot (формы прошедшего времени глаголов: 'ступать', 'прилагать [усилия]',

'обитать', 'расщеплять', 'умертвить' и 'сразить' звучат причудливо для слуха

современного американца, их скорее заменят на регулярные: treaded, strived,

dwelled, rended, slayed и smited. Но поскольку нерегулярные формы забываем мы,

взрослые, мы начинаем заявлять о том, что формы, оканчивающиеся на -ed не

ошибки! И действительно, спустя столетия, многие из таких образований начинают

употребляться постоянно. В древнеанглийском и среднеанглийском было почти вдвое

больше нерегулярных глаголов, чем в современном английском; если бы Чосер был

сейчас среди нас, то он бы сказал нам, что формы прошедшего времени от to chide

'упрекать', to geld 'облагать данью', to abide 'оставаться неизменным' и to

cleave 'рассекать' — это chid, gelt, abode и clove. С течением времени глаголы

могут стать менее употребительными, и можно представить себе тот момент, когда,

например, глагол to geld отойдет на такую периферию, что большинство взрослых

будет проживать целую жизнь, лишь изредка слыша


262 Глава 9. Говорящий новорожденный — рассказ о жизни в раю
его форму прошедшего времени gelt. При необходимости они смогут использовать

форму gelded — для них, как и для последующих поколений, этот глагол стал

правильным. Этот психологический процесс ничем не отличается от того, который

происходит с маленьким ребенком, за всю свою короткую жизнь лишь изредка

слышавшим форму прошедшего времени built 'построил'; при необходимости ребенок

образует форму builded. Единственная разница в том, что ребенка окружают


Каталог: data -> 2011
2011 -> Программа дисциплины «История и теория литературы»
2011 -> Г. В. Гриненко история философии
2011 -> Дэвид Ванн, Томас X. Нэйлор, Джон Де Грааф Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру
2011 -> Жильсон Этьен Философия в средние века
2011 -> Выражаем глубокую признательность Международному фонду «Культурная инициатива» и лично Джорджу Соросу за финансовую поддержку серии Лики культуры
2011 -> Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы
2011 -> Сочинения в двух томах
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   51