Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава шестнадцатая. Взгляните на детей иными глазами




страница18/19
Дата15.05.2017
Размер4.48 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Глава шестнадцатая. Взгляните на детей иными глазами


Наше рожденье лишь сон и забвение:

Наша душа это наша звезда,

Что зародилась в предвечном движении,

С нами пребудет везде и всегда.

Но не в забвении и обнаженности,

Не в оскудении и обреченности

Тучи, как шлейф за собой волоча,

Гордо из вечности сходит душа.

Небо склонилось над нашим младенчеством.

УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ [1]

Принимая тот факт, что некоторые дети жили раньше, мы можем глядеть на детей иными глазами. Это изменяет наше понимание того, что представляют собой наши дети. Мы не можем уже взирать на них сверху вниз только потому, что они не выросли и не могут дотянуться до выключателя или завязать шнурки. Мы уже знаем, что дети – это не просто биологические существа, чье поведение обусловлено лишь наследственностью и внешней средой. Они также и духовные существа, принесшие с собой мудрость и опыт, приобретенные в предыдущих жизнях. Если мы примем тот факт, что дети – это умудренные опытом души, заключенные в маленькие тела, то поймем, что для них открыто гораздо большее, чем мы думали раньше.

Поначалу это осознание может показаться нам ошеломляющим и даже в чем-то пугающим, так как оно в корне отлично от того, что мы привыкли думать о детях. Это большая и внезапная перемены.

Шарлотт Свенсон обнаружила, что для того, чтобы привыкнуть к этой новой перспективе, требуется время:

Вначале, когда мои маленькие дети начали говорить все это, мне стало не по себе. «Я просто не хочу слышать это, – говорила я. – Лучше пребывать в неведении». Все дело в том, что их слова заставили меня задуматься, а не просто плыть по воле волн. Мне было не по себе, так как эти слова, казалось, не должны доноситься из уст маленьких созданий. Обычно думаешь, что дети рождаются, ничего не зная, и когда им четыре года, то им четыре года, а не тридцать или шестьдесят.

Сейчас я осознала, что дети действительно «настроены на волну» созидательной силы. Я хочу, чтобы их каналы оставались открытыми, чтобы поток не прекращался. Я хочу этого ради них и ради себя. И сейчас я осознаю, что мои дети могут научить меня большему, чем я их. Они продемонстрировали мне, что в мире существует нечто большее, чем видит глаз. Сейчас, благодаря им, я верю в вещи, стоящие за рамками «нормальной» жизни.

Поверив в подлинность воспоминаний о прошлых жизнях, мы начинаем смотреть на детей как на души, которые жили прежде, будут жить еще и явились к нам со специальной целью. Поэт Калил Джебран сказал: «Дети приходят через тебя, но не от тебя». В действительности, они Божьи создания, а не наши. Они рождаются у нас согласно плану, который мы не в силах осознать.

Это легкое изменение отношения делает нашу родительскую роль несколько иной. Мы видим, что развитие наших детей не зависит полностью от наших усилий. В сущности, перед нами разворачивается исполнение индивидуальной судьбы и достижение цели, с которой они явились в этот мир. Это гораздо ценнее и реальнее любого плана, который мы можем придумать для них.

Безусловно, защита и воспитание детей остаются нашим долгом. Мы должны их научить правилам, господствующим в этом мире, и тому, как уцелеть в нем. И мы должны радоваться, когда нам выпадает честь разделять с ними их интересы и мечты, учить их и учиться вместе с ними. Но мы должны пересмотреть свою роль всезнающих родителей и установить новые взаимоотношения с детьми, основанные на молчаливом уважении и признании. Тогда сможем восхищаться их оригинальности и спрашивать: «А чему еще ты сможешь научить меня?» Эта формула взаимоотношений детей и родителей, корни которой уходят в духовность, становится более интересной для нас и дает возможность раскрыться ребенку гораздо полнее.

Согласно принципам возрождения и кармы, мы в каждой из жизней встречаемся с людьми, знакомыми нам по прошлым перевоплощениям, чтобы научиться урокам и завершить незаконченные дела. Каждый человек появляется в нашей жизни не случайно, и часто мы меняемся ролями. Ваш ребенок по этой жизни мог быть вашей женой, мужем, соперником, любовником или родителем в далеком прошлом. На уровне душ вы равны, просто кто-то из вас возвратился на землю на двадцать-тридцать лет раньше, чем другой.

Это новое восприятие придает новое значение нашим взаимоотношениям с детьми. Сумев посмотреть на детей новыми глазами, мы обращаемся к ним как к душам и спрашиваем: «Кто ты? С чем ты пришел ко мне?» Сумев открыть себя на духовном уровне и прислушавшись к тому, что говорит ребенок, мы сможем понять свое предназначение в этом мире более полно.

Колин Хокен знает, что Блэйк пришел к ней именно по этой причине:

Я вспоминаю, как моя свекровь, у которой, казалось, было какое-то шестое чувство, сказала мне, когда родился Блэйк: «Посмотри в его глаза. В этом маленьком теле заключена древняя душа». Сейчас я поняла, что она произнесла нечто очень глубокое. Она это просто видела. Сейчас я тоже смотрю на детей иными глазами и спрашиваю про себя: «Что за древняя душа кроется здесь?»

Мне действительно был необходим этот случай с Блэйком, так как я была такой потерянной раньше. Возможно, мои духовные проводники или ангелы знали, что я нуждаюсь в чем-то драматическом, чтобы мои глаза открылись.

Все дети, не только ваш собственный ребенок, являются духовными существами. Если они встретились на вашем пути – значит, на то есть причина. Виктория Брэгг поняла, что даже короткая встреча с ребенком может полностью изменить всю вашу жизнь:

Встреча с маленьким Марком словно распахнула передо мной дверь и помогла мне понять все, что происходило в моей жизни прежде. До нашей встречи мой дух бунтовал, а я даже не сознавала этого. Он помог мне тем, что показал другую, большую, чем наша жизнь, картину. Он говорит, что нет ничего плохого в том, что мы верим, что были вместе раньше, и что нет ничего плохого в том, что мы грустим из-за этого. И он дает мне понять, что я не должна переживать из-за этого. Он говорит: «Вот я. И я тоскую по тебе, так как мы были вместе раньше».

Он помог мне понять, как должен проходить мой духовный рост. И он придал мне уверенность в своих силах. Он сделал это все сам. Я думаю, что именно для этого я встретилась с ним. После всех духовных учителей, которые у меня были, моим лучшим наставником оказался четырехлетний мальчик.


Разум начинающего


Когда речь детей исходит непосредственно из их сердец и говорят они о небесах, смерти и возрождении, они затрагивают великие вопросы, которыми всегда задавались взрослые, создавая философии, религии и мифы, чтобы ответить на них. Удивительно, а иногда и страшновато слышать, как малыши, перед которыми стоят такие проблемы, как вовремя сесть на горшок или побегать самостоятельно по двору, вдруг высказывают глубокие мысли по поводу этих величайших тайн Вселенной. Но все становится на свои места, когда мы осознаем, что они рассказывают о своих непосредственных переживаниях. Их память о духовных сферах еще свежа. Они до сих пор помнят о своем безвременном пребывании в безграничном царстве Бога, Христа, Аллаха, Будды, Яхве, Великого Духа... какое бы имя вы ни подобрали для универсальной любви и мудрости.

Ребенок говорит нам эти вещи с позиций непредвзятого разума, не испорченного стереотипами и клише взрослых людей. Это «разум начинающего» – как называют его буддисты. Их понимание духа является все еще непосредственным чистым переживанием. Не это ли Христос имел в виду, когда говорил, что мы должны быть подобны детям, если хотим войти в Царствие Небесное.

И все же, поскольку дети всегда столь обезоруживающе невинны, мы должны прислушиваться внимательно к их словам, чтобы отличить духовные самородки от обычных фантазий. Прислушайтесь к искренности их голосов и не забывайте об ощущениях в вашем собственном теле, когда сквозь него проходит духовная энергия. Именно таким образом Мэри Флеминг, привыкшая к вымыслам своих детей, распознала их подлинные воспоминания:

Однажды вечером – тогда Алану и Мишелю было по шесть лет, а их сестре, Колин, около восьми – мы все вместе ехали в машине. Разговор зашел о золотой рыбке, которая недавно умерла в аквариуме.

Мишель спросил: «А наша золотая рыбка снова будет жить?»

Я ответила: «Не совсем понимаю, что ты имеешь в виду».

«Будет ли она снова жить как другая рыбка?»

«Ты имеешь в виду, что она будет жить как кошка, у которой о девять жизней?» – спросила я, намекая на известную поговорку.

Мишель вдруг заговорил раздраженно: «Нет, я имею в виду, будет ли она снова жить, как люди, после того как они умирают и снова возвращаются на землю, чтобы жить жизнью других людей?»

«Кто сказал тебе о том, что люди возвращаются и живут жизнью других людей?»

Мишель ответил убежденно: «Никто не должен был учить нас этому. Мы просто знаем это». Я увидела, как остальные дети закачали головами в знак согласия. Я притормозила, чтобы не столкнуться со встречной машиной.

Мэри продолжает:

Впервые дети начали обсуждать вопрос жизни прежде рождения тогда, когда Колин было шесть лет, а мальчикам по три или четыре года. Это было как раз перед тем, как на свет должна была появиться самая младшая девочка. Мы сидели за столом на кухне, и разговор зашел о Небесах и о том, что там происходило до того, как они родились. Дети очень оживились и стали перебивать друг друга.

Колин сказала: «Когда я была на Небесах и ожидала, чтобы родиться, нас там было много. Некоторые тоже ожидали, чтобы родиться. Там было два ангела, которые наблюдали за нами, и если кто-то плакал, ангел подходил и поднимал тебя. Там выстроилось целая очередь из тех, кто ожидал рождения».

Мишель вмешался: «Бог держал меня на руках как раз перед тем, как я родился».

Я сказала: «Это замечательно, Мишель. Алан, а Бог держал тебя тоже?»

Мишель бросил на меня косой взгляд и ответил: «Мам, Бог держал меня, а Алана держала Мать, ты разве не помнишь?»

В это мгновение у меня появилось странное ощущение, словно мороз по коже. Я считала, что они все это сочиняют, но этот странный взгляд и уверенный голос привлекли мое внимание.

После нескольких лет воспоминания начали блекнуть. Даже сами дети осознавали это.

С тех пор как родилась Эйлин, моя младшая девочка, дети говорят, что они будут ждать, пока она заговорит и расскажет им о Небесах, потому что они уже стали забывать.


«Глубокая интеграция убеждений»


Дети Мэри Флеминг описали свои духовные воспоминания, преломив их сквозь призму детского воображения. Некоторые же дети от рождения наделены не только способностью помнить, но также понимать и излагать сложные духовные концепции. Кортни, дочь Лайзы, – одна из таких детей:

Однажды мой сын, Джоуи, смотрел на фотографию своей старшей сестры Обри, сделанную в ее раннем детстве. Джоуи спросил, где он находился тогда, когда делали этот снимок. Обри ответила: «Ты был на небесах, где ждут дети, чтобы родиться».

Кортни была очень возмущена и заявила: «Все происходит совсем не так! Все происходит иначе!»

Затем она стала нам всем объяснять: «Ты отправляешься на Небеса, там ты можешь некоторое время отдыхать, как на каникулах. Но затем нужно браться за работу. Ты должен начать думать о том, что должен выучить в своей следующей жизни. Ты должен подобрать себе семью – ту, которая поможет тебе научиться тому, чему нужно. Небеса – это вовсе не то место, где можно слоняться без дела. Там тебе не удастся расслабиться надолго. Там тоже нужно работать!»

Кортни говорила об этом очень серьезно. Очень! Ей было тогда четыре с половиной года. Но это совсем не детское представление о небесах. Небеса – это место, где должны быть закончены все дела.

Я решила проверить ее и спросила: «Кортни, если ты была на небе, то помнишь это?»

Она ответила: «Ага».

«Хорошо, тогда ты должна была видеть Бога».

Она кивнула головой в знак согласия. «Сейчас я поймаю тебя», – подумала я про себя, а вслух спросила: «Знаешь, Кортни, а я уже не помню, как он выглядит. Это было так давно. Может быть, ты мне его опишешь?»

Я рассчитывала на какой-нибудь голливудский вариант – яркий свет и чувство теплоты, но она просто посмотрела сквозь меня и ответила: «Как ты не понимаешь, я видела Бога только душой».

Я должна была знать, что мне никогда не удастся загнать ее в угол.

Иногда детское понимание глобальных законов жизни значительно превосходит представления взрослых, в том числе и их родителей. В таком случае единственное, что нам остается, – это прислушиваться к их словам и испытывать благодарность за ту мудрость, которой они делятся с нами. Лайза продолжает:

Сейчас Кортни шесть лет. Большинство из ее воспоминаний о прошлых жизнях поблекло, но кое-что осталось.

Несколько месяцев назад она сказала кое-что такое, что мне показалось интересным. Все мы были па кухне, а она носилась туда-сюда в расшитой бисером юбочке. По телевизору показывали новости, и я не смотрела на экран. Вдруг Кортни спросила меня, почему женщина, которую показывают по телевизору, плачет. Я впервые попыталась вникнуть в суть передачи и поняла, что речь идет о том, что сына этой женщины должны казнить за совершенное им преступление. Я попыталась объяснить все Кортни в сглаженном виде, не вдаваясь в детали изнасилования.

Кортни заявила: «Да, мам, она просто не понимает, вот почему она такая грустная».

Я спросила: «Что ты имеешь в виду? Чего она не понимает?»

«Ну, она просто не понимает того, что когда кто-то так запутался в жизни, как ее сын, то смерть для него – не наказание. Так как, когда он умирает, он затем становится ребенком в новой семье и никакие плохие дела уже не преследуют его. И это намного лучше, потому что он не тратит своей энергии и может быстрее всему выучиться, чтобы начать жить по-новому. А она просто не понимает этого, мама. Если бы она понимала, то не грустила бы». И с этим Кортни вылетела из кухни.

Я покрываюсь гусиной кожей, когда слышу такую речь. Мне потребовалось около трех часов, чтобы полностью осознать, что Кортни хотела мне доказать. Я считаю, что это глубокая интеграция убеждений. Это особенно поразительно, если учесть ее возраст. Поверьте мне, это исходит не от нас. Мы ходим в пресвитерианскую церковь и считаемся людьми широких взглядов, но это не религиозная догма. Она никогда раньше не слышала подобных рассуждений. Это все исходит исключительно от нее.

Я чувствую большую ответственность, так как должна помочь Кортни сохранить и развить все, что заложено в ней. Я чувствую, что мой ребенок обладает более высокой и сложной душой, чем я. В этот момент я сама чувствовала себя ребенком, который задает детские вопросы. Не проявляя грубости или высокомерия, она быстро поставила меня на место.

Чейз и Сара


Некоторые люди спрашивают меня, как переживания из прошлых жизней повлияли на моих детей, произошло ли что-то с ними за все эти годы. Могу с уверенностью сказать, что это им не повредило. И я убеждена, что воспоминания помогли им стать более сильными личностями.

Прошло более восьми лет после того, как Чейз и Сара впервые заговорили о своих прошлых жизнях, и сейчас оба они цветущие подростки. В следующем году Сара закончит свой колледж, а Чейз перейдет в высшую школу. Сара все время в движении – она выигрывает награды в спортивных состязаниях, поет и очень хорошо учится в школе. Она проявляет энтузиазм во всем. Все знают о том, что она может пуститься в пляс в самом неожиданном месте – в супермаркете, в школьных залах, но чаще всего – у нас на кухне. Мы от души хохочем, глядя на нее.

Чейз уже не маленький мальчик – он шести футов ростом. Чейз мечтает стать писателем, а его страсть к барабанам перешла в серьезное увлечение. Он играет в группе рок-н-ролла, на чьей визитной карточке красуются такие слова: «Ничем не заменишь живую музыку на вечеринках». Он до сих нор производит громкие (но уже синхронизированные) звуки. Его последовательность изумляет меня.

Оба моих ребенка полны творческой энергии и любознательности, что я приписываю раскрытию их древней памяти. Они знают, что мы со Стивом полностью принимаем их переживания, и это вдохновляет их на расширение собственных горизонтов. Самое главное то, что они научились доверять собственной интуиции и слушаться вдохновения. Их каналы всегда открыты для доступа творческой энергии.

Моя работа настолько чужда им, как обычно чужда всякая родительская работа детям. Они редко теперь вспоминают о прошлых жизнях, и некогда живые образы давно поблекли. И все же время от времени они задают мне вопросы, которые дают мне понять, что их воспоминания о прошлых жизнях сформировали их мировоззрение: «Интересно, какие были мои отношения с подругой в прошлой жизни? Мы просто читаем мысли друг у друга». Или: «Интересно, какая часть кармы переходит из жизни в жизнь». Я отвечаю, что не знаю, и слушаю их рассуждения. Обычно те ответы, которые дети дают на собственные вопросы, гораздо интереснее всего, что я могла бы сказать по этому поводу.

Иногда я думаю о том, насколько моя жизнь изменилась с того момента, когда Норман попросил Чейза сесть мне на руки и закрыть глаза. Я думаю также о том, какой была бы моя жизнь, если бы я не поверила в то, что сказали мои дети в тот вечер. Или если бы я, поверив им, оставила это знание лишь для себя и хранила бы в темном чулане памяти, как хранят куклы Барби или конструкторы «Лего», когда уже выросли из того возраста, чтобы играть ими. Наверное, я до сих пор хваталась бы за все – за работу, развлечение или приключение, – что могло бы придать видимость смысла моей жизни.

Но я просто не могла проигнорировать силу детских воспоминаний. Я поняла, что все, что произошло тогда на кухне, входило в более масштабный план – время, место и условия были выбраны превосходно. Это дало мне толчок, чтобы произвести работу, которой я могу поделиться с вами. Сейчас я смотрю на свою книгу не как на личную историю, а как на пример того, что может произойти, если вы откроете для себя эти великие силы. А это главное, что происходит, когда вы слушаете своих детей – слушаете по-настоящему – всей своей душой и всем своим сердцем.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

  • Разум начинающего
  • «Глубокая интеграция убеждений»
  • Чейз и Сара