Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Известия высших учебных заведений социология. Экономика. Политика




страница9/12
Дата06.04.2017
Размер2.56 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

________________________________________________________________________________
УДК 069

ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНОЙ ВОСТРЕБОВАННОСТИ МУЗЕЙНОГО ПРОДУКТА

(НА ПРИМЕРЕ ТОБОЛЬСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА)

ISSUES OF SOCIAL DEMAND OF THE MUSEUM PRODUCT

(ON THE EXAMPLE OF TOBOLSK CULTURE PRESERVE)
С. Ю. Сидорова

S. Yu. Sidorova


Ключевые слова: приобщение, востребованность, музейная деятельность, музейный продукт, социальные категории, посетитель музея, посещаемость.

Key words: familiarizing, demand, museum activity, museum product, social categories, visitor of a museum, attendance
Проанализирована ситуация приобщения населения к историко-культурному наследию региона и страны, рассмотрены проблемы востребованности музейного продукта на примере Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника.

In the article the attempt was made to analyze a situation of familiarizing the population to historical and cultural heritage of the region and the country. The problems of a museum product demand on the example of the Tobolsk historical and architectural museum are also considered.
Современный этап социально-экономического развития страны, характеризующийся проведением административной, бюджетной и социальной реформ, выдвигает требование повышения эффективности деятельности органов государственного и муниципального управления учреждений и организаций, в том числе и учреждений культуры. Музей как культурная институция пытается адаптировать свои сложившиеся функции к относительно новым для него условиям рынка. Сегодня наблюдается усиливающаяся тенденция развития экономической деятельности культурного учреждения, а стратегия общества направлена на производителей продукта, партнеров и потребителей. Музей остается только производителем специфического продукта, связанного непосредственно с широким пространством досуга.

Музею, обладающему особым продуктом, информационным и эмоциональным, приходится актуализировать его через материальность музейного предмета. Музейный посетитель становится потребителем продукта, лояльным или нелояльным. Выработать в этой сфере свои отличительные черты, или точнее сказать, свою индивидуальность трудно, ибо производителей развлекательного продукта достаточно много. Актуальным становится расширение форм музейных услуг, формирование программно-целевой политики учреждения как неотъемлемой части создания нового имиджа музея. Если для крупных производственных компаний формирование миссии — это, прежде всего, формирование благотворительного имиджа, то для музеев — это расширение сферы деятельности за счет уникальных и специфических проектов и разработок. Таким образом, социальная эффективность музея-заповедника — это текущая оценка выполнения миссии учреждения. Именно, музей может и должен стать центром процесса непрерывного образования и коммуникативного познания для всех категорий населения. Музей-заповедник как особый тип учреждений музейной категории может и обязан являться еще и центром формирования и сохранения историко-культурной среды, сосредоточия культурного пространства региона. Приобщение — это воздействие музея-заповедника на социум путем интеграции, способствующей общественной сплоченности и социальной ответственности. Известно, что объединение вокруг одной цели дает людям понимание ее важности для других людей, социальных групп, единств и общества в целом. Посетители и работники историко-архитектурного музейного комплекса сплочены общей целью — познания, сохранения истории и культуры, географии и природы своего края, а патриотизм — чувство, соединяющее их. Когда музей-заповедник посещают жители других регионов, то связывающая идея — интерес к той или иной местности, ее природе и культуре — интегрирует людей и в социальные группы. Ценностное обобщение сплачивает, когда оно функционально внедряется в сознание граждан в процессе воспитания социально-значимых основ уважения устоев государственности. Развивающая функция интеграции проявляется в музейной направленности на развитие интеллектуальной, органичной личности, обучающейся в процессе познания, решения научно-исследовательских задач, ориентации в своей потребности в познаниях, оценке личностного интеллектуального потенциала в процессе погружения в фактологическую условность, направленную на социализацию и просвещение личности, постоянного потребителя, становление его как носителя общей и профессиональной культуры. Центральная идея Хадсона, представленная во всех его работах (в том числе, и во введении к «Социальной истории музеев»), состоит в том, что «музей существует для общества, работает для людей и благодаря им, поэтому здесь очень важна содержательно-функциональная взаимосвязь общественного института и человека» [1]. Следовательно, время нацеливает нас на переоценку уровня качества услуг, мобилизует на мониторинговые схемы выявления причин низкой культурно-досуговой активности, а составление социального портрета аудитории, позволяет проследить динамику формирования уровня востребованности музейного продукта.

В 2011 году сотрудниками ГАУК ТО «ТИАМЗ» предпринята попытка исследовать проблемы востребованности музейного продукта посредством анализа мнений гостей города и региона, посетителей музея-заповедника, туристов и паломников из различных городов Тюменской области и страны. Концептуальная программа исследования письменных оценок в книгах отзывов за 2009–2011 годы на объектах музея-заповедника имела цели: 1) выяснить мотивы посещения, степень удовлетворенности им; 2) определить оценки состояния современного музейного дела в регионе, следствия его модернизации; 3) выявить уровень соответствия запросов посетителя уровню предоставляемых музейных услуг. В исследовании проанализировали 500 откликов посетителей в книгах отзывов, находящихся на административных стойках двух крупных объектов Тобольского музея-заповедника (Дворец наместника, Губернский музей). Из них выборочная совокупность респондентов — местные и иногородние посетители. Социальные категории: частные лица (мужчины, женщины), дети, студенты и учащиеся, семьи и туристские группы (табл.1).



Таблица 1
Социальные категории посетителей музея-заповедника (2009–2011 годы)


Губернский музей

Год

Муж.

Жен.

дети

Студенты

Семьи

Группы

2009 (с 3 квартала)

13

11

11

8

11

11

2010

15

34

8

14

19

19

2011

13

13

6

6

3

15

Всего

41

48

25

28

33

45

Дворец Наместника

2009 (со 2 квартала)

21

11

6

8

27

7

2010

14

15

15

14

16

19

2011

17

21

17

19

18

14

Всего

52

50

36

41

61

40

Рассмотрим анализ культурно-познавательных интересов посетителей Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника, проведенный методом мониторинга записей посетителей в книгах отзывов объектов учреждения.



Записи из книг отзывов посетителей Тобольского музея-заповедника (2010–2011 гг.).

Семья Тимофеевых (г. Нижневартовск, г. Покачи): «Мы наполнили свои души прекрасным!». Пенсионеры (Москва): «Сверхинтереснейший музей своими (подлинными) документами и экспонатами уникальными!». Б. Шулинин писатель (г. Омск): «Увидели прекрасную историю Тобольска-Сибири-России. Увиденное впечатляет!». А. Битюков (г. Тюмень): «Двигаясь в таком направлении, Россия станет могучей и великой державой!». Профессор, д. с. н. Л. Скульмовская (г. Нижневартовск): «Тобольск по праву считается Духовной столицей Сибири! У этого города не только замечательное прошлое, но будущее, и в первую очередь оно должно быть связано с туризмом». Без подписи (г. Владивосток): «Мы просто в восторге! Давно ничего подобного не встречали в музейном направлении». Н. Никулина, Минкультуры России (г. Москва): «Прекрасные экспонаты и профессиональный экскурсовод позволяют погрузиться в глубь истории Сибири». А. Скворцов летчик-космонавт РФ (Москва): «Огромное спасибо за интересную экскурсию и умение с огромным уважением относиться к нашей истории и хранить ее!». А. Иванов (г. Оренбург): «Спасибо за увлекательное погружение в старину!».

Записи свидетельствуют о ценностно-ориентированных мотивах, культурно-познавательных интересах гостей и туристов, об их стремлении постоянно пополнять свой духовный багаж. Если при рассмотрении данных оценок посетителей музея-заповедника выделить основные фразы в записях, то несмотря на то, что культура посещения учреждений содержательного досуга сегодня переживает время обновления как концептуально-идеологического, так и функционально-технологического, люди неравнодушны, заинтересованы и патриотичны, позитивны в большинстве случаев. Стержневые слова многих написавших отзывы: «впечатление», «благодарность», «удовольствие», «восхищение». Примечательны узловые фразы в этих текстах: «интересная экскурсия», «Великая история», «уникальный музей», «хотелось бы вернуться еще раз сюда». Вместе с тем, при анализе отзывов выявля­ются определенные контексты, свидетельствующие о субъективно-оценочной позиции посетителя, и как следствие, неоднозначном восприятии музейного продукта. Среди них низкие оценки увиденного, минорные мотивы прихода в музей, определенный уровень образо­вания и культуры посетителей и др. Отметим, что из общего числа интервьюируемых и авторов записей 2,7 % не удовлетворены посещением, 4,6 % сделали замечания (из 500 отзывов 23 с замечаниями). Из этих 23 отзывов 3 замечания, имеющие четкую идейную критику и предметные предложения по конкретным темам, здесь показателен следующий текст: «Очень не понравилось! Старая экспозиция была интересней. Хотелось прийти раньше снова, а сейчас не охота второй раз смотреть. Неинтересно, скучно. Верните старые фонды в экспозицию, и захочется прийти снова и снова. Не обижайтесь, но это правда, обидеть не хотел». 7 негативных отзывов сделано жителями Тобольска, концептуально не принявшим обновленные экспозиции. Приведем выдержки из этих записей. З. Юдина: «В музее побывали спустя много лет, я удивлена, что он стал таким бедным. Да он красив, но пустой. Музей стал просто другим. Верните наши богатые экспонаты!».

3 отзыва — это анонимные отрицательные и неаргументированные отклики: «Музей – ерунда!»; «Нам не понравилось!»; «Хорошее здание! А где же огромное количество экспонатов? Нет зрелищности». 10 замечаний из 23, как выяснилось при анализе, имеют субъективную оценку, поскольку они написаны бывшими сотрудниками Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника, ушедшими из музея во время конструктивных перемен и идеологических изменений. Из общего числа позитивные отзывы — 97,3 %



Записи из книг отзывов посетителей Тобольского музея-заповедника (2011–2012 гг.).

Г. Набокова (г. Сургут): «После посещения Вашего музея чувства восхищения просто переполняют! Очень интересные экспонаты и для повышения своего кругозора много нового. Обещаю вернуться!»;


д. с. н. профессор Л. Скульмовская (г. Нижневартовск): «Я поняла насколько, уникальна история города Тобольска, как она многослойна, многообразна. Здесь представлены различные эпохи истории страны»;
Б. Шулинин писатель (г. Омск): «Как историк, писатель восхищен Вашей работой и Вашими планами!»; Л. Юсупова (Москва): «Потрясает документальная история Сибири, ее освоение, строительство, заселение. Вопрос: исследовался ли состав найденного археологами кирпича и передана ли та технология современному производству кирпича?».

Оценка регионального состояния сферы сохранения и представления историко-культурного наследия, даваемая респондентами, обозначена здесь довольно четко. Прежде всего, выясняется географическая особенность восприятия и оценки увиденного посетителями. По исследованным отзывам представителей других территорий, это не только богатый историей регион, но и край с грамотной стратегией развития, со сформировавшейся концептуальной идеологией. По сравнению с другими регионами возможностей здесь больше. Именно приезжими из других областей России и стран отмечается высокий уровень культуры Тюменской области. По мнению интервьюированных, видны положительные изменения во внешних факторах (реставрация памятников архитектуры и благоустройство территорий) и во внутренних — открытие новых многочисленных объектов музейного показа, реставрация раритетов, представление ранее не транслируемых шедевров, расширение перечня услуг, предлагаемых музеем-заповедником» [2]. Все это влияет на ментальность локальной культуры. Чувства патриотизма и гордости за исторический опыт присущи жителям, но особенность ситуации состоит в том, что возрождающиеся традиции воспринимаются горожанами как должное развитие края, а не как возможность личностного познавательного продвижения. Статистика показывает, что жители Тобольска посещают музей-заповедник менее активно (29,3 %), чем гости города (70,7 %) (табл. 2).



Таблица 2

Показатели посещения музейных объектов

иногородними и местными посетителями за 9 месяцев 2012 года


Категории

Количество, чел.

Местные жители

Гости города

чел.

%

чел.

%

Всего за период

65 732

19 256

29,3

46 476

70,7

Взрослые

34 893

7 890

22,6

27 003

77,4

Студенты

4 917

1 419

28,9

3 498

71,1

Школьники

18 966

8 593

45,3

10 373

54,7

Пенсионеры

3406

965

28,3

2 441

71,7

Дошкольники

3550

389

11,0

3 161

89,0

Из записей посетителей, проживающих в Тобольске становится очевидным кризисное положение духовной культуры мегаполиса, отсутствие целенаправленного формирования нравственных и других социально значимых ценностей, а также единой концепции развития культуры.

Особый интерес представляют мнения респондентов о модернизации музейного пространства с учетом сравнительного мнения опрашива­емых относительно посещения демонтированных экспозиций. Ниже приводятся их суждения по поводу открытия новых объектов музея-заповедника, использования инновационных технологий и т.д.

Л. Новикова, Н. Патликова (Тобольск): «Хорошее времяпровождение! Но нет экспонатов из старого музея. Желаем, чтобы все вернулось …»; группа из 8 жителей Тобольска: «Сравнивая музей с музеем в Архиерейском доме, понимаешь, что здесь не стало души, одни деньги!».

Вместе с тем, судя по записям, респонденты видят направления развития и модернизации сферы культуры: возрождение культурных традиций; доступность пользования культурными благами для любого жителя; развитие ценностных ориентиров и воспитательная работа с молодежью, ее патрио­тическое формирование; модернизация ресурсной базы досуговой сферы; проведение мониторингов; тесная связь образования, науки и культуры. Однако из общего числа откликов Тоболяков 18 % отзываются не столько критически, сколько негативно о работе музея-заповедника. В этом и состоит особенность местной субкультуры — нигилизм модернизации, отторжение инноваций, постепенное принятие обновлений. Провинциальный субъективный круг культуры и невозможность сравнения с объективными факторами изменения сферы формируют настороженность и неоднозначность в оценке событий. А отсутствие опыта путешествий и, следовательно, объективного анализа формирует пассивность или пониженную инициативность посетителей.

Данный анализ выявил существующий уровень социальной востребованности, выражающийся в соответствии запросов населения качеству предоставляемой услуги. Сегодня посетитель воспринимает предложенный музейный продукт в соответствии с уровнем воспитания, системой его отношения к миру и к самому себе, проявляющихся в ценностных ориентациях, установках, взглядах, мировоззрениях, а, следовательно, в потребностях и интересах, целях и мотивах деятельности.
Список литературы

1. Hudson K. A Social History of Museums: What the visitors thought. London, 1975. Перевод А. Г. Лещенко

2. Сидорова, С. Ю. Проблемы формирования устойчивого интереса посетителя // Справочник руководителя учреждения культуры. – 2012. – № 10. – С. 68.
Сведения об авторе

Сидорова Светлана Юрьевна, директор Государственного автономного учреждения Тюменской области «Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник», г. Тобольск тел.: 89026247030, е-mail: sez-lana@yandex.ru

Sidorova S. Yu., director of State Autonomous Establishment of Tyumen region «Tobolsk historical and architectural museum», phone: 89026247030 e-mail: sez-lana@yandex.ru

________________________________________________________________________________________________


УДК 316.444

ПОЖИЛЫЕ РОССИЯНЕ: ШТРИХИ К СОЦИАЛЬНОМУ ПОРТРЕТУ

ELDERLY RUSSIANS: TRAITS TO THE SOCIAL PORTRAIT


Г. Г. Сорокин

G.G. Sorokin


Ключевые слова: образование пожилых, демографическое старение,

социология образования, социология старости

Key words: education of elderly people, demographic aging, sociology of education, sociology of old age
Представлен социальный портрет пожилых россиян. Автор анализирует положение геронтов в современной России, возможности использования их потенциала для решения актуальных задач экономического и социального развития.

The article presents a social portrait of the elderly Russians. The author analyzes the status of elderly people in Russia. He also discusses the possibility of using their capacity to address urgent problems of economic and social development.
Одной из наиболее характерных демографических тенденций нашего времени стало старение населения. Согласно самым пессимистическим прогнозам, в случае сохранения установившейся тенденции, к концу века доля людей старше 60-ти лет в мире перевалит за треть. При этом значительно увеличится средний возраст населения Земли. Если в 2000 году данный показатель составлял 26,6 лет, к 2050 г. он достигнет 37,3 лет, а в 2100 г. — 45,6 лет [1].

Проблема глобального старения не обошла стороной и Россию. По итогам переписи населения


2010 г., население Российской Федерации составляет 142 905,2 тыс. человек [2,1]. 30,7 млн — это граждане в возрасте старше трудоспособного [3]. Эксперты Всемирного банка прогнозируют, что к 2025 г. в России доля населения старше 65 лет составит около 18 %, причем каждый шестой пенсионер потребует долгосрочного обслуживания. Это повлечет за собой значительные финансовые затраты, которые составят
4 % валового внутреннего продукта, что сравнимо с расходами на национальную оборону и потребует отвлечения дополнительных людей для ухода за престарелыми [4]. Подобных возрастных соотношений в прошлом никогда не существовало, все исторически сложившиеся экономические и социальные институциональные системы — образования, здравоохранения, трудоустройства, обеспечения в старости и т. п. — были приспособлены к гораздо более молодой возрастной структуре. Реформирование всех этих систем с целью их адаптации к необратимо изменившимся возрастным соотношениям — одна из главных задач ближайших десятилетий.

Трудно не согласиться с тем, что сегодня общество не готово «встретить свою старость». Старшему поколению по-прежнему отводятся второстепенные социальные роли. Пожилой возраст ограничивает социальную мобильность, нередко выступает фактором, предрасполагающим к нисходящей мобильности. Актуальными являются проблемы дискриминации пожилых людей, приводящие к социальной эксклюзии старшего поколения. Социальные институты взаимодействуют с пожилыми как с субъектами социальной защиты, тем самым поддерживая существующие в обществе стереотипы образа пожилого человека как иждивенца, неспособного приносить пользу обществу, формируя у самих представителей старшего поколения установки на пассивное и зависимое существование.

Современные условия диктуют необходимость поиска путей интеграции пожилых людей в общество, использования трудового, культурного и др. потенциала данной возрастной группы. Первым этапом таких мероприятий должно выступать детальное и всестороннее изучение значимых социальных, экономических, психологических и др. характеристик рассматриваемой категории населения. Охарактеризуем социальный портрет среднестатистического пожилого россиянина.

Согласно данным, представленным Министерством здравоохранения и социального развития РФ на 25.10.2010 г., численность мужчин, вышедших на пенсию по возрасту, составляет 8,6 млн чел., женщин — 22,1 млн чел. Из них в сельской местности проживает 3 млн мужчин и 14,2 млн женщин, то есть 64 % российских пенсионеров проживают на селе. Ожидаемая продолжительность жизни мужского населения составила 62,9 лет, женского — 75 лет. Большая часть пожилых людей в России страдают 5–7 хроническими заболеваниями одновременно, причем мужчины переживают пенсионный возраст в среднем лишь на три года [5].

Образ пожилого человека в России традиционно ассоциируется с малообеспеченностью или бедностью. По данным пенсионного фонда Российской Федерации, в начале 2012 года средний размер пенсии по старости составил 9 504 рубля, в то время как прожиточный минимум для пенсионеров в зависимости от региона варьировался от 3 873 (Тамбовская область) до 11 361 рубля (Камчатский край) [6].

Пожилой возраст, действительно, характеризуется рядом факторов, отрицательно сказывающихся на материальном благополучии индивида. В частности увеличиваются расходы на приобретение лекарств и медицинское обслуживание. Утрачивается такой ресурс дохода и экономии средств как «полезные связи». В то же время необходимо отметить, что утверждение о бедственном материальном положении представителей старшего поколения сильно преувеличено. Оно базируется на официальной статистике пенсионных выплат и не учитывает возможности получения пенсионерами дополнительных доходов, в том числе и неофициальных (приработка, работа на садовом участке, помощь детей, сдача жилплощади в аренду и т. д.). Российские маркетологи фиксируют рост потребительской активности покупателей


от 50 лет и старше, а также возрастание среди пожилых россиян доли лиц среднего достатка и состоятельных [7].

Значительное влияние на материальное благосостояние данной демографической группы оказывает повышение показателей занятости в экономике её представителей. Несмотря на то, что общее число граждан старше трудоспособного возраста в нашей стране неуклонно возрастает, начиная с 2000 года, отмечается увеличение доли работающих пенсионеров в общем числе лиц, получающих пенсии по старости. Если в 2000 году на одного трудящегося приходилось 5 нетрудящихся, то в 2010 году данное соотношение составило 1:2 (рис.1).

Сегодня в общественном производстве занято 3 млн мужчин и 5 млн женщин пенсионного возраста [3]. В социальном портрете россиян старшего возраста присутствует ряд черт, предопределённых «советской закваской»: ориентация на ценности коллективизма, выносливость, трудолюбие, самоотдача и др.

Рис. 1. Динамика изменения соотношения работающих и неработающих граждан среди лиц,

получающих пенсию по старости в Российской Федерации
Г. Г. Силласте даёт следующую характеристику представителю данной демографической группы. «Как правило, он энергичный трудоголик, работающий и после выхода на пенсию; человек, проработавший в полную силу десятки лет на благо общества, отдавший своей профессии все силы рук, разума и сердца. Он прожил трудную жизнь. Пережил тяжелые войны, трудился на восстановлении народного хозяйства, создал страну с мощной экономикой» [8]. Многие социологи (В. В. Семёнова, В. А. Ядов, Т. Б. Рябова и др.) отмечают доминирование в ролевом наборе пожилых Россиян социальных ролей, связанных с выполнением обязанностей бабушек и дедушек, воспитателей своих внуков и трансляторов культурного капитала.

Характерный для России образ «бабушки-мамы» породил в социологии понятие «русская бабушка» (russian babushka). В отечественных источниках данный термин используется для характеристики пожилых женщин, самоотверженно служащих своим внукам. «Русские бабушки» не только проводят значительную часть свободного времени с внуками, но также очень много разговаривают с ними. Именно последнее обстоятельство оказывает на детей огромное воспитательное воздействие [9]. Для «западных бабушек» тесное общение с внуками является скорее исключением, чем правилом. Термин «русская бабушка» в зарубежной социологии иногда представляется в негативном свете. Им подчёркивается большая зависимость пожилых россиянок от семьи, а также стремление восполнить данную зависимость заботой о близких и обо всем обществе. Согласно прогнозам отечественных демографов (в частности, Н. М. Римашевской), социальные трансформации в российском обществе, связанные с повышением экономической активности пожилых граждан, приведут к исчезновению в ближайшем будущем феномена «русской бабушки».

Уровень образования пожилых россиян несколько ниже, чем в других возрастных когортах. В то же время, анализируя статистические данные последних 20 лет, можно отметить такие тенденции, как возрастание среди граждан старше 60 лет доли лиц с высшим образованием, а также лиц, имеющих учёные степени кандидата и доктора наук (в 2010 г. 24 % граждан старше 60 лет имели высшее образование).
По данному показателю россияне третьего возраста лишь немного уступали возрастной группе 31–40 лет, где доля лиц с высшим образованием составляла 27 % [3].

Возможности для отдыха, духовного развития пожилых, обучения их новым профессиям, доступным для освоения, весьма ограничены. Это обстоятельство в значительной степени детерминирует структуру и содержание свободного времени рассматриваемой категории граждан. Опросы представителей старшего поколения свидетельствуют о том, что большинство из них не удовлетворены кругом своего общения. Основными формами проведения досуга являются просмотр телевизора, прием гостей и походы в гости, прогулки [8]. В период дачного сезона, некоторое разнообразие в досуг вносит работа на приусадебном участке. Лишь незначительная часть граждан охвачена деятельностью различных проектов и учреждений, нацеленных на организацию досуга геронтов.

Эксперты Министерства здравоохранения и социального развития РФ дифференцируют пожилых россиян на три группы. Первая — активные пожилые люди, которые готовы к вовлечению в общественную жизнь. Количество таких людей, по оценкам экспертов, составляет более 12 млн человек. Вторая группа пожилых — одинокие или одиноко проживающие граждане, которые требуют определенных социальных услуг. Таких лиц в России более 6 млн. Третья группа — граждане, нуждающиеся в паллиативной помощи и постороннем уходе. Их в стране около 4,5 млн [5].

Современный мир стареет, этот процесс необратим. Данная демографическая тенденция характерна как для развитых, так и для развивающихся стран. Значительное возрастание доли пожилых людей в обществе приводит к тому, что проблема места пожилого человека в современном социуме выходит за рамки этики и морали. Стабильное и устойчивое развитие общества уже в ближайшем будущем будет определяться степенью интеграции пожилых людей в экономическую, политическую, культурную, образовательную и другие сферы жизни и деятельности. Это обстоятельство требует от общества повышения внимания к проблемам старшего поколения, создания условий для реализации профессионального, политического, творческого потенциала пожилых граждан.



Социальный портрет пожилого россиянина, с одной стороны, позволяет констатировать недостаточную социальную защищённость данной категории населения, с другой — даёт основание для оптимистических прогнозов изменения положения геронтов в российском обществе. На последний вывод наталкивают тенденции повышения экономической активности пожилых, улучшения состояния их здоровья, повышения уровня образования, освобождения от традиционных семейных ролей бабушек и дедушек. Половина россиян старшего возраста (каждый двенадцатый житель страны) демонстрируют высокий уровень социальной активности, хорошее состояние физического и психического здоровья. В условиях социальных трансформаций, связанных с демографическим старением общества, эта категория граждан представляется одной из целевых аудиторий, на которую должны быть направлены усилия государства по активизации незадействованных ресурсов экономического и социального развития.
Список литературы

  1. Lutz W., Sanderson W., Scherbov S. The coming acceleration of global population ageing // http://www.nature.com/nature/journal

  2. Предварительные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года: Стат. сб. / Росстат. – М.: ИИЦ «Статистика России», 2011. – 87 с.

  3. Российский статистический ежегодник. 2011: Стат.сб./Росстат. – М.: ИИЦ «Статистика России», 2011. – 795 с.

  4. Раменский С. Е., Раменская Г. П., Раменская B. C. Вопросы использования квалифицированного труда пенсионеров на предприятиях // Третий возраст: старшее поколение в современной информационной среде: Материалы Всерос. междисциплин, науч. конф. Москва, 30 января 2008 г. / Отв. ред. Л. М. Качалова. – М.: Изд-во СГУ, 2008. – 140 с.

  5. Вишневский А. Голикова «нарисовала» социальный портрет пожилого россиянина // Демоскоп. – 2010. –
    № 441–442.

  6. Пенсионный фонд Российской Федерации. Официальный сайт //http:www.pfrf.ru/pensioners.

  7. Фролов Д. Все там будем. Кому нужны пожилые покупатели // Индустрия рекламы. – 2008. – № 5.

  8. Богданов В. Пенсия: время жить или доживать?// Родная газета 2010. – № 21(294).

  9. Семёнова В. В. Бабушки: семейные и социальные функции прародительского поколения /
    В. В. Семёнова // Судьбы людей: Россия XX век. Биография семей как объект социологического исследования / Институт социологии РАН. – М., 1996. С. 326–354.


Сорокин Геннадий Геннадьевич, к. с. н., доцент кафедры «Социология и социальный сервис», Тюменский государственный нефтегазовый университет, г. Тюмень, тел.: 89097428894, e-mail: sgg01@tsogu.ru, sgea1@yandex

Sorokin G. G., Candidate of Social Sciences, associate professor of the chair «Sociology and social service», Tyumen State Oil and Gas University, phone: 89097428894, e-mail: sgg01@tsogu.ru, sgena1@yandex

Каталог: docs
docs -> Малярова Татьяна (гобой)
docs -> Сто восемь минут…
docs -> Коммуникативная стратегия славянофильского журнала «русская беседа» (1856-1860 гг.) 10. 01. 10 Журналистика
docs -> Кристева Любовь Петровна (фио учителя, составившего рабочую программу учебного предмета) г. Москва 2016 год. Пояснительная записка рабочая программа
docs -> Состав делегации Кыргызской Республики для участия в работе девятого заседания Межправительственной кыргызско-китайской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству
docs -> Города десногорска
docs -> Датировка в лирике: типология и поэтика
docs -> «Жизнь замечательных людей»
docs -> Книга для чтения в семье и в школе скромное приношение детям, вступившим в XXI столетие По благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II
docs -> Программа по дисциплине «История мировой литературы и искусства» для студентов факультета связи с общественностью заочного отделения с дистанционной формой обучения
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

  • приобщение, востребованность, музейная деятельность, музейный продукт, социальные категории, пос етитель музея, посещаемость.
  • Таблица 1 Социальные категории п осетителей музея-заповедника (2009–2011 годы)
  • Записи из книг отзывов посетителей Тобольского музея-заповедника (2010–2011 гг.).
  • Записи из книг отзывов посетителей Тобольского музея-заповедника (2011–2012 гг.).
  • Таблица 2 Показатели посещения музейных объектов иногородними и местными посетителями за 9 месяцев 2012 года
  • Сведения об авторе Сидорова Светлана Юрьевна
  • ПОЖИЛЫЕ РОССИЯНЕ: ШТРИХИ К СОЦИАЛЬНОМУ ПОРТРЕТУ
  • Рис. 1. Динамика изменения соотношения работающих и неработающих граждан среди лиц, получающих пенсию по старости в Российской Федерации
  • Сорокин Геннадий Геннадьевич