Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


И тополь король. Я играю с бессонницей




страница3/5
Дата15.05.2017
Размер0.72 Mb.
1   2   3   4   5

Как Андрей Крылов чуть турнир не выиграл.

Группа шахматистов во главе с гроссмейстером Кочиевым поехала на шахматный уик-энд в Финляндию. Героем уик-энда чуть не стал кандидат в мастера Андрей Крылов. А подвела его любительская привычка: начинать рокировку с хода ладьи. В первом туре обошлось – соперники в партии не рокировались. Во второй партии возникли сложности. Крылов взял в правую руку ладью h1, поставил ее на f1, а левой рукой попытался перебросить короля с е1 на g1. Но финн, инвалид с детства Пыхала, укоризненно посмотрел на Андрея и что-то ему сказал по-фински. Крылов финского не знал, но сообразил что от него хочет Пыхала. Вокруг партии стали собираться другие финны, и Андрей счел за благо сделать другой ход. Белая пешка у него стояла на f3, и, сделав искусственную рокировку (ладья переместилась с h1 на f1, а король проследовал по маршруту е1- f2-g1), Крылов разгромил соперника. Третья партия оказалась роковой. Крылов, играя черными, полностью переиграл международного мастера Ветемаа из Эстонии. Андрею осталось только рокировать в длинную сторону, после чего позиция эстонца развалилась бы за несколько ходов. Но... Крылов схватился за ладью а8. Ветемаа тут же по-русски сказал, что на-а-адо ходить ладьей. Пришлось сделать ход ладьей. Ветемаа с шахом съел черную пешку g6 и вскоре выиграл. Так Андрей Крылов едва не стал лидером турнира. А так как турнир проводился в 5 туров, то, имея 3 из 3, можно было подумать о победе.

На турнире в Карлсбаде Рубинштейн зашел пообедать в дорогой ресторан. Славно откушав, он решил немного прогуляться. Во время прогулки гроссмейстер вспомнил об отложенной позиции и глубоко задумался. Когда он вернулся в реальную жизнь, то, оглядевшись по сторонам, заметил эффектную рекламную вывеску ресторана. Тогда Рубинштейн вернулся в ресторан и... пообедал еще раз.

Известный своей экстравагантностью гроссмейстер Семен Двойрис однажды "отличился" на шахматном шоу "Кремлевские звезды". Проиграв решающую партию, он никак не мог прийти в себя. Вначале Двойрис положил в карман блокнот, затем стал засовывать фигуры, одну за другой, и прервал это занятие только тогда, когда в карманы уже не помещались пешки.

В знаменитом радиоматче СССР – США Бронштейн выиграл обе партии у американского мастера Сантасьера. Американец послал победителю телеграмму: "Поздравляю с победой. В обеих партиях вы убедительно доказали преимущество двух слонов над двумя конями". Бронштейн тут же ответил: "При следующей встрече постараюсь столь же убедительно доказать преимущество двух коней над двумя слонами".

Отрывок из повести Аркадия Вайнера "Гонки по вертикали":

"...Кабинет дантиста Зубаткина располагался рядом с Центральным шахматным клубом, на Гоголевском бульваре, в Москве. Однажды дантист зацементировал протез свое пациентке и велел немного посидеть, не раскрывая рта, пока мост не подсохнет. Сам же на минутку выскочил в шахматный клуб. А там давал сеанс одновременной игры любимый гроссмейстер Зубаткина. Дантист тут же сел за одну из досок. Поединок получился увлекательным, но, когда спустя три часа Зубаткин вернулся в свой кабинет, он никого не обнаружил. Женщину увезли в Институт Склифосовского, где ей чуть ли не ломом вышибали изо рта гипс".

Санкт-Петербургский поэт Семен Ботвинник в молодости был очень похож на Виктора Корчного. И любители шахмат, встречая его, обязательно спрашивали:

– Молодой человек, а вы случайно не Корчной?

– Нет, вы обознались, я – Ботвинник, – обижался Ботвинник.

В 1971 году Тайманов проиграл претендентский матч Роберту Фишеру. Возвращаясь домой, Тайманов подвергся суровому таможенному досмотру. У него обнаружили запрещенную книгу Александра Солженицына. Благодаря этому печальному случаю родилась шахматная шутка.


– Вы слышали, у Солженицына большие неприятности?

– Неужели? А что случилось?

– Как? Вы не знаете? У него американская таможня нашла книгу Тайманова "Защита Нимцовича"!

Группа шахматистов во главе с гроссмейстером Кочиевым поехала на шахматный уик-энд в Финляндию. В поезде все культурно отдыхали: кто водку пил, кто в шахматы играл. Заходит в купе таможенник и спрашивает:

– Чем собираемся заниматься в Финляндии?

– Водку пить, – весело сказал один из шахматистов, успев при этом сделать ход, нажать часы и показать на одного из попутчиков, мирно выпивающего стакан водки.

– А валюты сколько с собой везете? - спросил таможенник.

(Разрешено было вывозить с собой не более 500$.)

– Да... Мелочь. 7 штук, – не раздумывая сказал шахматист, при этом объявив шах королю противника.

Таможенник посмотрел в абсолютно чистую декларацию и понял, что сейчас он поймает крупного контрабандиста.

– Предъявите ваши доллары, – строго произнес таможенник.

Шахматист в цейтноте еще минуты три гонял короля соперника, затем поставил ему мат, взял в руки большой кошелек и вытащил оттуда по одной бумажке 7 купюр номиналом по 1 доллару...

Чемпионка мира Вера Менчик нередко участвовала в мужских турнирах. Перед Карлсбадским турниром с ее участием в 1929 году австрийский мастер Г. Кмох заявил: "Если Менчик наберет больше чем три очка, я поступлю в женский балет". Кмоху повезло. Менчик набрала ровно 3 очка.

Фишер давал сеанс одновременной игры в тюрьме города Денвера, штат Колорадо. Когда он подошел к одной из досок, то обнаружил, что его партнер украл белую ладью.

– Если вы не поставите ладью на место, – строго сказал чемпион мира, – то я сообщу вашему начальству, и за такие махинации вам увеличат срок!

– Зря пугаете, – огрызнулся его соперник. – Я приговорен к пожизненному заключению...

На турнире в Буэнос-Айресе аргентинский гроссмейстер Найдорф ежедневно менял костюмы.

– Сколько же у вас костюмов? – спросил его юный Фишер.

– 150, – охотно ответил знаменитый гроссмейстер.

На Фишера эта цифра произвела сильное впечатление, и он начал собирать костюмы. Прошло несколько лет, и при новой встрече с Найдорфом Фишер похвастался:

– Ваш рекорд побит! В моем гардеробе уже 157 костюмов!

– Браво, Бобби, – поздравил его Найдорф. – Но вы немного перестарались. В тот раз я пошутил, у меня было всего-то 15 костюмов...

В начале 70-х годов большой резонанс получило "дело Анджелы Дэвис". Хотя никто толком не знал, в чем она обвиняется, все гневно протестовали и требовали ее защиты. Было подготовлено специальное письмо, которое предложили подписать в том числе и чемпиону мира тех лет Спасскому. Спасский согласился подписать письмо, но предварительно попросил показать ему материалы дела, чтобы лично убедиться в необоснованности предъявленных Анджеле Дэвис обвинений. С тех пор с подобными просьбами к Спасскому больше никто не обращался.

Супруга Петросяна освободила гроссмейстера от всех жизненных хлопот. Гроссмейстер Шамкович, часто посещавший Петросяна в его маленькой двухкомнатной квартире, был потрясен, зайдя к нему через год после женитьбы в роскошную квартиру с большим количеством комнат. Он спросил у Котова:

– Как Петросяну удалось поменять свое скромное жилище на такую шикарную квартиру?

Котов ответил:

– Петросян умеет менять только слонов на коней. Все остальное меняет его жена.

Бернард Шоу однажды посетил ресторан.

– Что сыграть в вашу честь? – спросил его дирижер оркестра. Но музыка мешала писателю разговаривать со своим коллегой, и он высказал скромное пожелание:

– Я был бы вам признателен, если бы вы сыграли партию в шахматы.

У Михаила Таля были проблемы со здоровьем. Нередко даже приходилось вызывать "неотложку", чтобы ему сделали укол. Зная это, один из журналистов как-то спросил Таля: "Миша, это правда, что вы – морфинист?" "Что вы, какой я – морфинист", – последовал мгновенный ответ, – я – чигоринец!"

Часть 1. Когда Эдуард Гуфельд стал гроссмейстером, он похвастался перед Корчным:

– Виктор, можете меня поздравить, теперь мы с вами коллеги!

– Дамянович вам коллега, – отрезал Корчной, имея в виду одного не очень сильного югославского гроссмейстера.

Часть 2. Спустя пару месяцев в Амстердаме состоялся международный турнир, в котором Корчной проиграл единственную партию, и – надо же! – именно Дамяновичу. Гуфельд срочно поспешил на почту и послал Корчному телеграмму, в которой было всего три слова: "Дамянович вам коллега!" (Доказано, что 2-я часть придумана Гуфельдом.)

О рассеянности Рихарда Рети (3).

Рети провел рекордный сеанс одновременной игры не глядя на доску. У него было 30 соперников, но маэстро выиграл почти все партии. Уходя домой после сеанса, Рети забыл портфель. "Огромное спасибо! – сказал Рети, когда ему вернули портфель. – До чего же у меня плохая память, просто никуда не годится".

О рассеянности Рихарда Рети (2).

Рети забывал зонтики, шляпы, портфели. Остроумный Савелий Тартаковер по этому поводу сочинил такой афоризм: "Там, где лежит портфель Рети, его давно уже нет".

О рассеянности Рихарда Рети (1).

По утверждению венских профессоров, у Рети были все данные, чтобы стать отличным математиком, но он забыл свою диссертацию в кафе, а новую так и не написал.

О рассеянности Алехина.

Алехин однажды бросил в чашку кофе вместо сахара пешку, мешал и удивлялся, что сахар не тает. Чемпион мира частенько закуривал папиросу с другой стороны.

Победителя турнира в Праге Кереса (будущий гроссмейстер был в молодости особенно молчалив) так и не смогли уговорить произнести речь. Кто-то сказал: "Пауль, если не любите произносить речи, то не занимайте первые места!"

Вильгельм Стейниц подрабатывал в Лондоне в шахматном кафе "Гамбит". Среди партнеров чемпиона мира был один богатый человек. Стейниц его постоянно обыгрывал. Кто-то подсказал чемпиону мира, что так он рискует потерять выгодного клиента. Стейниц согласился с этим доводом и в одной из партий "зевнул" ферзя и сдался. Однако следующей партии не состоялось. Богатый клиент во весь голос воскликнул: "Я победил чемпиона мира!" И с этими словами навсегда покинул "Гамбит".

Александр Алехин превосходно знал английский, французский, немецкий и испанский. Когда у него спрашивали, на каком языке он думает, рассчитывая свои комбинации, Алехин, улыбаясь, говорил: "Если я, играя в шахматы, иногда и думаю, то только по-русски".

В 1925 году в Москве Капабланка давал сеанс на 30 досках. На одной из досок против него играла юная Валентина Токарская, впоследствии знаменитая актриса Театра сатиры. Девушка была чемпионкой Дворца пионеров и хотела испытать свои силы против чемпиона мира. Однако у нее ничего не вышло: после первого же хода, сделанного дрожащей девичьей рукой, Капабланка, известный сердцеед, не отрывая взгляда от красавицы, положил своего короля на бок и шепотом произнес: "Сдаюсь". Все остальные партии он выиграл.

Известный гроссмейстер обратился к Талю:

– Миша, сегодня я выступаю по телевидению. Что мне сказать зрителям?

– Дай им ценный совет: пусть слушают радио, завтра там выступаю я!

Гроссмейстер Шамкович встретился в Америке с Фишером и показал ему интересную позицию – конь борется против пешки и, прежде чем остановить ее, неожиданно удаляется в другую сторону. С этим этюдом не мог справиться ни один гроссмейстер, однако Фишер нашел правильный маршрут всего за три минуты. Шамкович понял, что Фишер – гений. Впоследствии он предложил эту же задачу Каспарову. Гарри обнаружил необходимую траекторию коня за две минуты. Тогда Шамкович понял, что Каспаров гениальнее Фишера на одну минуту.

Как известно, юный Гарри сменил фамилию Вайнштейн на Каспаров. А известный гроссмейстер Белявский в детстве поменял имя Давид на Александр. Когда Каспаров и Белявский встретились друг с другом в матче претендентов, по Москве ходила шутка, что это единственный поединок в истории, в котором один шахматист играет под чужим именем, а другой – под чужой фамилией.

В 1882 году талантливый петербургский шахматист Семен Алапин, узнав про международный турнир в Вене, сел в поезд (визу в то время получать не надо было) и прямо с венского вокзала направился в шахматный клуб. Войдя в зал и увидев за столиками игроков, Алапин спросил: "Кто тут Стейниц?" Ему указали на почтенного старика. Не колеблясь ни секунды, Алапин кинулся к Стейницу и предложил партию в шахматы.

А теперь посмотрим на все глазами Стейница. Какой-то неизвестный, в высоких сапогах, кожаной куртке, запыленный, грязный, во время турнирной партии кидается на него с предложением играть!.. Несомненно сумасшедший!.. Стейниц, естественно, позвал на помощь. Алапина еле оттащили...

Алехин проводил сеанс одновременной игры в Аргентине. Вдруг один из участников радостно воскликнул:

– Маэстро, вам мат в три хода!

– Поздравляю, – сказал Алехин. – Сеньор, только не волнуйтесь ради бога: вначале я вам поставлю мат в два хода!

Исландский гроссмейстер Олафссон, прибыв в 1959 году на турнир претендентов в Югославию, после жеребьевки поспешил в церковь, расположенную на острове Блед и известную тем, что любое желание, загаданное в ней, обязательно исполняется. В первом туре ему предстояло играть с Петросяном, и нетрудно было догадаться, чего он пожелает. Достав лодку, Олафссон поплыл на остров. Проплыв немного, он увидел лодку, покидающую остров. Дурные предчувствия не обманули Олафссона, в лодке находился... Петросян.

Перед тем как вступить в брак 19-летняя английская поэтесса XIX столетия Кристина Россетти усадила избранника за шахматную доску. Эксперимент имел самые неожиданные последствия: в первой же партии жених... заснул сном праведника. После этого брак расстроился. "Мне не нужен муж-соня!" – сурово заявила разгневанная Кристина.

Ласкер ехал в поезде, и в одном купе с ним оказался любитель шахмат. На предложение сыграть пару партий Ласкер ответил, что правила плохо знает. Тогда неунимающийся попутчик сказал, что будет играть без ферзя. Чтобы побыстрее отвязаться от любителя, Ласкер быстро сдался. Но тот не успокоился и снова расставил шахматы. Ласкер решил проучить назойливого соседа.

– Я все понял, – сказал он. – Ферзь только мешается на доске, поэтому я тоже буду играть без ферзя.

Сосед по купе долго смеялся, но, проиграв партию, остался в полном недоумении. Была его очередь играть без ферзя, и снова Ласкер сдался. А с лишним ферзем попутчик быстро получил мат, так и не сообразив, что происходит. Через некоторое время любителю стало плохо (сейчас бы сказали "крыша поехала"), и на станции санитары унесли его на носилках.

Стейниц ехал в поезде, и в одном купе с ним оказалась девятилетняя девочка с отцом.

– Чем вы занимаетесь? – спросил Стейница его попутчик, когда они разговорились.

– Так, играю в шахматы, – признался чемпион мира.

– Ой, как интересно! – оживилась девочка. – Когда я была маленькой, я тоже играла в куклы.

В американском городе Сиэтле грабитель, проникший ночью в банк, был обнаружен утром заснувшим над оставленной кем-то газетой. Как выяснилось, сон одолел грабителя после того, как он в течение нескольких часов тщетно пытался решить шахматную задачу-четырехходовку, помещенную в газете.

Чешского гроссмейстера Рихарда Рети спросили: "На сколько ходов вперед вы рассчитываете варианты?"

Рети сказал: "На один!" – и добавил: "Только этот ход должен быть очень хорошим".

Главный судья чемпионата британских школьников (до 8 лет) международный мастер Л. Барден сделал несколько назидательных замечаний участникам турнира: "Отдельные юные джентльмены, получив проигранные позиции с юными леди, позволяли себе бестактно предлагать партнерше ничью, а некоторые юные леди, проиграв партию, начинали вести себя крайне несдержанно и, в частности, норовили укусить партнера или расцарапать ему лицо..."

Необычный случай произошел на командном чемпионате Венгрии 1900 года. Мастер Кароль Штерк, яростно атаковавший соперника, заснул в ожидании ответного хода. Во сне он продолжал наращивать угрозы и завершил партию матовой атакой. В момент, когда счастливый победитель принимал поздравления товарищей по команде, Штерк был... разбужен арбитром, сообщившим, что он просрочил время.

Принц Шарль Орлеанский, отец французского короля Людовика XII, считался крупным поэтом и искусным шахматистом. После смерти жены он написал поэму, в которой сравнивал постигшую его утрату с потерей ферзя в шахматной партии. Поэма имела жизнеутверждающую концовку: автор заверял читателей, что вскоре в его жизни появится новый ферзь.

Фишер: "В 1970 году в Бледе я принял участие в международном блицтурнире. В партии с Петросяном мы то и дело обменивались шахами, причем он произносил это слово по-русски, а я – по-английски. В момент, когда у обоих уже начали зависать флажки, я вдруг сказал по-русски: "Вам шах, гроссмейстер!" Петросян настолько поразился, что на какой-то момент забыл о флажке и просрочил время".

Ф. Дуз-Хотимирский: "Шахматы – бесконечный лес. Шахматная теория – широкая лесная дорога, от которой идут просеки, дорожки, тропинки. Играя, я тащил противника в темный лес шахматного творчества подальше от изученных дорог..."

Как возникла защита Грюнфельда.

В 1922 году Эрнст Грюнфельд играл матч с Альбертом Беккером. В четвертой партии, намереваясь воздвигнуть староиндийские построения (после ходов 1.d4 Кf6 2.c4 g6 3.Кс3), Грюнфельд по рассеянности продвинул пешку "d" на два поля вперед вместо одного. Сперва он расстроился, но пришлось играть. У "опечатки" Грюнфельда оказалось большое будущее.

Одному из участников, только что проигравшему партию, Александр Алехин сказал: "Зачем вы начали двигать фигуры? Они же у вас так хорошо стояли..."

Во время московского турнира 1936 года Капабланка полушутя-полусерьезно жаловался на молодых советских шахматистов – слишком хорошо знают теорию. Он говорил: "Эта молодежь меня на старости лет заставит взять в руки шахматные книги!"

У Ботвинника спросили: "Вы когда-нибудь меняете свое решение?"

Ботвинник ответил: "Только если я его еще не принял".

Участник мемориала М.И. Чигорина - 2000 после серии поражений: "Тяжело играть. Весь турнир меня преследуют сильные противники".

Матч между Говардом Стаунтоном и Уильямсом, проходивший в Лондоне в 1851 году, закончился поражением Стаунтона, который вел в счете +6-2=3... Дело в том, что в то время партии игрались без часов, а сэр Уильямс очень любил подумать. Стаунтон счел за благо сдать матч, так как некоторые партии длились по 20 часов!


Невымышленные истории Ю. Авербаха
В одном из полуфинальных соревнований на первенство страны я играл с молодым мастером из Еревана. В дебюте я разыграл вариант, который был тогда теоретикам не известен. Но мой противник отвечал на мои ходы молниеносно, почти не думая. Это меня насторожило, я стал играть очень осторожно, подолгу задумываясь над каждым ходом. Встреча закончилась вничью. По окончании партии я спросил:

- Наверное, Вам не раз приходилось играть этот вариант? Уж очень быстро и уверенно вы разыграли начало.

- Мне? – удивился мой противник. - А Вам? Ведь я повторял ходы вашей партии, которую Вы играли с Гургенидзе в прошлом году.

Московский мастер Блюменфельд много занимался психологией в шахматах и даже защитил на эту тему диссертацию. Обычно, когда его противник обдумывал свой очередной ход, Блюменфельд записывал ход своих мыслей. Однажды он играл с молодым шахматистом, который, заметив, что Блюменфельд что-то записывает, решил прочитать его записи. Шахматист сделал ход, встал и, подойдя к мастеру сзади, сумел прочитать: “очень боюсь хода ферзем на d5”. Вернувшись на свое место, шахматист быстро поставил ферзя на d5, снова встал, чтобы посмотреть очередную запись Блюменфельда. А мастер старательно, своим мелким неровным подчерком выводил: "Как я и ожидал, мой партнер попался в ловушку. Теперь я даю ему мат в три хода."

В партии с неким шахматистом К. у Блюменфельда возникла позиция, в которой он должен был сделать последний, контрольный, сороковой ход, и эти ходом он мог поставить своему противнику мат. Однако он сидел, погруженный в раздумье, и хода не делал. До контроля оставалось минут десять. Его партнер уже смирился с поражением. Но прошло пять, семь… девять… минут, часы все тикали, а Блюменфельд не делал хода. Флажок на его часах начал угрожающе подниматься. У его противника пробудилась надежда: вдруг мастер не видит мата, вдруг он просрочит время. Когда до падения флажка оставалось всего несколько секунд, Блюменфельд резко протянул руку и поставил мат.

- Над чем Вы так долго думали? – воскликнул его заметно перенервничавший противник. - Неужели Вы мата не видели?

- Мат я видел, - ответил Блюменфельд, - но я никак не мог понять, почему Вы не сдаетесь.

Гроссмейстер Котов славился оригинальной способностью – он отнимал очки у сильных противников и проигрывал, отдавая очки слабым. За это его величали Робин Гудом.

Однажды мастер Юдович играл в Москве, в турнире невысокого класса. Туры проходили два раза в неделю. В одно из воскресений он вместе с женой отправился гулять и по пути вдруг вспомнил, что ему нужно играть очередную партию. Оставив жену одну, Юдович помчался на турнир. Когда он появился в зале, на его часах оставалось всего 8 минут до контроля. Тогда не было жестких правил, что опоздание более чем на час, наказывалось “баранкой”, и Юдович был допущен к игре. И знаете, чем закончилась эта партия?

Его партнер просрочил время!

В одном из полуфинальных соревнований на первенство страны, мастер Вересов просрочил время на обдумывание. После игры он стал показывать партнеру, как он мог поставить мат в три и в пять ходов.

- Так почему же вы не давали мат? На что потратили время? – вопрошал его удивленный партнер.

- Решал, какой мат эффективнее.

Мастер Гульдин во время партии со мной подолгу размышлял над известными теоретическими ходами. По окончании игры я спросил:

- На что вы тратили время в дебюте? Хотели придумать что-то новое?

- Нет, дело совсем не в этом! – отмахнулся он. - Я не обнаружил у себя в кармане ключей от квартиры и ломал голову над тем, где я мог их оставить.

Некий мастер подготовил для своего очередного соперника, который любил играть ферзевый гамбит, коварную ловушку за черных. Но при жеребьевке выяснилось, что эту встречу он должен играть белыми. И все-таки он нашел выход. Зрители с удивлением наблюдали за началом этой партии:

1.d3 d5 2. d4

Таким путем мастер передал очередь хода противнику, и в дальнейшем тот угодил в подготовленную ловушку.

В одном из чемпионатов Австралии играли два Пурди, отец - Сессиль и сын - Джон. Сессиль имел все шансы стать чемпионом. Но когда за тур до окончания турнира ему по жребию выпало играть с сыном, он проиграл. Он пожал сыну руку, вытер капельки пота, выступившие у него на лбу, встал из-за стола и воскликнул:

- Вот что бывает, если учишь детей играть в шахматы!

Старейший русский мастер Дуз-Хотимирский встречался в одном из турниров с молодым шахматистом по фамилии Бонч-Осмоловский. Когда они сели за доску, Дуз-Хотимирский спросил его фамилию. Тот ответил.

- Как, как? – переспросил Дуз-Хотимирский.

Шахматист повторил, но мастер снова не понял. Переспрашивать в третий раз он не стал. А на бланке мастер написал: “Белые – Дуз, черные – не Дуз”.

Дуз-Хотимирский читал лекции по шахматам очень эмоционально, часто устраивал дискуссии, полемику. Однажды, демонстрируя свою партию, он задал слушателям вопрос:

- И как Вы думаете, здесь я сыграл?

Кто-то из присутствующих несмело ответил:

- Пошли конем на с6.

- Вот именно, - торжествующе воскликнул Дуз-Хотимирский, - Этот идиотский ход я и сделал.

В 1953 году в Цюрихе мне довелось играть в турнире претендентов на звание чемпиона мира. В один из дней на турнирной сцене появился фотограф, странное поведение которого удивило участников тура. С камерой в руках он ложился на пол, залезал под шахматные столики. И щелкал, щелкал. А через неделю в одном из швейцарских журналов появился фотоочерк с названием “Что делают ноги, когда работает голова”.

Турнир претендентов 1962 года проходил в городе Виллистаде на экзотическом острове Кюрасао в Карибском море. Этот остров часто посещали туристы, поэтому в городе было много магазинов. Во время турнира на одном из обувных магазинов появилась реклама: “Внимание, шахматисты! Самый лучший ход вы сможете сделать только в обуви, купленной в нашем магазине” Большой любитель хорошей обуви Тигран Петросян приобрел в этом магазине ботинки и … действительно стал победителем турнира.


Каталог: books
books -> Игорь Акинфеев 100 пенальти от читателей
books -> Ю. В. Лебедев >(д ф. н., проф. Костромского Государственного университета), А. Н. Романова >(к ф. н., учитель Костромской гимназии №15) Методические рекомендации
books -> Берт Рэндолф Шугар 100 великих спортсменов
books -> Художественная проза
books -> После колоссальной исследовательской работы, совершенной Я. К. Гротом, в течение пятидесяти лет новых известий о жизни Державина почти не являлось
books -> Егор Титов, Алексей Зинин Наше всё «Е. Титов, А. Зинин. Наше все»
1   2   3   4   5