Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


I. Походы и плавания русских мореходов в IX-XVII вв




страница10/30
Дата15.05.2017
Размер4.14 Mb.
ТипРеферат
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30

Изобретателем боевых пороховых ракет был русский артиллерист генерал-лейтенант А. Д. Засядко. Им же была разработана технология производства этих ракет и созданы специальные станки для стрельбы.

1837, 10.4. Учреждение знаменного флага и Георгиевского знаменного флага.

Знаменные флаги предназначались для отличия морских команд, принимавших участие в боевых действиях на берегу. Первая флотская дивизия кораблей БФ и ЧФ имела синий флаг с белым крыжем, вторая дивизия — белый флаг с белым крыжем, третья дивизия — красный флаг с белым крыжем. На всех этих флагах в крыже был помещен Андреевский флаг. Когда экипаж находился в походном строю, знаменный флаг выносился на древке в голову колонны. Навершие древка имело вид пики с двумя перекрещенными якорями.

12-му флотскому экипажу 2-й дивизии ЧФ за подвиг линейного корабля «Азов» в Наваринском сражении были присвоены Георгиевский знаменный флаг и георгиевская лента (с оранжево-черными полосами), которую носили на древке знамени. За Севастопольскую [122] оборону 26.11 1856 все экипажи ЧФ (с 29-го по 45-й) были награждены Георгиевским знаменным флагом с надписью: «За оборону Севастополя с 13 сентября 1854 г. по 27 августа 1855 г.».

1846, 23.11. Закладка 48-пушечного фрегата «Архимед» — первого русского военного корабля с винтовым движителем.

«Архимед» (длина 54,5 м, ширина 13,3 м) был построен на Охтинской верфи в Санкт-Петербурге по проекту и под руководством выдающегося судостроителя полковника корпуса корабельных инженеров И. А. Амосова. Был спущен на воду 20.7 1848. Четыре паровые машины корабля имели общую мощность 300 л. с., кроме того, была сохранена полная парусная оснастка. «Архимед» положил начало развитию совершенно нового типа винтовых паропарусных быстроходных фрегатов, характерных для отечественного флота переходного периода.

В 1853 в составе БФ и ЧФ насчитывалось 16 пароходо-фрегатов и 36 вспомогательных судов, имеющих паровые машины, кроме того, в постройке находились 3 винтовых линейных корабля и 3 винтовых пароходо-фрегата.

1847, 24.11. Учреждение Морского ученого комитета {108} — центрального научного учреждения морского министерства.

Морскому ученому комитету было поручено распространение на флоте необходимых сведений по морской части, рассмотрение проектов новых изобретений и предложений по всем отраслям военно-морского дела. Возглавлял комитет вице-адмирал Ф. П. Литке, по его инициативе начали издаваться журнал «Морской сборник», а также ежегодные сочинения по морской специальности.

В начале 1869 Морской ученый комитет вошел в состав Морского технического комитета, в 1887 преобразованного [123] в Военно-морской ученый комитет. С 1881 к нему был отнесен и Гидрографический департамент.

В 1891 Военно-морской ученый комитет был упразднен, а его обязанности разделены между Морским техническим комитетом, Главным гидрографическим управлением и ГМШ. При ГМШ с 1885 существовал военно-морской отдел (с 1891 военно-морской ученый отдел), в функции которого входило наблюдение за разработкой главных направлений научной работы в морских учебных заведениях, издание «Морского сборника» и др. Впоследствии научной работой в ВМФ стал руководить Научно-технический комитет.

1848, 15.3. Выход в свет первого номера {109} ежемесячного военно-научного журнала «Морской сборник».

Старейший русский военный журнал, созданный в качестве официального органа военно-морского ведомства, был призван заниматься изучением и распространением военно-морских и технических знаний на флоте. Программа «Морского сборника» предусматривала освещение не только специальных научно-технических вопросов, но и событий «прошедших времен во всех флотах», публикацию биографий видных деятелей русского флота, описаний «необыкновенных происшествий» и кораблекрушений, сведений о плавании судов и эскадр. В журнале помещали свои работы виднейшие представители военно-морской мысли. «Морской сборник» оказывал большое влияние на развитие военно-морской исторической науки. К числу первых сотрудников журнала принадлежал историк флота А. П. Соколов, написавший около 150 статей. Его последователями явились С. И. Елагин, Ф. Ф. Веселаго, В. Ф. Головачев и другие.

Наряду с материалами по военно-морскому искусству, кораблестроению, военно-морской технике, мореплаванию, истории в журнале печатались публицистические статьи Д. В. Григоровича, В. И. Даля, художественные [124] произведения И. А. Гончарова, А. Н. Островского, А. Ф. Писемского, К. М. Станюковича и других. В 1856 тираж журнала достиг 6 тыс. экземпляров.

Во второй половине XIX — начале XX в. в журнале активно сотрудничали талантливые военно-морские деятели — Г. И. Бутаков, К. Н. Посьет, С. С. Лесовский, И. А. Шестаков, С. О. Макаров {110}, выдающиеся ученые Д. И. Менделеев, А. Н. Крылов и другие.

После Великой Октябрьской социалистической революции «Морской сборник» стал научно-теоретическим журналом РККФ. Публикуемые в нем материалы способствовали развитию военно-морской теории и практики, улучшению боевой и политической подготовки личного состава флота. Со статьями по вопросам идейно-политического воспитания, военного строительства, истории флота и революционного движения, оперативного искусства и тактики выступали командиры и политработники, ученые и специалисты.

Во время Великой Отечественной войны и в послевоенные годы в журнале публиковались материалы о боевых действиях ВМФ, пропагандировались подвиги советских моряков, морских пехотинцев и морских летчиков, печатались обзоры военных действий на различных морских театрах второй мировой войны.

Ныне тематика «Морского сборника» охватывает широкий круг вопросов военно-морского искусства, морской техники и вооружения, идейно-воспитательной и партийно-политической работы, боевой подготовки, научно-технического прогресса на флоте, изучения Мирового океана, международного морского права и др. Печатаются материалы, пропагандирующие историю отечественного флота, его боевые и революционные традиции, марксистско-ленинскую теорию и разоблачающие агрессивный курс империалистических государств и реакционные взгляды буржуазных военных теоретиков. Помещаются сведения о зарубежной военно-морской технике. В журнале выступают со статьями руководящий состав ВМФ, командующие флотами и объединениями, командиры, политработники и офицеры соединений, кораблей и частей. В 1980 журнал был награжден орденом Красной Звезды. [125]

1849, 30.5. Начало Амурской экспедиции Г. И. Невельского {111} 1849–55.

Считая, что результаты работ Лаперуза, Крузенштерна и других исследователей не дают основания для заключения о несудоходности устья Амура, Г. И. Невельской задался целью исследовать устье этой реки, имевшей большое значение для экономического развития Дальнего Востока и Сибири. Он добился назначения командиром на военный транспорт «Байкал», шедший с грузами из Кронштадта в Петропавловский Порт (Петропавловск-Камчатский).

Прибыв в место назначения, Невельской стал готовиться к экспедиции. 30.5 1849 «Байкал» вышел в море, а 12.6 подошел к восточному берегу Сахалина. Обогнув Сахалин с севера, Невельской исследовал Амурский лиман и устье Амура. Выполненные промеры показали, что устье Амура судоходно для морских кораблей. Спустившись на шлюпках на юг, на месте перешейка, показанного на картах Лаперуза, Крузенштерна и других исследователей, 22.7 экспедиция обнаружила пролив, отделяющий Сахалин от материка. В 1909 он был назван в честь Г. И. Невельского.

1.8 1850 в устье Амура был основан Николаевский пост (Николаевск-на-Амуре). Для исследования Приамурья была учреждена постоянная Амурская экспедиция под руководством Г. И. Невельского. В 1852–55 ее участники исследовали западное побережье и внутренние [126] районы Сахалина, где было открыто месторождение каменного угля, бассейн р. Амур, Татарский прол., составили карту Сахалина, собрали материалы о населении и природе Приамурья. Деятельность экспедиции способствовала освоению Дальнего Востока и установлению добрососедских взаимоотношений с окружающими государствами.

1853. Создание Аральской военной флотилии.

Для укрепления южных границ России на Аральском море и реках Сырдарья и Амударья была создана военная флотилия. Ее организатором был гидрограф капитан-лейтенант А. И. Бутаков {112}, который с 1848 на шхуне «Константин» производил гидрографические исследования и составил первую точную карту Аральского моря. В состав экспедиции в качестве рисовальщика им был зачислен выдающийся украинский поэт Т. Г. Шевченко, отданный царским правительством в солдаты.

Для организации флотилии в 1852 в разобранном виде были доставлены в Аральск, собраны и весной 1853 спущены на воду небольшие пароходы — «Перовский» и «Обручев», которые участвовали в боевых действиях против кокандской крепости Ак-Мечеть (Кзыл-Орда). Суда флотилии, пополненной еще двумя пароходами, несли охрану судоходства, перевозили войска и грузы. Главной базой был Аральск, позднее Казалинск.

В 1855–63, будучи начальником флотилии, А. И. Бутаков продолжал гидрографические исследования судоходной части Амударьи и Сырдарьи. В дальнейшем флотилия участвовала в походах на Бухару (1868) и Хиву (1873). К 1880 в ее состав входили 6 вооруженных пароходов, 9 барж и другие суда. Численность личного состава достигала 570 человек. Флотилия была расформирована в 1883. [127]

1853, 5.11. Первый в истории морской бой паровых кораблей.

С началом Крымской войны {113} корабли ЧФ {114} активно действовали у берегов Турции, стремясь нарушить морские перевозки противника, снабжавшего свою армию в Закавказье. Парусная эскадра вице-адмирала П. С. Нахимова действовала у анатолийского побережья. Отряд пароходофрегатов под командованием вице-адмирала В. А. Корнилова крейсировал у побережья Румелии (европейская часть Турции).

5.11. 1853 11-пушечный флагманский пароходо-фрегат «Владимир» обнаружил в районе Пендераклии 10-пушеч-ный турецкий пароходо-фрегат «Перваз-Бахри». Решительно пойдя на сближение, командир корабля Г. И. Бутаков {115} приказал открыть огонь. В ходе боя Бутаков установил, что турецкий пароход не имеет орудий в кормовой части, и, пользуясь преимуществом в скорости, маневрировал таким образом, что его корабль постоянно держался в кормовых курсовых углах противника. Кроме того, несколько орудий на «Владимире» было перенесено в носовую [128] часть, что усилило его боевые возможности (вели огонь 7 бомбических орудий). Меткими выстрелами русские комендоры вывели из строя рулевое управление вражеского парохода, разрушили ходовой мостик, повредили большинство орудий. Затем, сблизившись на полкабельтова, «Владимир» открыл огонь картечью. После трехчасового боя «Перваз-Бахри» {116} был вынужден спустить флаг. Турки потеряли 58 человек (в том числе командира). Потери русских — двое убитых и трое раненых.

Вице-адмирал В. А. Корнилов высоко оценил действия экипажа: «Капитан, офицеры и команда парохода «Владимир» вели себя самым достойным образом. Капитан-лейтенант Бутаков распоряжался, как на маневрах; действия артиллериею были и быстры, и метки, чему лучшим доказательством служит разрушение, ими произведенное, на неприятельском судне» {117}.

Обобщив опыт использования пароходофрегатов в Крымской войне, Г. И. Бутаков создал труд «Новые основания пароходной тактики», служивший для моряков Российского флота основным документом при использовании паровых и броненосных судов.

1853, 9.11. Бой фрегата «Флора» с турецкими пароходами «Таиф», «Фейзи-Бахри» и «Саик-Ишаде».

В ночь на 9.11 парусный фрегат «Флора», крейсировавший вдоль Кавказского побережья, в 12 милях от м. Пицунда был атакован тремя турецкими пароходами (6 10-дюймовых, 12 36-фунтовых, 44 18-фунтовых орудий, экипажи всего 900 человек). Фрегат «Флора» (44 24-фунтовых орудия, экипаж 359 человек), находясь в крайне невыгодном положении, уклонился под ветер и открыл продольный огонь левым бортом. Не выдержав прицельного огня русских, турецкие пароходы отошли, а экипаж «Флоры», воспользовавшись передышкой, сумел заделать полученную пробоину. Через 10 мин турецкие пароходы вновь сблизились с фрегатом. Повторив прежний маневр, «Флора» в течение получаса [129] вела интенсивный огонь. И вновь турки вынуждены были отступить. Неравный бой длился в течение 4 ч. В 6 ч 30 мин, обнаружив под берегом русскую шхуну «Дротик», 2 турецких парохода устремились за легкой добычей. Фрегат «Флора», оказавшись один на один с турецким флагманским кораблем, нанес ему столь жестокий урон, что пароходы были вынуждены вернуться на помощь своему флагману. В 9 ч, взяв на буксир флагманский корабль, они покинули место боя.

Русский парусный фрегат благодаря искусному маневрированию и слаженным действиям экипажа одержал убедительную победу над превосходящими силами противника. Фрегат получил лишь две надводные пробоины, убитых и раненых не было. За выдающийся подвиг 9 офицеров были награждены орденами, а 5 матросов — Георгиевскими крестами. Командиру капитан-лейтенанту А. Н. Скоробогатову был пожалован чин капитана 2 ранга.

1853, 18.11. Синопское сражение — последнее крупное сражение эпохи парусного флота.

Турецкая эскадра (7 фрегатов, 2 вооруженных парохода, 2 корвета, шлюп, 2 брига, 2 транспорта, всего 500 орудий) под командованием Осман-паши и английского советника А. Слейда, следовавшая из Стамбула в район Сухум-Кале (Сухуми) и Поти для высадки десанта, укрылась от шторма в Спнопской бухте пол защиту сильных береговых батарей (38 орудий). 8.11 она была обнаружена и блокирована эскадрой вице-адмирала П. С. Нахимова {118} (3 линейных корабля, фрегат, всего 296 орудий, в том числе 76 бомбических пушек). 16.11 к Синопу прибыла эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского в составе трех 120-пушечных линейных [130] кораблей и фрегата (52 орудия). 18.11 Нахимов решил атаковать турецкую эскадру в бухте, так как в море она могла быть усилена англо-французской эскадрой.

Прорвавшись сквозь сильный заградительный огонь турецких кораблей и береговых батарей, русские корабли двумя кильватерными колоннами {119} вошли в бухту и, встав на якоря со шпрингами, открыли сокрушительный огонь одним бортом (312 орудий) с дистанции 300– 350 м.

В ходе сражения, длившегося 2,5 ч, были уничтожены все турецкие корабли и береговые батареи. Турки потеряли убитыми и ранеными около 4 тыс. человек. Около 200 человек, командиры двух кораблей и Осман-паша были взяты в плен. Английский советник А. Слейд в разгар сражения позорно бежал на 20-пушечном пароходе «Тайф». Эскадра Нахимова не потеряла ни одного корабля.

В приказе по эскадре П. С. Нахимов писал: «Я хочу лично поздравить командиров, офицеров и команды с победой, благодарить их за благородное содействие моим предположениям и объявить, что с такими подчиненными я с гордостью встречусь с любым неприятельским европейским флотом» {120} [131]

Блестящая победа была достигнута благодаря высокому флотоводческому мастерству П. С. Нахимова, решительным действиям командиров кораблей, которым он предоставил инициативу, а также беспримерному героизму и отличной боевой выучке русских офицеров и матросов. Правильный выбор П. С. Нахимовым метода использования сил свел на нет преимущества противника. В Синопском сражении впервые была доказана высокая эффективность бомбической артиллерии.

Победа в Синопском сражении показала превосходство русского военно-морского искусства над английским и турецким. В результате ее был сорван план высадки турецкого десанта на Кавказе и завоевано господство на Черном море.

Синопское сражение подвело итог многовековому развитию парусных флотов. На смену парусным кораблям стали приходить пароходы. Боевой опыт Синопа оказал огромное влияние на последующее развитие флотов всех государств.

Вице-адмирал В. А. Корнилов писал о Синопском сражении: «Битва славная, выше Чесмы и Наварина... Ура, Нахимов! М. П. Лазарев радуется своему ученику!» {121}

1854, 6–7.7. Отражение нападения английских пароходофрегатов на Соловецкие о-ва во время Крымской войны.

В июне 1854 англо-французская эскадра из 10 кораблей под командованием капитана английского флота Э. Омманея вошла в Белое море в целях блокады русского побережья. Пользуясь отсутствием русского военного флота, интервенты задерживали, грабили и топили торговые суда, бомбардировали селения.

22.6 три английских корабля пытались высадить десант на о. Мудыог (Мудьюгский), но были обстреляны двумя полевыми батареями и ружейным огнем с канонерских лодок. Упорное сопротивление русских не позволило [132] интервентам высадить десант и провести корабли к Архангельску.

6.7 английские пароходофрегаты «Бриск» и «Миранда» подвергли обстрелу монастырь на Соловецких о-вах. Ответным огнем двух монастырских пушек был поврежден пароход «Миранда», и вражеские корабли отошли за м. Кладбищенский.

Монастырь защищали всего 53 человека воинской инвалидной команды, вооруженные старыми ружьями. Мужественные воины отвергли ультиматум интервентов, требовавших сдаться на милость победителя, и приняли неравный бой.

Утром 7.7 началась ожесточенная канонада. В течение 9 ч корабли врага бомбардировали монастырь. Соловчане могли противопоставить противнику лишь огонь 10 старых пушек, стрелявших 3– и 6-фунтовыми ядрами.

В результате артиллерийского обстрела были повреждены строения Соловецкого монастыря, но убитых и раненых не было. Героическое сопротивление гарнизона и жителей (650 человек), которыми руководил настоятель монастыря архимандрит Александр, заставило интервентов отказаться от высадки десанта и захвата монастыря и снять осаду.

1854, 18–21.8. Героическая оборона Петропавловского порта (Петропавловск-Камчатский) во время Крымской войны.

В первые же дни войны Англия и Франция послали к берегам Камчатки свои эскадры с задачей уничтожить русские корабли на Тихом океане, захватить Петропавловский Порт и тем самым ослабить позиции России на Дальнем Востоке.

Известие о начале войны достигло Камчатки в июле 1854. Гарнизон Петропавловского Порта, возглавляемый военным губернатором Камчатки генерал-майором В. С. Завойко, командиром 47-го флотского экипажа капитаном 1 ранга А. П. Арбузовым и командиром фрегата «Аврора» капитан-лейтенантом И. Н. Изыльметьевым, стал спешно готовиться к обороне. Гарнизон вместе с экипажами кораблей насчитывал 920 человек (41 офицер, 476 солдат, 349 матросов, 18 русских добровольцев [133] и 36 камчадалов), на вооружении которых находились ружья и 67 орудий.

В подготовке к обороне участвовало и все население (около 1600 человек). Работы по строительству семи береговых батарей и установке орудий велись круглосуточно. Был сформирован отряд из 100 добровольцев. Фрегат «Аврора» и военный транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани, орудия правого борта (27 пушек) были сняты для усиления береговых батарей. Вход в гавань был загражден боном.

17.8 у входа в Авачинскуто губу появилась неприятельская эскадра (3 фрегата, пароходофрегат, корвет и бриг, всего 212 орудий; 2500 человек экипажа и десанта под командованием английского контр-адмирала Д. Прайса и французского контр-адмирала Феврие де Пуанта). В губу на пароходофрегате под американским флагом для разведки и промера глубин прибыл контр-адмирал Прайс.

На следующий день вражеская эскадра, находившаяся вне досягаемости огня русских батарей, вела обстрел их позиций.

20.8 корабли противника, приблизившись к входу в Петропавловскую бухту, заняли позиции против батарей № 1 и 4 (8 пушек) и в течение 1,5 ч обстреливали их из 80 орудий. Личный состав батареи № 1, на которой были повреждены все 5 пушек, по приказу генерал-майора Завойко перешел на батарею № 4. Усилив обстрел батареи № 4, противник высадил десант около 300 человек, чтобы захватить ее. Личный состав батареи, заклепав пушки, отступил. Но с подходом подкрепления (до 100 человек) в штыковом бою батарея была отбита, а неприятель обращен в бегство. Его попытки высадить десант южнее батареи № 3 были также отбиты. После этого вражеские корабли сосредоточили огонь 111 орудий на батарее № 2 (11 пушек), прикрывавшей вход в Петропавловскую гавань. Эта батарея в течение 9 ч вела бой с тремя вражескими фрегатами, несколько раз пытавшимися высадить десант.

Попытки английского пароходофрегата «Вираго» (66 орудий) прорваться в гавань были отражены метким огнем «Авроры», «Двины» и батареи № 2.

Утром 24.8 неприятельские корабли начали интенсивный обстрел батарей № 3 (5 пушек) и № 7 (3 пушки) [134] и, уничтожив их, высадили десанты численностью около 850 человек для захвата города и стоявших в гавани кораблей. Кульминацией сражения стал штыковой бой русских стрелков и моряков с «Авроры» и «Двины» (300 человек), опрокинувших в море вражеский десант. Среди захваченных трофеев были знамя английской морской пехоты, оружие и кандалы, предназначавшиеся для пленных. Потери противника составили до 450 человек, в том числе 273 убитых. Потери защитников Петропавловского Порта — 32 убитых и 64 раненых.

27.8 потерпевшая поражение неприятельская эскадра покинула Авачинскую губу.

В память о героической обороне Петропавловского Порта на Никольской сопке был установлен обелиск «Слава», на чугунных плитах которого надпись: «Памяти погибших при отражении атаки англо-французского флота и десанта 20 и 24 августа 1854 г.» Через 100 лет между Никольской сопкой и м. Сигнальный был воздвигнут обелиск, на котором начертаны слова: «Героям 3-й батареи лейтенанта А. П. Максутова, жизни не пощадившим для разгрома врага. От военных моряков-тихоокеанцсв в день столетия Петропавловской обороны».

1854, 13.9. Начало героической Севастопольской обороны в Крымской войне.

1.9 1854 союзники Турции — Англия и Франция высадили у Евпатории армию в 62 тыс. человек (28 тыс. французов, 27 тыс. англичан, 7 тыс. турок) при 134 полевых и 114 осадных орудиях. Союзной армии противостояла 33-тысячная армия (96 орудий) под командованием главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму князя А. С. Менпшкова. Первое сражение состоялось 8.9 при р. Альма. Понеся большие потери (около 6 тыс. убитыми и ранеными), русские войска отошли к Бахчисараю, чтобы угрожать противнику с фланга.

Сосредоточенный в Севастополе ЧФ (14 линейных кораблей, 11 парусных и 11 паровых фрегатов и корветов; 24,5 тыс. человек) и гарнизон (9 батальонов, до 7 тыс. человек) оказались перед 60-тысячной армией [135] противника, поддерживаемой с моря сильным флотом (34 линейных корабля, 55 фрегатов, в том числе 4 корабля и 50 фрегатов паровых). Положение усугублялось тем, что Севастополь был подготовлен к обороне лишь с моря.

Оборону возглавил начальник штаба ЧФ вице-адмирал В. А. Корнилов {122}. Для предотвращения прорыва на рейд флота противника 11.9 у входа в Северную бухту были затоплены 5 линейных кораблей и 2 фрегата. Их орудия были свезены на берег, а из экипажей сформированы 22 батальона, увеличившие гарнизон до 22,5 тыс. человек.

Противник решил атаковать Севастополь с юга, куда и двинул свои войска. 13.9 город был объявлен на осадном положении. 18 тыс. защитников Южной стороны при помощи населения развернули строительство укреплений. Были построены семь бастионов и другие укрепления, на которых установили 341 орудие. Войска Меншикова вернулись к Северной стороне, увеличив гарнизон до 35 тыс. человек.

5.10 неприятель предпринял первую бомбардировку Севастополя с суши и с моря. Артиллерийский огонь вели 130 осадных и 1340 корабельных орудий 49 кораблей, выпустившие по городу около 60 тыс. снарядов. Обороняющиеся могли противопоставить врагу огонь 115 орудий. Однако им удалось подавить часть осадной артиллерии и сильно повредить несколько кораблей противника. Во время этой бомбардировки на Малаховом [136] кургане был смертельно ранен вице-адмирал В. А. Корнилов.

После смерти В. А. Корнилова оборону возглавил П. С. Нахимов. Противник, понеся большие потери, перешел к осадным действиям. Севастопольцы, совершенствуя существующие и возводя новые укрепления, вели активные оборонительные действия: артиллерийским и ружейным огнем уничтожали живую силу врага, выводили из строя орудия, вели разведку, совершали ночные вылазки, брали пленных. Особенно отличились команды лейтенантов П. Ф. Русакова, В. Ф. Титова, мичмана Н. Д. Путятина, а также боцман А. Рыбаков, унтер-офицер А. Елисеев, матросы П. М. Кошка, Ф. Заика, И. Димченко и многие другие.

К февралю 1855 силы союзников увеличились до 120 тыс. человек, и они развернули подготовку к новому штурму города. Главный удар был направлен против Малахова кургана — ключевой позиции осажденных. Для артиллерийского обстрела Малахова кургана построили две батареи на Киленбалочной высоте.

Организаторы Севастопольской обороны вице-адмирал П. С. Нахимов, контр-адмирал В. И. Истомин и военный инженер генерал Э. И. Тотлебен большое внимание уделили строительству укреплений, которые прикрывали подступы к Малахову кургану. Установленные там орудия держали под перекрестным огнем вновь построенные батареи противника. Через Южную бухту был сооружен наплавной мост, по которому на Корабельную сторону перебрасывались подкрепления и боеприпасы. В бухте дополнительно были затоплены 3 линейных корабля и 2 фрегата, закрывшие вход на рейд. С целью ослабить натиск противника на Севастополь 5.2 отряд генерала С. А. Хрулева (19 тыс. человек) штурмовал сильно укрепленный противником г. Евпатория, но атака была отбита. В кровопролитном бою обе стороны понесли большие потери.

С 28.3 по 7.4 неприятель предпринял вторую бомбардировку Севастополя. Огонь по городу вели более 500 орудий. Гарнизон нес большие потери, но не был сломлен.

11.5 была сорвана попытка двух французских дивизий ночью штурмом прорвать оборону. Третья бомбардировка Севастополя началась 26.5 и продолжалась до 30.5. На штурм укреплений было брошено пять дивизий. [137] И только после того, как обороняющиеся потеряли большую часть войск, некоторые редуты были сданы врагу.

Массовый героизм проявляли защитники Севастополя. Рискуя жизнью, герои спасали от взрывов бомб своих товарищей, мастерски вели подземно-минную борьбу. Матросы, презирая опасность, изъявили готовность защищаться и умереть у своих орудий. Севастопольские женщины под огнем перевязывали раненых, приносили воду, чинили одежду. В летопись обороны вошли имена Даши Севастопольской, Прасковьи Графовой и других патриоток. Неоценимую помощь обороняющимся оказал замечательный хирург Н. И. Пирогов, спасший жизнь тысячам раненых.

6.6 после четвертой бомбардировки 44 тыс. солдат врага штурмовали Корабельную сторону, но были отбиты героическими усилиями 20 тыс. ее защитников. Несмотря на это, положение севастопольцев оставалось тяжелым, силы их таяли. 8.6 был ранен Э. И. Тотлебен, 28.6 смертельно ранен руководитель обороны адмирал П. С. Нахимов {123}. Смерть любимого адмирала была тяжкой утратой, но не сломила боевой дух севастопольцев.

Военный совет решил предпринять наступление в тыл осаждающим, однако сражение на р. Черная 4.8 желаемых результатов не принесло, и 5.8 неприятель начал пятую, усиленную бомбардировку города, продолжавшуюся пять дней. Потери севастопольцев превышали 1000 человек в день. 24.8 началась шестая, самая интенсивная бомбардировка города, длившаяся три дня.

27.8 начался общий штурм Севастополя 60-тысячной армией противника. Но, несмотря на значительное превосходство в силах, французам удалось закрепиться только на Малаховом кургане, где 6 тыс. вражеских солдат оказывали сопротивление всего 400 русских.

Вечером из-за больших потерь (до 13 тыс. человек) главнокомандующий Крымской армией генерал от артиллерии М. Д. Горчаков отдал приказ оставить Южную сторону, взорвав пороховые погреба, верфи и укрепления и затопив на рейде оставшиеся суда. Эвакуация прошла беспрепятственно, так как противник [138] понес большие потери и к тому же считал, что город минирован. 28.8 русские войска заняли линию обороны на Северной стороне.

Героическая 349-дневная оборона Севастополя, сорвавшая захватнические планы союзников, истощила их силы настолько, что они не могли продолжать активные военные дейстия и были вынуждены вступить в переговоры о мире. 18.3 1856 был заключен Парижский мирный договор. По условиям этого договора союзники очищали занятые ими Севастополь, Евпаторию, Керчь, Кинбурн и другие селения. Россия возвращала Турции занятый русскими войсками Карс и часть придунайской Бессарабии, отказывалась от притязаний на покровительство православным подданным Турции, была лишена права иметь военный флот и базы на Черном море, признавала протекторат великих держав над Молдавией, Валахией и Сербией, обязалась не возводить укреплений на Аландских о-вах (Ахвенанма). Черное море объявлялось нейтральным, т. е. закрытым для военных кораблей всех стран и открытым для торговых судов всех наций. Объявлялась также свобода плавания по Дунаю.

Несправедливая, захватническая с обеих сторон война вскрыла социально-экономическую и военную отсталость царской России. Поражение подорвало ее престиж и ускорило отмену крепостного права. Опыт Севастопольской обороны и Крымской войны был использован при проведении военных реформ 1862–74 в России и применен в войнах второй половины XIX в.

«Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был парод русский» {124}, — писал участник обороны Севастополя Л. Н. Толстой.

1855, 8.6. Первое успешное применение минного оружия на море при обороне Санкт-Петербурга.

Главные военные события 1854–55 происходили в Крыму. Однако непосредственно вслед за вступлением [139] Англии и Франции в войну против России начались военные действия и на Балтийском театре. С началом кампании 1854 соединенная англо-французская эскадра (72 вымпела, 3450 орудий) вошла в Балтийское море с целью блокировать базы русского флота, действовать против укрепленных прибрежных городов и вести активную борьбу с русским флотом. Основная задача флота противника заключалась в уничтожении Кронштадта и прорыве к Санкт-Петербургу. Чтобы сорвать замыслы противника, русское командование в условиях подавляющего превосходства вражеского флота на море решило использовать в качестве одного из средств борьбы морские мины {125}. Мины были выставлены у всех баз БФ. О масштабах минных постановок свидетельствует хотя бы тот факт, что только у Свеаборга (Суоменлинна) была выставлена 1000 гальванических и ударных мин. В то же время родилась и была реализована идея создания минно-артиллернйских позиций {126}.

Весной 1855 англо-французский флот вошел в Финский залив. Противник захватывал купеческие суда, обстреливал русские береговые укрепления, высаживал небольшие десанты. В мае союзный флот (101 вымпел, всего около 2500 орудий) подошел к Красной Горке с намерением начать военные действия против Кронштадта. Однако 8.6 во время рекогносцировки на минах подорвались 4 вооруженных парохода. Заряд мин был невелик (7–8 кг), поэтому подорвавшиеся корабли остались на плаву, но потребовался их ремонт в доке. Обнаружив еще более 70 мин в районах Кронштадта, Ревеля (Таллин) и Свеаборга, противник пришел к выводу о невозможности ведения боевых действий в водах России и отказался от захвата Санкт-Петербурга с моря. [140]

1863, сентябрь. Первый в истории дружественный визит эскадр Российского флота в США.

Целью посылки эскадр были действия на морских сообщениях Англии и Франции в случае их войны с Россией и демонстрация солидарности с Северными штатами Америки в их борьбе против рабовладельческого Юга, поддерживаемого Англией и Францией.

В состав эскадры Атлантического океана под командованием контр-адмирала С. С. Лесовского были включены фрегаты «Александр Невский», «Пересвет», «Ослябя», находившиеся в то время в Средиземном море, корветы «Варяг», «Витязь» и клипер «Алмаз», вышедшие из Кронштадта. В Тихоокеанскую эскадру, которой командовал контр-адмирал А. А. Попов, вышедшую из Владивостока, входили корветы «Богатырь», «Калевала», «Рында», «Новик», клиперы «Абрек» и «Гайдамак».

24.9 эскадра Лесовского прибыла на рейд Нью-Йорка, а 27.9 эскадра Попова — в Сан-Франциско. Русские моряки были восторженно встречены населением и властями. Во всех городах, где они появлялись, вывешивались русские и американские флаги, устраивались парады войск, торжественные встречи. На прощальном банкете в Бостоне, устроенном мэром города в честь русских моряков, один из ораторов заявил: «Россия показала себя в отношении к нам мудрым, постоянным и надежным другом» {127}.

В июне 1864, когда обозначилась победа Севера над конфедератами и отпала угроза вмешательства Англии, русские эскадры были отозваны на Родину. Следствием морской демонстрации России был быстрый распад антирусской коалиции Англии, Австрии и Франции.

В 1866, считая себя глубоко обязанным России, американское правительство направило в Кронштадт отряд кораблей в составе монитора «Миантономо» и парохода «Аугуста» под командованием товарища государственного секретаря по морскому министерству США капитана Фокса, вручившего адрес конгресса с глубокой благодарностью за поддержку, оказанную Россией Америке. [141]

1864. Постройка в России первого в мире ледокола.

Кронштадтский инженер-кораблестроитель М. О. Бритнев спроектировал судно, которое способно было плавать в ледовых условиях. В своем проекте он использовал идею разрушения ледового покрова силой тяжести судна, «наползающего* на кромку льда. После испытаний он переделал и укрепил носовое образование грузо-пассажирского судна «Пайлот» с таким расчетом, чтобы оно наклонным форштевнем давило и ломало кромку льда. По фарватеру, проделанному ледоколом во льдах, могли следовать другие суда, что позволяло продлить сроки навигации.

За первенцем ледокольных судов последовал второй, более мощный ледокол «Бой» (мощность 250 л. с., водоизмещение 570 т). Зимой 1871 по чертежам Бритнева ледокол строят уже гамбургские судовладельцы.

В конце XIX в. ледокольный флот России на Балтийском море состоял из 10 ледоколов и ледокольных буксиров. Наиболее мощным и совершенным был «Ермак» {128} — первый в мире ледокол, способный преодолевать [142] тяжелые льды, построенный в 1899 по проекту и под наблюдением С. О. Макарова. В том же году во время экспедиции в высокие широты под руководством Макарова, пройдя во льдах 230 миль, «Ермак» достиг 81°28' с. ш. в районе Шпицбергена.

1865. Изобретение И. Ф. Александровским самодвижущейся мины (торпеды {129}), работающей на сжатом воздухе {130}.

Создание торпеды заняло четыре года. В 1869 торпеда была испытана. Ее тактико-технические характеристики оказались довольно высокими. Она проходила расстояние 750 м с большой точностью по курсу, сохраняя заданное углубление. У первых образцов торпеды скорость была 8 уз, а затем в процессе их совершенствования она увеличилась до 10 уз (в 1875) и 18 уз (в 1879).

С 1896 по инициативе С. О. Макарова начали проводиться опыты по увеличению дальности хода торпеды. В результате этих опытов к 1900 русские корабли располагали торпедами с дальностью хода в одну милю, в то время как в иностранных флотах торпеда оставалась оружием ближнего боя. В 1899 впервые в мире лейтенант Н. И. Назаров предложил устанавливать на торпедах аппараты для подогрева воздуха, расходуемого на движение торпеды. Осуществление этой идеи привело к тому, что к 1904 скорость торпед увеличилась на 3 уз, а расход воздуха уменьшился в 2,5 раза.

Русскими изобретателями были созданы и приборы для торпед: гидростат (И. Ф. Александровским), гироскоп (А. И. Шпаковским), дистанционный прибор для управления торпедой (поручиком Немиром). В разработке тактики использования торпед ценных результатов достиг лейтенант Н. Н. Азаров. Он же изобрел прицел для стрельбы без определения скорости атакуемого корабля и разработал способ совместной атаки корабля противника несколькими миноносцами.

Торпедное оружие непрерывно совершенствовалось и успешно использовалось в русско-турецкой войне [143] 1877–78 русскими минными катерами, в русско-японской войне надводными кораблями, в первой и второй мировых войнах подводными лодками, надводными кораблями и самолетами.

1866, 19.6. Спуск на воду первой в мире подводной лодки с механическим двигателем.

Проект лодки, разработанный изобретателем И. Ф. Александровским в 1861, был одобрен Морским ученым комитетом 18.6 1863. Лодка была построена в Санкт-Петербурге к началу навигации 1866. Она имела длину 36,6 м, ширину 4 м, надводное водоизмещение 352 т, подводное — 363 т. Двигатели лодки запускались с помощью сжатого воздуха, поступающего из баллонов, и работали на нем. Для пополнения баллонов воздухом использовался компрессор. Движителями служили два гребных винта. Погружение подводной лодки производилось заполнением балластной цистерны, а всплытие — продуванием ее сжатым воздухом. Управление лодкой осуществлялось двумя парами горизонтальных рулей и вертикальным рулем. Снаружи к корпусу лодки крепились две мины, которые подводились под вражеский корабль.

2.10 1869 во время смотра на Большом Кронштадтском рейде лодка с экипажем из 28 человек погрузилась на глубину 11 м и прошла 2,6 мили со скоростью 1,5 уз. Испытания прошли успешно.

1869, 24.5. Закладка в Санкт-Петербурге на верфи Галерного о-ва (ныне адмиралтейский завод) броненосца «Крейсер» (с 30.5 1872 «Петр Великий»).

Этот броненосец, построенный по проекту вице-адмирала А. А. Попова {131}, являлся первым в мире [144] брустверно-башенным кораблем {132}. Он имел мощный броневой бруствер, поднятый над верхней палубой, две орудийные башни и более высокий борт, что улучшало его боевые и мореходные качества.

Строительство броненосца осуществляли корабельные инженеры М. М. Окунев и А. Е. Леонтьев под руководством автора проекта. 15.8 1872 броненосец был спущен на воду, а в 1877 включен в состав БФ. Его полное водоизмещение 10105 т, длина 100,6 м, ширина 19,3 м, осадка до 7,5 м. Мощность двух паровых машин 8258 л.с., скорость 14,3 уз, дальность плавания [145] до 3600 миль. Толщина броневого пояса и орудийных башен 203–356 мм, а бруствера в средней его части 356 мм. Вооружение: 4 305-мм орудия в двух башнях, 4 87-мм, 6 47-мм, 4 37-мм и 1 63-мм орудия, 2 подводных ТА. Экипаж 440 человек. «Петр Великий» был наиболее крупным и мощным броненосцем русского флота и находился в боевом составе более 30 лет {133}.

1876. Создание С. К. Джевецким {134} проекта малой подводной лодки.

Построенная по этому проекту в 1877 в Одессе подводная лодка имела длину до 5 м и приводилась в движение педальным приводом, вращающим винт. Управлял лодкой один человек. Погружение производилось заполнением балластной цистерны, всплытие — ее продуванием сжатым воздухом. После удачных испытаний, проведенных на Одесском рейде, изобретатель получил заказ разработать проект лодки большего размера.

В 1879 были спущены на воду две подводные лодки конструкции Джевецкого — одноместная и четырехместная, снабженная выдвижной оптической трубой (прообраз перископа). Во время испытаний Джевецкий пробыл под водой 3 ч, лодка погружалась, всплывала, двигалась под водой со скоростью 1,5 уз и взорвала миной стоявшую на якоре шаланду. [146]

В 1880 Джевецкий создал первую подводную лодку с электродвигателем, питающимся от аккумуляторной батареи. Подводная лодка была снабжена перископом и системой регенерации воздуха. В 1881 военное ведомство заказало 50 таких подводных лодок для обороны побережья. Под названием «миноноски» эти лодки до 1886 использовались для защиты подступов к Кронштадту и Севастополю.

1877, 12.8. Первое в истории успешное применение минного оружия катерами.

В 1876 будущий флотоводец и ученый С. О. Макаров предложил оборудовать быстроходный пароход несколькими паровыми катерами с шестовыми минами. Спущенные на воду катера могли атаковать корабли противника прямо на месте стоянки. Проект С. О. Макарова был рассмотрен Морским ведомством и одобрен. По этому проекту пароход «Вел. князь Константин» вооружили четырьмя паровыми минными катерами — «Минер», «Чесма», «Наварнн» и «Сипоп». Эти катера водоизмещением 6 т развивали скорость до 10 уз и несли на борту по одной шестовой мине. [147]

Наиболее удачной операцией этого минного отряда в ходе русско-турецкой войны 1877–78 была атака турецкого броненосца «Ассари Шевкет» на Сухумском рейде.

В ночь на 12.8 1877 минные катера «Синоп» (командир лейтенант С. П. Писаревский), «Наварин» (командир лейтенант Ф. Ф. Вишневецкий) и «Минер» (командир мичман Нельсон-Гирст) с помощью буксируемых мин нанесли турецкому броненосцу настолько серьезные повреждения, что он не смог принимать участие в боевых действиях до конца войны.

Лейтенант С. О. Макаров, являвшийся инициатором, организатором и исполнителем применения минных катеров для атаки боевых кораблей, был произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом святого Георгия IV степени.

1878, 14.1. Первое в истории успешное применение торпедного оружия с катеров.

После взрыва на Сухумском рейде турецкого броненосца «Ассари Шевкет» С. О. Макаров продолжал поиски новых способов использования минного оружия с катеров. В конце 1877 в Севастополе им были испытаны самодвижущиеся мины. В качестве торпедных аппаратов С. О. Макаров решил использовать деревянные трубчатые футляры, подвешенные под днище катера. Был сделан пробный пуск торпеды с плотика, ошвартованного к борту катера.

Вечером 15.12 минные катера «Синоп» и «Чесма» атаковали на Батумском рейде турецкий броненосец «Махмудие». Преодолев сильный артиллерийский огонь противника, катера выпустили по одной торпеде. Однако эта первая в истории торпедная атака была неудачной — торпеды прошли мимо цели.

Спустя месяц, в ночь на 14.1, С. О. Макаров привел «Константин» к Батумскому рейду, где стояла турецкая эскадра. Катера «Чесма» и «Синоп» под командованием лейтенантов И. М. Зацаренного и О. И. Щешинского, сблизившись на расстояние 30–40 м с турецким сторожевым военным пароходом «Интнбах», выпустили две торпеды. Через несколько секунд раздались мощные [148] взрывы — и в воздух взметнулись обломки неприятельского корабля.

Торпеды, впервые успешно примененные по инициативе С. О. Макарова на Батумском рейде, впоследствии стали грозным оружием надводных кораблей, подводных лодок и морской авиации, а минные катера «Чесма» и «Синоп» явились прототипом торпедных катеров.

1878, 9.5. Создание общества Добровольного флота.

Цель Общества заключалась в эксплуатации судов Добровольного флота в мирное время с сохранением постоянной их готовности для надобностей государства в военное время. Суда, принадлежавшие Обществу, осуществляли срочное товарно-пассажирское сообщение между Одессой и портами Дальнего Востока. Первые пароходы «Россия», «Москва», «Петербург», «Нижний Новгород» были приобретены на собранные по подписке деньги (более 4 млн рублей). К 1900 Добровольный флот состоял из 15 товаропассажирских судов и 8 грузовых пароходов. Часть из них ходила на линии Владивосток — Одесса, остальные — между портами Тихого океана. В периоды военных действий эти суда использовались для воинских перевозок, доставки десантных сил, в качестве вспомогательных крейсеров и кораблей-разведчиков, а также госпитальных судов. К 1915 число судов достигло 32, 14 из них находились в Тихом океане. После Великой Октябрьской социалистической революции многие суда Добровольного флота были незаконно реквизированы Великобританией и США, часть уведена белогвардейцами, оставшиеся — вошли в состав советского торгового флота.

1881. Начало разработки средств противоминной защиты — тралов и создания кораблей-тральщиков.

Высокая эффективность применения флотами воюющих государств минного оружия вынудила искать надежные средства борьбы с минами. [149]

После многочисленных опытов лейтенантом М. Н. Беклемишевым в 1881 было изобретено новое средство борьбы с минами — пеньковый трал. Он изготовлялся из толстого пенькового троса длиной около 200 м, на который надевались цилиндрические грузы. При протаскивании трала по грунту судами трос захватывал мину и буксировал ее на мелководье, где она всплывала и уничтожалась.

В 1898 офицер русского флота лейтенант К. Ф. Шульц изобрел более совершенный трал, тралящая часть которого состояла из пяти 18-метровых смычек стального троса, к концу каждой из них был прикреплен груз. Трал буксировался двумя кораблями и отвечал основным требованиям борьбы с минами: мог быть опущен на необходимую глубину в зависимости от углубления, на котором стояли мины, а также очищал значительную по ширине полосу моря.

В 1911 на вооружение были приняты тралы новых образцов, что позволило увеличить скорость и глубину траления. Изобретение в России подсекающих тралов, режущих минреп, позволило сократить время траления. Подобные тралы, принятые впоследствии на вооружение всеми флотами мира, не потеряли своего значения, когда появились якорные контактные мины, и использовались во время первой и второй мировых войн и в послевоенном тралении.

Одновременно с созданием тралов для их использования приспосабливались корабли. Вначале это были паровые катера. С помощью таких катеров в 1904 по приказанию командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала С. О. Макарова производилось траление рейда в Порт-Артуре. А весной 1904 С. О. Макаров сформировал партию траления, в которую было включено несколько кораблей и судов. Уже к 20.8 ими было вытралено более 260 японских мин.

Совершенствование минного оружия повлекло за собой дальнейшее развитие противоминных средств, потребовало создания кораблей специальной конструкции. Построенные в России в 1910–15 тральщики (типа «Ударник», «Запал» и др.) имели достаточно мощные машины для буксировки тралов, малую осадку и небольшие размеры, были мореходны и легко управляемы. Флотилии тральщиков обеспечивали боевую деятельность русских эскадр в первой мировой войне. [150]


Каталог: spaw2 -> uploads -> files
files -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
files -> Гнездовья нло
files -> Аврамов Н. Памятка ветерана Севастопольца и его потомков: Высочайше дарованные милости; льготы по призрению ветеранов и по образованию их потомков. Сведения необходимые дпя Севастопольца и его семьи. / Н
files -> Прошлое несет в себе зерна настоящего и будущего и тот, кто не хочет видеть этого, попросту невежествен
files -> 23 декабря 1837 года Григорий Бутаков был произведен в мичмана и послан на Черноморский флот
files -> «Большое видится на расстоянии»
files -> О мичмане Александрове и его книгах Эту книгу написал участник обороны Севастополя, бывший старшина группы пулеметчиков бронепоезда «Железняков»
files -> Павловская небольшая деревня на северо-востоке Вологодской области
files -> Авалов З. Присоединение Грузии к России [Электронный ресурс] / З. Авалов. [б м.] : Тип. А. С. Суворина, 1901. 305 С. (Шифр -464732) Экземпляры: всего: 1 мбо-коллекция электронных книг(1) Азанчевский
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30