Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


И. И. Кузнецов Общая характеристика работы




Скачать 380.61 Kb.
страница2/3
Дата29.06.2017
Размер380.61 Kb.
ТипДиссертация
1   2   3

Источниковая база. Для реализации исследовательской цели и научных задач привлекались следующие группы источников.

Официальные тексты, книги и интервью находившихся и находящихся у власти президентов Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана. По массиву программных текстов в регионе первенство принадлежит президенту Казахстана Н. Назарбаеву, по интенсивности использования в политической практике – «Рухнаме» Туркменбаши. Характерно, что программные тексты Г. Бердымухамедова были ориентированы на систему ценностей «Рухнамы».

Политико-правовые аспекты институционального дизайна режимов центральноазиатского "башизма" анализировались, исходя из текстов основополагающих законов этих государств.

СМИ в этих странах являются специфическими источниками информации о происходящих политических процессах, так как их следовало скорее обозначить в качестве каналов и рупоров официальной пропаганды (например, доступный автору «Нейтральный Туркменистан»). К сожалению, за редким исключением (несколько номеров оппозиционной прессы Казахстана, посвященных скандалу вокруг семейства Назарбаевых - т.н. «казахгейта») альтернативные источники информации из региона были недоступны.

Основной информационный материал был найден в российских печатных изданиях и в первую очередь в «Независимой газете». Также использовались публикации и других российских СМИ, дававших довольно полемические материалы по отношению к официальной российской внешнеполитической стратегии в регионе («Российская газета», отчасти «Известия», «Аргументы и факты», «Литературная газета»), с либерально-демократических позиций («Новая газета», «Новое время»). Периодически накануне или после саммитов глав СНГ, встреч российских президентов с их центральноазиатскими коллегами или электоральных кампаний в регионе появлялись статьи аналитическо-публицистического плана и в журналах «Профиль», «КомерсантЪ – Власть».

Существенную роль сыграли интернет-ресурсы: как газетные, в частности, электронная версия «Независимой газеты», так и новостные, включающие освещение в регионе событий, практически не попавших в официальные сводки, или получившие иное освещение и альтернативные трактовки.



Новизна проведенного исследования заключается в постановке проблемы, формулирования исследовательских цели и задач, а также в полученных результатах, состоящих в следующем:

  • выявлены сущностные границы политических режимов в современных Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Туркменистане, которые в целом могут быть идентифицированы как «патерналистские автократии»;

  • дано определение региональной разновидности авторитаризма как «башизма» и проведен анализ основных параметров данной формы политических режимов в Центральной Азии;

  • исследована совокупность наиболее значимых факторов (историко-культурного, религиозного, политико-институционального, геополитического и цивилизационного), повлиявших на генезис и становление режимов патерналистских этнархий в данных государствах;

  • проанализированы различные варианты патерналистких автократий, сложившихся вокруг фигур президентов / «баши» Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Туркменистана;

  • прослежены режимно-трансформационные сдвиги в Киргизии и Туркменистане после государственного переворота и смерти Туркменбаши соответственно;

  • предложены авторские прогнозы развития режимов патерналистской автократии и судеб их этнархов/«баши», включая потенциал осуществления сценария смены власти в рамках «династической модели» в Казахстане и Узбекистане;

Положения, выносимые на защиту:

  1. После распада СССР, на территории бывших союзных республик Центральной Азии стали складываться авторитарные политические режимы с уклоном в укорененную местными традициями и ценностями модель государственно-патерналистского толка. Здесь политический лидер постулирует себя сверху и воспринимается снизу как «отец нации». В классическом «западном» понимании такая фигура может быть обозначена как «этнарх», в «восточном» - «баши»;

2. В качестве своеобразных катализаторов процесса становления патерналистских автократий в регионе служили, в первую очередь, кланово-племенные регуляторы функционирования центральноазиатского социума, сложившиеся еще до вхождения этих территорий в состав Российской империи и сохранившиеся в той или иной степени в их бытность советскими союзными республиками. Клановость во многом предопределила как характер рекрутирования местных политических элит, так и значение «предводителя» клана / жуза, который и трансформировался со временем в фигуру национального «автократора» / «баши»;

3. В качестве идейных основ патерналистских этнархий используются традиционные для Центральной Азии формы ислама. Закрепленный в исламском богословии принцип слитности, неразделенности власти делает «верховного» автократора живым воплощением «земного авторитета», стоящего над всеми ветвями власти и народами в целом. Степень использования конфессионального фактора в целях укрепления режимов власти в регионе значительно варьируется: от формального равноправия всех религий в Казахстане и «мягкой» исламизации в Киргизии до «светского исламизма» в Узбекистане и практически обожествления в Туркменистане С.Ниязова, который, будучи Туркменбаши и автором «Рухнамы», выступал в качестве фигуры, почти равновеликой пророку Мухаммеду;

4. В качестве несущих политико-институциональных конструкций выступают механизмы и процедуры сильных президентских республик, где главы государств фактически закрепили за собой властные полномочия и прерогативы «пожизненных президентов», что в максимальной степени проявилось в феномене «Туркменбаши». Но по степени концентрации власти режимы представляют собой различные варианты: от тяготеющей к президентско - парламентской модели политического бицентризма Киргизии до политических моноцентрических систем Казахстана (в меньшей степени), Узбекистана и Туркменистана;

5. Центральная Азия все больше выступает в качестве важного геостратегического региона, где происходят не только пересечение и наложение внешнеполитических интересов России, Китая, США, Турции и Ирана, но и «столкновение цивилизаций», что в значительной степени будет определять судьбы проживающих здесь народов и мира в целом в ХХI веке.

6. В рамках обозначенных моделей происходят процессы формирования патерналистских автократий, рекрутирования и смены политических элит, а также отбор потенциальных преемников центральноазиатских лидеров. На основании общих закономерностей и специфики функционирования режимов, сделаны прогнозы об их возможных трансформациях и происхождении (включая и «династический сценарий») тех фигур, с которыми и будут связаны эти изменения.

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что проведен системный анализ политических режимов четырех из пяти бывших советских республик Центральной Азии, позволивший идентифицировать их как патерналистские автократии в форме «башизма». Полученные результаты вносят вклад в развитие политической теории в таких ее аспектах, как политические режимы и их институциональный дизайн, а также позволяют прогнозировать наиболее вероятные сценарии развития республик, возможных конфликтов внутри региона и на его границах. Результаты исследования также могут быть полезны в качестве аналитического обеспечения процессов выработки внешнеполитической стратегии РФ в Центральной Азии.

Апробация результатов исследования осуществлена в виде научных публикаций общим объемом 2,5 п.л., в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов исследований, представленных на соискание ученых степеней, в ходе выступления на научных конференциях (научные конференции преподавателей, аспирантов и студентов СГУ им. Н.Г. Чернышевского по специальности «Политология»: «Современное общество: человек, власть, экономика» (Саратов, 2004 г.), пленарное заседание межвузовской научной конференции студентов и аспирантов «Политика и право вокруг нас» (Саратов, апрель 2007 г.), «Политические проблемы современного общества» (Саратов, апрель 2008 г., 2009г.), при обсуждении на заседаниях аспирантского семинара и коллектива кафедры политических наук СГУ им. Н.Г. Чернышевского.

В соответствии с поставленными выше задачами, диссертационная работа состоит из введения, первой главы, состоящей из пяти параграфов, второй главы, состоящей из четырех параграфов, заключения и списка источников и литературы.


Основное содержание работы:

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, дается характеристика степени ее научной разработанности, показываются проблемные аспекты изучаемого вопроса. Определяется объект и предмет, цель и задачи, теоретико-методологические основы исследования. Формулируются научная гипотеза, новизна и положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об источниковой базе исследования, освещается теоретическая и научно-практическая значимость работы, а также формы ее апробации.



Первая глава диссертации - «Факторы формирования и механизмы легитимации политических режимов в республиках Центральной Азии» посвящена выявлению основных модерирующих структур и процедур признания изучаемых автократий.

В первом параграфе «Историко-культурная доминанта функционирования режимов власти в регионе» анализируются особенности кланово-племенного устройства традиционного восточного социума, во многом определяющего характер рекрутирования политических элит и роли «политических старейшин», из которых, как правило, происходили и происходят лидеры, постулирующие себя в качестве «отцов» нации. Устойчивые неформальные объединения, построенные на личных связях их членов, играют важную роль в процессе принятия властных решений в режимах патерналистской автократии. Особое значение для эффективности политического клана имеет личность его главы, чаще всего с задатками харизматического лидера.

Советская власть способствовала укреплению кланового самосознания; ее авторитарно-иерархическая система слилась с традиционной схемой общественных отношений, основанных на коллективисткой солидарности и повиновении «старшим». Это во многом объясняет генезис феномена «башизма».



Второй параграф «Конфессиональное основание этнархий» поднимает проблему роли религии в процессе легитимации центральноазиатских режимов. Идеологический вакуум в регионе заполнялся при помощи реактуализации традиционных форм ислама, как своеобразного знамени «национально-государственного» строительства в республиках. В центре идеологии национальной независимости оказались такие мусульманские нормы бытия как согласие, стабильность, вера в богоизбранность правителя, которые имели определяющее значение для новой власти независимых республик.

Несмотря на процессы русификации и советизации, длившиеся на протяжении более чем 70 лет в республиках Средней Азии, ислам сохранил свою значимость на культурно-бытовом уровне и стал символом построения нового суверенного государства, возвращения к культурно-историческим традициям. Варианты использования религиозной составляющей не одинаковы и зависят, прежде всего, от характера сложившихся политических режимов в республиках.



Третий параграф «Президентские республики Центральной Азии: политико-институциональный фактор» посвящен политико-правовым основаниям «властных вертикалей», выстроенных под президентов – «баши», которые не просто рассматриваются как гаранты конституций, но, как находящиеся над ветвями власти «конституционные монархи», объем полномочий и возможностей которых, близки к абсолютным.

Принятие демократических по форме и содержанию конституций не повлекло за собой формирования таких же политических систем. Реальная государственная практика свидетельствует о существовании слабой, подконтрольной исполнительной и законодательной власти и абсолютно неэффективной судебной власти. Баланс разделения полномочий существенно смещен в пользу главы государства, что также способствует воспроизводству и сохранению авторитарных характеристик существующей власти. Конституции республик представляют собой законодательно оформленную возможность повышения и укрепления авторитета и статуса их национальных лидеров.

Научной задачей, решаемой в рамках четвертого параграфа «Цивилизационная константа и модернизационный потенциал феномена «башизма»», является выяснение возможностей трансформации традиционных социумов Востока в рамках глобализационных процессов, а также выявление общих закономерностей и специфики Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Туркменистана в плане перспектив осуществления модернизации.

После распада СССР был запущен социокультурный механизм ретрадиционализации, оборотной стороной которого является доминирование коллективных ценностей над индивидуальными и безусловное подчинение авторитету старейшин. Центральноазиатский «башизм» стал особой формой организации политических систем, в рамках которой и произошла архаизация основных политических институтов, характерных не столько для параметров национальных государств новейшего времени, сколько для родоплеменных организмов древней эпохи.

Находясь на стыке межцивилизационного взаимодействия, республики Центральной Азии аккумулируют в себе различные внешние влияния (западное, исламское, российское и китайское). В результате разнородности этих влияний развитие центральноазиатских государств и их открытость для внешнего мира полностью зависит от политической воли их лидеров и характера сложившихся политических режимов.

В пятом параграфе «Геополитический фактор и политические риски центральноазиатских автократий» рассматривается внешнеполитическая деятельность соседних государств как внешний фактор, во многом влияющий на характер и степень признания патерналистских автократий региона на мировом уровне, а также дипломатической поддержки политических лидеров республик. В настоящее время Россия, использующая как систему двусторонних связей, так и блоковые организации и союзы (СНГ, ШОС, ОДКБ, ЕврАзэС), выступает в качестве доминирующей силы в Центральной Азии. Но статус РФ как региональной державы все больше оспаривается США, Китаем, Турцией, Ираном, радикально-исламистскими силами.

Основу внешнеполитической стратегии государств Центральной Азии составил принцип многовекторности. Усиление тех или иных внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов зависит не только от многочисленных факторов внутриполитического развития республик, но и от внешнеполитических предпочтений и личных интересов центральнозиатских лидеров.



Во второй главе диссертации «Патерналистский авторитаризм в странах Центральной Азии» исследуются генезис, тенденции, перспективы и сущностные границы властного устройства «башистских» режимов непосредственно в Казахстане, Киргизии, Узбекистане, Туркменистане.

Первый параграф «Казахстан: «демократический царизм» посвящен рассмотрению принципиально значимых для выяснения природы и особенностей режима Н. Назарбаева: основным вехам политической биографии, помогающим осознать механизмы прихода и удержания власти и характеру взаимоотношений «этнарха» с парламентом, оппозицией и СМИ; особое внимание уделяется ближайшему родственному окружению Н. Назарбаева, воспринимающегося как «президентский жуз», который выступает не только как важнейшая опора режима, но и в качестве потенциального источника следующего казахстанского «баши».

Во втором параграфе «Киргизия: «либеральное ханство» затрагивается и срок президентских полномочий А. Акаева и его «политического сменщика» К. Бакиева, пришедшего к власти в результате революции. Одной из важнейших причин этого переворота было ослабление позиций первого президента республики Кыргызстан как раз в качестве национального «баши». Ключом ко многим политическим событиям в республике последних лет является так и не осуществленный в полном объеме курс на интеграцию «южного» и «северного» секторов страны в единое пространство – задача, с которой не справился А. Акаев. В настоящее время политический режим носит характер дуальной патерналистской автократии, знаменующий консенсус политических элит Севера и Юга в лице К. Бакиева и Ф. Кулова.

В третьем параграфе «Узбекистан: «светский Эмират» изучается бытование режима И. Каримова в самой конфликтогенной (на сегодняшний день) республике Центральной Азии. Постоянные угрозы со стороны исламских фундаменталистов, экстремистов, террористов, сепаратистов и отстраненных президентом от власти кланов диктуют узбекскому лидеру необходимость более жесткого и непремиримого к оппонентам политического режима. Здесь политика государственного патернализма неизбежно включает фактор обязательной лояльности населения своему предводителю, который избрал знаменитого воина-правителя Тамерлана в качестве исторической фигуры для обозначения символическо-легитимационных основ своего режима и его претензий внутри страны и за ее пределами.

Четвертый параграф «Туркменистан: «башизм» в действии» посвящен политическому режиму, который в максимальной степени приблизился к осуществлению классических параметров как автократии в целом, так и его патерналистской модификации. Демодернизация и реархаизация способствовали консолидации власти Туркменбаши как национального сверхавтократора, но они же во многом определили и изоляцию страны на международной арене. Подобный режим мог существовать лишь при жизни Туркменбаши, что и показали события после его смерти. Однако приход к власти Г. Бердымухамедова внес коррективы в работу механизмов трансляции образа политического лидера, но не привел к существенным изменениям самого режима.

В Заключении диссертации сформулированы научные результаты исследования, общие выводы, даны вероятностные сценарии дальнейшего развития политических процессов в республиках, рассмотрен практический вектор применения проблемы институционализации «башизма» при подготовке российской внешнеполитической стратегии.



Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах реестра ВАК РФ:

1.Ванюков Д.А., Нестерова И.В. «Башизм» v.s. «Империя»: пределы и риски этнархий Центральной Азии // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2008. Том.8. Выпуск 2. С.112-116.



Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

2.Нестерова И.В. Феномен патерналистского авторитаризма на постсоветском пространстве // Современное общество: человек, власть, экономика. Материалы научной конференции преподавателей и студентов факультета социальных и гуманитарных наук СГУ. Саратов. 2005. Часть 2.С. 30-34.

3.Ванюков Д.А., Нестерова И.В. Этнархия: феномен посткоммунистических режимов Центральной Азии // Проблемы политической и правовой науки: Межвузовский сборник научных трудов. 2007. Выпуск 1. С. 143-156.

4.Нестерова И.В. Сравнительный анализ конституций республик Центральной Азии // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук. Саратов. 2007. Выпуск 7. С.37-41.

5.Нестерова И.В. Трансформация политических режимов стран Центральной Азии: исламский фактор // Политические проблемы современного общества. Материалы межвуз. науч. конф. студентов, аспирантов, докторантов и преп. по специальности «политология». Саратов. 2008. Выпуск 9. С.105-113.

6.Нестерова И.В. Клановость – как традиционный неформальный институт рекрутирования политической элиты в республиках Центральной Азии // Политические проблемы современного общества. Материалы межвуз.науч.конф. студентов, аспирантов, докторантов и преп. по специальности «политология». Саратов. 2009. Выпуск 11. С.117-124.



Нестерова Ирина Владимировна

Институционализация патерналистского авторитаризма в республиках Центральной Азии
Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии (по политическим наукам)
Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ответственный за выпуск – кандидат политических наук, доцент



М.В.Данилов

1 Трофимов Д.А. Исламский фактор и проблемы внутренней стабильности в Центральной Азии (на примере Узбекистана) // Вестник Моск. ун-та. Сер.13. 1996. №2; Уманский Я., Арапов А. Светский исламизм: вариант Узбекистана // Свободная мысль. 1995. №7; Халмухамедов А. Исламский фактор в Узбекистане // Свободная мысль.1998. №4; Пономарев В.А. Ислам в Узбекистане, 1989-1995 // Полис. 1996. №2.

2 Абазов Р.Ф. Исламское возрождение в центральноазиатских новых независимых государствах // Полис. 1995. №5; Джалалов А. Культурное и духовное наследие Узбекистана - фактор возрождения национального самосознания//Общество и экономика. 1998. №3; Шоберлайн-энгел Д. Перспективы становления национального самосознания узбеков // Восток. 1997. №3.

3 Малашенко А.В. Мусульмане в начале века: надежды и угрозы. Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. М., 2002; Малашенко А.В. Бродит ли призрак «исламской угрозы»? // Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. М., 2004; Малашенко А.В. Исламская альтернатива или исламистский проект. М., 2006.

4Мирский Г.И. Нация, этнос, религия в центральноазиатском контексте // Мировая экономика и международные отношения. 1993. №12; Мирский Г.И. Ислам и нация: Ближний Восток и Центральная Азия // Полис. 1998. №2.

5Бибикова О. Кавказ – Центральная Азия: феномен «ваххабизма» // Азия и Африка сегодня. 1999. №8; Васильев Л.С. Ислам и террор // Общественные науки и современность. 2006. №1; Володина Н.В. Ислам: проблемы идеологии, права и политики // Социально-гуманитарные знания. 2002. №6.

6Джамаль Г.Д. Освобождение ислама. М., 2004.

7Большаков А.Г. Этнические вооруженные конфликты в посткоммунистических государствах европейской периферии. Казань, 2009; Голунов С. В. Фактор безопасности в политике России и Казахстана по отношению к их общей границе. Автореф. дис… док. полит. наук. Нижн. Новгород, 2008; Рахматулаев Э. Превентивная дипломатия: теория, практика и ее перспективы в Центральной Азии. Автореф. дис… док. полит. наук. М., 2008; Торопыгин А. В. Общее пространство безопасности СНГ: специфика и основные направления формирования (политологический анализ). Автореф. дис… док. полит. наук. СПб., 2008.

8 Акимбеков С. Российская политика в Центральной Азии (Состояние и перспективы) // Pro et Contra. 2000. Том 5. №3; Борисова Е. Интересы России в Казахстане и возможные пути их осуществления // Власть. 2001. №7; Малышева Д. Конфликты у южных рубежей России // Pro et Contra. 2000. Том 5. №3; Файзуллаев Д. Россия и геополитическая перегруппировка сил в Центральной Азии // Азия и Африка сегодня. 2006. №3; Файзуллаев Д. Узбекистан-Киргизия: политико-экономические последствия территориальных проблем // Азия и Африка сегодня. 2005. №7.

9Россия и центральноазиатские республики: проблемы и перспективы // Мировая экономика и международные отношения. 1993. №11.

10 Делягин М.В. Реванш России. М., 2008; Павловский И.В. Политика национальных интересов России: вектор развития современной России. М., 2008; Владимир Путин. Рано подводить итоги. М., 2007.

11 Заславский И. Дело труба. Баку – Тбилиси – Джейхан и казахстанский выбор на Каспии. М., 2005; Магомедов А. Каспийская нефть и российские регионы: меняющаяся природа локальных интересов вдоль нефтепровода Тенгиз-Новороссийск (сравнительный анализ). Asta Slavica Iaponica. Sapporo, Japan, 2002. Tomus XIX; Тураджаев В. Не газом единым // Азия и Африка сегодня. 1996. №10;

Каталог: sites -> default -> files -> dissnews -> old -> synopsis
synopsis -> Николай платонович карабчевский (1851-1925). Жизнь, творчество, личность
synopsis -> Традиции л. Н. Толстого в исторической романистике м. А. Алданова
synopsis -> «Легенда о сципионе»: исторический деятель римской республики в восприятии современников и потомков
synopsis -> Судьбы российского дворянства в ХХ веке
synopsis -> Жизнь и государственная деятельность а. Б. Лобанова-ростовского
synopsis -> К. И. Чуковский и С. Я. Маршак в контексте биографий и автобиографической прозы
synopsis -> Языковое и экстралингвистическое в иронии как компоненте идиостиля писателя
synopsis -> Научно-педагогическая, публицистическая и общественно-политическая деятельность г. П. Федотова в годы эмиграции
synopsis -> Воинские части и учреждения в российской провинции во второй половине XVIII начале XIX века
1   2   3

  • Новизна проведенного исследования
  • Положения, выносимые на защиту
  • Научно-практическая значимость исследования
  • Апробация результатов исследования
  • Основное содержание работы
  • Первая глава диссертации - «Факторы формирования и механизмы легитимации политических режимов в республиках Центральной Азии»
  • В первом параграфе «Историко-культурная доминанта функционирования режимов власти в регионе»
  • Второй параграф «Конфессиональное основание этнархий»
  • Третий параграф «Президентские республики Центральной Азии: политико-институциональный фактор»
  • В пятом параграфе «Геополитический фактор и политические риски центральноазиатских автократий»
  • Во второй главе диссертации «Патерналистский авторитаризм в странах Центральной Азии»
  • Первый параграф «Казахстан: «демократический царизм»
  • Во втором параграфе «Киргизия: «либеральное ханство»
  • В третьем параграфе «Узбекистан: «светский Эмират»
  • Четвертый параграф «Туркменистан: «башизм» в действии»
  • Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора
  • Нестерова Ирина Владимировна Институционализация патерналистского авторитаризма в республиках Центральной Азии