Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Г(О)оу дод детский оздоровительно-образовательный центр (спорта и туризма) моя родина




страница10/13
Дата13.01.2017
Размер2.57 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Заключение

Где-то я прочитала, будто поэтические натуры обладают даром предвидения и предчувствуют свою кончину. Вспомнила об этом, прочитав стихотворение «Моим друзьям», написанное Н.А. Асташовым в 1983 году, за 16 лет до смерти!

Вас у меня совсем немного!

И потому так дорожу!

Когда в последнюю дорогу

Так торопливо ухожу.

Люблю вас - не скрываю это,

Хотя, бывало, отлучал.

И жаль: не будет уж рассвета

Чтоб я о вас не заскучал.

Вы мне желанны,

Как дождь иль скорый звездопад.

Мои друзья, как жаль, что планы

Я строил дерзко наугад.

Простите мне былую дерзость

И глупость, и беспечный смех,

Я завещаю вам всем верность -

Одну единую на всех.

Теперь, узнав этого замечательного человека, моего земляка, я понимаю, что этими пронзительными словами он выразил свою судьбу и может поэтому так спешил жить, щедро раздаривая богатство своей души людям и оставляя добрую память о себе. Все, с кем мне довелось беседовать, в один голос говорили, что он очень спешил жить.

Сестры Николая Алексеевича – Антонина и Анастасия рассказывали, что были просто потрясены, когда увидели, сколько людей провожали их любимого Коленьку в последний путь. Будто бы весь город вышел на улицу. Плакали и студенты, и коллеги-преподаватели, и учителя, которых воспитал Н. Асташов. На поминках, проходивших в стенах университета, люди вставали один за другим и читали его стихи, которые он так щедро дарил, - светлые и оптимистичные…

На памятнике, установленном на могиле Н. Асташова в Брянске, высечены слова:
Вот и окончился круг...

Нет больше яркой звезды!

Горько! Иссяк твой родник

Мысли, любви, доброты.


Нет! Поэт не умер! Я верю, что Николаю Алексеевичу Асташову суждена долгая жизнь. Он продолжается в своих многочисленных учениках, в стихах, которые перечитывают и бережно хранят. Я убеждена, что смысл жизни любого человека – оставить добрый след на земле и добрую память. Пока она живет – человек не умирает. Еще китайский философ V в. до н.э. Лао Цзы писал, что кто умер, но не забыт, - тот бессмертен [1].

Николай Алексеевич очень любил романс «Гори, гори, моя звезда». И звезда Николая Асташова горит! Озаряя нас ровным и дивным светом!

Я надеюсь, что мой труд будет интересен моим землякам. Об Н.А. Асташове они теперь смогут узнать в нашем школьном музее, в районном литературно-художественном музее, куда я тоже передаю материалы о нашем замечательном земляке. Его научными и научно-методическими работами теперь пользуются наши учителя. Стихи Асташова звучат на школьных мероприятиях, в музее. Их полюбили и читают мои одноклассники.

Источники и литература:


  1. Курбатов В.И. Философия в парадоксах и притчах.

  2. Диплом Н.А. Асташова об окончании ЛГПИ.

  3. Асташов Н.А. Возвращение любви. Сборник стихов Минск, 2001.

  4. Попова В.И. Воспоминания об Н.А. Асташове./ музей СОШ с. Пушкино Добринского района.

  5. Автореферат на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. МГПИ им Герцена, М, 1984.

  6. Асташов Н.А. Истоки призвания// «Заря коммунизма» от 20.08.1983 г.

  7. Асташов Н.А., Асашова Н.А. Ведение в педагогическую деятельность. Учебное пособие. - Брянск, 2002.

  8. Асташов Н.А. Кризис языка как следствие и причина кризиса национальной духовности // Нравственное и патриотическое воспитание учащейся молодежи: состояние, проблемы и пути их решения. Материалы региональной конференции. Брянск, 1998.

  9. Асташов Н.А. Поуронили слово русское // Начальная школа. №4 2000 г.

  10. Асташов Н.А. О культуре произношения // Блокнот агитатора. Журнал отдела пропаганды и агитации Брянского ОК КПСС № 5 1988.

  11. Асташов Н.А.Чтобы не гасло солнце // Брянский рабочий. 30.05 1986.

  12. Асташов Н.А. Исправление и предупреждение лексических недочетов в сочинениях // Начальная школа 1983 №9.

  13. Асташов Н.А. И была победа совести // «Брянский рабочий» от 29.11.1987.

  14. Асташов Н.А. Под гнетом начетничества // «Брянский рабочий» от 25.02 1988.

  15. Асташова Н.А. Воспоминания жены. Рукопись / Музей школы с. Пушкино Добринского района.

  16. Асташова Н.А. Воспоминания сестры Асташова / Там же.

  17. Кулакова А.А. Воспоминания сестры Асташова / Там же.


Елена Королькова,

СОШ с. Ильино Липецкого района.

Руководитель: З.В. Слепнева.

ВАЛЕНКИ, ВАЛЕНКИ,

И НЕ ПОДШИТЫ, И НЕ СТАРЕНЬКИ
Разбирая вещи на чердаке, я обнаружила старые валенки, которые когда-то носила в детстве моя мама. Интересно, кто изготовил их, и жив ли этот промысел? Я решила написать об этом удивительном ремесле: когда и где зародился этот промысел в России? В каком состоянии он находился в селах Липецкого уезда? Как он распространился и какие претерпел изменения? Каково было отношение к нему властей?

В своей работе я опиралась на архивные источники, материалы областной научной библиотеки, средства массовой информации. Но самым ценным материалом для моего исследования были воспоминания старожилов.


Из прошлого валяльного ремесла в России
«Валенки – катанки, теплая обувь, теплый или валяный товар; валяная, кошемная, войлочная обувь из овечьей шерсти, валяется мягкою, под другую обувь или твердую, замест зимних сапогов, котами, полусапожками, сапогами и прочее», - такое определение валенок я нашла в словаре В.И. Даля.

Работая с источниками, я обнаружила, что единого мнения о времени зарождения валяльного ремесла нет. В одном из источников я прочитала: «Согласно летописям, валяльный промысел известен в России с 16 века. В валенках из овечьей шерсти ходили русские цари и их свита. Даже известная модница, императрица Елизавета Петровна, под пышной юбкой зимой всегда носила валенки». За 400 лет история уникального промысла перекочевала из России в Канаду и Америку. Там глубоко чтят русских мастеров. Стали ценить их и в России–матушке, ведь наши морозы заставляли спасаться от холода валенками. А для связистов, дорожников, энергетиков, охотников и рыболовов они просто незаменимы [15].

В списке ремесел XVI-XVII вв., а это время считается расцветом мелкого ручного производства, в русских городах и селах насчитывалось около 200 его разновидностей. Изготовление валенок наверняка одно из самых древних и самобытных. Однако Н.Костомаров ничего не сообщает о валенках в своем исследовании «Домашний быт и нравы великорусского народа в XVI-XVII столетиях». Он пишет, что обувью простого народа XVI–XVII столетий были «лапти из древесной коры – обувь древняя, употребительная во все времена язычества. Кроме лаптей из коры, носили башмаки, сплетенные из прутьев лозы. Обувь людей с достатком составляли сапоги, чеботы, башмаки. Все эти виды делались из телячьей кожи» [23]. В отличие от сапог и лаптей валенки – не столь древняя обувь, если судить по тому, что специалисты называют их родиной Семеновский уезд Нижегородской губернии. Некоторые историки одежды (Г.С.Маслова, Ф.М. Пармон) называют дату рождения валенок и вовсе нам близкую - начало XIX века [14]. Да и другие источники сообщают, что «наиболее распространенной обувью русского народа XIX–начала XX веков по-прежнему были лапти, которые надевались зимой и летом. Более зажиточные крестьяне носили валенки, а также грубые, смазанные дегтем, кожаные сапоги» [13].

Намного старше валяльных сапог валяные коты, чуни, кеши - обувь с суконным голенищем. Вероятно, валенки и произошли от котов: первоначально валенки валяли в два приема – изготавливали низкие валяные коты, а затем уже пришивали голенища. Впоследствии научились валять их целиком, на колодке. В первой половине XIX века по всей России носили грубошерстные, натертые пемзой твердые и гладкие валенки, а также чесанки: мягкие с начесом (отсюда и название) валенки из тонкой поярковой шерсти. Валенки называли еще катанками, катанцами, а в Сибири, Северном Казахстане – пимами, а валенщиков называли пимокатами. В сырую погоду на валенки надевали лыковые ступни, а в XX веке – резиновые галоши [14].


О состоянии промысла

в селах Сокольской волости Липецкого уезда
А как обстояло дело с этим удивительным ремеслом в нашем крае? Об этом я узнала из документа «Обследование кустарных промыслов в Липецком уезде за 1912 год». Производством валенок занимались кустари 4 сел: Ярлукова (30 верст от Липецка), Крутых Хуторов (20 верст), Студеных Хуторов (15 верст) и Головщины (20 верст) [11, с.24].

Кустарями-вальщиками были крестьяне села Ярлукова, так как они продавали свои изделия на рынках. Вальщики же других сел работают исключительно по заказу. Промысел возник не везде одинаково: так в Ярлукове и Головщине он возник самостоятельно; в Крутые Хутора занесен из Муравлянова, Задонского уезда, в Студеные Хутора – из Крутых Хуторов. Главное занятие населения во всех селах - земледелие, промысел имел подсобный характер. Только в Ярлукове, благодаря песчаной почве и сильному развитию другого ремесла – отхожего плотничества, в последние годы земледелие начало отступать на второй план [11, с.25].

Продолжительность рабочего сезона неодинаковая: в селах Ярлуково и Головщино – 4 месяца (с 1 сентября и до 1 января), в селах Крутые и Студеные Хутора–3 месяца (с 15 ноября и до 15 февраля).

«Рабочий день в этом ремесле очень большой, около 15 часов. Рабочие встают ночью и ложатся спать ночью. В промысле существует разделение труда: шерстобиты, настильщики, валяльщики. Принцип разделения труда в целях доброкачественности товара, соблюдается в валяльном промысле строго. Имеются наемные рабочие и ученики. Последние работают без вознаграждения. Число наемных рабочих невелико, обыкновенно 1-2» [11, с.25].

В Крутых Хуторах кустари редко имели наемных рабочих, реже, чем в Ярлукове, а в остальных селах их совсем не было. Плата наемных рабочих в селах колебалась от 30 до 40 копеек в день, на хозяйском содержании. Дороже 40 копеек никогда не платили. Иногда деньги кустари кредитовали у частных лиц, своих односельчан. Занимали под огромные проценты и, как правило, из года в год разорялись. Распространен был такого рода кредит в селе Ярлуково. Поэтому крестьяне возбудили ходатайство об открытии у них Кредитного Товарищества.

Шерсть ярлуковские вальщики покупали в Грязях на Воздвиженской ярмарке и в Липецке у шерстомойщиков. Более состоятельные вальщики закупали сразу по 15-20 пудов шерсти. Вальщики других сел, работавшие на заказ, шерсти не закупали; их валяли из приносной шерсти [11, с. 26]. Цена шерсти при закупке партией, дешевле. Так, ярлуковские вальщики покупали белую шерсть по 35 копеек за фунт, черную – по 40 копеек. Достоинство валенок определяется весом содержащейся в них шерсти. Различались следующие сорта валенок: мужские – 4-4,5 фунта шерсти, женские – 3,5–4, средние – 3-3,5, детские – 2,5-3. Изделия на заказ были тяжеловеснее базарных. Базарные валенки готовились из 3-3,5 фунтов шерсти [11, с. 26].

Процедура валяния валенок состояла в следующем:


  1. Подбор шерсти. Качество натуральной овечьей шерсти зависит от породы овец и времени их стрижки. Овец стригут весной и осенью. Осеннюю шерсть называют «поярки», весеннюю – «вешник». Шерсть ни в коем случае нельзя мыть, иначе она не будет валяться. Моют овцу за несколько дней до стрижки. Лучше всего для изготовления валенок использовать поярки. Состриженную шерсть везли на ческу. Ческа – это система больших и маленьких валов, где шерсть прочесывалась, разравнивалась и скатывалась в рулон. Этот рулон наматывался на шест (предварительно прокладывалось полотно) и прокатывался несколько раз, чтобы сформировать основу.

  2. Следующий этап очень важен в формировании самой обуви. От умения хорошо настлать зависит и качество валенок. Шерсть раскладывали на столе, брали форму из плотной материи, накладывали сверху, а вокруг нее начинали укладывать шерсть. Рукой наощупь проверяли толщину стенок и добавляли, где не хватает. Все это сопровождалось приглаживанием, чтобы шерсть не слипалась.

  3. Затем валяный цилиндр переходил к вальщику. Настилка, длиною до 2,5 аршин, навертывалась на модель (ширина ее равнялась ширине голенища) и уколачивалась железными прутьями (в Ярлукове) или просто катаньем (в других селах) до длины валенка – 3-4 аршина. На уколачивание уходит 3 часа времени; все время валенок поливается горячей водой, иногда подкисленной купоросным маслом для лучшей усадки.

  4. Затем вальщик вкладывал (вбивал) колодку (мужскую, женскую или детскую), по размеру ноги заказчика. Затем расщеплял ее для натяжения валенка клином, гладил валенок на рубеле в течение 30 минут со всех сторон, затем на раскате.

  5. И, наконец, валенки сушили в печке. Через 2–3 часа их вынимали, и товар готов [11, с. 27].

Таким образом, 3 человека в день валяли 3 пары валенок, или один вальщик по раскладке – 1 пару в день. Более 3 пар валенок в день вальщики Липецкого уезда валять не могут.

Печь топили дровами, в день сжигалось при 3 рабочих 1,5 пуда дров и тратилось 6 ведер воды, которую приходится лить и на пол, и на лавки и на столы, что было неудобно в жилых помещениях.

Инструменты, необходимые для производства валенок, были такими: колодки – 50 коп. пара, рубель –1 руб., раскат – 1,5 руб., струна – от 80 коп. до 1.5 руб., железные прутья – по 25 коп.. Струны покупались кустарями в Липецке, а остальные инструменты делались самими.

Ярлуковские валенки стоили: мужские – 3 руб. – 3,5 ру6., женские – 2,5 руб., детские - 2 руб. Хороший вальщик за весь сезон валял 50 – 60 пар, но много и таких, которые едва валяли 10 пар. Поэтому ежегодный заработок неравный, он колеблется от 10 до 125 руб.

В каком состоянии находился промысел в 1912 году, видно из таких данных: в селе Ярлуково – развивается, вальщики стараются избегать заказов. В Крутых Хуторах – развивается, но слабо. Главная причина - недостаток денег. В Студеных Хуторах – на точке замерзания ввиду недостатка средств. Необходим кредит. В селе Головщино – падает из-за недостатка средств и под влиянием заезжих московских и тверских вальщиков. Валенки их работы отличаются тонкослойностью, мягкостью и прочностью, чего не скажешь о валенках местного производства: они толстые и очень грубые (коляные). Выяснилось, что заезжие вальщики кладут при валке в горячую воду какое-то неизвестное вещество. Такое обстоятельство грозит нашим вальщикам потерей работы и полным упадком их промысла. Дело в том, что приезжие вальщики с помощью этого неизвестного вещества значительно ускоряют свое производство. Они валяют по 2 пары на человека в день. Все вальщики Липецкого уезда жалуются на неимение связывающего вещества в производстве. Необходимо дать им в руки рецепт состава и руководство по валянию валенок».

В январе этого года я решила снова побывать в архиве: выяснить, когда возник этот промысел в селах Сокольской волости. Однако в годовом отчете волостного правления за 1892 год упоминаются такие промыслы, как: ткачество, плотничество, пчеловодство и др. О валяльном промысле – ни слова. Требовались доказательства. Их можно было найти в воспоминаниях старожилов. В поисках мастеров валяльного промысла мы решили пройтись по окрестным селам. По слухам, были в Введенке, Ильино и Никольском настоящие мастера этого дела. Лет 50 назад валенки были в моде, их носили и стар и млад.


Село Ильино. В этом старинном селе, известном еще с 1651 года проживает известный мастер валяльного дела Ираида Пчелинцева.

Родилась она в многодетной семье в 1931 году в селе Желтые Пески. Помнит, что еще до войны валяли валенки все члены семьи. Обували не только семью, но и выделывали обувь на продажу. Повесят валенки через плечо и - пешком через реку Воронеж в Липецк на Сокольский рынок. Ходить через лед было опасно, столько людей тогда утонуло!

В 1955 году героиня нашего рассказа вышла замуж в село Ильино за Пчелинцева Василия. Стали строить дом, но ремесло свое она не оставила! Мало того, приобщила к нему своего мужа.

Вся округа нуждалась в теплой обуви. Поэтому из ближних и дальних сел приезжали к ним за валенками. Жители сел Ильино, Никольское, Тюшевка, Малашевка никогда не жаловались на плохое качество валенок. А как же иначе, нельзя было терять марку! Делали обувь, как на заказ, так и на продажу в город Лебедянь, в село Куймань. Но погиб муж, и с ремеслом пришлось расстаться. Ираида Тимофеевна говорит: «По моим стопам никто не пошел, так как родились две дочери. И ремесло умерло. Но жизнь, думаю, прожита не зря».

И мы так считаем. Своим ремеслом она не только сохранила здоровье и жизнь семье, но и окружавшим ее людям.
Село Введенка. Село это небольшое. Нам удалось узнать, что в 50-60-е годы валенки валяла Прасковья Гурова (родом из с. Желтые Пески). Выйдя замуж за Гурова, стала жить в этом селе. Валяла и семья Торопцевых. Хозяйка Елена тоже была родом из села Желтые Пески.
Село Никольское. Михаил Никотин был выходцем из с. Крутое. Переехал в с. Никольское уже, будучи, знатоком валяльного дела.

Василий Мещеряков, по прозвищу «лейтенант», секреты валяльного мастерства узнал по стечению обстоятельств. Участник Великой Отечественной войны, лейтенант, принимал участие в освобождении блокадного Ленинграда в 1944 году, был ранен в голову. Оказался в госпитале в г. Горький. После выздоровления до конца войны работал на валяльной фабрике, вернувшись, домой, стал валять валенки. Секреты мастерства никому не передал.


Село Воскресеновка. Николай Затонских родом был из села Желтые Пески «Начал валять валенки отец. В семье было 5 детей, все помогали (это был единственный заработок, который мог прокормить семью). Женившись, осел в селе Воскресеновке, но ремесло не оставил. Дети этим делом не занимаются». Именно Николай Александрович подсказал нам другие адреса мастеров валяльного дела. Но мой краеведческий поиск был осложнен отказом предоставить информацию. Многие говорили о себе, но были и такие, которые не пошли на контакт.

Мария Навражных, также родом из села Желтые Пески, узнав о цели нашего визита, общаться с нами наотрез отказалась: «Кто вам сказал, что мы и сейчас валяем валенки? Было такое, но давно». И в дом нас не впустила. Мне показалось, что в жизни у нее было такое, что неловко рассказывать. Мы не могли понять, почему нам не открыл двери Алексей Стюфляев. Не разрешила сфотографировать свою ческу Анна Жеребцова. Только позднее я поняла причины отказов.

Любезно предоставила информацию семья Садовниковых. Клавдия Павловна (в девичестве Стюфляева) родом из села Желтые Пески, вышла замуж в 1959 году в село Воскресеновку. Обученная с детства ремеслу еще в родительском доме, продолжала валять валенки сама, уже здесь: «Себя обувала, соседей и всех желающих и нуждающихся. Лет 20-30 уже не валяю. Детей к ремеслу не приучила».

Валяльным промыслом занимались в основном выходцы из села Желтые Пески. Значит, надо идти в это село.


Село Желтые Пески. Желтые Пески – центр исконно русского ремесла, уникальное в области место, где все его жители издавна валяли валенки. История умалчивает, почему именно в этом селе прижилось это ремесло - большого количества овец, сколько помнят старики, здесь не водили. Кто был первым вальщиком в селе, тоже неизвестно точно. Впрочем, эту тему никто особенно не исследовал.

В Желтых Песках, как и положено селу мастеров валяльного дела, живут талантливые семьи, о которых знают все в округе. Мы познакомились с Марией Ивановой. Родом из Сселок, но после замужества приходилось и валенки валять. Для этой цели держали овец. Коренная жительница села Мария Затонских валенки научилась валять с 12 лет: «До стола не достаю, так мне ставили под ноги кошелку из-под картошек. Учиться не хотелось, учеба у меня совсем не шла. Делали валенки на заказ, на рынок вывозили в Воронеж и Саратовскую область. И до сих пор возят. Валенки пользуются большим спросом, поэтому в селе до сих пор валяют. Земля-то здесь совсем не родит, один песок. Раньше, лет 40-50 назад, за огурцами и помидорами ездили в село Никольское. Топили печи шишками от сосны, калушками, дровами. Люди постарше хорошо все помнят»,- вспоминает старая валенщица.

Неоднократно посещая село, мы подметили одну особенность: все до одного жителя пожилого возраста были обуты в валенки!

Родители Клавдии и Анастасии Стюфляевых были коренными жителями села Желтые Пески. Отец и мать валяли валенки и детей приучали. А их было 5 человек. Кроме этого, отец состоял в плотницкой бригаде, которая ездила по городам на заработки. Документы архива за 1939-1950 годы показывают, что осуществлялся набор рабочей силы по селам на торфяные разработки на Орехово-Зуевский комбинат, Грязинский спиртзавод, завод «Свободный Сокол», даже на Сахалин [7,8]. Так и жили. «Но голод был несусветный, почему-то не было урожая. Сечку считали за мед». Жили в Москве. «Потихоньку налаживалась жизнь: все были сыты, вволю наелись хлеба. Но всему нашему счастью помешала война переехали в село. Отца призвали на фронт, когда младшему было 8 месяцев»,- рассказывает Анастасия Павловна. Но и в селе жизнь была не слаще».

В архиве я нашла многочисленные документы, свидетельствующие об огромном напряжении сил колхозников. Так протокол №8 заседания сессии Грязинского районного совета депутатов трудящихся от 22 июня 1941 года гласит: «Весь советский народ борется сейчас против коварного и жестокого врага. В этой борьбе решается вопрос о жизни и смерти советского государства. Всю нашу жизнь и работу перестроить на военный лад в соответствии с требованием вождя народов товарища Сталина» [1]. «Страна в условии военного времени требует от колхозов, совхозов и колхозников хлеба, мяса и разного с/х сырья в гораздо большем количестве, нежели в условиях мирного времени» [2,3]. Поэтому, люди просто выживали. После уборки урожая по полю собирали картошку, колоски, все съедобное.

«Вечером соберемся вокруг матери, ляжем на печку, а спать не можем, просим есть. Зимой в доме был жуткий холод»,- волнуясь, вспоминает свое детство мастерица. Дом был кирпичный, холодный, крыша провалилась, труба худая. Замерзала вода в доме, иней был по окнам и углам. Топить было нечем, сестры и брат ходили в лес за лапником (зелеными сосновыми ветками), утопая по колено в снегу. Сырой лапник не хотел загораться, а все сидят и ждут тепла «Настя, ну, ты скоро, скоро». Школу пришлось бросить, так как она тоже «не отапливалась, не хватало учителей»[4].

«Я была вторая после брата Ивана, так что все трудности лежали на моих плечах. Я почему-то не росла, была маленькая. Рада была, когда мне сделали крючок. Бывало, весь лес истопчу, пока найду сухих веточек. Но смогли ли они дать тепло? Ведь не было керосина, спичек, одеял, подушек, укрывались разным тряпьем. Так дожили до весны. Как-то работник сельского совета пришел к нам, и стал трясти мать за грудки: «Давай мяса, яйца, иначе я тебя сошлю». А дать-то нечего. Вскоре она заболела. Постоянное недоедание, а то и голод присутствовали среди населения. Чтобы хоть как-то поддержать семью, мать часто уходила менять вещи на продукты. В дороге ее так просквозило, что она слегла. Все дети сидели вокруг нее на полу, а она бредит, без сознания. А ночью я пошла за фельдшерицей, Анной Тихоновной Летниковой. Она-то и спасла нашу мать. А, уходя, погладила меня по голове и сказала: «Эта голова будет святая», - рассказывает Анастасия Павловна Носикова. Отец воевал мало. Пришла похоронка. Так наша мама осталась вдовой, с пятью ребятишками на руках.

Так прошло наше детство и молодость в кошмаре: в холоде, голоде. Клопы, вши, блохи, мухи постоянные наши спутники. И откуда только бралась эта нечисть! На голове были струпья, где шевелились вши. Мать мазала керосином, но ничего не помогало».

Подрос брат Иван и стал самостоятельно валять валенки. Это была большая победа семьи Стюфляевых. Теперь все воспрянули духом. А потом и все дети стали валять, хотя и были маленькими. Силенок нет, но они так старались! Потому и выжили. «А научила всех этому ремеслу кормилица мама, Анна Михайловна. Никогда ни на кого не держала обиду, и всегда говорила детям: «Живите дружно, помогайте друг другу и прощайте». Ни с кого она не взыскивала за все трудности. Считала, что этот крест она должна нести сама. Была приветлива и гостеприимна. Многому дети научились у нее: добру, взаимопомощи. Она верила в Бога и всех детей наставляла. До сих пор я храню ее книги: Евангелие, псалтырь. Сама хожу в церковь, пою в хоре. Из-за детей моя мать не вышла замуж в свое время, хотя и была возможность. Повторила судьбу матери и я. В 1973 году мой муж умер. Добровольно выбрала вдовий век, предпочла жить так, как на роду написано. Главной заботой для меня было прокормить и воспитать детей, а их было трое. Все трудности, тяжести несу одна. Валенки в последнее время не валяю - силы не те. Хотя вся жизнь была связанна с этим ремеслом».

Но откуда и когда пришел промысел в Желтые Пески? Судя по документу 1912 года, «в селах Бутырки, Сселки, Никольское, Кузьминка и Желтые Пески Липецкого уезда развивалось корзиночное производство. Причем, в Желтых Песках оно было сильнее развито, чем в других указанных селах. Одних кустарей насчитывалось здесь 450 человек! Если принять во внимание, что Желтые Пески занимают между другими селами центральное положение, то первоначально промысел развился именно здесь, а затем уже распространился по окрестным селам радиусом до 5 верст. Возникновение корзиночного промысла надо отнести к 50 годам XIX века [10].

По воспоминаниям старожилов валяльный промысел освоили в конце 20-х начале 30-х годов XX века. По словам Анны Жеребцовой, 1924 г.р., научили их этому ремеслу специалисты, якобы, из Москвы самой приезжали. Об этом же говорит и Мария Стюфляева. Ей в свое время рассказывал ее отец Иван Федорович, 1912 года рождения, лучший вальщик в округе. Их слова подтверждает документ 1912: «в села (за исключением Ярлукова и Крутых Хуторов) года 3-4 ездят московские и тверские вальщики» [11, с. 27].

А потом этот промысел все село освоило. Времена были трудные, надо было как-то выживать. Поэтому дополнительный заработок был кстати, тем более, такой прибыльный. Судя по всему, корзины перестали приносить доход.



Ремесло вальщика очень трудное. Весь процесс изготовления этой удивительной национальной обуви мы записали со слов А.В. Жеребцовой, мне даже удалось поучаствовать в этом процессе. Он почти такой же, каким был в старину. Но произошли некоторые изменения.

    1. Закупив шерсть, ее надо перебрать от колючек и сора. Снести на ческу, где надо выстоять очередь и заплатить. Заложить шерсть в машину. Это не выглядит романтично - в ушах стоит шум, воздух полон мелких частиц шерсти, уже через несколько секунд пребывания на ческе начинаешь чихать. Вскоре с другой стороны машины выходит уже расчесанная шерсть - полотно, похожее на пуховый платок.

    2. Настелить на специальный стол в сухом виде листы из шерсти: на пятку и носок – потолще, наощупь, натренированными движениями рук.

    3. На лист положить форму – сапожок и придать форму валенка, начиная с носка. Ничего общего с самим изделием заготовка не имеет. Скорее это похоже на огромных размеров шерстяной носок.

    4. Выкатать в сухом виде, завернув в плотную ткань.

    5. Залить купорос (100 г. на две пары сапог) в холодную воду и заложить валенки на 3 часа. Некоторые вальщики оставляют на 5–6 часов. Иногда в воду добавляли серную кислоту, в пропорции 50-60 г. на 2 литра воды. Так валенки получались быстрее, но качество их было хуже, такие валенки делались для продажи. Без купороса валять труднее, валенки получаются мягче, но рыхлее и в них холоднее. Чтобы валенки не были рыхлыми, надо добавлять вареную картошку – муку, которая обладает скрепляющим действием, а валенки меньше пропускают воду.

    6. После того как войлочный чулок отмякнет, его начинают катать на катке – круглой деревянной чурке, поливая горячей водой. Шерсть гоняют по чурке деревяшкой с зазубринами, чтобы полотно уплотнялось. После этой процедуры, занимающей порой несколько часов, получается нечто уже более-менее похожее на валенок. Но это еще не валенок, его качество зависит от длительности валки. Чем дольше - тем лучше. Потом эту заготовку при помощи вспомогательных инструментов: рубеля, кривули, болвана, скалки, и, конечно, рук, превращают в валенок.

Валенки валяли на специальном столе, установленном у плиты. Этот стол имел полукруглую форму, наклонную от работника поверхность, по краям - бортик, чтобы вода стекала вниз в чугун с горячей водой, который стоял прямо на плите. Вода в чугуне была горячая и постоянно подогревалась. Из источника 1912 года я узнала, что в то время это был обычный стол, вода вместе с шерстью стекала на пол, часто попадая в рот, в пищу, что был весьма не удобно [17].

  1. Теперь надо насадить валенок на колодку (бывают разные размеры), колодка состоит из носка, правил – 3 штуки, клинышков, чтобы придать форму. Оттереть на терке (скамейка с рубцами).

  2. Затопить русскую печь, посадить туда валенки. Вот тут нужен глаз да глаз: чтобы не загорелись, не истлели. Для этого надо иметь чутье. Сохнет валенок 8-10 часов.

  3. После того, как высохнут, валенки чистят пемзой и снимают с колодки (если не досохли – не снимешь).

  4. Смазывают соляркой и опаливают на огне.

  5. Наконец, вытереть их суконкой. Все, валенки готовы.

Появился стол, имевший полукруглую форму, наклонную от работника поверхность, по краям - бортик, чтобы вода стекала вниз в чугун с горячей водой, который стоял прямо на плите. Вода в чугуне была горячая и постоянно подогревалась. Изменился инструмент.

Таким образом, мы нашли ответ на вопрос: почему московские и тверские вальщики быстро изготавливали валенки. Вместо купоросного масла они добавляли в воду серную кислоту и картошку.

Валенки валять – дело очень трудоемкое.

А ческу нам все же удалось сфотографировать. Мало того, мы увидели частичный процесс изготовления валенок. Клавдия Стюфляева, старая мастерица, настелила шерсть на стол, и мне разрешила поучаствовать в этом. Ее муж, Василий Павлович, тем временем, укатывал валенок.

Но далеко не всем известно, что за изготовление валенок можно было угодить в тюрьму. И этому есть многочисленные подтверждения: воспоминания старожилов.

А.П. Носикова: «Столько трудностей и горя пришлось пережить, когда я была осуждена. А случилось это так. На рынке в Воронеже меня схватили с двумя парами валенок. Продержали до вечера в отделении. Дело передали в Липецкий суд. А потом меня судили в Желтых Песках, дали год принудительных работ (условно) в колхозе. Судил судья Кузнецов. Стала работать почтальоном. За почтой ходила в соседнее село Сселки одна, в худой обуви. Было очень трудно и страшно. Однажды мне в лесу встретилась волчица. Словом, многое пришлось испытать. Но трудности пережили благодаря валяльному ремеслу».

Ираида Пчелинцева: «Продавать открыто боялись, так как ловила милиция. За их изготовление штрафовали, строго наказывали. А как было выживать, ведь в колхозе совсем не платили».

Анна Жеребцова: «Однажды после войны моего мужа задержали с шерстью. Затем его стали судить. Сестра, работавшая в милиции, отстояла. Присудили ему всего шесть месяцев условно».

Мария Стюфляева рассказала: «Страху натерпелась моя мать, Анастасия Андреевна. Чудом избежала ареста, когда поехала в Воронеж с валенками». В качестве вещественных доказательств во время следствия и судебного разбирательства фигурировали… валенки.

Требовались доказательства этих фактов. Не нашла я их в школьном музее села Желтые Пески. Не было нужных документов в областном архиве, в списках реабилитированных [27]. Н.И. Усик, долгие годы работавший заместителем прокурора Липецкой области, пояснил нам, что такие мелкие дела уничтожаются, остаются лишь копии приговоров. Мы обратились за помощью в Грязинский городской суд, где рассматривались эти дела. Но ответ получили отрицательный.

В процессе своей работы я не могла понять одного: почему запрещали это ремесло? Почему в советское время частный промысел был под запретом, и продажа валенок считалась спекуляцией [20]? А жители села Желтые Пески вынуждены были валять валенки тайком? Рассказывали нам, что некоторые работали даже в подполье. Надворные постройки строили таким образом, что в дом так просто не попадешь и не достучишься. Это на случай, чтобы милиция не застала врасплох. Не может этого понять и валенщик со стажем Владимир Стюфляев. «Как же так, - горячась, доказывал он нам, - если я в поте лица изготовлю пару валенок и продам их, то я - спекулянт. А как назвать тех, кто перепродает товары, купленные по дешевке?».

Все изменилось в 1991 году - стали один за другим разваливаться колхозы, в том числе и в Желтых Песках. Как бы трудно не пришлось в это непростое время, но селяне вновь обратились к своему ремеслу, создавая очередную пару валенок в трудах и заботах. Ибо понимали, что и на этот раз они вновь выручат их из беды.

В последние годы в Желтые Пески наведываются предприимчивые люди из Рязани, Тулы, Воронежа и скупают валенки по цене – 430 рублей за пару. По какой цене они продают - остается только догадываться.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  • Источники и литература
  • ВАЛЕНКИ, ВАЛЕНКИ, И НЕ ПОДШИТЫ, И НЕ СТАРЕНЬКИ
  • Из прошлого валяльного ремесла в России
  • О состоянии промысла в селах Сокольской волости Липецкого уезда
  • Село Ильино.
  • Село Введенка.
  • Село Никольское.
  • Село Воскресеновка.
  • Село Желтые Пески.