Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Г. В. Гриненко история философии




страница26/39
Дата16.01.2017
Размер8.6 Mb.
ТипУчебник
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39

19.4. Прагматизм (Pragmatism)


Термин «прагматизм» происходит от греческого слова «практика», т.е. «дело» или «действие». Прагматизм — это философское направле­ние, в котором практика (опыт) выступает в качестве основного мето­дологического принципа, а практическая эффективность различных учений и теорий принимается как критерий их истинности1.

Важнейшие идеи прагматизма зародились в конце XIX в. в США, но оформился он как течение в философии и особое распространение получил там же и в Европе в первой половине XX в. Причем в США в 1930-е гг. прагматизм занимал положение почти официальной филосо­фии. Основоположником прагматизма является американский ученый Чарльз Пирс (1839—1914), большой вклад в его развитие внесли также американцы Уильям Джемс (1842—1910) и особенно Джон Дьюи (1859—1952), который создал свой вариант прагматизма — инструментализм.



Основные труды. Пирс Ч.: «Как сделать наши идеи ясными» (1878).

1 Тем самым идущее еще от Аристотеля понимание истины как соответствия зна­ния действительности отбрасывается.

473

Джемс У.: «Основания психологии» (1890), «Воля к вере» (1897), «Многообразие религиозного опыта» (1902), «Прагматизм» (1907), «Плюралистическая Вселенная» (1909);

Дьюи Д.: «Реконструкция в философии» (1920), «Опыт и природа» (1925), «Поиск достоверности» (1929).

Философские воззрения. В конце XIX — начале XX вв. особенно распространенными были идеалистические учения, крайне абстракт­ные и оторванные от жизни. Именно они в основном преподавались в европейских и североамериканских университетах. Прагматизм выд­винул свою программу «реконструкции философии», согласно которой философия должна была стать методом решения вопросов, которые встают перед человеком, и особенно в сложных (проблематичных) си­туациях.

При этом действительный мир, в котором живет человек, трактовал­ся как то, что «переживается» человеком в его опыте, а сама челове­ческая жизнь — как «поток переживаний», содержащихся в челове­ческом сознании1. Отсюда, вся философская и естественнонаучная проблематика, связанная с существованием внешнего мира, его особен­ностями и закономерностями, отсекается как несущественная. Неваж­ными оказываются вопросы о том, что есть внешний мир сам по себе, откуда он взялся, что лежит в его основе и т.д.; важно лишь, как этот внешний мир воздействует на нас (в нашем опыте) и как мы должны действовать сами, чтобы получать нужные нам результаты. Отсюда вытекает знаменитый «принцип Пирса»: понятие об объекте дости­гается рассмотрением всех практических следствий, вытекающих из действий с этим объектом., Отдавая себе отчет в том, что сознание ра­ботает с помощью языка и посредством использования языка, Пирс много внимания уделял знаковой природе языка и тем самым заложил основы общей теории знаков (семиотики, или семиологии), ставшей са­мостоятельной наукой в XX в.

Человеческое сознание понимается в прагматизме как «орудие приспособления» к внешнему миру, нужное человеку для выживания в его борьбе за существование2 (как утверждал Джемс, разум есть функ­ционально динамический инструмент приспособления к среде обита­ния человека). Поэтому задача сознания состоит не в познании мира, а в обосновании успешных действий.

1 Аналогичное понимание человеческой жизни мы находим также в философии Жизни, эмпириокритицизме, феноменологии.

2 Здесь, несомненно, чувствуется влияние дарвиновской теории эволюции.

474

Таблица 96. Основная задача сознания в прагматизме


Философ

Основная задача сознания

Пирс

Устранение сомнения, мешающего успешным действиям1

Джемс

Выбор средств, необходимых для достижения цели

Дьюи

Выбор средств для разрешения проблематичной ситуации

Все то, что вырабатывает сознание, т.е. идеи, теории, понятия, есть лишь орудия или инструменты для действий. Бессмысленно и бесполез­но ставить вопрос о том, насколько правильно наши понятия и теории описывают внешний мир. Их ценность сводится к тому, что они позволя­ют получать те или иные практические следствия. Соответственно, ис­тина понимается как полезность (Дьюи), а значит, любая теория или учение, если они приносят пользу, оцениваются как истинные.

Эту логику прагматизма можно объяснить на следующем примере. Так, в древности и в Средневековье считалось, что болезни происходят из-за того, что в человеческое тело вселился злой дух. И если, проводя процедуру изгнания нечистой силы, нам удалось вылечить больного, то, значит, данная «теория» болезни истинна. А если мы вылечили больно­го с помощью современных лекарств, то, значит, истинной является со­временная медицинская теория. А если «работают» и та, и другая тео­рии, то истинными можно считать обе, несмотря на их принципиальную несовместимость. Выбор между несколькими конкурирующими теори­ями определяется их практической эффективностью.

С другой стороны, получается, что если какая-то теория остается чисто умозрительной, т.е. никакой пользы из нее не удается извлечь, то она вообще не может оцениваться как истинная.

Последовательное применение прагматического подхода привело Джемса, в частности, к оправданию религиозной веры, которая, с его точки зрения, приносит человеку несомненную пользу.



Судьба учения. Хотя в 1930-е гг. прагматизм занимал в США по­ложение господствующего философского учения, но уже во второй по­ловине XX в. он постепенно начал сходить со сцены. А начиная с 1970-х гг. прагматизм оказался полностью вытесненным аналитичес­кой философией (постпозитивизмом), оказав на последнюю немалое влияние в постановке и решении ряда гносеологических и социальных проблем.

1 По Пирсу, процесс познания начинается с сомнения. Оно раздражает нас и тем самым подталкивает к поиску веры (уверенности), с которыми связаны спокойствие и покой.

475

Особо необходимо отметить значение Пирса в разработке идей се­миотики, учитывая общий интерес к лингвистической проблематике в философии XX в.


19.5. Психоаналитическая философия (Philosophy of Psychoanalysis)


Психоанализ — особый метод терапии в практике лечения невро­зов, основы которого были заложены 3. Фрейдом. На базе психоана­лиза возник ряд научных течений в психологии и психиатрии XX в. Некоторые из них можно охарактеризовать не только как узко специ­ализированные в рамках соответствующих наук, но и как психоанали­тическую философию: идеи и открытия, сделанные в области психоло­гии и психиатрии, получили здесь культурологическое и философское обобщение. В первую очередь это относится к фрейдизму, неофрей­дизму и аналитической психологии.

Основным объектом исследования в психоаналитической философии является психика человека. Она рассматривается как имеющая собствен­ную природу, закономерности функционирования и развития, не сводимые к свойствам физического мира (как неорганического, так и органического, в том числе к физическим, химическим и т.п. качествам человеческого организма). Психика при этом понимается как состоящая из различных слоев, важнейшие из которых — сознание и бессознательное. Централь­ное место в психоаналитической философии занимает учение о бессозна­тельном: о его природе и происхождении, о взаимодействии с сознанием и о роли бессознательного в жизни отдельных людей и общества в целом.

Организационное становление психоанализа началось в 1902 г., когда в Вене вокруг Фрейда собрался кружок его единомышленников. В 1908 г. состоялся первый конгресс Международной психоаналитической ассоци­ации, первым президентом которой был избран К.Г. Юнг (в 1909 г.).

Фрейдизм быстро получил распространение среди психологов и психиат­ров и стал весьма популярным среди образованных людей Запада.

Однако уже в 1911 г. ученик Фрейда Альфред Адлер (1870—1937) выступил против нескольких центральных положений доктрины учи­теля1. Адлер основал несколько своих институтов по социальной ори­ентации (социализации) детей.

В 1913 г. произошел разрыв Юнга с Фрейдом, и Юнг стал основате­лем «аналитической психологии» и юнгианской ассоциации психологов.



1 В частности, на место «принципа удовольствия», определяющего действие бессоз­нательного, по Фрейду, Адлер поставил «волю к власти» (это понятие восходит к рабо­там Шопенгауэра и Ницше).

476

В 1920—1930 гг. начал развиваться неофрейдизм, наиболее выдаю­щимся представителем которого стал Э. Фромм (1900—1980).

Рассматривая общее развитие западной философии XIX—XX вв., мож­но заметить, что в эволюции психоаналитической философии прослежи­вается некий «круг» и частичное возвращение к традиционной филосо­фии в трактовке человека, казалось бы, преодоленной классическим пози­тивизмом (широко распространенным во второй половине XIX в.)1. Отказавшись от традиционного для всей идеалистической метафизики понятия «души» и дуализма «души» и «тела», классический позитивизм ввел представление о сознании как свойстве материи. Фрейд же пришел к выводу, что деятельность человеческой психики не может быть объясне­на чисто физическими и химическими причинами, здесь необходимо учи­тывать специфически биологические или физиологические факторы.

Неофрейдисты и юнгианцы (каждые по-своему) начали преодолевать, в свою очередь, уже «биологизм» («физиологизм») Фрейда. Если Фрейд считал, что ведущую роль в бессознательном играют различные и преж­де всего сексуальные влечения (т.е. биологические или физиологиче­ские факторы), то неофрейдисты полагали культурные и социальные факторы более существенными. Юнгианцы же трактовали бессозна­тельное в индивиде как проявление общечеловеческого коллективного бессознательного, имеющего онтологический статус (см. схему 162).

Психоаналитическая философия внесла большой вклад в развитие философской антропологии (учение о человеке).

Психоанализ в своем развитии оказался тесно связанным с лингвис­тикой и философией языка. Во-первых, интерпретация чувственных об­разов, эмоциональных переживаний и влечений2 ведется в нем с помо­щью речи; во-вторых, психоанализ принимает тезис о том, что язык — это вторая сигнальная система, и слова трактуются как символическое выражение внутренних переживаний3. Воспользовавшись рядом дости­жений языкознания и философии языка, психоанализ внес свой ориги­нальный вклад в эту область. Отсюда, например, влияние психоанализа на Ясперса, Хайдеггера и философскую герменевтику в целом.

Особо надо отметить колоссальное влияние психоанализа на куль­туру Запада в целом: на культурологию, искусство (особенно сюрреа­лизм) и искусствоведение, литературу и литературоведение, социоло­гию и социальную психологию, этнографию, педагогику и т.д.

1  См. схему 162.

2 То есть всего того, что Фрейд называл «чувственно-образным мышлением».

3  Именно поэтому в психоанализе столько внимания уделяется оговоркам и рече­вым ошибкам, которые считаются не пустой случайностью, а неким «прорывом» бессоз­нательного. Важное место в практике психоанализа занимают и методы вербальной ассоциации (прямой и оппозиционной).

477

Схема 162. Эволюция представлений о психике



478

Фрейд (Freud)
Биографические сведения.

Зигмунд Фрейд (1856–1939) — австрийский психиатр и психолог (еврей по на­циональности). Окончил медицинский факультет Венского университе­та; несколько лет работал в физиологической лаборатории, занимаясь проблемами физиологии высшей нервной деятельности и невропатоло­гии. В 1881 г. получил степень доктора медицины. В 1886 г. занялся меди­цинской практикой. Проходил стажировку во французских клиниках — сначала под руководством Ж.-М. Шарко, а затем под руководством И. Бернхейма, широко применявшими гипноз для лечения неврозов. Кон­цепция «психической травмы» Шарко1 и гипноз как метод лечения в тече­ние долгого времени были основой врачебной деятельности Фрейда.

К середине 1890-х гг. сформировалась собственная концепция Фрейда и основанный на ней метод лечения, получивший название «психоанализ». Согласно этой концепции существуют такие неврозы, причиной которых являются не органические повреждения и не «пси­хические травмы», а возникшие в период раннего детства и вытеснен­ные в подсознание сильные влечения, и прежде всего сексуальное — либидо. Позднее к понятию либидо у Фрейда добавляется понятие аг­рессивного (деструктивного) влечения.

Постепенно свои открытия и выводы, сделанные в психиатрии на базе изучения больных неврозом, Фрейд распространяет на все обще­ство, применяя метод психоанализа при исследовании различных соци­альных проблем. При этом он вышел на уровень культурологических и философских обобщений, хотя сам не считал себя философом.

В 1938 г., после аншлюса Австрии фашистской Германией, Фрейд переехал в Лондон, где на следующий год умер.



Основные труды. «Толкование сновидений» (1899), «Литератур­ное творчество и ожившее сновидение» (1907), «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» (1910), «Тотем и табу» (1913), «Моисей и Ми­келанджело» (1914), «Гёте: воспоминания детства в вымысле и реаль­ности» (1917), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), «Пси­хология масс и анализ человеческого Я» (1921), «"Я" и "Оно"» (1923), «Будущее одной иллюзии» (1927), «Достоевский и отцеубийство» (1928), «Недовольство культурой» (1930), «Человек Моисей и монотеи­стическая религия» (1939).

Философские воззрения. Учение о бессознательном. До Фрей­да сфера психического отождествлялась только со сферой сознатель-

1 Концепция «психической травмы» Шарко не была популярна среди тогдашних психиатров: в это время господствовали «позитивистские» воззрения на природу созна­ния, согласно которым все болезни психики стремились объяснить чисто физиологичес­кими причинами, например неврозы трактовались как результат опухоли мозга.

479

ного. Поэтому одним из важнейших его достижений можно считать введение в область научного рассмотрения понятия «бессознатель­ного» (в более поздних работах Фрейд называет его «Оно»). С точки зрения Фрейда, бессознательное стоит за множеством наших действий, и, прежде всего, за такими, как фантазии, сны, оговорки, за забытыми впе­чатлениями (вытесненными из сферы сознательного).

Первым шагом к пониманию бессознательного стал для Фрейда анализ сновидений, когда сознательное «Я» наименее активно, а значит, деятельность бессознательного проявляется особенно свободно. В снах Фрейд различал два основных слоя. Первый из них — это явное, открытое содержание, именно его пересказывает человек, увидевший сон. Но за ним стоит второй — скрытый — слой, представляющий под­линное содержание сна, и его правильное понимание требует специ­альных усилий, применение метода психоанализа. Это связано с тем, что наше сознательное «Я» устанавливает цензуру на целый ряд жела­ний и влечений, поэтому, проявляясь во сне, эти желания и влечения обретают причудливую, символическую, зашифрованную форму.

Человеческая психика хранит в себе следы всех событий, всех же­ланий человека, которые он имел за свою жизнь. Однако на поверхно­сти психики, в сознании, остаются далеко не все. Напротив, большая часть их уходит, а точнее, вытесняется в область подсознания. Там ока­зываются все желания и влечения, которые не прошли «цензуру» на­шего «Я», т.е. оказались несовместимыми с этическими требованиями, которые человек осваивает в процессе своей социализации1. Наиболее активно социализация протекает в детстве и юности, и именно в этот период происходит особенно сильное и «массированное» вытеснение в область подсознательного различных произвольных импульсов и по­буждений, идущих от инстинктов самосохранения, продолжения рода и т.п. Особое место среди них занимает сексуальное влечение (либидо), которое общество оценивает как постыдное и греховное2. Поэтому та-



1 Социализация — усвоение норм и правил поведения в обществе (социуме).

2 Такое отношение к сексу как к греху характерно, прежде всего, для европейской культуры. Христианство унаследовало отношение к сексу как греху от иудаизма. Един­ственное оправдание занятий сексом видели в стремлении иметь детей. Сексуальное же наслаждение, даже в законном браке, считалось чем-то, хотя и допустимым, но не же­лательным. Сексуальные связи вне брака осуждались. Отсюда целибат (обет безбра­чия) для всего католического духовенства, высокая оценка целомудрия, подкрепляемая идеей непорочного зачатия Девы Марии, девственности Христа и т.д. В результате на Западе секс на столетия стал закрытой темой, не обсуждаемой в приличном обществе. В Новое время, когда власть церкви значительно снизилась, любовная тематика в искус­стве стала занимать все большее место, причем изложение ее становилось все более «раскованным» и эротичным. Но первым, кто осмелился начать научные исследования в этой сфере, был Фрейд.

480

кого рода влечения вытесняются из области сознательного «Я» в об­ласть подсознания; при этом они заменяются (сублимируются) чем-то более «пристойным» с точки зрения общества. Отсюда «невинные», на первый взгляд, образы, посещающие нас во время сновидений, интер­претировались Фрейдом как символы «постыдных» эротических вле­чений. Специфическими видами сублимации он считал религию и ис­кусство.

По Фрейду, либидо имеет место уже у ребенка. Обнаружение дет­ской сексуальности и эротизма стало еще одним шокирующим обще­ство открытием Фрейда1. Он считал, что рождение ребенка, т.е. пере­ход от единства с материнским организмом к самостоятельному суще­ствованию, есть психическая травма. И мать, являющаяся источником удовольствия (например, пищи — при кормлении грудью), становится первым объектом эротического влечения. В возрасте 3—5 лет у маль­чиков формируется «Эдипов2 комплекс»: желание овладеть своей ма­терью (как сексуальной партнершей) и стремление убить своего отца — «конкурента» в этом отношении3. Страх перед наказанием со стороны отца (комплекс кастрации) приводит к вытеснению соответ­ствующего влечения и его частичной замене. Поскольку ребенок не может избавиться от отца, то мальчик отождествляет себя с ним, пере­нимая тем самым черты мужского поведения и систему моральных запретов и предписаний, которые формируют его личность.

Как полагал Фрейд, когда-то на ранней стадии развития человече­ства (еще в человеческом стаде) сыновья действительно убивали сво­их отцов и завладевали своими матерями. После этого они раскаялись в совершенном, пережили чувство стыда и страха, и на место отца по­ставили тотем, которому стали поклоняться. Так люди обрели Бога, за­меняющего отца. В результате в каждом мужчине — их потомке — имеется теперь не только сам «Эдипов комплекс», но и чувство вины и раскаяния по отношению к отцу, а в культуре появился Бог, у которого ищут защиты, но которого боятся4.



Структура психики. В развитии представлений Фрейда о струк­туре личности четко выделяются два этапа. На раннем этапе в психи-

1 Дети традиционно считались кем-то вроде бесполых ангелочков.

2 Название произошло от имени героя древнегреческой мифологии Эдипа, который случайно убил своего отца и женился на своей матери, не зная, что это его настоящие родители. Узнав об этом, он сам себя наказал (ослепил).

3 Аналогично у девочек вырабатывается «комплекс Электры» — с переменой ролей отца и матери. Название произошло от имени героини древнегреческой мифологии, ко­торая отомстила матери за убийство отца.

4 Фрейд не верил в Бога, т.е. был атеистом.

481

ке человека выделяются три основных составляющих: бессознатель­ное, предсознание, сознание (схема 163).



Схема 163. Структура психики: «первая топика»

Бессознательное

«прихожая»



==>

Предсознание

«холл»


==>

Сознание

«гостиная»



В принципе не осознается и не вербализуется 


Потенциально вербализуемо и осознаваемо 


Актуально вербализовано и осознано

К 1920 г. у Фрейда формируется представление об иной структуре человеческой психики, в ней выделяются следующие области.

«Оно» (Ид) — сфера бессознательного, наполненная различными вытесненными из области сознательного («Я») желаниями и влечени­ями, главное место среди которых занимают сексуальные. Это амо­ральное и эгоистическое начало в человеке. Господствует в нем «принцип удовольствия».

«Сверх-Я» (Супер-Эго) — сфера моральных и поведенческих ус­тановок и запретов, налагаемых обществом на своих членов, это сфера долга и совести, внутренний цензор, которые формируются за счет пе­реноса «внутрь» различных внешних авторитетов (например, авторите­та отца). «Сверх-Я» формируется к пяти годам, когда у ребенка появля­ется чувство вины и стыда. «Сверх-Я» «перехватывает» агрессивные и сексуальные импульсы, идущие из «Оно», трансформируя их в угрызе­ния совести из-за несоответствия этих стремлений требованиям авто­ритетов.

• «Я» (Эго) — сфера сознательного, находящаяся «между двух ог­ней»: с одной стороны, на нее давит «Оно», а с другой — «Сверх-Я». Именно «Я» направляет импульсы, идущие из «Оно» в приемлемые для общества рамки, позволяет их реализовывать цивилизованным путем. Если же это не удается, то тогда и возникают различные неврозы — как у личности, так и всего общества в целом. Для фрейдизма харак­терна трактовка социальных катаклизмов (войн, революций и т.п.) как проявлений общественных неврозов. Постижение с помощью психо­анализа тайн «Оно» позволяет «Я» взять над ним вверх, усмирить его. Отсюда лозунг Фрейда: «Там, где было «Оно», должно стать «Я»!»



482

Если в «Оно» господствовал «принцип удовольствия», то в «Я» име­ет место «принцип реальности».



Схема 164. Структура психики: «вторая топика»

«Оно», «Я» и «Сверх-Я» понимается Фрейдом не только как результат личного опыта человека, но и как «архаическое наследие индивида» от предков. Свое проявление они находят как в «комплексах» индивидов, так и на социальном уровне в религиях, искусстве и социальных чувствах.



Учение об Эросе и Танатосе. В основе человеческой природы, по Фрейду, лежит ряд «влечений», «энергий» или инстинктов. Суть этих «влечений» и их источник остаются у Фрейда неопределенными, и он сам пишет о них как о «мифических существах»1. В определенном смысле эти фрейдовские понятия близки к таким фундаментальным понятиям философии жизни, как «воля к жизни» (Шопенгауэр), «воля к власти» (Ницше), «жизненный порыв» (Бергсон). В своих работах (написанных после 1920 г.) Фрейд среди всех этих влечений в каче­стве основных выделил два: инстинкт жизни (влечение Эроса) и ин­стинкт смерти (влечение Танатоса)2.

Таблица 97 Эрос и Танатос

 

Эрос

Танатос

Характер

конструктивный

деструктивный

Выражает

волю к жизни и любви

волю к смерти и агрессивность

Ведет к и развитию

созиданию

разрушению, убийству и самоубийству

Цель

развитие органической жизни

возвращение людей и всего живого к неорганическому состоянию

1  Это напоминает ситуацию с Ньютоном: тот позаимствовал из мистицизма, опери­ровавшего понятиями типа «сила симпатии и антипатии», и ввел в физику понятие «сила» (в частности, «сила притяжения» и «сила отталкивания»), но при этом Ньютон откровенно признал, что не понимает и не может объяснить природу этих сил.

2 Эрос — бог любви, а Танатос — бог смерти в древнегреческой мифологии.

483

Понятия «влечение Эроса» и «влечение Танатоса» Фрейд применял не только к отдельным людям, но и к целым обществам и культурам, классифицируя их по доминирующему в них влечению.



Судьба учения. Постановка и исследование проблемы бессозна­тельного и сексуальных влечений, открытие явления сублимации, сама разработка основ метода психоанализа и многое другое являются бе­зусловной заслугой Фрейда. И хотя многие центральные идеи самого Фрейда (учение об «Эдиповом комплексе», архаическом убийстве отца, о доминировании сексуальных влечений и т.п.) были позднее отверг­нуты даже фрейдистами, тем не менее Фрейд оказал колоссальное вли­яние на развитие не только современной психологии, но философии и культуры Запада в целом.

Схема 165. Фрейд: истоки и влияние



484
Неофрейдизм

В 1929—1930 гг. начал развиваться неофрейдизм, по­лучивший особое распространение в США. Его наибо­лее выдающиеся представители: К. Хорни, Г.С. Салливан, Э. Фромм. Иногда подлинным началом неофрейдизма считается выход в свет в 1941 г. книги Фромма «Бегство от свободы».

Неофрейдисты отказались от идеи Фрейда о господстве в бессозна­тельном биологического начала и, в частности, сексуальных влечений Они полагали, что на жизнь индивида и общества, а также формирова­ние неврозов гораздо большее влияние оказывают социальные и куль­турные факторы. Каждая культура обладает собственным «идеологи­ческим стержнем», и именно он оказывает решающее воздействие на воспитание детей и формы поведения взрослых. Поэтому основным объектом исследования у неофрейдистов стали межличностные отно­шения.

Неофрейдизм не является целостным учением, различные его пред­ставители существенно расходятся друг с другом во многих важных вопросах, связанных с трактовкой природы человеческой личности. Наиболее значимыми для философии являются идеи и выводы в уче­нии Фромма.

Фромм (Fromm)

Биографические сведения. Эрих Фромм (1900— 1980) — немецко-американский философ и психоана­литик, виднейший представитель неофрейдизма. Родил­ся в Германии. Окончил Гейдельбергский университет, где научал социологию. С психоанализом познакомился в Берлинском психоана­литическом институте, работая там в качестве сотрудника Института социальных исследований. После прихода к власти фашистов в 1933 г. эмигрировал в США, затем работал в Мексике (1949—1974) в создан­ном им институте психоанализа. С середины 1970-х гг. жил в Швейца­рии.

Основные труды. «Бегство от свободы» (1941), «Человек для са­мого себя» (1947), «Забытый язык» (1951), «Здоровое общество» (1955), «Антология человеческой деструктивности» (1973), «Иметь или быть?» (1976).

Философские воззрения. Фромм считал, что в процессе истори­ческого развития человек утратил свою биологическую «первую» при­роду1. Взамен нее возникла «вторая», где решающую роль играют соци-

1 Сексуальные инстинкты являются биологическими и как таковые утрачены чело­веком. Так, Фромм обосновывает свое несогласие с Фрейдом по вопросу о влиянии ли­бидо и других влечений на психику человека.

485

альные связи и отношения. В основе этой «второй природы» (единой для всех людей) лежат не какие-то постоянные качества, а исходные и неразрешимые противоречия — экзистенциальные дихотомии1.



Таблица 98. Экзистенциальные дихотомии

Человек является частью приро­ды, и как таковой он подчинен ее законам и не в состоянии их изменить.

Человек постоянно выходит за пределы природы, создает свой собственный «рукотворный» мир второй природы (культуры).

Человек отделен от мирового целого, лишен гармонии с миром и потому бездомен.

Человек стремится к гармонии с миром (возвращению домой) и потому постоян­но создает все новые формы соотнесен­ности с миром, которые никогда не бы­вают окончательными.

Человек конечен и смертен.

Зная о своей конечности и смертности, человек утверждает вечные ценности и идеалы, пытаясь реализовать себя за свой недолгий век.

Человек одинок, осознает свое отличие от других людей.

Человек стремится к солидарности с другими людьми, в том числе прошлых и будущих поколений.

Экзистенциальные дихотомии не устранимы, каждый человек дает на них ответ всем своим существом. Природа человека проявляется в этом ответе, который может рассматриваться как осмысленное отно­шение человека к миру. В качестве таких ответов Фромм рассматри­вает как позитивные (стремление к свободе, истине, справедливости и т.д.), так н негативные (ненависть, садизм, конформизм, нарциссизм2 и т.д.). Эти характерные для человека черты не являются биологичес­кими инстинктами, Фромм называет их «укорененными в характере страстями».

1 Дихотомия — в буквальном переводе «деление на два». Деление объема любого понятия на две взаимоисключающие части всегда означает, что в рамках исходного де­лимого понятия мы получили два противоречивых понятия. Например, дихотомически поделив понятие «предмет», мы можем получить понятия «белый предмет» и «не белый предмет» или «круглый предмет» и «не круглый предмет» и т.д.

3 То есть самовлюбленность, самолюбование. Термин происходит от имени героя Древнегреческой мифологии Нарцисса. Этот прекрасный юноша отверг влюбленную в него нимфу и был наказан богами тем, что, увидев свое отражение в воде, влюбился в самого себя.

486

Характер же человека Фроммом определяется как «относительно стабильная система всех неинстинктивных стремлений, через которые человек соотносится с природным и человеческим миром»4. Характер заменяет у человека инстинкты, он формируется в процессе социали­зации и оказывает значительно больше влияния на поведение челове­ка, нежели такие унаследованные психофизиологические свойства, как, например, темперамент. Поэтому, станет ли человек альтруистом или садистом, зависит не от того, сангвиник он или меланхолик, а от того, какой характер у него выработался, т.е. какие страсти укоренились в его характере. В ситуациях, требующих решения, человек благодаря своему характеру автоматически или «инстинктивно» выдает типич­ное для себя поведение (скупец будет копить деньги, мот — проматы­вать их и т.п.).

Человек — социальное существо, он живет в обществе, принадлежа к какому-то роду, племени, этносу, клану, классу и т.п. Каждое такое общество вырабатывает в своих членах ряд специфических качеств, необходимых для сохранения и нормальной жизнедеятельности этого общества. Первичная социализация происходит в семье — «психиче­ском агенте общества». Нормы и правила поведения, усвоенные в ран­нем детстве, позднее даже не осознаются индивидом. Поэтому, в каком бы обществе человек ни вырос (пусть даже это диктатура или тотали­тарное общество), большинство людей воспринимает царящие в нем законы и правила как нормальные, естественные и положительные.

Каждая историческая эпоха вырабатывает свой «социальный харак­тер». Так, например, современное индустриальное общество требует дис­циплины, порядка, пунктуальности, поэтому у членов этого общества выра­батываются соответствующие качества. Но это произошло за счет утра­ты открытости, непосредственности, спонтанности, которые имели место у людей более ранней эпохи (до промышленной революции). В индустри­альную эпоху люди начинают превращаться в автоматы и становятся все более опасными как для самих себя, так и для природы в целом.



Судьба учения. Идеи Фромма получили широкую известность в кругах политиков, социологов, художественной интеллигенции, но не оказали серьезного влияния на кого-либо из философов.
Юнг (Jung)

Биографические    сведения.    Карл    Густав    Юнг (1875—1961) — швейцарский психолог и психиатр. Окончил медицинский факультет Базельского университета, затем ра­ботал в психиатрической клинике в Цюрихе, позднее начал препода-

1 Цит. по: «Новая философская энциклопедия». В 4 т. М., 2001. Т. 4. С. 277.

487

вать психологию в Цюрихском университете. В 1902 г. защитил док­торскую диссертацию «О психологии и патологии так называемых ок­культных феноменов». В 1907 г. он познакомился с 3. Фрейдом и стал активным приверженцем и пропагандистом психоанализа. Юнг был избран первым президентом Международной психоаналитической ас­социации1 и главным редактором журнала этой ассоциации (1909— 1913). В 1913 г. произошел разрыв Юнга с Фрейдом (причиной были как личные конфликты, так и теоретические расхождения).

В 1916 г. Юнг организует свой «Психологический клуб». Начиная с 1920 г. он много путешествовал с целью проверки своих представле­ний о сути человеческой психики2. Разработанное им учение о коллек­тивном бессознательном легло в основу «комплексной», или аналити­ческой, психологии3, получившей широкое распространение среди европейских и американских психологов. В 1933 г. была создана юн­гианская ассоциация (Международное психотерапевтическое обще­ство) во главе с Юнгом, а в 1948 г. под Цюрихом — первый «Институт К.Г. Юнга», в настоящее время действует еще несколько таких инсти­тутов.

В поисках подтверждения своего учения Юнг обращался к различ­ным мистическим и оккультным учениям, большое внимание уделял восточным религиозно-философским концепциям, в последние два де­сятилетия его особо интересовали гностицизм и алхимия. Поэтому не удивительно, что его идеи получили широкое распространение не толь­ко среди психологов, но и представителей других наук. Более того, они стали широко известны и далеким от науки людям, и Юнг приобрел у них репутацию «гуру»4.

Как и Фрейд, Юнг разрабатывал свое учение на основе эмпириче­ского опыта, полученного им при лечении больных, а затем вышел на уровень культурологических и философских обобщений.

Основные труды. «Очерки ассоциативной психологии» (1906), «Психология Dementia Praecox» (1907), «Метаморфозы и символы ли­бидо» (1912), «Психологические типы» (1921), «Отношение между Я и бессознательным» (1928), «Проблемы души в наше время» (1931), «Психология и алхимия» (1944), «Символика духа» (1948), «Ответ Иову» (1952), «Комментарий к "Тайне Золотого Цветка"» (1929), «Пси­хологический комментарий к "Бардо Тходол"» (1935)».

1  Созданной им вместе с Фрейдом.

2 Он побывал в Алжире, Тунисе, Мексике, Кении, Индии, Цейлоне и т.д. 3 Сам Юнг называл свое учение также «глубинным психоанализом».

4 Гуру — наставник, учитель.

488

Философские воззрения. Критика Фрейда. Высоко оценивания идеи и достижения Фрейда в целом, Юнг был принципиально не согла­сен со сведением всех явлений культуры и сознания к физиологиче­ским факторам, в частности к сексуальным. Полагая, что Фрейд пере­оценивал роль сексуальности в жизни людей, Юнг считал необходи­мым «поставить сексуальность на место», считая сексуальные комплексы важными, но далеко не единственными: их значение не сто­ит преуменьшать, но не стоит и преувеличивать.

Учение о коллективном бессознательном. Базой для философ­ских и культурологических идей Юнга послужили его исследования в области глубинной психологии, и особенно разработанное им учение о коллективном бессознательном («Едином Духе», «Едином сознании»). Это некое психическое первоначало бытия, существующее наряду с физической реальностью1.

Человеческая психика понимается Юнгом как некая энергетиче­ская система, в которой постоянно взаимодействуют сознание — индивидуальное человеческое «я» («эго»), наполненное различными комплексами, и коллективное бессознательное, представляющая собой систему архетипов2. Эта система является общей для всех людей, это сверхличностный психический субстрат, присутствую­щий в каждом человеке и наследуемый им от предков3. И становле­ние индивидуального сознания есть процесс обособления личного «я» от коллективного бессознательного, т.е. родовой человеческой сущности.



Учение об архетипах. Архетипы, составляющие человеческую сущность, есть «автопортреты инстинктов», и они определяют схемы инстинктивного поведения, присущие всем людям. Реализуются архе­типы в образах' конкретной культуры и внутреннего опыта конкрет­ных людей, т.е. каждый раз по-разному. На самых ранних этапах разви­тия человечества они проявляются преимущественно в чувственно-образной форме; с ее спонтанными проявлениями имеет дело и современный человек, например во сне.

1 Такое понимание коллективного бессознательного у Юнга восходит к учению об исходной «Бездне» Сведенборга, учениям немецких романтиков и Шеллинга о Мировом духе и к учению о Мировой воле у Шопенгауэра и Ницше.

2 Сравнивая этот подход с фрейдовским (см. схему 164), мы видим, что юнговское понятие «коллективного бессознательного» имеет черты сходства как с понятием «Оно», так и «Сверх-Я», но ближе к последнему.

3 Своим априорным характером они напоминают кантовские категории.

489

Схема 166. Индивидуальное сознание и коллективное бессознательное

Однако природа архетипов остается не вполне понятной у Юнга. С одной стороны, эта система архетипов есть некая самостоятельная пси­хическая субстанция, присущая человечеству на любой стадии его раз­вития. С другой — она есть результат «архаического познания приро­ды», т.е. социальный опыт внешней и внутренней жизни, накопленный нашими предками и выраженный в символической форме, прежде всего в мифах и религиозных учениях (отсюда и интерес самого Юнга к этим учениям). К числу важнейших архетипов он относил такие, как «Вели­кая Мать» и «Великий Отец», «Персона» и «Тень», «Самость» и т.д.



«Великая Мать» (Анима) есть архетип женственности, связанный с эмоциональным началом, «Великий Отец» (Анимус) — архетип му­жественности, связанный с рациональным началом. Оба эти архетипа могут проявляться в различной степени как в женщинах, так и в муж-

Таблица 99. Анима и мужчины

Преобладание Анимы

делает поведение женоподобным (нерешительным, нелогичным, капризным)

Гармонично развитая Анима

позволяет успешно взаимодействовать с глубин­ными слоями психики

490

Таблица 100. Анимус и женщины

Преобладание Анимуса

делает их поведение мужеподобным (агрессивным, самоуверенным и т.п.)

Гармонично развитый Анимус

позволяет действовать разумно, целенаправленно

Персона — это совокупность социальных ролей, которые мы игра­ем в своей жизни, тех масок, которые носим в различных ситуациях, но даже совокупность этих масок не есть еще подлинное «я» человека. Тень — это «низший человек в нас», т.е. совокупность наших комп­лексов (в том числе сексуальных), страхов, инфантильных желаний и агрессивных влечений. Обычно человек не хочет признать за собой эти неприятные качества (осуждаемые во всех культурах), поэтому проецирует их на других людей. Устранить Тень невозможно, выдер­жать с ней встречу — очень трудно. Но единственный способ изба­виться от неврозов и страданий, связанных с Тенью, состоит в том, что­бы научиться принимать ее как данность, научиться сосуществовать с ней. И только это позволяет прекратить приписывание другим людям собственных негативных качеств.

Важнейший из архетипов, по Юнгу, — Самость. Это психологиче­ский образ Бога, центр всеобщей личности, всеобщая основа всякой индивидуальности. Именно к пониманию и непосредственному вос­приятию Самости стремятся адепты большинства восточных религи­озно-философских учений, отвлекаясь от собственной личности, свое­го индивидуального «я» в процессе медитации и йогической практи­ки. Постижение Самости происходит в состоянии самадхи. Этот процесс интеграции Самости, т.е. родового человеческого «Я», в инди­видуальное «я» (индивидуация) позволяет излечиваться от неврозов, разрешать внутренние противоречия и проблемы, позволяет человеку обрести внутреннюю целостность. Путь этот практически бесконе­чен, поэтому символом его может служить круг, вписанный в квад­рат1.



Трансформация архетипов. Архетипы обладают громадной, без­личной, но при этом эмоционально заряженной энергией; ощущая ее,

1 Круг, вписанный в квадрат, и квадрат, вписанный в круг, являются основными сим­волами буддийской мандалы.

491

люди относятся к архетипам со страхом и трепетом. Ее прорывы могут привести к колоссальным разрушениям, поэтому так важно научиться ее контролировать и направлять в должное русло. В прошлом энергия архетипов чаще всего трансформировалась в религиозные священные символы, которые и приоткрывали архетипы людям, и одновременно скрывали их подлинную сущность от людей (делая тем самым «пере­носимыми» контакты с ними). Страх перед громадной силой архети­пов заставлял людей на протяжении всей истории человечества разви­вать рациональное мышление, что особо характерно для западной ци­вилизации.

Трансформация архетипов играет важную роль в жизни как отдель­ных людей, так и всего человечества в целом. В прошлом она приводи­ла к созданию картин прекрасного, гармоничного символического кос­моса (буддийского, христианского и т.п.), в котором человек имел свое определенное место и потому мог относительно нормально существо­вать. Рациональный анализ религиозных верований («штурм священ­ных стен»), начавшийся с протестантизмом, привел к появлению без­божной материалистической цивилизации (с ее «символической ни­щетой»), оказавшейся беззащитной по отношению к неожиданным прорывам коллективного бессознательного. А это ведет на социаль­ном уровне к войнам, революциям, бунтам и другим актам насилия, а также к появлению тоталитарных идеологий, а на индивидуальном уровне — к психическим патологиям.

Однако Юнг вовсе не призывает к отказу от рациональности и без­думному копированию восточных учений и практик. Если в западной культуре недооценивается мир «Единого Духа» (коллективное бессоз­нательное), то в восточной — «мир сознательного». Поэтому каждая из этих культур однобока, стремиться же следует к гармоничному сли­янию обоих этих подходов.



Концепция «синхроничности». Еще одна интереснейшая концеп­ция Юнга — это его учение о синхроничности, введенная им для объяснения феномена ясновидения (возможности «видеть» и пере­живать индивидом явления, которые он не может воспринимать не­посредственно, например, события, происходящие на большом рассто­янии1).

Согласно Юнгу, между психикой человека и реальностью существу­ет особая связь — не причинная (каузальная), а смысловая, позволя-



1 В частности, Юнг при этом опирался на сообщения о видениях Сведенборга.

492

ющая одновременно (синхронично) проявляться событиям и в дей­ствительном (физическом) мире, и в психике людей1. Юнг предполагал, что это происходит благодаря обращению ясновидцев к коллективно­му бессознательному, а оно, в свою очередь, имеет непосредственный доступ к самой сути физической реальности.

Причем для коллективного бессознательного пространство и время относительны, а архетипы как формы Мирового духа являются вечны­ми, т.е. вневременными2. Эти идеи использовались Юнгом для объяс­нения не только ясновидения, но и других самых различных парапси­хологических явлений, а также древней магии.

Схема 167. Природа синхроничности



Судьба учения. Учение Юнга сыграло значительную роль в разви­тии идеалистической философской антропологии и ряда течений со­временного мистицизма. Его концепция «коллективного бессознатель­ного» оказала большое влияние не только на психологов и философов, но и на культурологов, историков, этнографов, религиоведов, а также на художественную интеллигенцию Запада.

Учение о синхроничности во многом стало базой и для возрожден­ной в XX в. астрологии, поскольку позволяло логично объяснить, поче­му положение на небе звезд и планет, не имеющее никакой причинно-следственной связи с жизнью и судьбой людей, тем не менее может использоваться для предсказания человеческих судеб.



1 Эта юнговская синхроничность напоминает предустановленную гармонию Лейб­ница.

2 Здесь опять прослеживается влияние Сведенборга, который считал, что будущее уже состоялось. Возможно также, что на идею относительности времени у Юнга повли­яло учение Бергсона о субъективном времени, а на идею пространства и времени популярные (и часто неточные) изложения теории относительности Эйнштейна.

493

Схема 168. Юнг: истоки и влияние



494

19.6. Неотомизм (Neotomism)


Неотомизм — течение современной философии, базирующееся на философии Фомы Аквинского. В 1879 г. была опубликована энцикли­ка папы Льва XIII, в которой томизм был провозглашен официальной философской доктриной Ватикана. Центрами по развитию и пропаган­де томизма стал ряд католических институтов (Академия св. Фомы в Ватикане, Католический институт в Париже, университет Нотр-Дам в США и др.). При этом наряду с попытками сохранить томизм в неиз­менном виде (палеотомизм) неизбежно шла реконструкция и модерни­зация томизма, приведшая к появлению неотомизма.

Таблица 101 Крупнейшие представители неотомизма

Философы

Годы жизни

Страна

Этьен Жильсон (Gilson)

1884—1978 гг.

Франция

Жак Маритен (Maritein)

1882—1973 гг.

Франция

Эмерих Корет (Coreth)

родился в 1919 г.

Австрия

Карл Ранер (Rahner)

1904—1984

Германия

Кароль Войтыла (Wojtyla) (папа Иоанн Павел II)

родился в 1920 г. римский папа — с 1978 г.

Польша

Неотомизм впитал в себя многие идеи философии XIX—XX вв. (схема 170). Особенно активно процесс ассимиляции современных философских идей пошел после II Ватиканского собора (1962—1965), принявшего курс на обновление католицизма.

В настоящее время неотомизм является наиболее влиятельным и авторитетным философским течением в католицизме.



Философские воззрения. Онтология. В неотомизме (как и в то­мизме) сохраняется фундаментальный для христианства тезис о со­творении мира Богом из ничего. Как и Фома Аквинский, Жильсон и Маритен утверждали, что только в Боге имеет место совпадение сущ­ности и существования (экзистенции). Для всех объектов тварного мира их сущность (форма) предшествует существованию, находясь в уме Бога. Творя мир, Бог дарует им существование, наделяя мир соб­ственной экзистенциальной полнотой1. Каждый объект тварного мира

1 Этот акцент на проблеме экзистенции (существования) позволил ряду неотомис­тов говорить о специфическом «экзистенциализме» Аквината.

495

представляет собой соединение формы (сущности) и материи. Мате­рия при этом трактуется как сотворенное Богом совершенно пассив­ное начало, чистая возможность, которая становится действительнос­тью только при наличии формы.

Тварный мир обладает иерархической упорядоченностью (схема 168).

Схема 169. Иерархическая структура тварного мира



Гносеология. Высшая сущность бытия — Бог — является в прин­ципе непознаваемым. Но поскольку тварный мир — это творение Бога, то изучение этого мира позволяет человеку что-то узнать и о самом Творце.

В теории познания неотомизма различается истина онтологиче­ская и логическая. Онтологическая истина состоит в соответствии сути тварного объекта замыслу Творца (форме, существующей в Его уме). Логическая истина связана с познавательными способностя­ми человека, а значит, всегда ограничена и субъективна. Любой суще­ствующий объект может рассматриваться с разных сторон. Так, изучая, например, собаку, физик будет исследовать ее физические параметры, химик — химические процессы, происходящие в ее организме, био­лог — биологические, психолог — ее поведение и т.д. Таким образом, только соединяя подходы различных естественных наук, мы можем получить более или менее точное научное представление о соответ­ствующем объекте. Но научное познание — не единственное суще­ствующее, кроме него есть еще обыденное, религиозно-философское и богословское. Поэтому максимально полное знание о любых объектах мы можем получить, только соединяя все эти подходы. Отсюда фун-



496

даментальный вывод неотомистов: наука, с одной стороны, и филосо­фия с богословием — с другой, должны дополнять друг друга. По­скольку Откровение получено людьми от Бога — Творца мира, то между Откровением и результатами научного исследования мира не может быть принципиальных противоречий. Таким образом обосно­вывается учение о гармонии знания и веры Фомы Аквинского.

Сам процесс человеческого познания трактуется как «дематери­ализация» изучаемых объектов, т.е. освобождение их от «материи» и приближение к постижению чистой «формы». Чувственное позна­ние порождает различные чувственные образы, а интеллект произ­водит их обработку и порождает понятия, позволяющие нам макси­мально приблизиться к пониманию «форм». При этом одни неото­мисты (Жильсон, Маритен) отрицали существование у человека априорных форм познания, а другие (Корет, Ранер) их признавали, обращаясь при этом к философии Канта, феноменологии, философ­ской герменевтике и т.д.

Учение о человеке. Человек понимается как соединение души и тела, в котором душа играет роль формообразующего принципа, а значит, является основой (сущностью) личности. Индивидуальность каждого конкретного человека связана с телом — материальным началом. Каждой душе присущ «естественный закон», согласно ко­торому надо творить добро и избегать зла. Это связано с присущей душе интенции — устремленности к Богу. Эта интенция является также основой творчества и культуросозидающей деятельности че­ловека.

Учение об обществе. В неотомизме сохраняется традиционное для христианства (и идущее еще от Августина) понимание челове­ческого общества и государства как «града земного». Этот «град» состоит из отдельных людей, но в то же время он есть некое надлич­ностное образование со своими целями и принципами, которые мо­гут по-разному истолковываться в различных эпохах и ситуациях. В настоящее время реализация этих принципов состоит в допуще­нии разнообразных форм собственности, в идее «классового мира», т.е. примирении различных слоев общества, расширению демокра­тических свобод и т.п. Важнейший тезис неотомизма состоит в ут­верждении примата общечеловеческих культурных ценностей. И задача католической церкви (аналога «града небесного» на земле) как раз и состоит во внесении высших духовных ценностей в жизнь людей.

497

Схема 170. Неотомизм и его истоки



Каталог: data -> 2011
2011 -> Книга объясняет тайны удивительных явлений, связанных с языком, таких как «мозговитые»
2011 -> Программа дисциплины «История и теория литературы»
2011 -> Дэвид Ванн, Томас X. Нэйлор, Джон Де Грааф Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру
2011 -> Жильсон Этьен Философия в средние века
2011 -> Выражаем глубокую признательность Международному фонду «Культурная инициатива» и лично Джорджу Соросу за финансовую поддержку серии Лики культуры
2011 -> Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы
2011 -> Сочинения в двух томах
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39

  • 19.5. Психоаналитическая философия (Philosophy of Psychoanalysis)
  • Фрейд (Freud)
  • Неофрейдизм
  • Фромм (Fromm)
  • Юнг (Jung)
  • 19.6. Неотомизм (Neotomism)